Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







МОТИВАЦИЯ ВСТУПЛЕНИЯ В БРАК





Интересны попытки рассмотрения «механизмов» зарождения любов­ных переживаний.Так, наиболее известен подход Отто Вейнингера, который полагал, что дифференциация полов, их разделение никогда не бывает совершенно законченным. Все особенности мужского пола можно найти, хотя бы и в самом слабом развитии, и у женского пола. Можно пользоваться понятиями идеального мужчины «М» и идеальной женщины «Ж» только как типичными половыми формами. «Закон по­лового притяжения», сформулированный О. Вейнингером, гласит: «Для соединения полов нужны совершенный мужчина "М" и совер­шенная женщина "Ж", хотя и разделенные в двух разных индивидуу­мах в совершенно различных сочетаниях». Автор этой теории полагал, что за существование института брака говорит тот факт, что наличие громадного количества промежуточных ступеней позволяет найти двух индивидуумов, наиболее подходящих друг другу (Вейнингер О., 1990, с. 12).

С. В. Ковалев полагает, что мотивациявступления в браквключает по крайней мере пять типов: любовь, духовную близость, материаль­ный расчет, психологическое соответствие, моральные соображения. Изучение влияния брачной мотивации на удовлетворенность браком


подтверждает важность двух первых мотивов. Среди тех, кто вступил в супружеский союз по любви и общности взглядов, максимальное число удовлетворенных и минимальное — неудовлетворенных. Важ­но единство этих двух мотивов. Разочарование семьей и браком ока­залось более вероятным у тех, кто ориентировался исключительно на свои чувства без необходимой для их сохранения духовной общ­ности супругов.

По мнению некоторых исследователей, в большом числе случаев любовь оказывается фактором, препятствующим сохранению семей­ного союза.

Во-первых, пишет С. В. Ковалев, в нетерпении любви мы ищем не супруга, а любимого, забывая о том, что жить нам придется не с одним этим прекрасным чувством, а с ее предметом и носителем — вполне конкретным человеком, обладающим уникальным психическим ми­ром, образом своего «Я», темпераментом, характером и личностными особенностями, отчего слияние двух «Я» не всегда приводит к появле­нию одного «Мы».



Во-вторых, под романтическим покровом любви мы очень часто забываем, что, сколь бы супруги ни любили друг друга, в своей семье они просто обязаны будут выполнять обычные для каждой супружес­кой пары функции.

Западногерманский психолог X. Шельский утверждает, что, ког­да ожидание любви становится первостепенным мотивом брака, основной смысл семейной жизни с ее повседневными заботами, ухо­дом за маленькими детьми сводится к гибели этих иллюзий, разру­шению волшебства, что нередко приводит к поискам нового любов­ного партнера.

Таков один из вариантов пессимистического взгляда на соотноше­ние любви и брака, содержащий в себе смешение понятий любви, влюбленности, иллюзии и потребительства как ожидания необыкно­венных чувств от другого.

Другого взгляда на соотношение любви и брака придерживаются известные психотерапевты Э. Г. Эйдемиллер и В. В. Юстицкий, изла­гая его при описании механизма «эмоциональной идентификации с се­мьей». Авторы рассматривают эмоциональные отношения симпатии как цементирующую силу в семейных отношениях. Они отмечают, что отношения симпатии в определенной мере нейтрализуют состояния фрустрации, возникающие в межличностных отношениях, в том чис­ле и в семье. Легче возникает адаптация к фрустрирующим особенно­стям характера супруга (Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В., 1990).


А. В. Петровский указывал, что степень эмоциональной близости — это особое качество настоящей семьи, и трудно представить другую группу, где подобное качество было бы в такой степени развито. Ха­рактеризуя эту сторону семейных взаимоотношений на примере ро­дительской любви, говоря о различных и многочисленных проступках ребенка, Петровский замечает: «При этом любой проступок отнюдь не вызывает к себе бесстрастного отношения родителей. Напротив, порождает гнев, причем сплошь и рядом в весьма бурной и яростной форме. И так может продолжаться недели, месяцы. Но вот что инте­ресно. Кумуляции зачастую не происходило. Складывается впечатле­ние, что потоки возмущения, поступающие через пробоины корабля доверия, откачивают мощные помпы родительской любви» (Петровс­кий А. В., 1983, с. 196-197).

Эйдемиллер и Юстицкий считают, что во многом сходным по пси­хологической сути является действие симпатии в супружеских от­ношениях. И в этом отношении возникает эффект «растворения фру­страции». Отношения симпатии вызывают нарастание интереса к объекту симпатии (например, к человеку, которого любят). Следует подчеркнуть, что это интерес благожелательный, связанный со стрем­лением помочь, совместно радоваться или огорчаться, в свою очередь обусловливающий большую взаимную откровенность и, соответствен­но, нарастание эмпатии. Отсюда и значение отношений симпатии в профилактике и смягчении межличностных конфликтов в семье.

О связи любви как мотива вступления в брак и удовлетворенности браком говорит работа Н. Г. Юркевич. На выборке из 612 женщин и 365 мужчин ею были получены следующие результаты: в счастливых брачных союзах состояли женщины, из которых 75,10% вышли замуж по любви, 13,88% по симпатии, у 2,86% мотивом было стремление из­бавиться от одиночества, у 1,63% кратковременное увлечение. Среди неудачных браков распределение ответов следующее — по любви вы­шли замуж 27% женщин, по симпатии — 17%, мотив «стремление из­бавиться от одиночества» назвали 12,93% женщин, кратковременное увлечение — 1,63%. У остальных был иной ответ или ответа не было.



У мужчин ответы приблизительно сходные, хотя вступающих в брак по любви среди них в целом меньше: 62,80% в счастливых браках и 17,74% в неудачных, а назвавших мотивами заключения брака стрем­ление избавиться от одиночества и легкомыслие больше (соответствен­но по 10,37% и 8,05% в счастливых браках и по 16,13% и 25,80% в не­удачных). Среди мужчин большая доля давших иные ответы, не при­веденные автором (среди неудачных браков — 25,81%).


Можно заметить, что у мужчин и женщин браки по любви оказы­ваются наиболее счастливыми, а вступление в брак, основанное на сиюминутном желании, — наименее (Юркевич Н. Г., 1971).

В другом исследовании, проведенном спустя 30 лет, наиболее удач­ным при вступлении в брак оказалось сочетание любви и духовного единства. На основе полученных значимых корреляций выяснилось, что супруги, заключившие брачный союз по этим двум мотивам, были им наиболее удовлетворены (Андреева Т. В., Толстова А. В., 2000).

Юркевич провела в Минске опрос 300 человек преимущественно с высшим образованием, из которых 94% считали, что в принципе брак должен заключаться по любви, — это нравственный идеал; 70% под­твердили, что сами вступили в брак по любви. Но лишь 47% назвали любовью чувство, которое они испытывали к жене (мужу) в момент, когда проводилось анкетирование.

Сопоставление данных о мнениях женщин-работниц минских предприятий об их отношении к мужу в момент заполнения анкеты с успешностью брака показало следующее. В счастливых браках к мужу испытывали любовь 63,67% женщин, симпатия и привычка состав­ляли в их отношении меньшую долю (13,88% и 19,18%). Безразлич­ных и испытывавших к мужу неприязнь не было. В удовлетворитель­ных брачных союзах привычку отметили 39,43%; любовь— 32,8%, симпатию — 13,01%. Появился ответ «безразличие» — 4,47%. Не дали ответа 10,16%.

В неудачных браках превалировали привычка — 44,85% и безраз­личие — 33,04%. Каждая десятая женщина относится к мужу неприяз­ненно, с любовью — 5,22%, симпатией — 1,74%.

На основе проведенных исследований автор делает следующий вывод: многие люди считают, что в браке они обходятся без любви, и следовательно, долг в обеспечении психологической установки на со­хранение семьи играет весьма существенную роль (Юркевич Н. Г., 1971). Качество брака, самочувствие супругов и воспитание детей в таком случае страдают, даже если сами супруги-родители этого не хо­тят замечать. «Всякая настоящая семья возникает из любви и дает че­ловеку счастье. Там, где брак заключается без любви, семья возникает лишь по внешней видимости; там, где брак не дает человеку счастья, он не выполняет своего главного назначения. Научить детей любви родители могут лишь тогда, если они сами в браке умели любить. Дать детям счастье родители могут лишь постольку, поскольку они сами нашли счастье в браке. Семья, внутренне спаянная любовью и счасть­ем, есть школа душевного здоровья, уравновешенного характера, твор-


ческой предприимчивости... Семья, лишенная этой здоровой центро­стремительное™, растрачивающая свои силы на судороги взаимного отвращения, ненависти, подозрения и "семейных сцен", есть настоя­щий рассадник больных характеров, психопатических тяготений, не­врастенической вялости и жизненного "неудачничества"» (Ильин И. А., 1993).

О значении брака, в котором присутствует любовь, замечательно написал христианский писатель IV века св. Григорий Богослов в своей глубокой «моральной поэме»: «Смотри, что дает людям союз любви, "мудрый брак"». Кто, как не брак, соединил море и сушу важной до­рогой и объединил раздельное друг от друга?

Но есть и еще более высокое и лучшее. Благодаря браку мы явля­емся руками, ушами и ногами друг для друга; благодаря ему мы полу­чаем двойную силу, к великой радости друзей и горю врагов. Общие заботы уменьшают затруднения. Общие радости становятся приятнее. Радостнее является богатство благодаря единодушию. А у небогатых единодушие радостнее богатства. Брак есть ключ, открывающий путь к чистоте и любви» (цит. по: Троицкий С, 1995, с. 56).

«Брак — чудо на земле. В мире, где все идет вразброд, брак — мес­то, где два человека благодаря тому, что они друг друга полюбили, ста­новятся едиными, где рознь кончается, где начинается осуществление единой жизни. Жить врозь — мучительно, тяжело, а вместе с тем — легко и привычно. Умственные интересы, вкусы расходятся, и потому очень легко сказать себе: я хочу жить тем, что меня интересует. Кто живет для прибыли, кто живет для культуры, кто ищет идеал, но я — самодовлеющая единица, мне хватает меня самого... А на самом деле от этого получается распыление общества, распыление человечества. В конечном итоге не остается ничего от того дивного, чудного един­ства, которое могло бы существовать между людьми. И брак, как я уже сказал, является чудом восстановления единства там, где оно не мо­жет быть восстановлено человеческими силам» (Сурожский А 1994 с. 3-4).

Литература

Андреева Т. В., ТолстоваЛ. В. Темперамент супругов и совместимость в браке //Анань-евские чтения. Тез. науч. конф. «Образование и психология». СПб.: Изд-во С.-Пе­тербургского университета, 2001.

Вейнингер О. Пол и характер. М., 1990.

ДелисД. Парадокс страсти. М.: Мирт, 1994.


Ковалев С. В. Психология современной семьи. М., 1988.

Кон И. С. Введение в сексологию. М., 1990.

Крайг Г. Психология развития. СПб.; М: Питер, 2002.

МайерсД. Социальная психология. СПб.: Питер, 1999.

Петровский А. В. Популярные беседы о психологии. М., 1983.

Собчак Л. Н. Диагностика психологической совместимости. Ещераз про любовь(пси­холог о любви, о семье, о детях). СПб.: Речь, 2002.

Сурожский А. Таинство любви. СПб., 1994.

Троицкий С. Христианская философия брака. М., 1995.

Трофимова И. А. Педагогика и психология. Психология брака: Учебное пособие. СПб.: Изд-во СПбГТУ, 2001.

Философия любви / Под ред. Горского Д. П. М., 1990.

Фромм Э. Искусство любить: Исследование природы любви. М., 1990.

Эйдемиллер Э. Г., Юстицкий В. В. Семейная психотерапия. Л.: Медицина, 1990. 192 с.

Эйдемиллер Э. Г., Юстицкис В. Психология и психотерапия семьи. СПб.: Питер, 2000.

Юркевич Н. Г. Роль советского семейного права в укреплении семьи // Социальные ис­следования. Методологические проблемы исследования быта. Вып. 7. М.: Наука, 1971.

Lee J. A. A typology of styles ofloving // Person, and Soc. Psyhol. Bull. 1977. Vol. 3. P. 173—182.

Sternberg R. A triangular of love. Psichological Review. 93.1986.119-135.


Тема V

 








Date: 2015-05-04; view: 416; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.01 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию