Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Порядок слов в предложении





 

Правильность речи во многом зависит от расположения слов в предложении. Неудачный порядок слов может исказить или затемнить смысл высказывания. Например, услышав фразу: Село кормит озеро, мы выразим недоумение: разве озеро нужно кормить? Видимо, озеро кормит село (то есть жители села промышляют рыбной ловлей). Мы привыкли, что в подобных конструкциях на первом месте стоит подлежащее.

Характерное для современного русского языка расположение членов предложения закрепилось не сразу. Вспомните тяжеловесные фразы в сочинениях М.В. Ломоносова, в поэзии Г.Р. Державина. Их синтаксис еще сохранял следы влияния латинонемецких конструкций, весьма далеких от русской разговорной речи. Неудивительно, что замечательный реформатор русского литературного языка Н.М. Карамзин провозгласил принцип: «Писать, как говорим, и говорить, как пишем». Карамзин немало потрудился над разработкой порядка слов в предложении и дал образец двух конструкций, типичных для русского языка: Колокольчик зазвенел, лошади тронулись (подлежащее стоит на первом месте, то есть препозитивно, а сказуемое постпозитивно) и Светит солнце; Наступила осень; Идет дождь (препозитивно сказуемое). Обе конструкции отражают прямой порядок слов, однако их стилистическое применение различно. Предложения первого типа используются чаще в повествовании:

 

Мы плыли довольно медленно. Старик с трудом выдергивал из вязкой тины свой длинный шест... Наконец мы добрались до тростников, и пошла потеха. Утки шумно поднимались, «срывались» с пруда, испуганные нашим неожиданным появлением в их владениях, выстрелы дружно раздавались вслед за ними... Эти кургузые птицы кувыркались на воздухе, тяжело шлепались об воду... Легко подраненные ныряли... [Т.].

 

Эти конструкции живо передают движение, развитие действия, как нельзя лучше отражая динамику событий.

Предложения же с препозитивным сказуемым употребляются при описании обстановки, какого-либо предмета, пейзажа:

 

Был прекрасный июльский день... Весело и величаво, словно взлетая, поднимается могучее светило. Около полудня обыкновенно появляется множество круглых высоких облаков... Кое-где протянутся сверху вниз голубоватые полосы: то сеется едва заметный дождь... На всем лежит печать какой-то трогательной кротости... [Т.].



 

Такой порядок слов характерен для эпического, спокойного тона речи, для создания статических картин.

Обычно препозитивно сказуемое в вопросительных и восклицательных предложениях: Знаете ли вы об этом?; Какое приятное занятие эти танцы! (Остр.).

Определяя место второстепенных членов предложения, следует иметь в виду, что предложение обычно строится из словосочетаний, в которых согласуемые слова предшествуют стержневому слову, а управляемые следуют за ним.

Охарактеризуем порядок слов в словосочетаниях, которые наиболее часто используются в русских конструкциях.

I. В сочетаниях имен существительных с прилагательными последние обычно препозитивны: хороший человек, веселая прогулка. Постпозитивное прилагательное выделяется по смыслу и часто подчеркивается интонацией: Здесь вы встретите бакенбарды единственные,пропущенные с необыкновенным и изумительным искусством под галстук... Здесь вы встретите усы чудные, никаким пером, никакою кистью не изобразимые... Здесь вы встретите улыбку единственную,улыбку верх искусства (Г.).

Если в предложении нарушается целостность словосочетания и прилагательное отделяется от существительного глаголом, то это обычно стилистически обосновано. Такое прилагательное всегда подчеркнуто, усилено. Например: Скука меня томила страшная(Т.); Ранний перепадал снежок(Шол.); Невидимый звенел жаворонок(Наг.). В таких случаях говорят об инверсии — то есть о стилистическом приеме, состоящем в намеренном изменении обычного порядка слов с целью эмоционального, смыслового выделения какой-либо части высказывания.

II. В словосочетаниях из двух существительных зависимое слово, как правило, постпозитивно: любовь матери, прогулка при луне, путь к победе. Но слово, указывающее на внешний вид, размер, цвет и другие свойства предмета, может быть и препозитивно, выступая всегда в сочетании с прилагательным: [Собакевич] ... ему на этот раз показался весьма похожим на средней величины медведя(Г.).

III. В словосочетаниях со стержневым словом-прилагательным на первом месте обычно стоит наречие: очень добрый, смертельно бледный, неправдоподобно большой. Такое же положение занимает и существительное, указывающее на качественный признак прилагательного: на редкость терпеливый, в корне неправильный.

IV. В глагольных словосочетаниях с зависимой падежной формой существительного оно, как правило, на втором месте: люблю грозу,пишу карандашом,подошел к окну.Однако возможна и препозиция существительного, если оно указывает на качество или способ действия: Быстрыми шагами она шла к дому (Никол.); Потом он тем же изучающим взглядомоглядел Кочаряна и Митю (Кетл.). Если к глаголу относятся два существительных, то непосредственно после него ставятся слова со значением адресата или обстоятельства: написал для студентовпособие, взял в шкафубумагу, открыл ключомдверь, конечную же позицию занимает словоформа, которая по смыслу теснее связана с глаголом: получил из редакции ответ,пишет друзьям письма.



В сочетаниях глаголов с наречиями порядок слов зависит от смысла высказывания: наречия постпозитивны, если на них приходится логическое ударение: Работал он артистически(Г.); Встретились приятельски(Фурм.).

Особо следует рассмотреть порядок слов в предложении при употреблении однородных членов. Интерес представляет употребление нескольких определений, занимающих в предложении одинаковые синтаксические позиции: По широкой большой бесшоссейной дорогешибкою рысью ехала высокая голубая венская коляскацугом (Л. Т.). Как видно из примера, ближе к существительным ставятся прилагательные, называющие более важный признак. Если в ряду однородных определений оказывается местоимение, оно выдвигается вперед: ...твой красивый рязанский платок (Ес.).

Добавочное замечание можно сделать о порядке слов в предложении при употреблении инфинитива. Зависимый инфинитив всегда постпозитивен: Саша... покраснела, готовая заплакать(Ч.);Я хотел бы жить и умеретьв Париже, если б не было такой земли Москва (М.). Препозитивное употребление инфинитива придает речи разговорную окраску: Куплю, куплю, только ты плакать-топерестань; У меня ведь недолго, я и на кухню горшки паритьпошлю (Остр.).

Варианты грамматической связи подлежащего и сказуемого

 

Подлежащее и сказуемое обычно имеют одинаковые грамматические формы числа, рода, лица, например: Мчатся тучи, вьются тучи; Невидимкою луна Освещает снег летучий; Мутно небо, ночь мутна (П.).

В таких случаях можно говорить о согласовании сказуемого с подлежащим. Однако соответствие грамматических форм главных членов предложения не обязательно, возможно неполное соответствие грамматических форм главных членов: Вся жизнь моя была залогомсвиданья верного с тобой (П.) — соответствие форм числа, но разные формы рода; Твой уделнескончаемые хлопоты— несоответствие форм числа.

Грамматическая связь главных членов предложения рассматривается как координация. Эта грамматическая связь более широкая и свободная в сравнении с согласованием. В нее могут вступать разные слова, их морфологические свойства не обязательно должны соответствовать друг другу.

При координации главных членов предложения возникает проблема выбора форм числа сказуемого, когда подлежащее указывает на множество предметов, но выступает в единственном числе.

1. Существительные большинство, меньшинство, множество и подобные, несмотря на грамматическую форму единственного числа, обозначают не один предмет, а много, и поэтому сказуемое может принимать не только форму единственного числа, но и множественного. Сравним: На этом-то пруде... выводилось и держалось бесчисленное множество уток (Т.); Множество рук стучат во все окна с улицы, и кто-то ломится в дверь (Лес.). Какой же из форм отдать предпочтение?

Д.Э. Розенталь отметил: «Сейчас явно преобладают случаи согласования по смыслу в деловой речи, в публицистике, в разговорной речи»[18]. Однако можно выделить контексты, в которых предпочтительнее, а для книжных стилей и единственно правильное употребление определенной формы числа сказуемого.

Рассмотрим примеры: 1) Большинство согласилось с оратором. 2) Большинство авторов согласилось с замечаниями. 3) Большинство писателей решительно отвергали исправления редактора. 4) Большинство авторов, заключивших договоры с издательством, представили рукописи. 5) Большинство авторов, заключив договор, работаютнад рукописями. 6) Большинство редакторов, корректоров, авторов, рецензентов изучили эти документы. 7) Большинство редакторов получили приказ, ознакомились с его содержанием и сделали необходимые выводы. Форма единственного числа сказуемого вполне оправдана в первом и втором предложениях, замена ее формой множественного числа придаст им разговорной оттенок. В третьем предложении сказуемое указывает на активный характер действия, и форма множественного числа подчеркивает это. Небезразлично и значение подлежащего: если оно называет одушевленные предметы, координация по множественному числу предпочтительнее (ср.: Большинство учеников хорошо отвечали на уроке. Но: Большинство предметов лежало в беспорядке).

Если подлежащее отделено от сказуемого причастным, деепричастным оборотом (4 и 5 примеры), а также при перечислении однородных членов в составе подлежащего или сказуемого (6 и 7 примеры) стилистически оправдано употребление формы множественного числа сказуемого.

Смысловая сторона речи определяет и координацию форм сказуемого по множественному числу, если это сказуемое указывает на действие многих лиц (Большинство участников слета встретились впервые; Большинство присутствовавших обнимались, плакали), а также если сказуемое именное, оно может быть выражено только формой множественного числа: Большинство приехавших были ветераны; Большинство уцелевших были изможденные и больные.

2. При подлежащем, выраженном количественно-именным сочетанием, возникает та же проблема: в каком числе лучше употребить сказуемое. У Чехова находим: Какие-то три солдата стояли рядом у самого спуска и молчали; У него было два сына. Л. Толстой предпочел такие формы: В санях сидело три мужика и баба; В душе его боролись два чувства добра и зла. Сопоставляя эти примеры, можно заметить, что и здесь активное действие (боролись) и обозначение подлежащим одушевленных предметов (три солдата) подсказали выбор формы множественного числа. Глаголы, означающие бытие, наличие, присутствие, как правило, ставятся в единственном числе в отличие от тех, которые называют активное действие. Сравним: На столе было три телефона. Три телефона зазвонили одновременно.

Однако для таких предложений еще следует учитывать и характер числительного, употребленного в составе подлежащего. Так, числительное один подскажет единственное число сказуемого: Двадцать один человек подтвердил это.

Числительные два, три, четыре чаще других требуют употребления сказуемого во множественном числе: Три дома на вечер зовут; У сарая стояли три тройки (П.). Однако чем большее количество указывается, тем легче нам осмыслить его как одно целое, поэтому сказуемое может иметь форму единственного числа: Сто тридцать семь делегатов уже зарегистрировалось, а пять человек опаздывали. Выбор формы сказуемого в подобных случаях подчеркивает или нерасчлененный характер действия (тогда сказуемое в единственном числе), или, напротив, индивидуальное участие каждого в выполнении действия (и тогда сказуемое во множественном числе). Сравним: В крендельной работало двадцать шесть человек (М.Г.). — Тридцать два человека гремяченский актив и беднота дышали одним духом (Шол.). В подобных случаях в официально-деловом стиле используется единственное число, в экспрессивной речи возможны варианты.

Единственное число сказуемого не вызывает колебаний при обозначении меры веса, пространства, времени (того, что воспринимается как нерасчлененное множество): Прошло сто лет (П.); До барьера осталось пять шагов; На ремонт ушло семь банок краски.

Если количество обозначается приблизительно или уточняется словами только, лишь, всего, сказуемое ставится в единственном числе: Сидит нас человек двадцать в большой комнате с раскрытыми окнами (Л.Т.); В кружок записалось всего пять человек.

3. Колебания в форме числа сказуемого возникают и при однородных подлежащих. Если вначале перечисляются однородные подлежащие, а сказуемое следует непосредственно за ними, то оно принимает форму множественного числа: Гимназист и Саша всю дорогу плакали (Ч.). При иной последовательности членов предложения возможны варианты: Из района приехал следователь и врач (основной носитель действия — следователь); В комнате остались только хозяин, да Сергей Николаевич, да Владимир Петрович (Л.Т.).

Важно подчеркнуть, что в научном, официально-деловом стилях в таких случаях варианты недопустимы: сказуемое всегда должно стоять в форме множественного числа (Увеличиваются сила тока и напряжение мощность тоже увеличивается). Сказуемое ставится в единственном числе, если при подлежащих есть слова каждый, всякий, любой: Каждый альпинист и каждый спортсмен знает, как опасен камнепад в горах. При градации (то есть таком расположении слов, при котором каждое последующее усиливает, расширяет значение предыдущего) грамматическая форма сказуемого «приспособляется» к ближайшему подлежащему: Вся Европа, вся Америка, весь мир смотрел эту русскую передачу. Последнее подлежащее как бы «вбирает в себя» смысл всех других, так что с ним и согласуется сказуемое.

Если однородные подлежащие связаны разделительными союзами и надо подчеркнуть, что действие совершает попеременно то одно, то другое лицо (или из нескольких возможных субъектов действие выполняет какой-то один), сказуемое употребляется в форме единственного числа: То ли чурка, то ли бочка проплывает по реке (Тв.); Московский или Петербургский университет проведет эту конференцию. Но если подлежащие разного рода или стоят в разных числах и сказуемое постпозитивно, оно принимает форму множественного числа: То ли куст, то ли кочка виднелись вдали (...то ли кочки виднелись). Ту же форму сказуемого определяет и употребление сопоставительного союза как, так и, подчеркивающего идею множественности: Как тяжелая, так и легкая промышленность наращивают темпы производства.

Если подлежащие связаны противительными союзами а, но, да, то препозитивное сказуемое координирует свои формы по первому подлежащему: Опубликована поэма, а не стихотворение. Опубликовано стихотворение, а не поэма. Опубликована не поэма, а стихотворение. Формы же постпозитивного сказуемого зависят от того подлежащего, с которым оно связано по смыслу: Стихотворение, а не поэма опубликовано в журнале; Не стихотворение, не поэма, а роман опубликован в журнале.

Особый интерес вызывает координация сказуемого с подлежащим, выраженным некоторыми местоимениями. Сравним несколько примеров: Кто-то из поэтов сказал...; Некто в парике, с наклеенными ресницами и яркими губами, кивнула в мою сторону; Никто из учеников, даже самые способные, не могли решить этого уравнения; Никто из девочек, да и сама Лена, не могла ничего придумать. Мы видим, что от предложения к предложению усиливается влияние контекста, который определяет координацию сказуемого. Однако предпочтение смысловому принципу придает высказыванию разговорную окраску. В книжных стилях такая координация сказуемого стилистически не оправдана: при этих местоимениях оно должно стоять в форме единственного числа мужского рода, независимо от того, что местоимения указывают на женщин, на множество людей.

Иное правило определяет форму сказуемого в придаточной части сложноподчиненного предложения, которому в главной соответствует соотносительное слово: Все, кто пришли на занятие, разобрались в этом сложном вопросе; Те, кто знали о лекции, пришли послушать. В таких предложениях форма множественного числа сказуемого, относящегося к местоимению кто, «поддерживается» соответствующими формами соотносительного слова (все, те) и сказуемого в главной части предложения (разобрались, пришли). Правда, это не исключает вариантов, и в этих предложениях можно было бы сказать: все, кто пришел... Такая координация предпочтительна в книжных стилях, но в разговорном в наше время все более закрепляется координация по смыслу.

Варианты согласования определений и приложений

 

Не задумывались ли вы над тем, почему говорят два черных кота, но две черные кошки, употребляя в первом случае прилагательное в родительном падеже, а во втором — в именительном? Ведь существительные и в том и в другом сочетании стоят в одинаковой форме — в родительном падеже.

Секрет в том, что в сочетаниях существительных с числительными два, три, четыре форма определения зависит от рода существительного. Для современного русского языка характерны такие сочетания:

 

с существительными с существительными

мужского и среднего рода: женского рода:

два новых дома две большие комнаты

три светлых окна четыре новые столовые

три вкусных пирожных три большие парикмахерские, два опытных портных

 

Варианты возможны в разговорной, сниженной речи.

Однако картина меняется при ином порядке слов. Прилагательное, предшествующее количественно-именному сочетанию, обычно выступает в форме именительного падежа множественного числа (независимо от формы рода существительного): последние два проекта, крайние три окна, светлые четыре комнаты. Только прилагательные добрый, полный, целый не подчиняются этому правилу: Съел целых две тарелки; Ждали добрых три часа; Принес полных два ведра.

Прилагательные, употребленные после количественно-именного сочетания, могут варьировать свои формы: Поздно вечером... подкатили к колхозному амбару два грузовика, груженные мукой (М. Лаптев) — ...Стояли четыре больших ящика, набитыхяпонскими трофейными продуктами (Сим.). В стилистическом отношении предпочтительнее первая конструкция.

Во всех других сочетаниях существительных с числительными (за исключением числительных два, три, четыре) форма определения зависит от порядка слов: препозитивное определение употребляется в форме именительного падежа множественного числа независимо от формы рода определяемого существительного (последние пять страниц, первые десять столбцов, светящиеся восемь окон). Постпозитивные определения и стоящие в середине количественно-именного сочетания принимают форму родительного падежа множественного числа: пять последних страниц, исписанных мелким почерком; десять новых столбцов, набранных петитом.

Стилистический интерес представляют и варианты форм согласования определения, употребленного при нескольких однородных именах существительных: талантливо написанные стихотворение и поэма опубликованный текст и комментарии. Определение в форме множественного числа подчеркивает наличие нескольких предметов, в форме же единственного числа оно возможно в тех случаях, когда и так ясно, что определение относится ко всем предметам. Таким образом, варианты возможны во втором случае.

Приложения, как правило, должны согласоваться с существительным, к которому они относятся. Однако при их употреблении иногда появляются варианты: в городе Москве, но в городе Клинцы, на реке Москве и на Москва-реке. Больше всего вариантов дают сочетания географических названий с родовым наименованием. Известно правило, по которому все русские (и шире — все славянские) наименования следует согласовать со словами: город, село, поселок, река: в городе Суздале, на реке Каменке, школа в деревне Волчихе (сочетание на Москва-реке имеет разговорную окраску). Не согласуются с родовыми наименованиями лишь географические названия, имеющие форму множественного числа: в городе Мытищи, к поселку Жаворонки, а также составные: к городу Великие Луки, в селе Красная Горка. Исключение составляют наименования, совпадающие с именами людей (из поселка Ерофеич, недалеко от села Миронушка).

Тенденцию к несклоняемости обнаруживают географические названия на -о, -е: в городе Пено, у села Молодечно. Использование их в начальной форме исключает разночтения при употреблении малоизвестных названий. Однако согласуются такие названия, как Одинцова (в городе Одинцове, под поселком Перхушковом).

Следует склонять и русские географические наименования сложного состава: в городе Петропавловске-Камчатском, храм в селе Никольском-Архангельском, выехать из города Камня-на-Оби. Остаются без изменения лишь топонимы с тесно спаянными элементами: в деревне Cnac-Клепики, из поселка Усть-Илима, в городе Соль-Вычегодске. Однако не изменяются топонимы, у которых первая часть среднего рода: из Ликино-Дулева, к Пошехонье-Володарскому, под Юрьево-Девичьим, что, однако, не исключает согласования их второй части с родовым наименованием: приехал из города Орехово-Зуева.

В специальной литературе и официально-деловом стиле многие географические наименования употребляются как несклоняемые.

Разночтения в согласовании географических наименований с родовыми понятиями касаются в особенности названий островов, озер, мысов, заливов, пустынь. Так, названия станций, портов, как правило, даются в начальной форме: подъехали к станции Тула, на станции Злынка, из польского порта Гдыня, в порту Одесса.

Традиционно используются в начальной форме, например, такие наименования: на озере Байкал, на озерах Эльтон и Баскунчак, на горе Арарат, у горы Казбек, близ мыса Челюскин, на канале Волго-Дон; не согласуются составные наименования: на реке Северный Донец, в бухте Золотой Рог, у острова Новая Земля.

Названия улиц (преимущественно в форме женского рода) следует согласовать как приложения; на улице Остоженке, с улицы Петровки, с улицей Сретенкой. Без изменения остаются названия улиц, представляющие застывшую форму родительного падежа: улица Бирюзова (из «имени Бирюзова»), а также составные наименования: Об улице Красные ворота, как и об улице Охотный ряд, помнят коренные москвичи.

Варианты управления[19]

 

Русский синтаксис отличается богатством и разнообразием вариантов управляемых конструкций. Например: Проехали лес проехали через лес проехали лесом проехали по лесу и т. д.; работаю вечерами работаю по вечерам; отдыхал неделю отдыхал в течение недели; пятью минутами раньше на пять минут раньше за пять минут до... за пять минут перед и т.п.

Многие из этих конструкций отличаются лишь оттенками в значении, которые мы достаточно определенно разграничиваем. Например, сочетание обеспечить кого-что чем — значит: снабдить в достаточном количестве (обеспечить альпинистов инвентарем); обеспечить кому-чему что — значит: сделать что-нибудь несомненным, верным, гарантировать что-либо (обеспечить больным хороший уход).

Разница между конструкциями просить деньги просить денег, искать место искать места и т.п. заключается в том, что первые варианты указывают на определенный, конкретный объект (определенную сумму денег, свое место), а вторые имеют общее значение (какую-то сумму, неопределенно, любое место). Разница между конструкциями выпить воду выпить воды, купить книги купить книг, принести хлеб принести хлеба и т.п. заключается в том, что родительный падеж обозначает распространение действия не на весь объект, а лишь на некоторую часть или количество его, а винительный падеж указывает, что действие полностью переходит на предмет.

Стилистический интерес вызывают те варианты управления, которые получают стилевое закрепление (замечания студенту замечания в адрес студента <книжн.>; говорить о друзьях — говорить про друзей <разг.>; отсутствовать из-за болезни отсутствовать вследствие болезни <оф.-делов.>).

В русском языке ряд управляемых конструкций выражают совершенно однородные отношения: учиться в институте учиться на курсах; был на пятом курсе был во втором классе; работать на почте работать в мастерской; живет в деревне живет на хуторе и т.п. Эти синтаксические конструкции характеризуются большой устойчивостью в русском синтаксисе, и выбор нужной формы управления в таких случаях не представляет сложности.

Синонимические слова нередко требуют употребления разных падежей:

восхищаться отвагой преклоняться перед отвагой

презирать опасность пренебрегать опасностью

увлекаться (интересоваться) музыкой — любить (изучать) музыку

возмущаться безобразиями злиться (сердиться) на безобразника

робеть перед необходимостьюстрашиться необходимости

быть недовольным отзывом разочароваться в отзыве

делать выговор сотруднику упрекать сотрудника

понимать необходимость... отдавать себе отчет в необходимости

извещать автора сообщать автору и т. д.

 

При использовании их в речи иногда возникают ассоциативные ошибки, близкие словосочетания смешиваются: Автор описывает о событиях (вместо: рассказывает, повествует о событиях или: описывает события); Он этим не успокоился (этим не удовлетворился, на этом не успокоился); Уверенность в свои силы (уверенность в чем? в своих силах; вера во что? в свои силы).

При параллельном использовании вариантов беспредложного и предложного управления, совпадающих в значениях, можно рекомендовать отдавать предпочтение более определенным конструкциям с предлогами, так как в них грамматическое значение выражается более четко. Сравним: письмо матери письмо к матери, письмо от матери.

Чтобы избежать искажения смысла высказывания, следует с особой осторожностью относиться к вариантам управления, допускающим двоякое толкование, Так, может возникнуть неясность в словосочетаниях: портрет Репина (портрет, написанный Репиным, или портрет самого художника?), директору надо посоветовать (директор сам будет кому-то советовать или должен выслушать совет другого лица?). Подобные конструкции требуют исправления:

Учителю надо было еще многое Учитель должен был еще

объяснить. многое объяснить.

Объяснение ответа брата Объяснение ответа, предложенное

представляется неубедительным. братом, неубедительно.

Приказали нам помочь в работе. Приказали, чтобы мы

помогли...

 

Впрочем, в речи все же встречаются такие «двузначные» конструкции, смысл которых проясняет контекст (обман жрецов, экономическая помощь Индии, критика Белинского, наконец, в песне: Пуля стрелка миновала...).

Неуместный каламбур может возникнуть и при употреблении производных предлогов, неожиданно проявивших в тексте свое первичное значение; Пожар произошел благодаря сторожу (за что его благодарить?); Прошу дать мне академический отпуск ввиду болезни (нельзя предвидеть болезнь!).

Нельзя не учитывать книжной окраски некоторых предложных конструкций, игнорировать канцелярский оттенок, привносимый в речь отыменными предлогами. Например, под влиянием официально-делового стиля в современном русском языке закрепляются конструкции с предлогами о, по: указать о необходимости, отметить о важности, останавливаться об этом, обсуждать о чем-либо, выразить согласие о том, что, иметь в виду об этом, излагать об этом (правильными будут беспредложные конструкции: отметить важность, обсуждать что-то, иметь в виду это, а также конструкции с иными предлогами: указать на необходимость, выразить согласие с чем-то и т.п.). Из парных словосочетаний: отклик по этому произведению отклик на это произведение; рецензия по этой статье рецензия на эту статью; показатели по этим предприятиям показатели этих предприятий и т.п. — первые имеют канцелярскую окраску.

Нежелательно и «нанизывание» одинаковых падежных форм. Пример подобной конструкции привел некогда лингвист A.M. Пешковский: дом племянника жены кучера брата доктора. Несомненно, такое управление не может быть одобрено.

В особых случаях варианты управления отличаются экспрессивной окраской. Сравним конструкции с разными формами дополнения при глаголах с отрицанием: Он не говорит правду; Он никогда не скажет правды; Он никому не скажет правды; Он ни за что не скажет правды; Он не хочет сказать правду; Он что-то недоговаривает; Он не может не сказать правду; Правду он все равно не скажет. Дополнения в форме родительного падежа при глаголе с отрицанием усиливают, подчеркивают это отрицание. И, напротив, конструкции с дополнением в винительном падеже «приглушают» значение отрицания.

При двух или нескольких управляющих словах общее зависимое слово может употребляться лишь в том случае, если эти главные слова требуют одинакового падежа и предлога, например: читать и конспектировать книгу, выписывать и запоминать цитаты. Неправильно построены словосочетания: организовать и руководить группой (организовать — что? руководить — чем?); проявить заботу и внимание о детях-сиротах (забота — о ком? внимание — к кому?). Исправление таких предложений обычно требует использования местоимения: организовать группу и руководить ею; но иногда приходится еще добавить и другое управляющее слово: обратить внимание на детей-сирот и проявить заботу о них.

Интересно отметить особенности употребления некоторых русских предлогов. Так, предлоги в и на имеют свои антонимы: в — из, на с. Например: поехал в Крым вернулся из Крыма, отправился на Кавказ приехал с Кавказа, вошел в здание вышел из здания, пошел на вокзал пришел с вокзала. Не всегда, правда, это положение выдерживается: поехал в Поволжье вернулся с Поволжья, отправить во все концы страны получить со всех концов страны.

Как сказать: по получении ответа или по получению ответа? Мы скучаем по вам или по вас? Предлог по в значении «после» управляет предложным падежом, стало быть: по получении ответа, по окончании спектакля, по изучении вопроса — книжные варианты, а после получения и т.д. — нейтральные варианты. В значении же причины (ушел на пенсию по состоянию здоровья) или цели (работы по озеленению города) предлог по управляет дательным падежом.

Сложнее ответить на вопрос: Скучаем по вам или по вас? Если в сочетаниях с существительными (скучаем по сыну, скучаем по детям) и с личными местоимениями 3-го лица (скучаем по нему, скучаем по ним) предлог по управляет дательным падежом, то в сочетании с личными местоимениями 1-го и 2-го лица этот же предлог употребляется с предложным падежом: скучаем по вас (не по вам), скучают по нас (не по нам). Таковы капризы этого предлога.

Ему присуща также стилистическая особенность: при обозначении предмета, который нужно достать, добыть, употребление предлога по имеет разговорно-просторечный характер, например: идти по грибы (за грибами).








Date: 2015-04-23; view: 430; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.022 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию