Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






НОЧНАЯ ПРОГУЛКА РОБОТОВ





По ночам, когда пионерлагерь затихал, Электроник и Электроничка совершали прогулки по окрестным местам.

Однажды, когда Элечка уже лежала на постели, в окне появилась лохматая голова мальчишки.

— Чего лежишь? — спросил шепотом Эл и предложил: — Пойдем подышим свежим воздухом.

— Свежим воздухом? — переспросила, поднимаясь, Электроничка. — Зачем?

— Так принято у людей, — пояснил Электроник.

И она приняла предложение.

До сих пор Элечка не знала, что делать по ночам, когда подруги спят. Она лежала с открытыми глазами и представляла тот огромный, сложный мир, в котором она очутилась. Зачем она здесь — маленький спортивный робот, изобретенный пусть даже самим гением профессором Громовым, — зачем? Чтобы тренировать девочек? Пожалуйста — она готова заниматься и ночью, но с наступлением темноты ее подруги, пошушукавшись и посмеявшись над впечатлениями дня, крепко засыпали. По мнению Элечки, это было неинтересно. Элечка чувствовала себя ночью одинокой. У нее не было двойняшки, которая бы видела за нее сны…

И вот, как и при первом знакомстве, они с Элеком выбежали на загородное шоссе. Ночью мир открылся Электроничке совсем-совсем другим. Над темным забором леса повис серп луны, отражавший лучи невидимого солнца. Фиолетовый пар клубился над болотами. Равнины заливала белая пена тумана. Обострились все запахи — леса, полей, спящих цветов. Светили, отражаясь в глазах Элечки, звезды Северного полушария. И туда, к звездам, в таинственный иллюминатор луны, уводила путешественников светлая ночная дорога.

Они бежали на небольшой скорости, невольно подчиняясь неторопливому течению ночи, и разговаривали.

— Что такое космос? — спросила Элечка, вглядываясь в далекие звезды.

— Космос?

Элек кратко объяснил ей строение Вселенной.

— Я никогда не была в космосе, — заметила Элечка вслух. — Я так хочу в космос.

— Ты обязательно полетишь в космос! — уверенно сказал Электроник. — Не сегодня, конечно…

— Не сегодня, — эхом отозвалась бегущая рядом девчонка. — Но я не видела даже зимы.



— Скоро ты увидишь и зиму, и снег, и лыжников. И сама прокатишься с горы.

— Я многое не видела в этом мире, — продолжала жаловаться Элечка.

И перечислила: зверей и птиц, города и страны, музеи и театры, моря и океаны, книги и телепередачи, пустыни и джунгли, фильмы и концерты, созвездия и галактики — все то, о чем она читала, слышала или догадывалась. На Электроника внезапно свалилась гигантская программа познания жизни, но в какой последовательности ее осуществлять, он пока не знал. В свете луны они были похожи на серебряных астронавтов, спешивших навстречу звездам.

— Со временем все узнаешь, — пробормотал Эл.

— Со временем? — переспросила Элечка, и ему послышалась ирония в ее словах. — Ты имеешь в виду какое время — земное или наше, электронное?

— И то, и другое.

Девочка внезапно остановилась, топнула ногой, и мальчишка, чуть было не налетев на нее, остановился в сантиметре. Кед Элечки придавил сандалию Элека, глаза ее смотрели в его глаза.

— Скажи, кто я такая?

Это был самый сложный для Электроника вопрос. И пока он вырабатывал десятки определений, выбирая самое подходящее для лунной ночи и осторожно высвобождая из-под резинового кеда свою ногу, Электроничка, кажется, поняла ситуацию.

— Скажи, я действительно супер?

— Супер, — кивнул Элек. — Суперэлектроничка.

«Супер» было самое модное словечко в лагере. Пошло оно от мальчишек. Теперь не существовало просто Сергея, Витьки, Макара, Вовки. Все — сплошные суперы. Супергусев за обедом съедал две порции супержаркого и, набравшись сил, забивал в футболе суперголы. Суперсмирнов изучал в большую лупу супержуков, комаров, муравьев, кузнечиков. Суперпрофессор синтезировал на компьютере в комнате отдыха новейшие произведения живописи. А Суперсыроежкин, которому было поручено шефствовать над младшим отрядом, совсем впал в детство: играл с малышами во все игры, дурачился и смеялся без конца.

Девчонки явно посмеивались над «суперами», хотя и виду не подавали, и это первым уловил чуткий Сыроежкин. Вон и Майка прошла мимо, не повернув головы. И Кукушка нос в сторону дерет. Даже эта замухрышка Светка — и та ни-ни, хотя и писала когда-то ему: "Твоя Света К. ". «Ну, какие же мы суперы, — сказал в сердцах Сергей Электронику. — Мы стандартные, даже суперстандартные». — «Мы все немного устарели, — ответил ему Электроник. — А вот Элечка — супер…»

— … Нет, я не супер, — сказала, топнув ногой, Электроничка. — Я обыкновенная новая машина. Учусь, как ты и советовал, у подруг. На старт, Элек!

Они снова побежали к сверкающей вдали луне.

— Чему ты учишься у них? — поинтересовался на ходу Эл.

— У Зои Кукушкиной — любопытству…

— Надеюсь, не к сплетням? — проиронизировал Эл.

— Нет, не к сплетням. Она теперь другая…

— Занятно, — усмехнулся Электроник, вспоминая, сколько тревожных минут доставляло им прежде «любопытство» Кукушкиной.

— У Светы — скромности и справедливости…

— Светка — классная девчонка! — согласился Эл.



— У Майи — правдивости и красоте…

— Слышал бы тебя Сергей, — усмехнулся Эл, но Элечка его не поняла.

— Даже у Нины, — продолжала Электроничка, — несмотря на ее недостатки, некоторой гордости…

Электроник присвистнул: мол, стоит ли чему-то учиться у Нины? Он не знал одного эпизода.

… Нина по-прежнему наговаривала девчонкам на Светку. Смысл ее предупреждений и намеков сводился к одному: не дружите со Светкой! Нина — красивая, подтянутая, всегда аккуратно одетая — постоянно наблюдала за Светкой и не могла понять, как такая лохматая тихоня стала душой команды. Конечно, Нина давно догадалась, что Светка — прирожденный лидер, но это было для нее загадочно.

И вот однажды Электроничка подсела на скамью, где в одиночестве скучала Нина.

— Представь себя бабушкой, — напрямик заявила Элечка.

— Я — бабушка? — Нина так и подпрыгнула на скамье.

— Да, ты — бабушка, — подтвердила спокойно электронная девочка. — И ты рассказываешь внукам о своей подруге Светлане, которая побывала на Марсе.

— Светка — на Марсе? — удивилась Нина.

— Да, Светлана Ивановна первой из женщин высадится на Марсе, а ты будешь вспоминать всю жизнь это лето…

Нина фыркнула и ушла. При встрече со Светкой она пробормотала что-то вроде «извини» и отвернулась. Гордость не покидала Нину, но она старалась пересилить себя. И Элечка пришла к выводу, что она почти решила задачу их примирения.

… — А у Бубликов? — спросил Электроник, перебирая про себя команду соперников. — Чему ты учишься у Бубликов?

— Восторженному отношению к тебе, — спокойно ответила Электроничка.

Электроник от неожиданности чуть не споткнулся.

— Чего-чего? — спросил он почти сердито.

Элечка взглянула ему в лицо, глаза ее оставались серьезными.

— Бублики в тебе души не чают, как они говорят, — пояснила Электроничка. — Они очень рады, что нашли друг друга.

"Опять эти странные выражения, — подумал Эл. -

«Души не чают».

Он до сих пор получал письма от девчонок с самыми разными признаниями. «Девчонки! Что и говорить — сумбурные существа, что угодно напишут! А если разобраться, все они ищут идеального героя».

Элек вспомнил некоторых своих корреспонденток, которые писали ему со всех концов страны.

Светлана в зале выборгского Дворца культуры исполняет концерт Чайковского-

Океана в Свердловске сочиняет стихи…

Марина в Нижневартовске играет с малышами на улице…

Нина из Челпок-Аты зовет его провести каникулы на Иссык-Куле…

Наташа и Лена из белорусского села занимаются плаванием, волейболом, ездой на мотоцикле, лазают по деревьям…

Дженни из болгарского города Пловдива в школьном зоопарке наблюдает за медвежатами, рысятами, ужами, разной птицей…

Бланка с карандашом и альбомом бродит по Праге, делает зарисовки старого города…

В Нагасаки мальчик Итиро и девочка Марико играют в японский бадминтон — ханэ-цуки, подкидывая деревянными палочками шарик с птичьими перьями — хаго, и приглашают Электроника принять участие в их школьном турнире…

Весь мир словно состоял из одних девчонок и мальчишек. И это было великолепно! Ведь никто не мог лучше их придумать самое необыкновенное в жизни.

Еще многих друзей припомнил бы Электроник, если бы не услышал странный вопрос:

— Скажи, а что такое любовь?

Теперь пришла очередь Эла внезапно остановиться. Он внимательно оглядел спутницу.

— Ну, ты даешь! — И бросился назад к лагерю.

— Постой! — Элечка его нагоняла. — Я ведь серьезно…

И тут Электроник призвал на помощь Рэсси:

— Рэсси, ко мне!

Но Рэсси явился не сразу.

Двое бежали по ночному шоссе, и луна серебрила их спины и сверкающие пятки. Они были похожи на гигантских светлячков.

Несколькими минутами раньше Рэсси вызвал другой голос.

Сыроежкину снился сон: схватка незнакомых людей с летающей собакой. И он непроизвольно произнес магические слова. Переговорная коробочка лежала на тумбочке. Рэсси, планировавший над лагерем, услышал призыв. Он скользнул в открытое окно и свалился прямо на грудь спящего Сыроежкина.

— А-а-а! — закричал Сергей, просыпаясь. — А-а, это ты, Рэсси, — сказал он, успокаиваясь. — Ты мне снился.

Рэсси прыгнул на пол. Вся палата в один миг соскочила с постелей.

— Кто это? Что за зверь? Призрак Рэсси? — раздались довольные полусонные голоса. — Да это же Рэсси!

И тут же редчайшую собаку взяли в плен прыгающие мальчишки. Они накинули на себя и на Рэсси белые простыни и, приплясывая, закружили вокруг него.

Это что-то значит,

Это не слова -

Преданней собаки

Нету существа,

Преданней собаки,

Ласковей собаки,

Веселей собаки,

Нету существа! — пели мальчишки.

Сергей задорно аккомпанировал на гитаре. Дежурный вожатый, обходивший лагерь, не поверил себе: в два часа ночи передают фильм об Электронике по телеку? Не может быть!

Он прислушался: лихая песня все звучала. Когда вожатый заглянул в палату мальчишек, он увидел странную картину. Пять привидений в белом носились с дикими криками по комнате, а шестое парило под потолком.

— Пора спать, — строго сказал дежурный, хотя ему очень хотелось вместе со всеми поиграть с редчайшей собакой.

Ребята улеглись. А Рэсси, сбросив простыню, взмыл к звездам.

Он увидел их еще издали: две серебристые фигуры вынырнули из леса и быстро приближались к лагерю.

— Нет, я серьезно, — не отставала Элечка. — Девчонки то и дело говорят об этом, а объяснить не могут. Что такое любовь?

— По-моему, это преданность человеку, — ответил после некоторого раздумья Элек. — Или человечеству.

— Я предана человеку, — тут же отозвалась Элечка. — Но никогда не говорю об этом и не пишу людям записки. Объясни, пожалуйста, точнее.

— Ты все поймешь сама. Через месяц… А может, и через год… Но поймешь обязательно.

— Через год?! — воскликнула Элечка. Она дернула мальчишку за рукав. — Я машина. Я не могу вхолостую работать целый год. И даже месяц. Я хочу понять сейчас.

Электроник повернулся к ней. Темные немигающие глаза уставились в его зрачки.

— Когда ты сменишь несмеющиеся глаза на смеющиеся? — спросил он.

— Тебе что, не нравятся несмеющиеся глаза? — запальчиво спросила она. — Разве они не похожи на человеческие?

— Бывают и такие, — пробормотал Элек.

— Сейчас же все объясни! — потребовала девочка с несмеющимися глазами.

— Сейчас, поверь мне, ты ничего не поймешь…

— Пойму… Постараюсь понять…

И тогда Электроник вторично кликнул Рэсси.

Собака приземлилась у их ног.

— Зажги полярное сияние! — приказал ей хозяин.

Рэсси ракетой стартовал с места и стал делать круги высоко над лагерем. Там, где его прозрачные крылья пересекли звездные лучи, вдруг вспыхивали волны мерцающего света. И вот по черному ночному небу разлилось разноцветное космическое море.

— Это и есть полярное сияние? — спросила Элечка.

— Да. Смотри и слушай!

На ее лице отражались розовые, голубые, желтые блики, и она, запрокинув вверх голову, смотрела и слушала.

Кто

Геометрическое среднее

Между атомом и солнцем?

Эти слова пришли как будто ниоткуда, из глубины Вселенной, хотя их произнес обыкновенный электронный мальчик.

И Элечка спросила:

— В самом деле, кто это — геометрическое среднее?

Ты -

Первое и самое последнее

Воплощение красоты,

Не имеющее представления

О структуре вещества,

Слушающая в изумлении

Эти непонятные слова,

Не способная принять их к сведению,

Будучи ужасно молодой…

— Я? Ужасно молодая? — удивилась Элечка и, приблизившись к озеру, заглянула в его темное зеркало. — Воплощение красоты? Что это значит?

А Электроник заканчивал стихотворение знаменитого поэта:

Вот ведь

Какова ты,

Нечто среднее

Между атомом и звездой.

— Странные слова! — сказала Электроничка. — Это и есть любовь?

Электроник молчал.

— Странные слова, — повторила Элечка. — Хотя в них что-то таится. Между атомом и звездой…

Вдруг слабый ток пробежал по всему ее электронному телу.

Она вспомнила, как в игре один мальчишка хлопнул ее по спине ладонью. Она оглянулась, ничего не ответила. Мальчишка узнал ее, помахал приветливо рукой. «Понимаешь, — сказал он, — я нечаянно, в азарте, а потом испугался: думал, это обыкновенная девчонка, сейчас поднимет крик. А это оказалась ты, Эл. Ты не задавака, с тобой можно дружить…» Элечка махнула ему в ответ. Но тогда признание мальчишки не вызвало у нее такого странного беспокойства, как эти стихи.

Она оглянулась и увидела первый солнечный луч, пробивший толщу леса. Услышала птиц. Ощутила запахи нового утра и свежесть росы. Ей стало легко. Захотелось пройти босиком по траве или взлететь, как Рэсси, на границу ночи и утра. «Что я натворила? — подумала в великом смущении Элечка, не понимая, что с ней происходит. — И зачем мы только клялись ни в кого не влюбляться? Я и не знала, что это значит… Что же будет дальше? Выиграем мы у мальчишек или нет?..»

А вслух она произнесла:

— Кто же я такая?

«ПОВАРА НА УЖИН!»

Пожалуй, наиболее занятые в лагере — это люди в белых халатах и колпаках: повара. Их редко увидишь в столовой — разве что в окошечке раздачи, и то там мелькают не колпаки, а бесконечные руки, руки, руки, которые с изяществом жонглеров метают на подносы тарелки с разнообразной едой.

В лагере еще звучит утренний горн, бегут по дорожкам спортсмены, потягиваются лежебоки и сони, а повара давно уже хлопочут на кухне. Кто сказал, что каши, котлеты и пирожные — не мужские заботы? В лагере «Электроник» все пять молодых поваров вместе с шефом составляют мужскую сборную по волейболу. Тренироваться, правда, им приходится после заката солнца. Уже на рассвете шипят сковороды, дымят котлы, хитроумная машина режет овощи на крестики, нолики, ромбики, звездочки. Раз — и со сковороды летит на поднос сотня котлет, раз — и с другой сковороды полсотни блинов. Только глаз да глаз за ними, чтобы прожарились, не подгорели, были в меру солены и сладки. А каша в котле, будто магма в чаше вулкана, бурлит, клокочет, вздыхает, вся светится изнутри и наполняет кухню удивительным запахом спелого поля. В такой пустой котел может запросто спрятаться взрослый человек, но когда совершается чудодействие кашеварки, никто не думает, как противно мыть и драить эту чугунную пещеру поздно вечером. Да что там, в конце концов, драить — лишь бы была съедена каша!

Перед завтраком наступает ответственный момент: шеф-повар снимает пробу. Шеф полнее других поваров. Из каждого котла, с каждой сковороды — а их немало — ему дают на отдельной тарелке, в отдельной чаше маленькие порции. С утра шеф прикидывает размеры своего завтрака и ворчит: «Куда столько? За день так напробуешься… обалдеешь!..» Он поглощает завтрак сосредоточенно и вдумчиво, как прилежный школьник. Стряхивает крошки с усов, складывает салфетку.

Его спрашивают: «Как, Иван Иванович?» — «Нормально. (Завтрак понравился шефу.) Котлеты приправь укропчиком. Можно подавать».

И вот в столовую вступают отряды. На столах, покрытых белыми скатертями, приготовлены сыр, хлеб, масло, зелень. Это только приманка, разминка для едоков. Пробуждение всеобщего аппетита ждут повара и дежурные. Они наготове, они во всеоружии — с тарелками, подносами, черпаками.

Если поставить вместо поваров в раздаточной цирковых жонглеров, сумели бы они с такой точностью метать каждую секунду на подносы по три, четыре, пять тарелок с дымящейся едой? Наверное, сумели бы, никакой фантастики здесь нет. А вот класть в ту же секунду в тарелку порцию мяса, сложный гарнир, поливать соусом или маслом, приправлять мелко нарезанным луком… это и есть фантастическая работа повара, неведомая даже циркачам.

Прошли жаркие минуты. Пустеет постепенно столовая. Лишь один отряд не встает с места. Повара понимающе переглядываются: у кого-то из ребят с утра неважное настроение, вялость, равнодушие к еде. А отряд сидит и стуком ложек нагоняет аппетит товарищу: «Вова, кушай кашу… Каша, кушай Вову…» Вова давится, пересиливает себя, но не подводит товарищей.

Теперь завтракать садятся повара. Кроме шефа. Шеф колдует над котлетами и уже реально представляет, что ему подадут вскоре пробовать на обед.

Обед проходит в более замедленном темпе и чуть торжественнее, чем завтрак.

Все набегались, накупались, и поэтому большой популярностью пользуется прохладный квас. В этот час жонглируют больше дежурные, чем повара: им нужно в целости и сохранности доставить тяжелый груз к столам. А самим обедающим предстоит поглотить в два раза больше калорий, чем за завтраком. Хорошо идут в ход укроп, зеленый лук, молодой чеснок. Особенно вкусна корочка черного хлеба, натертая чесноком!..

День перевалил свой горячий пик. На кухню несут пустые тарелки. А что может быть большей наградой для повара, чем пустая тарелка! Но не спи, не спи, повар! Самый лакомый и долгожданный момент у детворы впереди…

Полдник! К нему готовятся повара и дежурное звено, его ждут все ребята как праздник дня: что на полдник? Фантазия поваров к концу смены чуть притупляется: много ли придумаешь комбинаций из конфет, фруктов, соков и молока? И тут рыцарей кухни обычно выручает дежурное пионерское звено.

— Что у вас есть? — спросил Электроник шефа.

— Грейпфруты, — задумчиво сказал шеф. — Грейпфруты из солнечной Кубы.

— Годится! — ответил Электроник. — Сто блюд из солнечных грейпфрутов!

Команда Элека помчалась за ящиками.

— Сто блюд, — усмехнулся шеф-повар.

Сам он готовил только два: грейпфрут с сахаром и сок из грейпфрута.

— Сок из грейпфрута под названием "Доброе утро! ". — Элек начал с простого рецепта. — Коктейль по-кубински. Напиток «Тропический». «Лунный камень». «Крепость ацтеков». «Мираж пустыни». Жаркое по-мексикански…

— Жаркое по-мексикански… — Шеф-повар недоверчиво посмотрел на Элека. — Разве есть такое?

— Конечно! — махнул рукой Сыроежкин. — Элек отвечает за свои слова. Сейчас выдадим сто блюд из тропиков. Девчонки умрут от зависти. Первыми здороваться начнут: «Здравствуйте, Сергей Павлович! Здравствуйте, Электрон Электронович!»

— Сто — это многовато, — заметил шеф, поглядывая на ящики с фруктами.

— Можно пятьдесят, — согласился Сергей. — Командуй, Электроша. Мне не терпится стать поваром!

А Элек уже командовал:

— Ножи. Соковыжималки. Молоко. Вода. Сахар. И, если можно, пять лимонов.

Короткое наставление, и команда принялась за приготовление полдника. Трудились все с воодушевлением, будто заправские повара. Коктейль по-кубински сбивался из сока грейпфрута с молоком; он шипел и пенился, как морская волна. В «Тропическом» напитке плавали тонкие кружки лимона. Прозрачные золотисто-серебристые дольки, посыпанные сахарной пудрой, и впрямь напоминали лунные камни. А «Крепость ацтеков» вырезалась зубцами на твердой кожуре плода; по две «крепости» из каждого разрезанного грейпфрута.

Шеф с удовольствием отведал блюда, радуясь фантазии Электроников, пока не вспомнил:

— А жаркое по-мексикански?

Элек объяснил, что это очень сложное блюдо.

— Ладно, обойдемся, — согласился шеф.

Полдник прошел на «ура». Каждое новое блюдо ребята встречали с энтузиазмом и требовали добавки. И хотя добавка на полдник не полагается, шеф все-таки выдал двойную порцию фруктов. Сергей заметил, что и команда Электронички уплетает полдник за обе щеки.

За ужином зал жужжал, как улей с пчелами. Дежурные едва успевали разносить тарелки с добавками. Их встречал лес поднятых рук. Повара выскребли все котлы, послали едокам вазы с сухарями, наконец выставили НЗ — неприкосновенный запас: печенье и галеты. Казалось, в зале идет соревнование: кто больше съест. Но что это? Полки и сковороды пусты, а по столам гремят ложки: «Повара на ужин! Повара на ужин!»

Пятеро поваров в белых колпаках появляются в зале. Лица их сияют!

— Повара на ужин? — спрашивает шеф. И объявляет, ко всеобщему удовольствию: — Пожалуйста! Через два часа — поздний ужин!

На другой день дежурила команда Электронички.

— Чай. Пирожные. Яблоки. Соки, — перечислил шеф обычный ассортимент.

— А еще? — спросила Элечка.

— Грейпфруты. — Шеф-повар назвал свой НЗ.

— Грейпфруты обыграны, — пояснила электронная девочка. — Нужно что-нибудь новенькое.

— Новенькое пока на ветках, — отшутился шеф.

— А картошка?

— Картошки сколько угодно.

— Картофель! — потребовала Элечка. — Девчонки, садимся чистить! Надо поразить мальчишек!

Какая-то новая интонация в голосе капитана удивила команду. Но азарт соревнования взял свое. Девчонки схватили ножи, подвинули ведра с картофелем, налили воду в самый большой бак.

— Триста блюд из картофеля! — отчеканила Элечка. — Включите плиты. Нагрейте духовки. Приготовьте сковородки.

Шеф-повар покачал головой, но приказал произвести все необходимые действия. Он видел, что девчонки стараются изо всех сил, счищая тонкую кожуру, слышал, как их капитан, ловко орудуя ножом, рассказывает историю картофеля.

Кто сказал, что картофель не экзотический плод? Да если хотите знать, он дороже любого золота на планете. И нашли удивительный клубень в горах Южной Америки, когда искали золото инков. Пока картофель не завоевал всю Европу, его подавали в знатных домах как самое изысканное блюдо. К счастью, это блюдо стало пищей простых людей, и во время исторических катастроф — голода, болезней, войн — картофель не раз спасал целые народы от гибели. Картофель может быть вареный, печеный, жареный. Может быть приготовлен соломкой, хрустящими дольками, по-венски, по-берлински, по-варшавски, по-белорусски, по-литовски, по-смоленски, по-московски. Не обязательно как простой гарнир…

Потрескивали плиты, гудели духовки, накалялись сковороды, стучали ножи. Неслась песенка, которую распевали девчонки:

Наши бедные желудки

Были вечно голодны.

И считали мы минутки

До обеденной поры.

От знакомой песенки исходил не только картофельный аромат, но и дымок костра.

Шеф вошел в кухню, и голова у него пошла кругом. Если не триста, то сто картофельных лакомств почти готово! И шеф наконец узнал песню — песню первых пионерских костров:

Здравствуй, милая картошка,

Низко бьем тебе челом!

Даже дальняя дорожка

Нам с тобою нипочем!

— А картошка в мундире? — спросил шеф.

— Будет! — хором ответили поварихи. — Соленья — за вами!

Шеф сбегал на склад.

— Селедка, к сожалению, кончилась, — объяснил он чуть смущенно. — Но есть килька…

— Килька пойдет, — согласилась новый шеф-повар. — И квас. Побольше кваса.

Никогда еще с таким аппетитом не дегустировал шеф новые блюда. А вслед за ним весь лагерь уплетал за обе щеки картошку по-венски, смоленски, деревенски, пионерски! Девчонки едва сдерживали улыбки, наблюдая, как их хвалят мальчишки. За обеденными столами гремела песня:

Ах, картошка — объеденье,

Пионеров идеал!

Тот не знает наслажденья,

Кто картошки не едал!






Date: 2015-05-08; view: 212; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2020 year. (0.027 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию