Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Ребенок имеет больше сексуальной энергии, чем вы, но она все еще в источнике; она еще не движется к телу. Она будет двигаться





Когда тело будет готово, когда половые железы будут готовы и тело созреет, энергия начнет двигаться. Почему ребенок выглядит таким невинным? Энергия еще в источнике, она не движется. То же самое происходит, когда кто-либо становится просветленным. Вся энергия движется к источнику, и человек становится подобным ребенку. Вот что имеет в виду Иисус, когда говорит: «Только тот, кто подобен ребенку, способен войти в мое Царство Божье».

Что это означает? По научным понятиям это означает, что вся ваша энергия движется обратно к источнику. Если вы выражаете свои чувства, она движется наружу. А когда она изливается наружу, у вас вырабатывается привычка к такому выделению энергии, к утечке энергии. Если вы подавляете свои чувства, то энергия не движется ни к источнику, ни наружу; ее течение приостанавливается. А приоста­новленная энергия является тяжкой ношей.

Вот почему, когда вы действительно выражаете свой гнев, вы чувствуете облегчение. Если вы проходите через секс, вы чувствуете облегчение. Если вы разрушаете что-нибудь, ваша ненависть высво­бождается и вы чувствуете облегчение. Почему ощущается это облег­чение? Потому что приостановленная энергия является ношей, является тяжелой. Ваш ум затуманен ею. Вы должны позволить ей выйти наружу или двигаться обратно к первоисточнику; допустимы только эти два выхода.

Если энергия идет обратно к источнику, она становится бесфор­менной. Электричество, например, является бесформенным. Когда оно течет в вентилятор, оно принимает одну форму. Когда оно течет в электрическую лампочку, оно принимает другую форму. Вы може­те использовать его тысячами способов - энергия является одной и той же. Форма придается механизмом, через который оно протекает.

Гнев является механизмом, секс является механизмом, любовь является механизмом, ненависть является механизмом. Когда энер­гия движется в канал ненависти, она становится ненавистью. Если та же самая энергия движется в любовь, она становится любовью. А когда она движется в источник, она становится бесформенной - про­сто чистой энергией. Это ни ненависть, ни любовь, ни секс, ни гнев, - просто энергия. Тогда она непорочна, невинна, потому что бесфор­менность есть абсолютная непорочность. Вот почему Будда выгля­дит таким невинным, так похож на ребенка. Энергия переместилась в источник.

Не выражайте свои чувства, потому что вы растрачиваете энер­гию и помогаете другим также растрачивать свою энергию. Не по­давляйте свои чувства, потому что вы создаете явление приостановки энергии, которая все равно будет требовать выхода. Так что же де­лать?

Эта техника призывает не что-либо делать с самим чувством, а просто возвращаться к источнику, из которого оно вышло. А пока чувство является еще теплым, свежим, его путь ясен и виден изнутри; вы можете двигаться по этому пути. Используйте свои чувства для медитации. Результат будет чудесным, невероятным. И если вы най­дете ключ, показывающий, как вернуть энергию к ее источнику, вы станете личностью совершенно другого качества. Тогда вы не будете рассеивать что-либо, тогда это покажется вам неразумным.

Будда говорил, что когда ваш гнев направлен против другого, вы наказываете самого себя за неправильный поступок этого другого. Он обидел вас - это его поступок, - а вы наказываете себя тем, что сердитесь; вы рассеиваете свою энергию. Это неразумно. Но тогда, слушая Будду, Махавиру, Иисуса, мы начинаем сдерживаться; мы начинаем подавлять нашу энергию. Тогда мы думаем, что это нехо­рошо, что сердиться глупо.

Так что же делать? Подавить гнев, не сердиться, затолкать себя внутрь, закрыть себя? Сражаться со своим гневом и сдержать его? Но тогда вы будете сидеть на чем-то, что может взорваться в любой момент. Вы сидите на Везувии - в любой момент он может взорвать­ся.

В вас все время что-то накапливается. Накапливается гнев всего дня; накапливается гнев всего месяца; накапливается гнев всего года, гнев всей вашей жизни, гнев многих ваших жизней. Он здесь, он может взорваться в любой момент. Тогда вы начинаете бояться даже за свою жизнь, потому что в любой момент в вас может войти что - то еще, и вы взорветесь. Вы начинаете бояться, вы все время находитесь в состоянии внутренней борьбы.

Психологи утверждают, что лучше выражать свои чувства, чем подавлять их, но религия так не утверждает. Религия говорит, что и то и другое неразумно. При выражении вы наносите вред другим, а также и себе. При подавлении вы наносите вред себе, а когда-нибудь нанесете вред и кому-то другому. Двигайтесь к источнику, чтобы энергия чувства возвращалась в источник и там становилась бесфор­менной. Тогда вы почувствуете свою силу в том, что в вас не будет гнева. Тогда вы почувствуете энергию - жизненную энергию. Вы оживете, у вас будет интенсивная жизнь без форм. Вы будете пора­жать других просто своим присутствием. Вам не нужно будет господ­ствовать над кем-то, достаточно вашего присутствия и окружающие будут чувствовать, что появился какой-то мощный источник.

Когда кто-то подходит к Будде или к Кришне, то из-за наличия такого мощного источника его энергия вдруг ощущает изменение климата. Если вы находитесь вблизи, вы магнетизируетесь. Никто вас не магнетизирует, никто с вами ничего не делает, проявляется только присутствие. Вы можете почувствовать, что вас кто-то гипно­тизирует, но вас никто не гипнотизирует. Присутствие Будды, - чья энергия стала бесформенной, чья энергия вернулась в источник, кто центрирован в этом источнике - само его присутствие является гип­нотизирующим. Это ощущение становится боговдохновенным.

Будда стал просветленным. До просветления у него было пять учеников. Они были аскетами, и когда сам Будда был великим аске­том, когда он многими и многими способами изнурял свое тело, когда он придумывал все новые и новые садистские техники для самоистязания, эти пятеро были его ревностными последователями. Потом Будда почувствовал, что этот путь является полностью, абсо­лютно абсурдным. Только истязая свое тело, невозможно реализо­вать себя. Когда он понял это, он оставил путь аскезы. Эти пять последователей немедленно покинули его. Они сказали; «Ты потер­пел неудачу. Ты больше не аскет». Они оставили его.

Когда Будда стал просветленным, первая же его мысль была об этих пяти последователях. Раз они были его последователями, то он должен идти к ним. Он испытывал чувство долга - он должен найти их и рассказать им о своем открытии. И он искал их, он путешество­вал в Бихар, он шел из Бодхгайи в Бенарес, просто чтобы найти их. Они были в Сарнате. Будда никогда больше не возвращался в Бена­рес, он никогда больше не возвращался в Сарнат, он посещал их только для того, чтобы найти своих учеников.

Он пришел в Сарнат. Был вечер, солнце садилось, все пятеро аскетов сидели на пригорке. Они увидели идущего Будду и сказали: «Вон идет этот павший Гаутама Будда, этот Гаутама Сиддхартха, ко­торый сошел с пути. Мы не должны обращать на него никакого внимания. Мы не должны показывать ему даже обычных признаков внимания».

И они закрыли свои глаза. Будда подходил все ближе и ближе, и эти пять аскетов начали ощущать изменения - изменения в своих умах. Они почувствовали себя беспокойно. Когда Будда приблизился к ним, внезапно все пятеро открыли глаза и пали к его ногам. Будда сказал: «Почему вы это сделали? Вы решили не обращать на меня внимания, так почему же вы сделали это?» Они сказали: «Мы не делали это, это случилось. Что ты приоб­рел? У тебя появилась магнетическая сила. Нас что-то толкнуло. Что ты делаешь с нами? Ты гипнотизируешь нас?» Будда сказал: «Нет! Я ничего не делаю с вами, но во мне случилось нечто. Все энергии вернулись к источнику, поэтому, где бы я ни был, ощущается магне­тическая сила».

Вот почему те, кто выступает против Будды или Махавиры, про­должают в течение многих веков повторять: «Это плохой человек - он гипнотизирует людей». Никто не гипнотизирует. Вы становитесь загипнотизированным - это совсем другое дело. Когда ваша энергия возвращается к первоисточнику, вы становитесь магнетизирующим центром. Эта техника предназначена для того, чтобы создать в вас этот магнетизирующий центр.

Второй вопрос:

Вчера вы сказали, что очень важной является техника медитации, предназначенная для раскручивания ума. Но на Западе сотни психоаналитиков и психиатров, последователей Фрейда и Юнга, практикуют эту технику, но они не достигают каких-либо существен­ных результатов в попытках трансформировать сущность человека. В чем причины их неуспеха?

В связи с этим нужно отметить многое. Первое: западные психо­логи не верят в сущность человека, они верят только в его разум. Для западной психологии за пределами разума нет ничего. Если за пре­делами разума ничего кет, то что бы вы ни делали, это реально человеку не поможет. Это, в лучшем случае, может помочь человеку быть нормальным - в лучшем случае!

А что является нормальным? Что такое нормальность? Просто среднее. Если средний человек сам по себе не является нормальным, то понятие нормальности ничего не значит. Это просто означает, что вы приспособлены к толпе, к окружающим. Поэтому западная психология делает только одно: если кто-то разрегулировался, то западные методы делают человека снова приспособленным к жиз­ни в обществе, в толпе. Само общество совсем не подвергается сомнению; не возникает вопросов, находится ли само общество в порядке.

Для восточной психологии толпа не является критерием. Запом­ните это отличие: для восточной психологии толпа не является кри­терием, общество не является критерием. Само общество является больным. Тогда что может быть критерием? Для нас критерием является будда. Пока вы не стали буддоподобными, вы являетесь больными.

Для западной психологии критерием является общество, потому что будда критерием быть не может. Они не верят, что есть такая вещь как внутренняя сущность человека. Если внутренней сущности нет, то не может быть и никакого просветления. Но когда внутренняя сущность освещается, это и есть просветление.

Итак, западная психология является всего лишь терапевтиче­ской, это часть медицины. Она пытается помочь вам подрегулироваться, но она не является трансценденцией, она не позволяет вам выйти за пределы. Восточные усилия направлены на то, чтобы выйти за пределы ума, потому что у человека нет умственных болезней - запомните это. У нашего ума нет болезней - сам ум, скорее, является болезнью. Для западной психологии ум не является болезнью. Ум - это вы, это не болезнь. Ум может быть здоровым и ум может быть больным.

Для нас ум является болезнью, ум никогда не может быть здоро­вым. Пока вы не выйдете за пределы ума, вы никогда не будете здоровым. Вы можете быть больным и приспособленным к обще­ству, подрегулированным, или вы можете быть больным и не при­способленным к обществу, но вы никогда не будете здоровым. Итак, нормальный человек не является реально здоровым. Он про­сто держится в пределах определенных рамок, но он болен в преде­лах этих рамок. Ненормальной личностью считается личность, которая вышла за пределы этих рамок; и различие между этими двумя типами личности лишь в степени - количественная, но не качественная.

Сумасшедший в доме для умалишенных и вы - между вами нет никакой качественной разницы, разница только в степени проявле­ния одного и того же. Он чуть-чуть более безумен, чем вы; вы в пределах определенных рамок. Функционально вы можете включать­ся. Он сейчас включаться не может; он зашел дальше вас. У него более продвинутая болезнь, только и всего. Вы на пути к этому, а он уже достиг.

Западная психология пытается вернуть его в отару, в стадо, в толпу. Она делает его нормальным. Это хорошо - в некотором смысле это хорошо. Но для нас, пока человек не выйдет за пределы ума, он сумасшедший, потому что для нас ум и есть сумасшествие. Поэтому мы пытаемся размотать свой ум только для того, чтобы узнать то, что лежит за его пределами. Они тоже пытаются исполь­зовать методы разматывания ума, но только для его регулировки, выхода за пределы ума для них не существует. И запомните это: пока вы не сможете выйти за пределы самого себя, ничего заслуживающего внимания не случится. Пока вы не сможете достичь чего-то, что лежит вне вас, ваша жизнь является бессмысленной.

Кое-что еще... Для Фрейда и его последователей человек является существом, которое не может быть счастливым. Для них сама сущ­ность человека такова, что он не может быть счастливым. Если вы не являетесь несчастливым, то это все. Запомните, если вы не являетесь несчастливыми, будьте удовлетворены - этого достаточно. Вы не можете быть счастливыми. Почему? Потому что психология Фрейда утверждает, что счастье заключается в том, чтобы быть инстинктив­ным, счастье заключается в том, чтобы быть подобным животному, а человек не может быть им. Рассудок постоянно вмешивается. Вы можете потерять свой рассудок и стать подобным животному; тогда вы сможете быть счастливым. Но тогда вы не будете осознавать своего счастья. Для них это парадокс.

Если вы настолько опуститесь, что станете подобны животному, то вы будете счастливы, но не будете осознавать этого. Если вы попытаетесь быть осознанными, то вы не сможете быть счастливы­ми, потому что вы не сможете быть подобными животному. И разум продолжает во все вмешиваться. Человек не может потерять разум, но, в то же время, он не может и жить с разумом - и в этом проблема. Таким образом, согласно Фрейду вы не можете быть счастливыми. В крайнем случае, если вы мудры, вы можете устроить свою жизнь таким образом, чтобы не быть несчастливым. Это отрицательная ситуация.

Для восточной психологии, или метафизики, или религии суще­ствует положительная цель. Вы можете быть счастливыми. Вы може­те быть не только счастливыми, вы можете испытывать блаженство. И восточная психология утверждает, что если вы можете чувство­вать, что вы несчастливы, то это демонстрирует вашу потенциальную возможность быть счастливыми; в противном случае вы были бы не в состоянии почувствовать, что ваше существо несчастливо.

Если человек может видеть темноту, у него есть глаза, и тот, кто может видеть темноту, может видеть свет. Запомните, слепые люди не могут видеть темноту. Вы, возможно, думаете, что слепые люди живут в темноте - выкиньте это из головы. Они не могут видеть темноту, потому что даже для того, чтобы видеть темноту, нужны глаза. Если вы можете чувствовать несчастье, то у вас есть глаза, и если вы можете чувствовать несчастье, вы можете чувствовать сча­стье. Если вы, на самом деле, не можете чувствовать счастье, то у вас нет возможности почувствовать и несчастье. Это полярные противо­положности.

Вы в состоянии быть полностью счастливыми, но тогда для ра­зума не остается места. Воспринимайте это таким образом: если вы опуститесь и станете просто телом, вы будете счастливыми. Фрейд также согласен с этим. Если вы опуститесь и полностью забудете про свой рассудок, если вы станете подобными животному - просто телом, вы будете счастливы, но вы не будете знать этого. При наличии разума вы можете знать это, но тогда вы не можете быть счастливы­ми, потому что ум все время беспокоит вас. Тело может быть счаст­ливо, но ум все время причиняет ему беспокойство.

Восток разрабатывает другую возможность: выход за пределы. Фрейд говорит, что если вы опуститесь до уровня животного, вы будете счастливы, но не будете знать этого; если вы сохраните разум, то вы будете знать, но не сможете быть счастливыми. Восточные исследования говорят, что если вы выйдете за пределы ума, то вы будете счастливы, и будете осознавать это. Имеется третья возмож­ность - выход за пределы.

Итак, имеется три возможности. Человек находится посередине; ниже его животное существование. Пойдите в лес и посмотрите на животных. Они могут и не осознавать, что они счастливы, но вы почувствуете, что они счастливы. Пойдите утром на пляж или в сад и прислушайтесь к пению птиц. Они могут и не знать этого, но вы почувствуете, что они счастливы. Вы никогда так не пели. Загляните глубоко в их глаза - они так безоблачны и невинны. Они счастливы, а вы - нет.

Опуститесь и станьте только телом - тогда и вы будете счастливы. Или выйдите за пределы и станьте духом или станьте существовани­ем, бытием, и вы будете счастливы. Но в середине между этими крайними возможностями вы всегда будете в напряжении, потому что разум - это не конечное состояние. Разум - всего лишь канат, протянутый между двумя реальностями: телом и душой.

И вы находитесь на этом канате как канатоходец. Канато­ходец не может чувствовать себя спокойным, расслабленным. Он должен или идти вперед, или идти назад, но он должен не оставаться на канате. Он должен сойти с каната и для этого есть две возможно­сти: он может возвращаться назад или он может идти вперед и за пределы. Ум является канатом, а жизнь с умом является ходьбой по канату. Вы вынуждены быть неуравновешенными, неспокойными; каждую минуту вы испытываете беспокойство и страдание. Жизнь ума есть напряжение. Вот почему западным психологам удается сде­лать вас нормальными, но им не удается сделать вас самореализовав­шейся личностью.

Но существуют новые тенденции, люди размышляют, и Восток сейчас очень глубоко проникает на Запад. Это, по существу, восточ­ный способ осуществления завоеваний. Запад завоевал Восток - их метод был очень грубым. Восток имеет свои собственные способы завоевания - очень тонкие способы, тихие способы. Сейчас Восток глубоко проникает в западный ум. Без всякого насилия, без всякого видимого конфликта Восток очень глубоко проникает на Запад. И рано или поздно западная психология разработает теорию трансценденции, теорию того, как выходить за пределы разума.

Раскручивание ума может оказаться полезным в обоих способах. Раскручивание будет полезным, если вы всего лишь стараетесь со­здать нормальный ум. Если вашей целью является трансценденция, то и в этом случае раскручивание может оказаться полезным. Все эти техники могут быть использованы для достижения обычного душев­ного спокойствия, и они же могут быть использованы для создания реального молчания, лежащего за пределами разума.

Имеется два типа молчания: молчание ума, при котором ум молчит, и другое молчание, когда ум вообще отсутствует. Молчание, связанное с отсутствием ума, полностью отличается от душевного спокойствия. При душевном спокойствии ум присутствует, но он является не очень безумным. Безумие ослаблено - и это все.

Западная психология должна стать метафизикой, только тогда человек сможет выходить за пределы, трансцендировать. Она должна также стать философией и, в конце концов, она должна стать рели­гией. Только тогда человеку можно будет помочь выйти за пределы.

Третий вопрос:

Вы рассказывали нам о многих медитационных техниках. Не правда ли, однако, что ни один метод не сможет работать на полную мощность, если вы не посвящены в него?

Если вы посвящены в метод, он станет качественно другим. Я рассказываю о методах - вы можете их использовать. Раз вы знаете научные основы метода и способы его применения, так называемое «ноу-хау», вы можете использовать его, но посвящение в него сделает его качественно другим. Если я посвящу вас в конкретный метод, то он станет совсем другим, потому что посвящение предполагает очень многое.

Когда я рассказываю вам о методе и объясняю, как им пользо­ваться, вы можете использовать его по своему усмотрению. Метод объяснен вам, но годится он вам или нет, как он будет действовать на вас, каким типом личности вы являетесь - остается вне обсуждения. Да это и невозможно рассказать.

При посвящении более важным являетесь вы, а не техника. Когда мастер посвящает вас, он наблюдает за вами. Он выясняет ваш тип, он выясняет, как много вы работали над собой в прошлых жизнях, где вы находитесь в настоящий момент, в каком центре вы функци­онируете в настоящее время, а затем принимает решение о технике; он выбирает соответствующую технику. Это индивидуальный под­ход. Метод не важен, важны вы; именно вы изучаетесь, наблюдаетесь и анализируетесь.

Анализируются ваши прошлые жизни, ваше сознание, ваш ум, ваше тело. Вас нужно глубоко прочувствовать, чтобы определить, где вы сейчас находитесь, потому что путешествие начинается именно с этой точки – с точки, где вы находитесь в настоящий момент. Просто любой метод работать не будет.

Затем мастер выбирает для вас конкретный метод, и если он чувствует, что этот конкретный метод должен быть изменен для вас, что необходимы небольшие изменения и добавления, то он что-то добавляет, что-то убирает, он приспосабливает метод для вас. А затем он совершает посвящение; затем он передает этот метод вам. Вот почему мы настаиваем на том, чтобы, будучи посвященными в метод, вы не рассказывали о нем. Метод должен быть секретом, потому что он индивидуален. Если вы передадите его кому-либо другому, то он может оказаться бесполезным, он может даже оказаться вредным.

Метод должен держаться в тайне. Пока вы не достигли, и ваш мастер не сказал вам, что теперь вы можете посвящать других, о методе нельзя ничего говорить - не излагать его, не говорить о нем даже своему мужу, даже своей жене, даже своему другу. Нет, он является абсолютно секретным, потому что он опасный, потому что он очень мощный. Он был выбран и изготовлен только для вас. Он будет работать для вас, но он не предназначен ни для какого другого чело­века в мире. Каждый человек, на самом деле, является настолько уникальным, что требует своего метода, и этот метод может быть приспособлен к нему с небольшими изменениями.

То, о чем я говорю - эти сто двенадцать методов, - является обобщенными методами. Это сто двенадцать обобщенных методов, это все методы, предназначенные для использования. Это их общая форма, предназначенная только для ознакомления с ними. Вы мо­жете испытывать их, и если какой-то метод вам подходит, вы можете продолжать с ним работать. Но это не посвящение в метод. Посвяще­ние является индивидуальным - личным делом между мастером и учеником. Это передача секрета, тайны. При посвящении предпола­гается и многое другое. Тогда мастер выбирает нужный момент для передачи вам метода, так что он глубоко входит в ваше подсознание. Когда я рассказываю, ваш сознающий ум слушает. Вы потом забудете. Когда я рассказал о ста двенадцати методах, вы в последу­ющем не сможете даже назвать все эти методы - все сто двенадцать. Многое вы полностью забудете. Вы сможете вспомнить несколько из них, а потом вы будете путать их и искажать. Вы не будете знать, что есть что.

Мастер должен выбрать правильный момент, когда ваше подсоз­нание открыто, и тогда дать вам метод. Тогда метод глубоко прони­кает в ваше подсознание. Так, часто посвящение дается во сне, когда вы не осознаете этого. Часто посвящение дается вам в глубоком гипнотическом трансе, когда ваш осознающий ум полностью заснул, а ваш бессознательный ум открыт.

Вот почему при посвящении в столь значительной степени тре­буется самоотречение, отказ от самого себя, полная капитуляция перед мастером. Без вашей полной капитуляции посвящение не мо­жет быть дано, потому что без капитуляции ваш осознающий ум всегда бдителен, всегда на страже. Если вы сдались, то ваш осознаю­щий ум может быть освобожден от своих обязанностей и ваш бессоз­нательный ум может войти в непосредственный контакт с мастером.

Должен быть выбран правильный момент и, кроме того, к посвя­щению вы должны быть подготовлены. На то, чтобы подготовить вас, могут уйти месяцы. В течение этого времени должна быть правиль­ная пища, должен быть правильный сон, все должно быть приведено к состоянию уравновешенности; только тогда вы можете быть посвя­щены, потому что посвящение есть долгий процесс, индивидуаль­ный процесс. Пока ученик не готов к полному самоотречению, посвящение невозможно.

Таким образом, я не посвящаю вас в эти методы, я просто зна­комлю вас с ними. Если кто-то почувствует, что какой-то метод ему хорошо подходит и что он должен быть посвящен в него, я могу посвятить его в этот метод. Но тогда это будет долгий процесс. Тогда нужно будет полностью узнать вашу индивидуальность. Вы должны будете стать полностью обнаженным, чтобы ничто не осталось спря­танным. И тогда все будет очень просто - потому что когда подходя­щий метод дается подходящему человеку в подходящий момент, то он срабатывает немедленно.

Иногда случается так, что во время посвящения ученика тот становится просветленным, посвящение просто становится просветлением. Тогда метод оживает - когда он дается мастером в частном, в индивидуальном порядке. Все, что я делаю сейчас, не является посвящением - запомните это. Этот научный подход предназначен только для оживления этих ста двенадцати методов, для того, чтобы сделать их известными.

Если кого-то это интересует, он может быть посвящен. И если вы действительно заинтересованы в результатах, то вы должны желать посвящения, потому что работа с методом в одиночку является очень долгим делом. Это может отнять годы, это может отнять жизни, и вы можете быть не в состоянии вытерпеть это в течение столь долгого периода. Посредством посвящения это становится очень легким де­лом, лишь тогда метод становится передачей. Тогда посредством этого метода мастер начинает работать в вас. Посвящение является живым взаимоотношением с мастером, а длительные взаимоотно­шения, конечно, заходят далеко. Они изменяют вас и трансформи­руют вас.

Следующий вопрос:

Вы цитировали Георгия Гурджиева, который говорил, что един­ственным грехом является отождествление, но во многих техниках используется процесс отождествления. Говорится, например, что нужно стать единым с любимой, стать единым с цветком розы или стать единым с мастером. Более того, предполагается, что умение поставить себя на место другого является медитативным и духов­ным качеством, так что вышеприведенное высказывание Гурджие­ва кажется лишь частично истинным и полезным только в некоторых техниках.

Нет! Это истинно не частично, это истинно тотально. Но вы должны будете понять это. Отождествление является неосознанным, но когда вы используете отождествление в технике медитации, оно является сознательным.

Вас зовут, например, Рэм. Кому-то не нравится имя «Рэм» - немедленно вы чувствуете себя оскорбленным, потому что вы отождествляете себя с именем Рэм. Но это для вас не сознательное действие, это происходит бессознательно. Ваш рассудок не рассуж­дает так: «Меня зовут Рэм. Конечно, я не Рэм, это только мое имя, а все люди рождаются безымянными. Это имя дано мне и оно является случайным. Этот человек обижает всего лишь мое случай­ное имя, так что должен я сердиться или нет?» Вы ни когда не рассуж­даете таким образом. Если бы вы рассуждали таким образом, вы бы совсем не сердились. Вдруг кто-то обидел имя «Рэм» и вы обиделись, но ведь это только случайное имя. Это отождествление бессознатель­ное.

Когда вы отождествляете себя с розой, это сознательное усилие. Вы не отождествлены с розой. Вы пытаетесь отождествить себя с розой, вы пытаетесь забыть себя. Вы пытаетесь стать с розой единым, и вы делаете это сознательно, вы глубоко осознаете этот процесс. Вы управляете этим процессом. Если отождествление осуществляется осознанно, оно превращается в медитацию. А если вы выполняете некоторую технику медитации бессознательно, то это не медитация - запомните это.

Каждый день утром или вечером вы бессознательно произносите свою молитву, просто как некоторое рутинное дело. Делая это, вы не осознаете все, что вы делаете. Вы совсем не задумываетесь над тем, какие слова вы произносите в молитве. Вы просто повторяете их как попугай. Это не медитация, А если вы осознанно принимаете ванну, это медитация. Так что запомните это: все, что вы делаете сознатель­но, с бдительностью, с полным осознанием становится медитацией. Если вы даже убиваете кого-то сознательно, с полным осознанием, это является медитативным.

Вот что говорил Кришна Арджуне: «Не бойся. Убивай, уничтожай полностью осознанно, зная, что никто из них не будет убит, не будет уничтожен». Арджуна очень легко мог убивать своих врагов бессоз­нательно. В ярости он мог становиться безумным и убивать - это легко. Но Кришна говорит: «Будь бдительным, будь полностью осоз­нающим. Просто стань орудием в божественных руках и знай, что никто не может быть убит. Внутреннее существо является вечным, бессмертным. Так что ты просто разрушаешь формы, но не то, что стоит за ними. Так разрушай же эти формы». Если Арджуна сможет быть так медитативно осознающим, то не будет насилия, никто не будет убит, никакой грех не будет совершаться.

Я расскажу вам один анекдот из жизни Нагарьяны. Нагарьяна был одним из величайших мастеров Индии - масштаба Будды, или Махавиры, или Кришны. А Нагарьяна был редким гением. На ин­теллектуальном уровне ему не было равных в мире; такой острый и проницательный интеллект встречается очень редко.

Он ходил по городу, по столичному городу, и всегда оставался обнаженным. Королева этого королевства была верующей, последо­вательницей и поклонницей Нагарьяны, ревностной поклонницей. Поэтому Нагарьяна пришел во дворец попросить пищи. У него была одна деревянная чашка для приношений.

Королева сказала: «Дай мне эту чашку для приношений. Я буду беречь ее как подарок, а у меня есть другая, сделанная специально для тебя. Ты можешь взять ее».

Нагарьяна сказал: «О'кей!» Другая чаша была золотой, на ней было размещено много драгоценных камней; она была очень ценной. Нагарьяна ничего не сказал. Обычно ни один санньясин не взял бы ее, он сказал бы: «Я не могу прикасаться к золоту». Но Нагарьяна взял ее. Если золото является, на самом деле, просто грязью, то зачем делать какие-то различия? Он взял ее.

Даже королева не считала, что это хорошо. Она думала: «Почему? Он должен был отказаться. Такой великий святой! Почему он принял такую дорогую вещь, живя при этом обнаженным, без всякой одеж­ды, без всякой собственности? Почему он не отверг ее?»

Если бы Нагарьяна отказался от подарка, королева бы настаива­ла, просила, но затем она бы чувствовала себя лучше. Нагарьяна взял чашку и ушел. Один вор увидел его идущим по городу и подумал: "Этот человек не сможет сохранить эту чашку для подаяний, кто-то должен украсть ее или кто-то должен отнять ее у него. При такой обнаженности - как он сможет защитить ее?» Поэтому он пошел следом... вор пошел за Нагарьяной.

Нагарьяна обитал за юродом в старом монастыре, один; мона­стырь был просто развалинами. Он вошел, он слышал за собой шаги, но он не посмотрел назад, потому что подумал: «Он, должно быть, идет за чашкой для подаяний, а не за мной, кто может прийти ко мне? Никто никогда не следовал за мной в эти руины».

Date: 2015-05-05; view: 509; Нарушение авторских прав; Помощь в написании работы --> СЮДА...



mydocx.ru - 2015-2024 year. (0.007 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию