Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 20. Я вышла наружу на одуряющий зной, Эдуард схватил меня за руку, разворачивая лицом к себе





Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Я вышла наружу на одуряющий зной, Эдуард схватил меня за руку, разворачивая лицом к себе. Я посмотрела на него.

— Анита, ты в порядке?

Я хотела было ответить «всё нормально», но Эдуард, как правило, не задавал подобных вопросов, только если что-то не клеилось. Я смотрела на его кисть, сжимающую мою руку, до тех пор, пока он не отпустил меня.

— Я в норме.

— Нет, не в норме, — покачал он головой.

Я открыла рот, чтобы возразить, но затем заставила себя остановиться и сделать несколько глубоких вдохов. Я попыталась думать сквозь ощущение жажды и злости. Я была зла. Почему? Мемфис не сделал ничего такого, чтобы настолько вывести меня из себя. Ну, был он либералом, не поддерживающим Акт, и что с того? Многие люди придерживаются аналогичной позиции. Так с какой стати я накинулась на него?

Почему я злилась? Ладно, опустим это, я почти всегда зла. Ярость для меня нечто вроде топлива. Она всегда пенится у самой поверхности. Возможно, это было одной из причин, почему я могла кормиться гневом других людей. Это был мой напиток по выбору. Что меня действительно беспокоило, так это почему я так дерьмово поступила с кем-то, кто не заслужил такого обращения? Это не было похоже на меня.

Я собиралась отправиться на встречу с вертиграми, с кучей вертигров. Тигриная энергия внутри меня радовалась этому и была слегка нетерпелива. То, что я не перекидываюсь по-настоящему, ещё не значит, что я не могу перекидываться. Единственный известный мне человек, обладающий столь различными видами ликантропии, мог перекидываться в любую форму. Он также не дружил с головой, но это могло быть вызвано другими причинами.

Что произойдёт, если меня неожиданно окружит целая толпа вертигров, а мои собственные будут так близко к поверхности? Я понятия не имела, и это было достаточно весомой причиной, чтобы притормозить.

— Спасибо, Эд… Тед. Как раз этого мне и не хватало.

— Кажется, ты остыла, наконец.

Я кивнула.

— Ты вернул мне способность рассуждать. Во-первых, я вернусь внутрь и принесу свои извинения доктору Мемфису. Во-вторых, я выясню, известно ли ему, где искать верховную жрицу офицера Рэндалла Шермана.

— Зачем? — не понял Эдуард.

Я рассказала им про пентаграмму и мою теорию о том, что Шерман пытался произнести заклинание, когда вертигр его убил.

— Заклинания на оборотнях не работают, — возразил Бернардо.

— Нет, не работают, — подтвердила я.

— Практикующий маг не мог не знать этого, — сказал Эдуард.

— Он был в курсе.

— Что значит, что что-то ещё, помимо вампиров и вертигров, могло присутствовать на том складе, — догадался он.

— О чём и речь.

— А что, если Мемфис не знает верховную жрицу Шермана?

— Тогда найдём кого-нибудь, кто знает. Позвони в Вашингтон и начни пробивать ордера. Один — на оборотня, убившего Шермана, другой — на обыск дома и допрос мастера Вегаса.

— Вторая часть может быть затруднительной; Макс имеет здесь отличные связи, и он один из главных спонсоров провампирского лобби в округе Колумбия.

О последней детали я не была осведомлена.

— Тогда сотрудничество с полицией — в его интересах.

— Он вампир, Анита, вампирам всегда есть что скрывать, — Эдвард наградил меня знающей улыбкой.

— Как и всем нам, — улыбнулась я в ответ.

На это он не нашёл, что ответить, просто достал мобильник и начал трудиться над выбиванием ордеров. Я же пошла обратно к дверям. Олаф двинулся за мной, но я остановила его.

— Останься с Эдуардом, то есть, Тедом.

— Вампир Витторио тебе угрожал. Тебе действительно не стоит оставаться одной, только не сейчас, когда в его распоряжении находятся оборотни.

Я не могла усомниться в его логике.

— Бернардо, — позвала я, — ты пойдёшь со мной.

Бернардо окинул Олафа любопытным взглядом, но подошёл ко мне.

— Как скажешь, маленькая леди.

— Никогда меня больше так не называй, — огрызнулась я и пошла к дверям.

— Почему именно он, а не я? — обиделся Олаф.

Я оглянулась на высокого, одетого в чёрное мужчину. Он вновь нацепил чёрные, обхватывающие голову ободком солнечные очки. Он стоял там, похожий на воплощенную Голливудскую идею плохого парня.

— Потому что он не пугает меня до чёртиков в отличие от тебя.

— Я лучше в драке, чем он.

— Ребята, я предоставлю вам возможность подискутировать об этом позже, а прямо сейчас мне нужно извиниться.

— Ты и вправду собираешься извиниться перед доктором?

— Да.

— Извинение — это признак слабости.

— Нет, если ты не прав, а я не права.

Я подошла к дверям до того, как он смог мне возразить.

— Ты была строга к нему, но это не значит, что ты была неправа.

Я, наконец, посмотрела на большого парня.

— К чему вся эта болтовня, Отто? Боишься, что соскучишься по мне?

Этого оказалось довольно. Он развернулся и пошёл прочь. Бернардо подошёл и встал рядом со мной, как высокая, тёмная, привлекательная стена. Я нажала на кнопку звонка, чтобы известить персонал о том, что мы хотим войти.

— Отто ничем не лучше меня в схватке. Он лучше разбирается во взрывчатке и он положил меня на обе лопатки, когда дело дошло до допроса, но он не лучше меня в драке.



— Я и не говорила этого.

— Я просто хотел, чтобы ты знала.

Я посмотрела на него, на его почти сногсшибательно совершенное строение тела. Он собрал свои длинные тёмные волосы в косу. При такой жаре я уже тоже начала задумываться, что делать с моими волосами.

— Я знаю, что ты хорош в драке, Бернардо. Эдуард не водит дружбы с теми, кто плох.

Нам пришлось снова нажать кнопку звонка и дожидаться, пока нас пустят внутрь.

— Тогда почему я тебе не нравлюсь?

— Я не испытываю к тебе отвращения, — нахмурилась я, глядя на него.

— Но и не симпатизируешь мне.

Дверь открылась. На пороге стоял Дэйл с его короткими тёмными волосами, в очках. Он впустил нас, но без особого удовольствия. Я его не винила.

— Что-то забыли? — вежливо поинтересовался он.

— Извиниться перед доктором Мемфисом. Я приняла случившееся ближе к сердцу, чем думала.

Лицо Дэйла просветлело:

— Мы все переживаем.

Он провёл нас внутрь и объяснил, где искать Мемфиса. Я повернулась к Бернардо:

— Я не «не люблю» тебя.

Я не была уверена в соответствии данного заявления правилам грамматики, но оно хотя бы выражало то, что я чувствовала.

— Ладно, но ты нейтральна. Ты не любишь меня и ты не испытываешь ко мне отвращения — это смешно.

— Что здесь смешного?

Он остановился, чтобы взмахнуть руками в жесте «вуаля». Я, наконец, поняла, что он красуется передо мной.

— Я знал женщин, которым не нравился из-за того, что я слишком этничен для них. Я знал женщин, которым не нравилось, чем я зарабатываю на жизнь. Некоторые тёлки не выносят насилия. Но с тобой всё иначе. Тебя ничего из этого не волнует.

— Ты хочешь знать, почему я не нахожу тебя привлекательным? — я не могла подавить улыбку.

— Не надо меня высмеивать.

Я покачала головой и подавила очередную улыбку.

— Я не смеюсь, просто мне кажется глупым заниматься такой ерундой посреди расследования убийства.

— Знаю, для тебя на первом месте работа, но я хорошо себя вёл, если ты не получаешь всё сексуальное напряжение рядом с большим парнем.

— Я не реагирую на Отто, — запротестовала я.

Он поднял руки, будто признавая поражение:

— Я не хотел тебя оскорбить.

— Он мне не нравится.

— Я не говорил, что он тебе нравится, я сказал, что ты реагируешь на него.

— А в чём разница между «нравится» и «реагировать»?

— Тебе нравится Тед, но ты не реагируешь на него. Я знаю, что вы разыгрываете парочку, но лишь для того, чтобы Отто от тебя отвязался.

Я смерила его строгим взглядом.

— Эй, я вас не выдам. Я согласен, что то, насколько ты нравишься Отто, пугает. Я даже не могу поспорить с тем, что вы с Тедом сказали на месте преступления.

— Так чего ты на меня взъелся?

Мимо прошли две женщины в маленьких халатах. Одна откровенно уставилась на Бернардо, а другая кинула на него взгляд украдкой, когда проходила мимо нас. С тем же успехом я могла быть невидимой. Бернардо одарил обеих дам улыбкой, а затем повернулся ко мне так, будто ничего не произошло.

Меня озарила догадка.

— Ты привык, что женщины реагируют на тебя, а я не реагирую, и это выбешивает тебя.

— Да, знаю, это чертовски мелочно, но это как будто ты совсем меня не замечаешь, Анита. Я не привык к этому.

— Я встречаюсь или живу с шестью мужчинами, Бернардо.

Он удивлённо поднял брови.

— Моя тарелка уже ломится, ясно? Ничего личного.

— Я не хочу встречаться с тобой, Анита, я просто хочу, чтобы ты реагировала на меня. — Он улыбнулся, и это была хорошая улыбка. — Я хочу сказать, секс был бы не плох, но я думаю, Тед прибьёт меня за это, и это лишает удовольствие большей части радости.

— Ты и вправду считаешь, что он убьёт тебя, если ты переспишь со мной?

— Он вполне на это способен, а «способен» — это уже достаточно для такого, как он.

— Так значит, если я просто скажу тебе, как ты хорош, мы сможем вернуться к работе?

— Если ты серьёзно, — ответил он оскорблено.

— Знаешь, обычно это дамские комплексы.

— Я тщеславен, так что потешь моё самолюбие.

Я улыбнулась, и настал мой черёд поднимать руки, признавая поражение. Я сделала глубокий вдох и заставила себя посмотреть на Бернардо. Я уставилась на его лицо. Его глаза были равномерного тёмно-карего цвета, почти чёрные, даже темнее, чем мои. Волосы были блестящими и чёрными, и я знала, что при подходящем освещении они дают голубоватый отблеск. Кожа была того приятного тёмного оттенка, который вам может придать лишь определённая генетика. Но важнее всего были очертания этих совершенных скул, линии носа, которыми пластические хирурги наделяют лишь кинозвёзд за умопомрачительные суммы, губ полных и широких, притягательных для поцелуев. Его шея была длинной и гладкой, и я могла видеть его пульс сбоку на шее как нечто, что требовало поцелуев. Широкие плечи под белой рубашкой были притягательными, а грудь выглядела так, будто он посещает спортзал, как, впрочем, и руки. Мой взгляд скользнул по его стройной талии, затем — по бёдрам. Я позволила себе задержать взгляд, и вынуждена была признать, что выпуклость на его брюках была отвлекающе значительной. Я знала, что выпуклость стала больше, потому что уже видела его однажды обнажённым. В принципе я знала, что он настолько неплохо оснащён, что даже для меня это могло быть чересчур, а я не так часто могла бы сказать это про мужчин.

Я заставила себя продолжить скольжение взгляда вниз по мускулистым ногам, обтянутым джинсами, к ботинкам. Затем вновь встретилась с ним взглядом.

— Ты покраснела, — заметил он, улыбаясь.

— Я припомнила тот случай в баре.

Его улыбка стала шире, он, очевидно, был польщён.

— Ты думала о том, как видела меня голым.

Волна смущения, которая уже шла на спад, вновь накрыла меня. Я кивнула и пошла дальше.

— Ну что, доволен? — поинтересовалась я.

— Ещё как, — ответил он, его голос явно указывал на это. Он плавно скользил рядом со мной, притягивая взгляды всех женщин, мимо которых мы шли, и даже некоторых мужчин. Я могла бы подумать, что они заглядываются на меня, но Бернардо был привлекателен со всех ракурсов. Я привыкла считать себя дурнушкой, когда дело касается «мужчин моей жизни». Если бы меня угнетало ощущение того, что я менее привлекательна, чем мой мужчина, я ни за что не смогла бы встречаться с Жан-Клодом… или Ашером… или Микой… или Ричардом, или Натэниэлом. Чёрт, рядом с Бернардо я чувствовала себя как дома.

 







Date: 2015-05-22; view: 298; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2022 year. (0.01 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию