Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Лев Яшин

 

(1929–1990)

Советский футболист. Чемпион игр XVI Олимпиады в Мельбурне (Австралия), 1956 год

У великого российского голкипера было прозвище – Черная пантера. Яшин и в самом деле умел совершать дальние, поистине «кошачьи» прыжки за мячом и с «кошачьей» же точностью захватывать свою добычу в любом углу ворот. Точно так же он умел «нырять» за мячом в самую гущу игроков или в последний момент снимать его с головы нападающего. В 50‑х годах XX столетия еще далеко не все вратари отваживались покидать вратарскую площадку, в то время как Яшин показывал примеры безошибочной игры на выходах. Чем, в самом деле, не пантера (черная – по цвету обычной вратарской экипировки российского голкипера)?!

Знаменитый вратарь играл долго: появился в клубе «Динамо» в 1949 году, а прощальный его матч против команды суперзвезд мирового футбола, среди которых были англичанин Бобби Чарльтон и немец Герд Мюллер, состоялся в Москве в 1971 году.

К тому времени Лев Яшин был олимпийским чемпионом 1956 года, чемпионом Европы 1960 года, вице‑чемпионом Европы 1964 года, основным вратарем национальной сборной на мировых чемпионатах1958, 1962 и 1966 годов, обладателем «Золотого мяча» лучшего футболиста Европы 1963 года. Не говоря уж о том, что вместе со своим родным «Динамо» пять раз становился чемпионом страны и трижды выигрывал Кубок СССР. За свою спортивную карьеру Лев Яшин сыграл 812 матчей и в 207 из них оставил свои ворота «сухими».

 

Теперь даже трудно поверить, что в его спортивной биографии был момент, когда он едва не покинул футбол, чтобы стать хоккеистом. В 1953 году его настойчиво звали в команду тренеры хоккейного «Динамо», поскольку он прекрасно владел клюшкой и в то же время его футбольные дела совершенно не ладились.

По‑счастью, он выбрал футбол и, работая на тренировках, как никто другой, доказал всем и себе самому в том числе, что он лучший из лучших. А работы, даже самой тяжелой, он не боялся с детства, потому что пришлось оно на очень тяжелую пору в истории страны.



Яшин – москвич. Как и множеству его сверстников, жить в 1930‑е годы приходилось в тесной квартире рабочего района не только с родителями, но и с многочисленными родственниками. Как и все мальчишки, большую часть времени он проводил на улице за нехитрыми детскими играми. Вместе с другими рано начал гонять мяч.

В 1941 году вместе с родителями пришлось уезжать в эвакуацию под Ульяновск. Едва закончив пять классов, Лев пошел на военный завод учеником слесаря. Когда в 1944 году семья вернулась в Москву, будущему великому голкиперу шел пятнадцатый год. Теперь он работал на заводе в Тушино, куда приходилось добираться из Сокольников на метро и двух трамваях.

Вставать приходилось в пять утра, а домой Лев возвращался поздно вечером, потому что после смены играл в футбол в заводской команде. Именно тогда ее тренер разглядел в нем способности голкипера и впервые поставил Льва Яшина в ворота. Позже тот признавался, что поначалу куда больше ему нравилось бегать в поле и забивать голы.

Попасть в команду мастеров, как это нередко случалось, Яшину помог случай. Его приметил и пригласил в юношескую команду «Динамо» Аркадий Иванович Чернышов – знаменитый тренер… по хоккею. А в 1949 году Лев Яшин уже был дублером знаменитых динамовских футбольных вратарей основной команды – Алексея Хомича и Вальтера Саная.

И, как это почти всегда случается с будущими великими вратарями по классическим «законам жанра», начинал свою карьеру молодой голкипер с поистине катастрофических промахов.

Первый из них случился весной 1949 года на сборах в Гаграх, где «Динамо» играло контрольный матч со сталинградским «Трактором». В одном из эпизодов вратарь сталинградцев выбил мяч так сильно, что он прилетел прямо к яшинским воротам. Не спуская с него глаз, молодой голкипер «Динамо» вышел вперед, чтобы забрать его в руки, но. столкнулся с собственным защитником, а мяч в этот момент оказался в сетке.

Поскольку матч был не официальным, знаменитые динамовские игроки вместо того, чтобы попенять своему вратарю, разразились дружным хохотом, и это стало для него, конечно, еще большим унижением.

Осенью следующего, 1950 года, уже в официальном и очень принципиальном матче со «Спартаком» Яшину пришлось заменить получившего травму Алексея Хомича. Счет был 1: 0 в пользу «Динамо». Молодой вратарь нервничал и часто ошибался.

Одна из ошибок оказалась роковой: спартаковцы навесили мяч в штрафную площадку, Яшин выскочил из ворот, чтобы его перехватить, но. опять столкнулся с динамовским игроком. После этого спартаковцу Николаю Паршину оставалось только чуть коснуться мяча головой, чтобы он влетел в динамовские ворота.

Очевидцы рассказывают, что после матча в раздевалку «Динамо» ворвался высокопоставленный милицейский чин и в гневе приказал тренерам никогда больше не ставить «этого малого» в ворота. И Яшин после этого три года действительно ни разу не появлялся в основном составе.

Только в 1953 году ему вновь пришлось выйти на замену в матче с тбилисским «Динамо». Счет был 4: 1 в пользу москвичей и ничто, казалось бы, не предвещало беды. Но Яшин вновь так нервничал, что счет быстро сравнялся. «Динамо» все‑таки выиграло – победный гол в самом конце игры забил Константин Бесков. Однако именно тогда Яшин всерьез задумывался о том, чтобы навсегда уйти из футбола в хоккей.



И все‑таки тренеры «Динамо» не могли не видеть, что из молодого вратаря должен получиться толк. Помимо задатков – высокого роста, прыгучести, реакции, – у него было поразительное упорство. И огромная трудоспособность.

О том, как из Яшина «выходил толк», позже один из выдающихся динамовских тренеров Михаил Иосифович Якушин вспоминал: «Передо мной стояла проблема: как сделать так, чтобы Яшин стал более мудро и уверенно играть на выходах? Решил помимо того, что он будет проводить обычный вратарский тренинг, привлекать его постоянно и к участию в общекомандных упражнениях, в которых он должен действовать как обычный полевой игрок. Идея такая: играешь на выходах ногой – вот и учись этому делу на высшем уровне.

Яшин, надо отдать ему должное, на тренировках любил в поле играть. Тут же, кроме расчетливости, еще и выносливость вырабатывается – много надо бегать, открываться, чтобы мяч получить. Так что он попутно еще и свои функциональные возможности расширял, что способствовало повышению общего его тонуса.

Когда Яшин уверенно освоил игру на выходах, мы стали уже с учетом его действий строить и свою тактику. Временами он у нас выполнял роль «чистильщика», то есть игрока, страхующего партнеров по обороне, чем в других командах занимались специально выделенные защитники. Предусматривали мы заранее и различные стандартные комбинации. Скажем, на наши ворота с правого фланга следует навесная передача, мы уверены, что Яшин успешно сыграет на перехвате, поэтому левый защитник Борис Кузнецов, не дожидаясь, когда это произойдет, устремляется вперед на свободное место. Яшин, который обо всем знает загодя, ловит мяч, отыскивает взглядом Кузнецова и рукой быстро делает ему передачу».

Бессчетные часы тренировок исподволь переходили в качество. А вместе с мастерством росла и уверенность в себе. В том же 1953 году Яшин стал основным вратарем «Динамо». В следующем впервые стал чемпионом страны. И тогда же Лев Яшин впервые занял место в воротах сборной СССР.

Дебют в сборной в отличие от первых игр за клуб, он провел вполне удачно, правда, пропустил все‑таки два мяча. Но счет в товарищеском матче со сборной Швеции был 3: 2 в пользу команды Льва Яшина.

Огромная популярность пришла к 27‑летнему вратарю в 1956 году, когда сборная СССР в Мельбурне стала чемпионом XVI Олимпийских игр.

Впервые же отечественные футболисты участвовали в олимпийском турнире еще в далеком 1912 году – на играх V Олимпиады в Стокгольме. Дебют россиян оказался, надо прямо сказать, просто обескураживающим: сначала они проиграли очень слабой сборной Финляндии – 1: 2. А затем в так называемом «утешительном» матче были буквально разгромлены сборной Германии – 0: 16. Немцы открыли счет уже на 1‑й минуте игры.

Российская команда оказалась совершенно не подготовленной к турниру. Решение о ее участии в Олимпийских играх было принято лишь за месяц до их начала. К тому же сборная России оказалась единственной командой, явившись на олимпийский футбол. без тренера.

И в следующий раз сборная страны появилась уже только на играх XV Олимпиады, проходившей в 1952 году в Хельсинки, – в статусе сборной СССР. В олимпийском турнире она сыграла 3 матча. Первый матч со сборной Болгарии принес победу 2: 1. Следующим был знаменитый матч со сборной Югославии. Ряд ошибок и несогласованностей в обороне сборной СССР привел к тому, что счет стал просто разгромным – 1: 5. Но в течение последних 20 минут команда совершили спортивный подвиг, забив четыре мяча.

И все‑таки сил в том матче было отдано очень много. В переигровке удача была на стороне сборной Югославии – 3: 1. Причем времена были такие, что на родине команду ждали за поражение жестокие санкции. С Бориса Аркадьева, тренирующего сборную, было снято звание заслуженного тренера, с нескольких игроков – звание заслуженных мастеров спорта. И даже команда ЦДКА, на базе которой была создана сборная СССР, была расформирована, и год спустя ее пришлось воссоздавать заново.

Но игры следующей, XVI Олимпиады 1956 года оказались для сборной СССР куда удачнее. И все семь матчей, которые сыграла команда на пути к золотому пьедесталу, ворота ее защищал Лев Яшин.

В двух отборочных матчах была побеждена команда Израиля – со счетом 5: 0 на московском стадиона «Динамо» и 2: 1 на стадионе «Рамат‑Ган» в Тель‑Авиве.

24 ноября 1956 года в матче одной восьмой финала на стадионе «Олимпик‑парк» в Мельбурне сборная СССР обыграла объединенную германскую команду – 2: 1. Однако неожиданно трудным для советских футболистов стал четвертьфинал со сборной Индонезии. Индонезийцы всей командой ушли в оборону, взломать которую не удалось ни Эдуарду Стрельцову, ни Сергею Сальникову, ни Анатолию Исаеву – блестящим футболистам сборной СССР, действовавшим в том матче на острие атаки. Основное и дополнительное время завершилось нулевой ничьей.

Серии 11‑метровых ударов, как делается в подобных случаях в наши дни, тогда не пробивались. Была назначена переигровка, в ходе которой и был наконец подобран «ключик» к индонезийским воротам. Стоило на 17‑й минуте забить первый гол – это сделал Сергей Сальников, индонезийцы дрогнули. Две минуты спустя второй гол забил Валентин Иванов, а общий счет был 4: 0.

5 декабря 1956 года на мельбурнском стадионе «Мейн Стадиум» («Крикет Граунд») советские футболисты сыграли самый драматичный из всех своих матчей олимпийского турнира – полуфинал с очень сильной сборной Болгарии. Лев Яшин играл блестяще, вытащив несколько «мертвых» мячей. Основное время закончилось нулевой ничьей. Английский судья Р. Манн назначил два дополнительных тайма по 15 минут.

В этом матче защитник Николай Тищенко в столкновении с болгарским нападающим сломал ключицу. По суровым правилам того времени, замены были запрещены. И Тищенко с крепко прибинтованной к туловищу рукой оставался на поле. Вдобавок и нападающий Валентин Иванов получил травму колена, но, не подавая вида, отвлекал на себя внимание болгарских защитников.

Надежда была на то, что, играя, по сути дела, вдевятером, удастся до конца матча сохранить нулевой счет. Тогда была бы назначена переигровка. Но на 95‑й минуте игры болгарам удалось‑таки забить гол в ворота Льва Яшина. Теперь ничего не оставалось, как атаковать.

Уже во втором дополнительном тайме Эдуард Стрельцов сравнял счет. А за четыре минуты до конца игры Борис Татушин забил победный гол. В комбинации, приведшей к взятию ворот, участвовал и мужественный защитник Николай Тищенко.

8 декабря 1956 года на том же мельбурнском стадионе, собравшем 100 тысяч зрителей, был сыгран «золотой» для сборной СССР финальный матч с командой Югославии. Лев Яшин провел его блестяще, отстояв свои ворота «сухими». На 48‑й минуте Анатолий Ильин забил гол, оказавшийся единственным и победным.

В Олимпийских играх Лев Яшин больше никогда не участвовал. В 1958 году он сыграл в составе сборной страны на чемпионате мира, проходившем в Швеции и, согласно действовавшим тогда правилам, уже не мог выступать за олимпийскую команду. (Профессиональным футболистам впервые разрешили выступить только в 1984 году, на играх XXIII Олимпиады в Лос‑Анджелесе.) Но впереди у великого вратаря было много других побед. Однако немало и разочарований.

В 1960 году, обыграв в финальном матче в Париже сборную Югославии, советская команда стала первым чемпионом Европы. Естественно, вся страна ожидала от нее большого успеха и на первенстве мира 1962 года, проходившем в Чили.

Сборная СССР заняла первое место в своей группе, обыграв сильные команды Югославии и Уругвая. Правда, матч со сборной Колумбии закончился с неожиданным результатом – 4: 4. А в четвертьфинальном матче сборная СССР проиграла хозяевам турнира сборной Чили – 1: 2.

После чемпионата многие обвинили в поражении именно вратаря. На его голову обрушились волны критики, да еще какой! Поскольку в ту пору Льву Яшину уже было за тридцать, футбольные чиновники всерьез подумывали, не отправить ли его «на пенсию». Даже самые преданные болельщики «Динамо» встречали его появление на поле свистом и недоброжелательными выкриками. Словом, уже став великим вратарем, Яшину довелось испить немало горечи.

Но в следующем, 1963 году именно Льва Яшина пригласили защищать ворота сборной мира в матче на лондонском стадионе «Уэмбли» со сборной Англии, посвященном 100‑летию английского футбола. Тогда подобные «юбилейные» матчи были еще в новинку и вызывали огромный интерес. В звездной компании, куда входили Пушкаш, ди Стефано, Копа, Эйсебио, Яшин был равным среди равных. Безошибочная его игра вызывала восторг стадиона и миллионов телезрителей.

Вдобавок в том же году Лев Яшин получил «Золотой мяч» как лучший футболист Европы. Это был первый (и пока единственный) случай, когда такую награду получил вратарь. И отношение к нему на родине, как по мановению волшебной палочки, вновь переменилось: Яшин стал прежним любимцем, и российские стадионы неистово аплодировали его игре. Перед новым чемпионатом мира 1966 года и у футбольных чиновников, и у тренеров никаких сомнений не было – основным вратарем сборной поедет в Англию тридцатишестилетний Лев Яшин. Что и говорить, иной раз приходится испытывать стыд за соотечественников.

А для всего футбольного мира Яшин всегда был и остается одним из самых популярных и уважаемых людей. И этому способствовали, конечно, не только выдающееся мастерство голкипера, но и его преданность спорту, скромность, приветливость, большое личное обаяние. Всеобщее уважение к российскому вратарю еще больше укрепилось после английского чемпионата, где сборная СССР во многом благодаря уверенной игре своего вратаря заняла четвертое место. И по сей день это наивысшее достижение отечественных футболистов. В 1968 году Яшина вновь пригласили сыграть за сборную мира – на этот раз в Бразилии.

А в 1971 году он в последний раз встал в ворота, и теперь сборная играла в его честь – в честь лучшего вратаря XX века.

После своего прощального матча в Москве Лев Иванович Яшин работал в родном клубе «Динамо», потом в Управлении футбола, затем снова в «Динамо». Из жизни ушел рано – вскоре после своего 60‑летнего юбилея. К сожалению, последние его годы были омрачены тяжелой болезнью. Но когда подкралась беда, за здоровьем Яшина с волнением следила вся футбольная планета. Письма, телеграммы с добрыми словами и пожеланиями приходили к нему со всех концов света – и от тех, кому в разное время доводилось играть вместе с ним или против него, и от тех, кто видел Яшина с трибун или хотя бы на экранах телевизоров.

В 1985 году за заслуги в развитии олимпийского движения Лев Иванович Яшин был удостоен высшей награды Международного олимпийского комитета – Олимпийского ордена. А в 1988 году великий вратарь был свидетелем нового успеха олимпийской сборной страны, завоевавшей золотые медали на играх XXIV Олимпиады в столице Южной Кореи Сеуле. Но чтобы снова стать олимпийскими чемпионами, футболистам страны понадобилось 22 года.

 

Борис Шахлин

 

(1932–2008)

Советский гимнаст. Чемпион игр XVI Олимпиады в Мельбурне (Австралия), 1956 год. Чемпион игр XVII Олимпиады в Риме (Италия), 1960 год. Чемпион игр XVIII Олимпиады в Токио (Япония), 1964 год

Можно сказать так, что бабушка Бориса Шахлина определила своего внука в большой спорт… от безысходности. Только‑только закончилась война, отец Бориса умер от туберкулеза, вскоре умерла мать. И бабушка, оставшаяся в сибирском городе Ишиме с двумя внуками, предложила одному из них, когда тот окончил семилетку, поступить в свердловский физкультурный техникум – уж там‑то голодным не должны оставить.

А надежда на то, что внука Бориса обязательно примут, была большая – он хорошо бегал, прыгал, ходил на лыжах, выступал на всех школьных соревнованиях.

Так Борис Шахлин оказался в техникуме, где тренер Эдуард Федорович Рунг распознал в худом сибирском пареньке незаурядные способности гимнаста. Рунг был знаком с киевским тренером Александром Семеновичем Мишаковым, воспитавшим многих известных гимнастов. И после техникума Борис отправился искать свое счастье в Киев.

В общежитии киевского Института физкультуры он первое время ночевал в спортивном зале, где стояло пять десятков коек других студентов. И уже в те давние времена к Шахлину приклеился эпитет «железный» – его дали сокурсники за несокрушимое упорство в освоении трудных гимнастических упражнений. Немного позже этот эпитет подхватили и журналисты – ведь Шахлин казался им непобедимым.

 

Началась его победная серия под руководством тренера Мишакова в 1954 году, когда Шахлин стал абсолютным чемпионом СССР. В том же году вместе со сборной СССР выиграл командное первенство на чемпионате мира.

Полный же список завоеванных на чемпионах мира, Европы и страны медалей и титулов Бориса Шахлина занимает не одну строку – и в самом деле чеканная победная реляция. Впрочем, сам Шахлин про приклеившийся к нему эпитет «железный» однажды сказал так:

«Это, конечно, красивая выдумка журналистов. Дело в том, что на протяжении всей спортивной карьеры я показывал стабильные результаты. Не всегда становился чемпионом, но все же побеждал чаще, чем проигрывал. Срывов каких‑то у меня практически не было. А секрет стабильности очень прост – к каждому подходу на тренировках я готовился так, как будто он решающий, саму атмосферу тренировок старался приблизить к соревновательной. Это помогало психологически, и во время соревнований, я чувствовал себя более уверенно, чем соперники. Да и упражнения у меня не были сверхсложными: некоторые гимнасты включали в программу элементы посложнее. Я побеждал за счет техники, чистоты исполнения. А чистота эта достигалась опять же многократным повторением. Трудолюбие – это главный секрет гимнастики. И других секретов давно уже нет. А что касается «железного» Шахлина, то никакой я не железный – человек как человек».

На первой для Шахлина Олимпиаде – в Мельбурне в 1956 году – блистал Виктор Чукарин, ведущий за собой советских гимнастов – и Шахлина в том числе, – к командной победе, а вместе с тем сам во второй раз ставший абсолютным чемпионом в личном первенстве.

Но и Шахлин мог гордиться не только общей командной победой, впервые принесшей ему титул олимпийского чемпиона – еще одну золотую медаль он завоевал в упражнениях на коне. Словом, домой из Австралии он возвращался двукратным олимпийским чемпионом.

Ну а главной для Шахлина стала XVII Олимпиада 1960 года в Риме. Как и в Мельбурне, советские гимнасты вели борьбу с японцами. До последнего мгновения она складывалась драматично, и кто мог бы рассказать об этом лучше, чем сам Борис Шахлин, абсолютный чемпион римской Олимпиады:

«Еще до начала XVII Олимпийских игр мы знали, что японские гимнасты самым решительным образом готовятся дать нам бой по всем статьям: и в командном первенстве, и в многоборье, и в отдельных видах. На протяжении многих лет они тщательно изучали нашу систему тренировки, на всех состязаниях снимали комбинации советских гимнастов на кинопленку, чтобы победить нас нашим же оружием.

И вот началось решительное сражение.

Мы не ошиблись в своих предположениях: японцы привезли в Рим отлично подготовленную команду. С первого же вида обязательной программы они опережают нас, и после каждого снаряда разрыв все больше возрастает. Мы проигрываем и командой, и в борьбе за звание абсолютного чемпиона XVII Олимпийских игр.

После выполнения обязательной программы впереди уверенно вдет старый знакомый – Такаси Оно. Я отстаю от него на 0,25 балла. Юра Титов занимает третье место и проигрывает еще больше. При таком разрыве трудно рассчитывать на победу. А так не хочется уступать звания абсолютного чемпиона, завоеванного на XV и XVI Олимпийских играх Виктором Чукариным! Но мы еще поборемся, как бы ни было трудно. В гимнастике побеждает тот, кто умеет бороться и обязательно борется до конца!

День мы отдыхали: по обязательной программе состязались женщины… И вот мы снова выходим на помост. Как сложатся наши дела в произвольной программе? Утром мы проходим три вида. В командном зачете все остается без изменений: нам не удается отыграться, заметно сократить разрыв. А в борьбе за звание абсолютного чемпиона? Я с надеждой смотрю на Александра Семеновича, он грустно улыбается: «Все в порядке, проигрываешь Оно 0,3 балла»».

Вот это да! Признаюсь честно – не ожидал. Я не только не смог сократить разрыв, наоборот, он увеличился еще на 0,05 балла! Я знаю, что в мою победу не верит уже никто: ни зрители, ни гимнасты. Разве что Александр Семенович еще надеется на чудо. Именно на чудо: ведь до конца состязаний остается всего три вида.

И все же мы с тренером не считаем нашу задачу совсем уж невыполнимой. Как и всегда, мы будем бороться до конца. Тем более что шанс на победу все‑таки есть.

Мы с Мишаковым всегда старались как можно лучше изучить возможных соперников, как можно больше узнать о них. Для того, чтобы побеждать равных по мастерству, необходимо хорошо знать главное о них – их сильные и слабые стороны. И не только в технической и физической подготовке.

Предыдущие встречи с Такаси Оно свидетельствовали: в непредвиденных ситуациях он обычно очень нервничает, и мы решили воспользоваться этим.

В вечерней части выступления наша команда выйдет к снарядам перед японской, что мне только на руку. Если я смогу добиться самых высоких для себя оценок, то в значительной степени осложню выступление лидера: Оно будет знать мои оценки. Он поймет, что для достижения окончательной победы ему придется приложить максимум усилий, и это может выбить его из колеи.

 

 

Первый вид для нашей команды – махи на коне. Четыре года назад именно этот снаряд принес мне в Мельбурне первую золотую медаль и, кстати, первую победу над Оно. Такое воспоминание приятно. Однако сейчас я не думаю о том, чтобы сохранить звание олимпийского чемпиона в этом виде. У меня задача посложнее: добиться настолько высокой оценки, чтобы она помогла внести перелом в ход главной борьбы за звание абсолютного чемпиона. Стараюсь быть максимально собранным, с первого движения пытаюсь попасть в необходимый ритм многочисленных кругов, махов, скрещений, выполнять их так хорошо, как умею, как привык. Наконец, все. Что скажут судьи? 9,75 балла. Очень хорошая оценка!

Следующий снаряд у нашей команды – кольца. Вот на них, по нашему стратегическому замыслу, я должен нанести Такаси Оно решающий удар.

Как и все гимнасты, Оно знает, что раньше я никогда не блистал в упражнениях на кольцах. Следовательно, если сейчас я покажу высокий балл, то буквально ошеломлю лидера. Тем более что Оно должен видеть мое выступление: японцы уже приехали, сразу по окончании нашего выступления на кольцах они выйдут на помост. Вряд ли Оно удержится от соблазна посмотреть мое выступление на кольцах. Вот и хорошо будет преподнести ему сюрприз.

И вот я на кольцах. С первого движения с радостью чувствую, что упражнение идет четко, плавно, чисто, как говорится, без сучка и задоринки. Так же отлично выполняю соскок, четко приземляюсь.

Наконец оценка. Ого! Мне удалось удивить не только Оно, но и себя самого! 9,8! Для меня это все равно, что для другого «десятка». Нетрудно представить, как вытянулось лицо у моего соперника. Чего‑чего, а такого сюрприза от меня именно на кольцах Оно не ожидал!

После перерыва мы снова на помосте. Наша команда начинает выполнять опорный прыжок, японские гимнасты – махи на коне. В своих командах мы с Оно выходим последними. Я успеваю увидеть выступление Оно. А вот оценку его не увидел – наступает моя очередь выполнять прыжок. Лучшая из двух моих оценок – вновь 9,75. Вот и все, я финишировал и больше ничем не могу помочь себе. Теперь «помочь» мне может только соперник, которого еще ждут упражнения на кольцах.

Наконец, действительно все – судьи показывают последнюю оценку Оно. У Такаси Оно вторая сумма – 115,90. Пять сотых балла делают меня абсолютным чемпионом XVII Олимпийских игр! То звание, которое дважды подряд выигрывал Виктор Чукарин, теперь удалось завоевать мне!»

Со второй своей Олимпиады Борис Шахлин вернулся уже четырехкратным олимпийским чемпионом – к золотым медалям за командную и личную победы добавилось еще две – Шахлин был лучшим в упражнениях на коне и на брусьях. Список олимпийских наград пополнили две серебряные олимпийские медали – за вторые места в упражнениях на кольцах и в опорном прыжке. И еще одна бронзовая, завоеванная в упражнениях на перекладине.

Увы, на следующих XVIII Олимпийских играх 1964 года японские гимнасты взяли реванш. Да и могло ли быть иначе, если этого ждала от них вся Япония – ведь игры проходили в Токио. Но и тогда Борис Шахлин показал «стабильный», по его собственным словам, результат. Абсолютным чемпионом стал Юкио Эндо, а места со второго по четвертое разделили сразу три гимнаста, набравшие по 115,4 балла – Виктор Лисицкий, Суйдзи Цуруми и Борис Шахлин, получившие серебряные медали. В упражнениях на кольцах Шахлин завоевал бронзовую медаль. А в упражнениях на перекладине – золотую, став, таким образом, олимпийским чемпионом уже на третьей Олимпиаде подряд.

Всего же у Шахлина теперь было семь золотых олимпийских медалей, и по их числу он догнал Виктора Чукарина. А годы спустя столько же золотых медалей будет и у Николая Андрианова. Эти трое – самые титулованные гимнасты в истории советского спорта. Правда, у гимнастки Ларисы Латыниной, которая выступала на тех же трех Олимпиадах, что и Шахлин, золотых медалей еще больше – девять.

Борис Шахлин ушел из большого спорта вскоре поле чемпионата мира 1966 года – на сборах в Луганске с ним случился инфаркт, а ведь тогда семикратному олимпийскому чемпиону не было еще тридцати пяти. Сказались запредельные тренировочные перегрузки, да еще, чего греха таить, Шахлин отчаянно курил. По счастью, после инфаркта восстановился, но о спорте уже нельзя было даже помышлять. Пришлось принять предложение идти на преподавательскую работу в киевский Институт физкультуры.

И все‑таки позже Шахлин вернулся в большой спорт – в качестве судьи на крупных соревнованиях. А еще он стал вице‑президентом технического комитета Международной федерации гимнастики.

В 2002 году Борис Шахлин отметил свое 70‑летие. Тогда‑то он получил еще одну высокую олимпийскую награду – Олимпийский орден.

 




<== предыдущая | следующая ==>
Владимир Куц | Лариса Латынина





Date: 2015-11-15; view: 126; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.025 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию