Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 15 Лев





Стихия огня, фаза осуществления

И он к устам моим приник,

И вырвал грешный мой язык,

И празднословный, и лукавый,

И жало мудрыя змеи

В уста замершие мои

Вложил десницею кровавой.

А. Пушкин

Тема: работа нисходящего канала.

Львиная трансляция проливает свет на весьма непростой вопрос: зачем тонкому плану нужен плотный? Так иногда на лекциях по натуропатии, пропагандирующих здоровый образ жизни, вегетарианское питание, общение с природой и тому подобные неоспоримые ценности, поднимается скептическая фигура и задает нехороший вопрос: «Зачем все это нужно? Не лучше ли позаботиться о душе, а уж она как-нибудь сама приведет тело в надлежащий порядок». Как правило, этот вопрос задают молодые, относительно здоровые и не имеющие тяжелобольных родственников, что несколько снижает его ценность, но некоторая философская глубина все же ощущается в самом подходе к теме: если душа творит тело и отвечает за него, почему же она не следит за его благосостоянием?

Ответ, в рамках развиваемой автором концепции, звучит следующим образом. Тонкий и плотный планы объекта создаются одновременно, и они суть лишь отражения в субъективном создании двух способов его рассмотрения. Иными словами: есть некоторый третий, синтетический способ рассмотрения объекта, когда тонкий и плотный планы в нем не различаются, поскольку слиты воедино. Поэтому болезнь или нерешенные проблемы любого плана означают дисгармонию объекта в целом и, следовательно, сказываются и на другом его плане. Но в то же время в отношениях тонкого и плотного планов нет равенства, то есть симметрии, в частности, нисходящие каналы работают совсем не так, как восходящие, и у них другие функции.

Само по себе существование плотного плана означает, что тонкий не может решить своих проблем самостоятельно и отправляет часть своего напряжения вниз, формируя как бы задание плотному и снабжая его энергией и информацией, необходимыми для исполнения этого задания.

Таким образом, для львиной трансляции характерны следующие моменты. Во-первых, актуализируется определенная проблема на тонком плане, которую не удается решить без выхода за его рамки. Во-вторых, плотный план имеет определенную структуру, рассчитанную на принятие и последующее реагирование на энергоинформационные послания из тонкого, то есть, попросту говоря, плотный план в целом понимает, чего от него требует тонкий, и в принципе может это сделать, получив «сверху» соответствующие указания и энергетическую поддержку. В-третьих, и тонкий, и плотный планы воспринимают описанное взаимодействие через нисходящий канал как рутинный, то есть как элемент их нормального существования; более того, без львиных трансляций тонкий план оказывается перегруженным напряжениями и дисбалансами, а плотный скучает и чахнет без осмысленной ответственной работы, на которую он был рассчитан при своем создании.



Неправильно представлять работу львиного канала как вариант почты — она гораздо больше похожа на перевод с одного языка на другой, причем языки тонкого и плотного планов не только не принадлежат одной языковой семье, но оперируют в принципе различными понятиями, так что перевод всегда получается очень приблизительным, а процесс перевода — весьма творческим занятием. Ввиду большой разницы между уровнями вибраций тонкого и плотного планов нисходящий канал, как правило, использует особый символический язык промежуточного вибрационного уровня, так что его (львиные) символы несут с собой вибрации более грубые, чем характерные для тонкого плана, и в то же время более тонкие, нежели приняты в плотном. Ангел для Бога — то же, что рабочая лошадь для человека.

Типичный пример львиной символической системы — юридический язык, на котором пишется законодательство. Исходный пункт, от которого отталкиваются ведущие юристы и правительственные чиновники, составляющие свод законов, — это некоторое смутное представление о справедливости и возмездии; оно (если отвлечься от субъективного фактора) есть не что иное, как понимание законов кармы эгрегором государства, которое на обычном языке практически невыразимо, а здесь его нужно не только выразить, но и сделать руководством, пригодным к практическому использованию. Для этой цели и вырабатывается особый язык, понятный по сути лишь специалистам, имеющим юридическое образование, и прилагающийся к жизни также с помощью специальных переводчиков — прокуроров, адвокатов, судей, нотариусов и т. д.

Другой пример — передача импульса действия от мозга к мышце: здесь роль Льва играет эфферентный (двигательный) нерв, проводящий сигнал, который побуждает мышечные волокна сокращаться или расслабляться. Сигнал, идущий по нерву, качественно отличается и от сигналов в пределах мозга, и от сигналов, распространяющихся по сухожильным и мышечным клеткам.

Менее физиологический, хотя и близкий к предыдущему, пример действия канала Льва можно усмотреть в триаде мысль — эмоция — действие. В роли львиной трансляции в данном случае выступает эмоциональное переживание, по энергетике более плотное, чем мысль, но более тонкое, нежели действие. Пожалуй, именно на этом примере наиболее ярко видно, насколько точна должна быть работа Льва для адекватного разрушения возникшего на тонком плане напряжения. Рассмотрим эту ситуацию более подробно.



Представим человека, присутствующего в некотором пространстве и пассивно наблюдающего за ним — например, джентльмен в одиночестве отдыхает у себя дома, сидя в кресле и слушая доносящееся из сада пение птиц. Внезапно дверь гостиной распахивается и в нее входит... Или не входит, а вбегает, влетает, вламывается, вползает, впархивает — словом, появляется некто, чье появление, как понимает джентльмен, нельзя оставить без соответствующего знака внимания. В зависимости от обстоятельств, может быть, нужно поднять голову, нахмуриться, улыбнуться, поприветствовать сидя или встав с кресла, позвонить в колокольчик, притворно заснуть и т. д. Адекватность и естественность любого из этих поступков зависит в первую очередь от точности работы Льва, то есть протекания эмоции, которая на секунду-другую охватит пока еще неподвижного и расслабленно сидящего джентльмена, после чего даст ему исходный энергетический (а также информационный) импульс для физического и социального жеста.

Здесь чересчур слабая эмоция так же не годится, как и чересчур сильная, и ее характер тоже должен быть точно выверен. Замечательно то обстоятельство, что не только сама эмоция, но и время ее протекания оказываются социально значимыми, и человек, опытный в общении, прекрасно это чувствует, — пауза между мыслью и ее воплощением в действии должна быть вполне определенной: если она чересчур велика, вас заподозрят в лицемерии, если слишком мала — упрекнут в легковесности или равнодушии, причем часто вне зависимости от содержания действия. Особенно это касается ответных реплик человека на важные сообщения: перед тем как ответить, полученную информацию нужно эмоционально пережить, и именно за адекватностью этого переживания подсознательно следит партнер, передающий новость, а сама реакция человека, как правило, предсказуема и малоинформативна. Опытный дамский угодник отлично знает, что важен не словесный ответ барышни на его предложение, а пауза, предшествующая ее словам; примерно так же смотрит на своего клиента профессиональный психолог.

Следующий важный пример работы канала Льва дает целительство. Идейным центром самой целительной концепции, не всегда провозглашаемым явно, но всегда молчаливо подразумевающимся, является представление о том, что у каждого человека имеется некоторое идеальное для него состояние тела и здоровья, к которому и подводят всевозможные целительные мероприятия, но они тем эффективнее, чем больше человек верит в возможность своего оздоровления и настраивается на свой прототип идеального здоровья. При этом принципиально важно, что этот идеальный Индивидуальный Прототип, во-первых, полностью соответствует врожденной конституции человека, особенностям его телосложения, физиологии и т. п., а во-вторых — определенным образом меняется со временем: растет, взрослеет, стареет и в какой-то момент умирает. При этом фактическое здоровье человека находится в прямой зависимости от влияния на его физическое и эфирное тела Индивидуального Прототипа: чем сильнее это влияние, тем больше у человека естественных оздоровительных сил, поддерживающих его «на плаву» в самых трудных условиях.

Таким образом, канал Льва в данном случае передает энергию и информацию от Индивидуального Прототипа к телу самого человека, являясь основой самовосстановления и самоисцеления. С этой точки зрения понятно, почему у одних людей самолечение мыслью и положительными ментальными настроями идет успешно, а у других совсем не получается: все дело здесь в проработке канала Льва. Человек, у которого этот канал не проработан (слаб, засорен и имеет малую пропускную способность), как правило, вообще не мыслит себя здоровым, хотя бы умозрительно, и весьма уязвим для любых внешних и внутренних раздражителей: переохлаждения, перегрева, физических нагрузок, нервных напряжений, инфекций и т. д. Его организм при самых легких нарушениях приходит в состояние паники и реагирует по принципу «из пушки по воробьям»: резко поднимает давление или температуру, человек впадает в смертельную бледность, покрывается холодным потом, у него подкашиваются ноги и т. д. Чем лучше проработка Льва, тем ярче представление человека о своем Индивидуальном Прототипе и тем легче идет обращение к нему за помощью в любых напряженных ситуациях. В результате повышается выносливость организма, его сопротивляемость инфекциям и любым нагрузкам, убыстряется восстановление после болезней и травм. На субъективном уровне человек начинает ощущать некоторую как бы внешнюю защиту, охраняющую и поддерживающую его здоровье и особенно усиливающуюся в тяжелые и ответственные периоды (вот она — трансляция Льва!).

Слабое место Льва — излишний энтузиазм, приводящий к попыткам подмены других зодиакальных архетипов, в первую очередь Тельца, Овна и Стрельца. Особенно это характерно для сильного Льва, который очень склонен считать себя центральным архетипом среди не только зодиакальных, но также и всех остальных. По идее Лев должен оттранслировать плотному плану энергию и информацию от тонкого — и на этом остановиться. Дальнейшей работой, связанной уже непосредственно с плотным планом, ведают земные знаки; в фазе осуществления это Дева, но если она слаба, человек может не заметить (или не захотеть заметить), что ситуация качественно переменилась, и попытаться на львиной энергии осуществить реальную работу с плотным планом. Наиболее естественный результат здесь — полное фиаско, прежде всего потому, что энергия и информация, необходимые для реализации плотных программ, качественно иные, чем львиные (последние существенно тоньше). В результате трансляции Льва не только не используются по назначению, но нередко и отравляют плотный план.

Типичный пример — попытки родителей учить своего ребенка пока не доступным для него материям. Родительский энтузиазм в нормальных условиях носит овновский характер, то есть не идет слишком далеко, ограничиваясь поверхностным знакомством ребенка с той или иной областью знаний и умений. Если, однако, чадо обнаруживает хорошие способности к чему-либо, родительский Овен легко может переключиться на Льва, и тогда они начинают профессиональную дрессировку ребенка, нанимают учителей, отдают его в специальную школу и т. п. При этом нередко оказывается, что жизненного призвания к соответствующей области у него все-таки нет, и уже практически взрослое, профессиональное обучение идет на львиной энергетике родителей и очень слабенькой, питающейся ею Деве отпрыска. При этом несколько позже не просто происходит срыв обучения — подрастающий человек отравляется сюжетом неправильного обучения настолько, что не терпит соответствующего предмета всю жизнь, хотя по идее, если бы все развивалось правильно, он мог бы стать вместо, например, неудавшегося гастролирующего пианиста просто любителем домашнего музицирования и радовать своими импровизациями гостей и домочадцев.

Не менее острая, хотя и менее очевидная ситуация возникает при подмене Львом Стрельца. Основные функции Стрельца в принципе разрушительны: он разрушает нисходящий канал и инициирует разрушение плотного плана; с другой стороны, Лев, наоборот, принципиально конструктивен: он бережет (хотя и энергично эксплуатирует) нисходящий канал и инициирует функционирование плотного плана. Поэтому, пытаясь работать в стрельцовской ситуации, Лев неожиданно для себя грубо ее крушит — гораздо грубее, чем оно должно происходить, — совершенно этого не имея в виду. Оказывается, что нисходящий канал уже не держит той нагрузки, с которой нормально справлялся в фазе осуществления, а его трансляции оказываются непереносимыми для плотного объекта, и тот стремительно, болезненно и неэкологично гибнет.

Так энергичный и здоровый, плотно занятый собственными делами взрослый сын время от времени приходит подбодрить своего быстро дряхлеющего отца, игнорируя катастрофические перемены в его здоровье, умонастроении и делая вид, что ничего особенного не происходит, и, употребляя наигранно-бодрую львиную интонацию, его настраивает: «Опять, папаша, хандришь? Ну ничего, вот я тебе калорий принес, будешь хорошо кушать — рыбу копченую, сало украинское — все как рукой снимет, опять свои кроссы побежишь!» Все это было бы нормально лет тридцать назад, но теперь, когда стареющий и умирающий отец должен подготовиться к переходу в лучший мир, ему подходит совсем другое питание — и, кстати говоря, другой тип моральной поддержки.

Обратимся теперь к области литературы. Помимо общего воспитания читателя литературные произведения нередко его конкретно вдохновляют, помогают решать жизненные задачи не мудростью, которая предположительно содержится в книгах, а жаром, идущим с их страниц. Последнее относится как раз к каналу Льва, курирующему плакаты «Не проходите мимо!» (бичующие алкоголизм и мелкое хулиганство), сатирические памфлеты, идеологически выдержанные передовые статьи газет, политические и художественные манифесты, рассчитанные не на рекламу, а на длительное использование.

Очень ярко видно присутствие или, наоборот, отсутствие львиных трансляций в детских книгах. Книги с сильным Львом буквально гипнотизируют детей своими образами и сюжетами, входят в их игры и жизнь, а затем материализуются в виде игрушек, наклеек, составных картинок и т. д.

Во взрослой жизни ту же роль играет духовная литература, особенно духовно-прикладная, то есть не только имеющая абстрактное познавательное значение, но и ставящая себе цель непосредственного воздействия на мораль, этику и религиозные чувства читателя. Характерный львиный жанр — проповедь, и в этом смысле вся серьезная русская литература до XX века включительно имела сильный львиный акцент, по крайней мере, так она воспринималась читателем. Интересно, что писатели, которые пытались с этим бороться, прямо и косвенно объявляя свои произведения находящимися вне жанра проповеди, — Владимир Набоков, Венедикт Ерофеев, Иосиф Бродский — все равно воспринимались своими читателями как моральные учителя, например, в своей асоциальности и торжестве индивидуального начала. («Для человека частного и частность эту всю жизнь какой-либо общественной роли предпочитавшего...» — так начинается нобелевская лекция И. Бродского.)

Причина подобной львиной акцентуации любого серьезного литературного произведения заключается, вероятно, в пока очень мало понятной роли слова и словесно обрисованной реальности в жизни отдельного человека и общества в целом. Трудно научно проверить утверждение древних индийских мудрецов, что мир был создан словом, но несомненно бросается в глаза, что специальные миры в очень большой степени создаются словами, и талант литератора является в этом смысле даром стихии огня — способностью создания, поддержки и разрушения плотных социальных реальностей, приведения их в соответствие с программами тонких социальных реальностей, то есть эгрегориальными программами. При этом для Льва типично умеренное воздействие на социальную реальность — он может ее воспевать или, наоборот, критиковать, корректировать, направлять на новые дела и т. п., но при этом всегда оставаясь в определенных рамках, то есть, как говорится, не подрывая устоев и не идя поперек сложившихся традиций. Характерный львиный жанр — социально-ориентированная литература, не просто живописующая людей и их проблемы, но имеющая в виду пути решения этих проблем — как в пределах художественного произведения, так и в жизни читателей.

Как же проявляется Лев в жизни человека? Трансляции из тонкого тела в плотное — это конкретная поддержка его жизненных сюжетов, например то, что обычно называется удачей. Однако и частные неудачи и препятствия, локальные срывы жизненных (плотнокармических) программ нередко вызываются львиными трансляциями, когда в тонком теле, например в ценностной системе человека, возникает крупное напряжение, которое не удается оттранслировать на плотный (событийный) план достаточно гармонично; для Льва, однако, характерно, что неудачи и срывы не отбивают у человека стремления вести соответствующие программы, а иногда даже его усиливают.

Таким образом, Лев проявляется в жизни человека как сила, устойчиво дающая энтузиазм и поддержку определенным жизненным программам и в большой мере их направляющая, — но с помощью энергий более тонких, чем энергии самих этих программ. Так нормально воспитывают детей — с любовью, добротой, воодушевляя их собственным энтузиазмом и увлеченностью, поощряя не материальными подарками (Дева), а радостными событиями, например, праздниками и концертами с их собственным участием.

Любовь — ключевое слово для львиных трансляций, так же как и ее низшая октава — ненависть. Любой длительный устойчивый сюжет в жизни человека поддерживается Львом и в лучшем случае озарен любовью как постоянно действующим фактором (в отличие от овновской первичной влюбленности), в худшем — с тем же постоянством поддерживается ненавистью. Промежуточный, средний вариант работы Льва называется привычкой — за ней, как правило, стоит большая сила, выражающаяся в устойчивой поддержке текущего каузального сюжета тонким телом, то есть некоторыми жизненными позициями и ценностями человека.

Неумение различить ситуации и энергии Льва и Девы и попытки заменить одним из этих архетипов другой служат неисчерпаемым источником взаимонепонимания и конфликтов между людьми, особенно в семье.

«Я так его люблю, все прощаю — что ему еще надо?» — типичное возмущение женщины с сильным Львом и слабой Девой, пытающейся заменить конкретную заботу о сыне любовью, так сказать, в чистом виде.

«Я все для него делаю — готовлю, обшиваю, обстирываю, — чего еще ему надо?» — жалуется своей душевной подруге женщина с сильной Девой и слабым Львом, старающаяся заменить материальной заботой о муже непосредственное выражение своих чувств.

А каждому человеку нужно что-то свое, и не от всех зодиакальных архетипов поровну, а в соответствии с их врожденной акцентуацией в его жизни, и еще в зависимости от сиюминутного настроения, которое может меняться довольно быстро, и для того, чтобы за ним уследить, нужен большой энтузиазм, а может быть, даже любовь.








Date: 2015-06-07; view: 88; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.009 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию