Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Вещий сон. Возвращаясь домой полная надежд и радужных планов, я буквально летела над землей





 

Возвращаясь домой полная надежд и радужных планов, я буквально летела над землей. Все мои мысли были о летнем задании и как бы сделать его получше. Тема, правда, казалась не особо интересной и простой, как три копейки. Что за детский сад – «аленький цветочек»? Я даже как‑то разочаровалась. Но из этой примитивной темы мне предстояло сотворить нечто выдающееся и необыкновенное. «Надо почитать сказку, – думала я, весело глядя по сторонам. – Может, там найдется намек?»

Вдруг я заметила в небе столб дыма. Темное облако угрюмым грибом поднималось над домами и деревьями где‑то на севере, в новостройках. Оно ужасно дисгармонировало с легкомысленным солнечным днем. «Пожар, что ли?» – с легким интересом подумала я. Нет, это не новостройки, горит ближе – скорее, у метро «Старая Деревня», а то и на Торфяном болоте. Чему там гореть? Ничего же нет, кроме строек и кладбища… «Библиотека!» – осенило меня.

Все мысли об «аленьком цветочке» и возвращении в мастерскую мгновенно вымело из головы. Июньский день и чудесная погода внезапно утратили значение. Я остановилась и принялась смотреть на дым. Темное облако, похожее на атомный гриб, медленно уползало на запад. При виде него почему‑то сдавило горло и все поплыло перед глазами.

«Она горит десять лет, и никто не может ее потушить», – вспомнились слова продавца цветов. И на миг возникло странное видение: как будто я стою и смотрю в темный колодец, и склоняюсь над ним, и падаю, и мне страшно и сладко, и я совершенно не против… Я тряхнула головой, прогоняя глюк, и побежала дальше.

Надо все‑таки выяснить, что там такое горит. Только не так, как в прошлый раз, не лезть нахрапом. Все‑таки придется идти с Маринкой – одной, без подстраховки, слишком сложно. Во‑первых, мы составим план действий. Предварительную разведку уже провели. Далее – сбор сведений. Наверняка о пожаре писали в газетах. Посмотреть подшивки. Поспрашивать родителей. Запастись инвентарем. Веревки там, фонарики и все такое. И последнее – найти вход и наконец забраться внутрь…



Той ночью мне приснился очень странный сон. О том, что я оказалась на верхушке огромного тополя, того самого, который растет напротив училища, и смотрю на север, в сторону Торфяного болота. С высоты виден весь микрорайон, порывистый ветер качает ветку, на которой я стою, но неустойчивое положение меня абсолютно не беспокоит. Перед моими глазами идет небесный бой – тяжелые темно‑серые тучи сталкиваются, как танки, грохоча и плюясь молниями. Земли внизу не видно в сером мареве дождя. Иногда где‑то в тучах вспыхивает на миг неживой неоновый свет, а вслед за ним мягко ворчит гром. На севере, невзирая на дождь, поднимается густой черный столб дыма.

А на соседней ветке стоит незнакомец в черном плаще. Он не обращает внимания ни на дождь, ни на высоту и даже на меня не смотрит. Я же думаю только об одном – хоть бы он никуда внезапно не исчез.

– Привет! – окликаю я его, балансируя. – Я птица Сирин, если кто не понял.

– Тебе там не тесно, птичка? – насмехается незнакомец. – Лети ко мне!

– Погоди, дай угадаю, кто ты? Человек‑паук? Незнакомец откидывает капюшон. Головы у него нет, зато имеются глаза цвета молнии – неживые и холодные, как галогенные лампы. Пустоту венчает железная корона.

– Хм, знакомое лицо… – задумчиво говорю я. – Бэтмэн?

– Давай я анекдот расскажу, – предлагает «черный плащ». – Вползает на брюхе в кабинет психиатра клиент. «Ну и кто это к нам пришел? – интересуется врач. – Ящерка? Змейка? Черепашка?» – «Не угадали, – отвечает клиент. – Это я так высоты боюсь».

Я захохотала и чуть не сорвалась с ветки.

– Ты мне зубы не заговаривай. Значит, не Бэтмэн… не Дарт Вейдер… Ага, точно! Верховный Назгул!

– Смотри‑ка, вспомнила.

– А где твой птеродактиль?

– Да я так наловчился.

– Ладно, хватит трепаться. Это ты, Князь, – говорю я. – Я тебя уже давно узнала.

Мы стояли рядом прямо в кроне огромного дерева. Вокруг меня к тучам тянулись листики, нежные и яркие, каких никогда не увидишь внизу, такие уверенные в себе и беспечные. Все они глядели в небо, и до меня им никакого дела не было. Здесь, на верхотуре, даже воздух пах по‑другому: кисло – молодыми листьями, сладко – свежим ветром.

– Тебе не надоело надо мной прикалываться? – спросила я.

– Не понял?

– На позапрошлой неделе ты обещал, что покажешься в настоящем обличье. Я прибежала к метро, как дурочка, а ты опять явился в образе демона, назадавал загадок и свалил…

– Не демона, а божества, – строго поправил меня Князь. – Тлалок – мексиканский бог дождя.

– Дался тебе этот Тлалок! У тебя что, мания величия?

– Да так, знаешь ли… ностальгия, воспоминания молодости…

По тону Князя было не догадаться, издевается он или всерьез.

– Мне‑то что? Являйся хоть в виде пенька с глазами, – буркнула я. – Тоже мне, мистификатор.

– А откуда ты знаешь, что это не мой настоящий облик?

– Ой, хватит, это мы уже слышали! – вспылила я. – Просто ты хронический врун!



Князь ничего на это не ответил. Несколько минут мы молчали. Мимо нас по небу бежали облака.

– Знаешь, о чем я думаю? – заговорила я после долгой паузы.

– Обо мне?

– Ха, на этот раз не угадал! Я думаю о дереве, на котором мы сидим. Это такое место – не предназначенное для людей. Ну, то есть вообще никак. Сюда даже не залезть. Мы здесь вопреки всем законам природы. И вообще здесь все другое. Земля отсюда кажется далекой, опасной и враждебной. Верхние ветки похожи на лесных зверей, не видевших человека, – дикие, но доверчивые. Воздушное пространство, у которого свои цели и заботы, как будто отвлечется от них на минуту и присмотрится к тебе – а что это такое у нас тут появилось?

– И что?

– У меня, короче, такое странное чувство возникло… – Я замялась, думая, как бы поточнее выразить свои ощущения в словесной форме. – Что это место запретное. И то, что мы здесь, – это, ну, типа кощунства…

– Нет, не то слово, – возразил Князь, секунду подумав. – Не кощунство, а скорее вызов. В мире куча запретных мест. И вообще запретных, и персонально для тебя. А тебя, как магнитом, именно в такие и тянет…

– Как это – персонально для меня?

– Это такое место, куда ты пока не готова попасть. Или оно вообще не для тебя. Или, наоборот, персонально тебя там поджидает враг. В общем, там тебя ждет такой вызов, с которым ты не в состоянии справиться.

– Хе! И как я узнаю, что это место для меня запретное?

– А на персонально запретных местах обычно персонально для тебя написано: «Не влезай – убьет». Ну, не так прямо, конечно. В завуалированной форме…

– А если я все‑таки туда попаду?

Князь многозначительно промолчал. Я энергично пожала плечами:

– Значит, если я вижу запретное место и захожу туда, я бросаю ему вызов. Пусть так. Но если я иду по улице и натыкаюсь на запретное место, на котором написано: «Не влезай – убьет», то это место бросает вызов мне.

– Смотри, нарвешься…

– Это намек?

– Да.

Князь указал на столп дыма над Старой Деревней:

– Мы сейчас говорим с тобой именно об этом. Не ходи туда. Сожженная библиотека – это очень опасное место. Тебе даже не представить, настолько опасное. Почти нет шансов выйти оттуда живым. И хорошо, если просто, банально сгоришь или задохнешься…

Я упрямо промолчала.

– Ты ведь уже попалась, – печально сказал Князь. – Оно тебя выбрало и зацепило. Так всегда и бывает. Не ты первая.

– Я буду очень осторожна, – сказала я, чтобы утешить его. – Ты ведь поможешь мне в случае чего?

– Нет, – сухо сказал Князь. Я удивилась:

– Почему нет?

– Не смогу.

– Как это – не сможешь?

– Я не имею права тебе сказать.

– Да ты просто вредничаешь.

– И более того, – холодно продолжал Князь. – Как только ты вступишь на территорию библиотеки, ты больше меня не увидишь и не услышишь.

– Это что, шантаж?

– Нет. Я тебя просто предупреждаю. Рассчитывай только на себя.

– Да я именно этого и хочу! – рассердилась я. – А ты со своими бесполезными советами только мешаешь.

– Тогда прощай.

– Ну и катись отсюда.

– Последний совет, – тяжело вздохнув, сказал Князь. – На тот случай, если ты все‑таки уцелеешь в библиотеке. Когда попадешь в такое место, откуда не будет никаких выходов, произнеси слово «конец» и сделай так…

Князь Тишины прикоснулся к стволу дерева, на котором мы стояли. Не успела я удивиться этому движению, как в дерево ударила молния.

Я вижу и осязаю это пламя – белое, трескучее, сыплющее искрами; оно заполняет собой все небо, превращая его в огненный снегопад. Мы падаем вниз… мы горим. Горит черный плащ, горят орлиные крылья. Князь Тишины растворяется в огненных сполохах. Ну и гори, предатель. Умирая, он смеется – как всегда. Нет больше ни земли, ни неба – только белое пламя. Я ничего не вижу и не слышу, по щекам ползут слезы, и я просыпаюсь.

Потом я долго лежала без сна, глядя, как за окнами уходит короткая белая ночь, и обдумывала сон. Сон ли это был вообще? Или это Князь выбрал такой странный способ общения? А почему именно во сне? Наяву нельзя было поговорить, что ли? Одно ясно – меня хотели предостеречь. Неужели он действительно покинет меня, если я сунусь в библиотеку? «Поздно. Все решено, – подумала я. – Завтра начинаю собирать сведения о библиотеке. А послезавтра мы с Маринкой…»

Я незаметно уснула снова, и на этот раз приснилась пустыня. Оранжевая ребристая пустыня, окруженная черной стеной ночи, зловещей, пахнущей гарью и дымом. А посреди пустыни стоит башня из белого ракушечника. Она вызывает у меня ощущение спокойствия, мира и безопасности. Но чем ближе к горизонту, чем ближе к стене тьмы, тем сильнее проникают в сердце мрачные предчувствия. Эти предчувствия невозможно даже сформулировать. Они не имеют формы и ежесекундно меняются, как тот столб дыма за железной дорогой возле Старой Деревни. Может быть, так действует на меня темнота. Но почему мне так весело?

 








Date: 2015-05-19; view: 355; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.023 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию