Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Текущие проблемы легкой промышленности в России





 

Каковы наиболее острые проблемы

На первом месте с большим отрывом (и, нужно сказать, далеко не только в данном опросе) — проблема слишком высокого уров­ня налогов, ее отметили в 2005 г. 72% руководителей, и к 2009 г. их число почти не изменилось. Сколь-либо заметных различий в оценках между руководителями текстильных и швейных пред­приятий также не наблюдается. А вот по сравнению с прочей обра­батывающей промышленностью проблема налогов выглядит более острой — там ее упомянули лишь половина опрошенных. Пробле­ма администрирования налогов (о ней спрашивали отдельно) тоже упоминается в достаточно большом количестве случаев (41%), но острота этой проблемы во второй половине 2000-х годов, судя по всему, снижается и для текстильной, и для швейной, и для обра­батывающей промышленности в целом. Но в общем высокий уро­вень налогов по-прежнему остается наиболее болезненной темой.

Впрочем, на высокий уровень налогов традиционно жалуются предприниматели всех стран. Но далее обнаруживаются некото­рые специфические российские черты. Так, на второй позиции по доле упоминаний выступает дефицит квалифицированной рабочей силы. Эта проблема для легкой промышленности является более важной, чем для обрабатывающей промышленности в целом, и имеет тенденцию к некоторому усугублению (48% в 2005 г. и 52% в 2009 г.)[4]. При этом даже более серьезной она выглядит для пред­приятий швейной индустрии (58% против 48% в текстильной от­расли в 2009 г.).

Далее следует вторая проблема — макроэкономическая неста­бильность (инфляция, колебания обменного курса и пр.). На нее в 2005 г. указали 43% руководителей, а к 2009 г. частота упомина­ний взлетела до 68% (здесь очевидно влияние финансового кризи­са). Различий между текстильной и швейной промышленностью вновь не наблюдается, и с обрабатывающей промышленностью в целом разрыв минимален — проблема действительно имеет над отраслевой характер.

К ней примыкает третья проблема — высоких процентных ставок, затрудняющих заимствование ресурсов. (Эта проблема не приводится в табл. 4.1 в силу отсутствия данных за 2009 г.). На нее в 2005 г. указали 40% руководителей предприятий легкой промышленности (в обрабатывающей промышленности в целом эта проблема на тот момент была менее остра — о ней сказали 22%). К сожалению, данные за 2009 г. по этому параметру отсутствуют. Но мы полагаем, что его значение, как минимум, сохранилось, а скорее всего, даже возросло.



На высокую позицию в рейтинге проблем (и это еще одна специфическая российская особенность) была поставлена непредсказуемость государственного регулирования (37%), которая к 2009 г. выросла до 50% и стала выглядеть более болезненной, чем для прочих отраслей обрабатывающей промышленности (здесь уже причины, скорее всего, не в финансовом кризисе). Интересно, что увеличение частоты упоминаний произошло исключительно за счет руководителей швейных предприятий (у текстильщиков она осталась на прежнем уровне).

Специфика российской ситуации проявляется и в том, насколько важной оказалась, судя по ответам руководителей предприятий, проблема недобросовестной конкуренции (злоупотребление доминирующим положением, демпинг, использование личных связей и т.п.). На нее обратил внимание каждый третий руководитель и в текстильной, и в швейной промышленности, а с течением времени ситуация почти не менялась. Добавим, что руководители в других отраслях обрабатывающей промышленности оценивают ее более умеренно (23% в 2009 г.), а для предприятий легкой промышленности проблема недобросовестной конкуренции оказывается более болезненной.

Как всегда, актуальна (хотя и не столь распространена, как принято считать) проблема коррупции. В 2005 г. на нее как на «существенное» или «очень серьезное» препятствие указали 28% руководителей предприятий легкой промышленности, причем вдвое больше жалоб поступило от руководителей швейной, не­жели текстильной, промышленности (40% против 19%). Это вы­глядит вполне логичным: коррупция выступает как своего рода побочный продукт упомянутой выше непредсказуемости государ­ственного регулирования (или как доморощенное лекарство про­тив этой «болезни»). Примечательно, однако, что к 2009 г. зна­чимость данной проблемы, по оценкам руководителей, снизилась до 23%, правда, целиком за счет швейной промышленности, где ее значение упало с 40 до 25% (в текстильной отрасли оно даже не­много подросло). Вероятно, кризис вывел на передний план дру­гие проблемы, а сама по себе проблема коррупции начала активно раскручиваться лишь в последние пару лет, уже после проведен­ных опросов Добавим, что разница с обрабатывающей промыш­ленностью в целом в обеих временных точках невелика.

В то же время были обозначены еще две проблемы, роль ко­торых, напротив, заметно возросла. Первая среди них связана с таможенным оформлением — доля упоминаний с 2005 по 2009 г. здесь почти удвоилась — с 15 до 29%. Причем произошло это обо­стрение именно в легкой промышленности (в обрабатывающей промышленности в целом такого увеличения не наблюдалось). Особенно острой она начала выглядеть для многих руководителей швейной промышленности (39% против 23% в текстильной от­расли). Не исключено, что это связано с повышением активности таможенных органов в данный период.



Затрагивался ряд вопросов, связанных с преодолением адми­нистративных барьеров. Среди них в 2009 г. обозначаются пробле­мы получения и оформления земельных участков (21% в текстиль­ной и 11% в швейной промышленности), получения разрешений на строительство и оформление проектной документации (19% в текстильной и 14% в швейной промышленности), получения ли­цензий (15% в текстильной и 8% в швейной промышленности). Проблемы эти (кроме получения лицензий) понемногу нараста­ют, но неспецифичны для легкой промышленности — в обраба­тывающей промышленности в целом с ними сталкиваются с той же частотой.

В отдельную группу следует выделить проблемы с производ­ственной инфраструктурой. Среди них в 2009 г. особо отмечаются обеспечение электроэнергией, что особенно важно для текстиль­ных предприятий (23% против 6% в швейной отрасли), транспор­тировка грузов (6% в текстильной и 8% в швейной промышлен­ности), проблема обеспечения связи (4% в текстильной отрасли, швейными предприятиями в 2009 г. не упоминается).

И наконец, в конце списка с незначительными 3—4% упоми­наний находилась в 2005 г. проблема законодательного регулиро­вания трудовых отношений. Впрочем, к 2009 г. эта доля выросла до 20% (17% в текстильной отрасли и 25% в швейной отрасли). Подобное обострение, скорее всего, было связано с провоциро­ванными финансовым кризисом административными запрета­ми увольнять излишних работников. Когда в подобные дела на­чинает вмешиваться прокуратура, градус проблемы неминуемо устремляется вверх. Играют свою роль и ограничения на прием зарубежных мигрантов.

 

Подводя общие итоги, мы можем сказать, что, по оценкам руководителей крупных и средних предприятий легкой промыш­ленности, на первых позициях стоят проблемы налогообложения, макроэкономической стабильности, финансовых и трудовых ресур­сов. Далее следует вторая группа проблем, порождаемых непрозрач­ностью российской экономики — непредсказуемостью государствен­ного регулирования и коррупцией, недобросовестной конкуренцией и угрозами безопасности. На третьей позиции следуют разного рода административные барьеры и на четвертой — проблемы неразви­тости производственной инфраструктуры. Добавим, что на фоне обрабатывающей промышленности в целом первая и вторая груп­пы проблем для предприятий легкой промышленности, судя по ответам их руководителей, выглядят более значимыми, а по тре­тьей и четвертой группам проблем серьезных отличий нет.

 

Влияние финансового кризиса

 

Финансовый кризис 2008—2009 гг. породил немало проблем и затронул фактически все опрошенные предприятия. Ниже мы приведем список основных финансовых проблем (в порядке убы­вания значимости) и доли предприятий, которые оценили эти проблемы как «очень острые» (если проблема считалась «не очень острой», то эти оценки нами не учитывались). Сокращение спроса на свою продукцию как очень острую проб­лему испытали 62% предприятий легкой промышленности. Вто­рой по распространенности острой проблемой стало удорожание кредитных ресурсов (52% предприятий)[5]. За ними следуют рост не­платежей (задержек оплаты) со стороны покупателей продукции (47%) и требования предоплаты продукции со стороны поставщи­ков (47%). Обострившиеся проблемы с заимствованиями ресур­сов были вызваны также повышением требований к залогам при получении кредитов, что существенно снизило их доступность (40%), и сокращением сроков кредитования (36%). Далее, каждое пятое предприятие (21%) пострадало от сокращения объема госза­казов. В результате каждое третье предприятие (31%), по оценкам их руководителей, испытало резкое ухудшение финансового со­стояния, поставившее предприятие перед угрозой банкротства.

При сравнительном анализе данных бросается в глаза то, что почти по всем приведенным позициям доля предприятий легкой промышленности, для которых они приобрели очень острый ха­рактер, заметно выше соответствующей доли предприятий об­рабатывающей промышленности в целом. Отсюда следует, что предприятия легкой промышленности болезненнее переживали фи­нансовый кризис, и его последствия тяжелее отразились на их фи­нансовом состоянии.

При сравнении же текстильной и швейной отраслей выясни­лось, что их проблемы во многом разные: предприятия швейной промышленности в большей степени страдали от сокращения спроса на свою продукцию (64%), от требований предоплаты от поставщиков (50%) и от сокращения объема госзаказов (31%). В то же время текстильные предприятия в большей степени ощу­тили проблемы удорожания кредитных ресурсов (58%), повы­шения требований к залогу (54%) и сокращения сроков кредито­вания (42%), а также роста неплатежей со стороны покупателей продукции (50%) (см. табл. 4.2).

Какие меры приняли предприятия легкой промышленности для решения проблем, порожденных финансовым кризисом? Большинство из них применяют диверсифицированный подход, полагаясь на комбинацию разных мер. Более 40% предприятий и в текстильной, и в швейной промышленности сокращали выпуск продукции и уменьшали численность занятых. Но есть и ряд су­щественных различий. Так, текстильные предприятия чаще при­бегали к методам гибкой занятости, переводя часть работников на неполную рабочую неделю и отправляя их в неоплачиваемые от­пуска (56%), а на швейных предприятиях чаще сокращали уровень заработной платы, доплат, премий (42%). Текстильные предприя­тия чаще вводили предоплату для части своих клиентов (42%), а швейные предприятия чаще пытались задерживать платежи от­дельным поставщикам (48%). Текстильные предприятия чаще пытались решить проблемы путем повышения отпускных цен на продукцию (31%), а швейные предприятия, напротив, более часто старались понизить цены на продукцию (36%), пользуясь более высоким исходным уровнем рентабельности.

Швейные предприятия также значительно чаще были вынуж­дены приостанавливать запуск новых инвестиционных проек­тов (56%) или уже запущенных ранее инвестиционных проектов (31%), вероятно, потому, что у них этих проектов на старте было больше, чем в текстильной промышленности. Швейные пред­приятия также активнее пытались выйти на новые рынки сбыта (56%), но возможности эти были объективно ограничены, по­скольку значительной части предприятий (39%) пришлось урезать расходы на рекламу, что продвижению на новые рынки отнюдь не способствует. Наконец, каждое пятое предприятие в обеих отрас­лях пыталось обращаться за помощью к государству.

 

Сырьевая зависимость

Есть важные проблемы, которые почти не были затронуты в используемом нами количественном исследовании, поскольку они касаются не столько стратегии предприятий, сколько ситуа­ции, складывающейся с контрагентами в цепи поставок. Отноше­ниям с розничными сетями мы посвятим специальный раздел 5. Если же говорить о начальных звеньях цепи поставок, то в первую очередь речь идет о нарастающих сырьевых проблемах.

Текущее состояние отечественной сырьевой базы оценивается экспертами как неудовлетворительное. С распадом СССР мно­гие сырьевые производства оказались за пределами России. В ре­зультате импортируется 100% хлопкового волокна, значительная часть шерсти. Мериносная и тонкая шерсть, натуральный шелк в России не производятся. В постсоветский период, несмотря на благоприятную мировую конъюнктуру, упало производство мехо­вого сырья, а по качеству этого сырья мы оказались неконкурен- тоспособным. Высока зависимость от импорта и в сфере хими­ческих волокон и нитей, которые используются в возрастающем объеме. В отличие от синтетического сырья, которое дешевеет в результате постоянных инноваций в сфере технологий, цены на натуральное сырье ввиду ограничений ресурсной базы имеют тенденцию к росту. Это порождает дополнительные риски, воз­никающие в связи с колебаниями мировых цен на сырье и с коле­баниями курса валют. В то же время объемы экспорта стагнировали, находясь на преж­нем уровне до 2007 г., а в последующие годы снизились в 2 раза (за счет падения экспорта химических волокон почти в 4 раза — см. рис. 4.2). Сегодня объем экспорта по стоимости меньше объема импорта по химическим нитям в 13 раз (по сравнению с 1999 г. это соотношение выросло в 10 раз), а по химическим волокнам в 46 раз (в 1999 г. — всего в 2,5 раза).

 

Вступление в ВТО

 

Легкую промышленность нередко называют в числе отраслей, наиболее подверженных риску в связи со вступлением в ВТО. В то же время оценки выгод и издержек легкой промышленно­сти различными участниками рынка далеко не однозначны. Еще до вступления в ВТО специалисты предсказывали приток зару­бежных товаров по низким ценам. Связывали его прежде всего с тем, что Россия на момент вступления в ВТО имела достаточно слабые переговорные позиции, а значит, была вынуждена усту­пать требованиям других стран. Последние же стремились по­лучить максимально выгодные для себя условия[6]. Аналогичные прогнозы относительно роста объема импортной обуви и одежды высказывались в 2012 г. представителем Минпромторга России[7]. При обсуждении последствий вступления в ВТО Минпромторг представил такой показатель, как риски легкой промышленно­сти от вступления в ВТО, и оценил его в 2,7 млрд руб., компесация за счет государственной поддержки должна была составить 600 млн руб.

Основным следствием вступления в ВТО будет снижение та­моженных тарифов[8]. В легкой промышленности эти изменения затронут разные группы товаров в различной степени. Здесь важ­ны три аспекта: размер новой пошлины, ограничения на мини­мальный размер пошлины (если они есть) и год введения (изме­нения) пошлины. Опираясь на Перечень CLXV[9], рассмотрим эти пошлины для каждой группы товаров — начиная с сырья и закан­чивая готовой продукцией.

Хлопок. Несмотря на достаточно широкий спектр включаемых в данную группу товаров, изменения коснутся далеко не всех из них. Снижение ставок ожидает 92 наименования товаров. При­чем для половины из них оно произойдет достаточно скоро — в 2014 г., остальные изменения поровну распределены между 2015 и 2016 гг. Снижение ставок на 5% произойдет для товаров, таможенная ставка для которых сегодня составляет 15%. Там же, где ставка уже сегодня составляет 5% (это прежде всего нитки и пряжа, расфасованные для розничной продажи), никаких изме­нений не ожидается.

Прочие растительные текстильные волокна; бумажная пряжа и ткани из бумажной пряжи. В этой группе из 30 наименований товаров только для четырех наименований таможенные ставки будут снижены. Изменения затронут джутовое волокно и волокно кокосового ореха (снижение с 5 до 3% к 2014 г.), а также неотбе­ленные ткани из джутовых волокон (с 10 до 8% к 2014 г.).

Шерсть, тонкий и грубый волос животных; пряжа из конского волоса и ткань. Из почти 80 наименований товаров данной группы изменения затронут больше половины. Новые таможенные став­ки будут составлять 5—10%, старые находились на уровне 15%. Абсолютное большинство конечных ставок должно быть установ­лено к 2016 г.

В случае с шелком изменения будут минимальными. Эта груп­па включает всего 30 наименований, сегодня уровень таможенных ставок для них составляет 5%. К 2014 г. для шелковых тканей этот показатель снизится до 3%.

Химические нити. Сегодня для данной группы товаров, вклю­чающей более 100 наименований, таможенные ставки составляют 10% (исключением являются ткани из арамидов — 20%). Впослед­ствии ставки будут установлены на уровне 5—8%. Переход к ним будет происходить с 2013 по 2017 г., но ббльшая часть конечных ставок будет установлена в 2016 г.

Химические волокна — достаточно обширная группа товаров, включающая около 200 наименований. Однако только для 37 из них будут введены изменения в таможенных ставках. Сегодня они составляют 5 и 10%. Пятипроцентные ставки изменения не за­тронут, десятипроцентные же ставки будут снижены. Конечные ставки составят от 5 до 8%. Практически все изменения (за ис­ключением двух случаев) будут введены к 2014 г.

Вата, войлок и нетканые материалы; специальная пряжа; бе­чевки, шнуры, веревки и канаты и изделия из них. Эта группа содер­жит более 100 наименований товаров, однако изменения затронут только 26 из них. Там, где таможенная ставка составляет 15%, она будет снижена до 10%. При этом для нескольких видов сетей став­ка также снизится с 5 до 3,75%. Но все эти изменения произойдут не в самое ближайшее время — все конечные ставки будут уста­новлены в 2016—2017 гг.

Ковры и прочие текстильные напольные покрытия. Эта группа изделий интересна тем, что здесь меняется сам принцип расче­та пошлин. На данный момент существуют фиксированная став­ка (20% для указанной группы) и минимальная оплата за 1 кв. м. В будущем же предполагается обозначить фиксированную цену за 1 кв. м, она колеблется в зависимости от конкретного товара, но составляет около 0,3 евро за 1 кв. м. Новая система будет введена в 2015-2016 гг.

Специальные ткани; материалы с прошивным ворсом; кружева; гобелены; отделочные материалы; вышивки. Для большей части то­варов данной группы к 2017 г. планируется снизить ставку с 20 до 10%. Исключением являются относительно дорогие ткани — здесь ставка будет снижена только до 13%.

Текстильные материалы пропитанные, с покрытием, дублиро­ванные; текстильные изделия технического назначения — еще одна группа изделий, которую затронет изменение таможенных ставок. Снижение ставок в 2016 г. произойдет только по 6 позициям из более чем 40 позиций и составит 5% (с 15 до 10%).

Трикотажное полотно машинного или ручного вязания. В этой группе ставки практически для всех наименований товаров сни­зятся. Произойдет это преимущественно в 2014 г. (в редких исклю­чениях — в 2015 г.). На сегодняшний день ставки для всех товаров этой группы составляют 10%, затем они будут снижены до 5-8%.

Одежда и принадлежности одежды трикотажные, машинного или ручного вязания. Список наименований в данной группе до­статочно велик, и изменения здесь связаны сразу с несколькими аспектами. В первую очередь важно отметить, что после вступле­ния в ВТО произойдет снижение как самой таможенной ставки, так и размера минимального платежи за 1 кг продукции. Исклю­чением являются такие товары, как носки, колготы, шарфы и т.п., для которых установлена только таможенная ставка. Сейчас тамо­женные ставки для этих товаров находятся в диапазоне 15-20%, после изменения они окажутся на уровне 10-17,5%. Подавля­ющее большинство конечных ставок для этой группы будет сни­жено в 2015 г.

Одежда и принадлежности одежды текстильные (кроме три­котажных, машинного или ручного вязания). В этой группе изме­нения также затронут почти все виды товаров. Изменения идут по нескольким направлениям: с одной стороны, снижается сама таможенная ставка, с другой — снижается размер минимального платежа. Помимо этого, для нескольких товарных категорий про­исходит переход от ставки в процентах к оплате фиксированной суммы за 1 кг продукции. Несмотря на то что установление конеч­ной ставки приходится на период с 2013 по 2017 г., в абсолютном большинстве случаев это произойдет в 2017 г.

Прочие готовые текстильные изделия; наборы; одежда и тек­стильные изделия, бывшие в употреблении; тряпье. Как и в случае с текстильной одеждой, таможенная ставка задается определенным процентом от стоимости и минимальным размером платежа за 1 кг, изменения здесь происходят аналогично: снижается процент­ная ставка, а с ней уменьшается и минимальный размер платежа. Также остается ряд товаров — мешки, брезенты, навесы, — для которых таможенный платеж будет равен проценту от стоимости. Однако если раньше ставки лежали в интервале от 10 до 20%, то теперь они будут варьировать от 7 до 17,5%. Переход к новым став­кам произойдет преимущественно в 2015 г.

Обувь, гетры и аналогичные изделия; их части. Для данной груп­пы изменения также затронут практически все наименования то­варов. Цена здесь, как правило, указывается за пару. В таком слу­чае фиксированная сумма за пару будет просто снижена. Однако для значительной части товаров произойдет переход от установ­ленной сегодня ставки — процент плюс фиксированная сумма за пару — к оплате фиксированной суммы за пару. При этом две тре­ти изменений приходятся на 2015 г., треть — на 2016 г.

Головные уборы и их части. Список наименований здесь состав­ляет около 20 позиций, и все будут затронуты изменениями тамо­женных ставок. Преимущественно произойдет снижение с 20 до 15%. Более резкое падение будет характерно для головных уборов из резины и пластмассы — для них таможенная ставка снизится с 20 до 10%. Установление конечных ставок запланировано на 2015-2016 гг. и в значительной мере на 2017 г.

Зонты, солнцезащитные зонты, трости, трости-сиденья, хлы­сты, кнуты для верховой езды и их части. Для всех товаров данной немногочисленной группы (всего 9 наименований) к 2017 г. пла­нируется снижение ставки с 20 до 15%.

Обработанные перья и пух и изделия из них; искусственные цве­ты; изделия из человеческого волоса. Для этой группы товаров также ожидается снижение пошлин с 20 до 15% в 2017 г., исключением являются цветы и плоды из пластмассы, ставки на которые долж­ны снизиться уже в 2014 г.

Необработанные шкуры и кожа [кожевенное сырье] (кроме на­турального меха) и кожа. В данной группе почти для всех товаров ситуация сходная. Для без малого 100 наименований связанная ставка ввозной таможенной пошлины составляет 5%, и измене­ний здесь не ожидается. Только для одного наименования кожи ставка будет снижена до 3% к 2014 г.

Изделия из кожи; шорно-седельные изделия и упряжь; дорожные принадлежности, дамские сумки и аналогичные им товары; изделия из кишок животных (кроме кетгута из натурального шелка). В эту группу входит около 60 наименований товаров, и здесь измене­ния будут иметь более сложный характер. Снижение таможенных ставок затронет 35 наименований товаров. Сегодня пошлины на них составляют 20% (исключение составляют конвейерные лен­ты, ремни и прочие изделия из натуральной или композитной кожи и изделия из кишок, для которых ставка находится на ми­нимальном уровне — 3%). Вступление в ВТО повлечет за собой установление ставок на уровне от 8 до 15%. Снижение произойдет не сразу — в период с 2015 по 2017 г., но более чем для половины товаров конечные ставки должны быть введены в 2015 г.

Натуральный и искусственный мех; изделия из него. Эта груп­па содержит около 100 наименований товаров, и для 77 наимено­ваний в результате вступления в ВТО таможенные ставки будут снижены. Сегодня для шкурок всех животных таможенная ставка составляет 10%, для готовых изделий из них — 20%. И те, и другие ожидает двукратное снижение, ставки на шкурки в подавляющем большинстве случаев снизятся к 2014 г., на одежду — к 2015 г. Осо­бо обратим внимание на искусственный мех, для которого ставка будет снижена с 10 до 7%, но только к 2015 г.

Мы видим, что планируемые изменения произойдут в разные годы, но большая часть конечных таможенных ставок будет уста­новлена в 2015 г.

Обобщая приведенные выше данные, можно выделить специ­фические черты, связанные с установлением конечных таможен­ных ставок для каждого основного звена цепи поставок в легкой промышленности.

Сырье. Говоря о сырье, можно выделить те продукты, которые практически не испытают влияния изменения таможенных ста­вок: это шелк и необработанные кожи. Для них таможенные став­ки почти не изменятся. В большей степени изменится ситуация с мехом и шерстью — здесь ставки установятся на уровне 10% прак­тически для всех товаров данной категории (сейчас они преиму­щественно составляют 15%). Для хлопка и химических волокон изменения также будут достаточно заметны, правда, коснутся они преимущественно товаров, для которых сегодня ставка установ­лена на уровне выше 5%, для остальных товаров изменений не произойдет. Изменения будут происходить на протяжении всего периода с 2013 по 2017 г., когда ставки постепенно будут меняться для различных групп товаров. Только для ваты и войлока все из­менения ожидаются не ранее 2016 г.

Ткани. В меньшей степени изменение ставок касается тек­стильных материалов, а по трикотажным тканям ожидается их снижение: с 10 до 5-8%. Для специальных тканей снижение ста­вок еще более существенно: с 20 до 10%, однако оно несколько отложено во времени и произойдет только в 2017 г.

Готовая продукция. Независимо от используемого материала всю готовую продукцию ожидают изменения как в размере став­ки, так и в размере минимального платежа. Для трикотажных изделий ставки должны быть снижены в 2015 г. и будут уклады­ваться в интервал 10-17,5% (сейчас ставки составляют 15-20%). Нетрикотажные изделия изменения затронут чуть позднее: там основное количество конечных ставок будет введено в 2017 г., бу­дут также снижены и ставки, и минимальный платеж. Для ряда товаров произойдет и переход к оплате фиксированной суммы за 1 кг продукции. В случае с обувью для значительного количества наименований продукции произойдет переход к оплате фикси­рованной суммы за пару товара, основная часть изменений здесь придется на 2015 г. И наконец, для головных уборов, зонтов, про­дукции из пуха и перьев наиболее распространенной мерой будет снижение таможенной ставки, как правило, с 20 до 15%, в боль­шинстве случаев это произойдет в 2017 г.

В заключение обратимся к анализу усредненных показателей по каждой группе товаров и рассмотрим, насколько сильно изме­нятся те или иные таможенные ставки (см. табл. 4.5).

Все средние значения устанавливаемых после вступления в ВТО ставок таможенных пошлин не превышают 20% и не оказы­ваются ниже 3%. Основная их часть укладывается в интервал от 4 до 15%. Самые высокие ставки пошлин в среднем будут установ­лены для одежды и текстильных изделий, бывших в употребле­нии, и прочих текстильных изделий, самые низкие — для шелка. При этом самое большое падение ставок таможенных пошлин бу­дет наблюдаться для головных уборов, а также для ковров и про­чих текстильных напольных покрытий.

Несмотря на то что снижение таможенных тарифов во многих случаях кажется небольшим (2—5%), в целом вступление России в ВТО оценивается представителями отрасли как угроза для отече­ственной легкой промышленности, подразумевая рост и без того высокой зависимости от импорта. При относительно невысоком уровне маржинальности и ограниченных возможностях для эко­номии издержек даже такое снижение оказывается существенным, а уменьшение тарифов на 10% и вовсе способно породить болез­ненные эффекты, тем более что основная часть изменений плани­руется на 2014—2015 гг., и времени на адаптацию осталось немно­го. В большей степени это касается производства готовой одежды. Текстильщики несколько выиграют от возможного удешевления импортного сырья, хотя в то же время может усилиться конкурен­ция в части производства тканей. И в целом считается, что нега­тивные последствия для данной отрасли заведомо превышают по­зитивные, а компенсировать ущерб никто не собирается. Кроме того, российская легкая промышленность должна выстроить ста­бильную систему и научиться работать по стандартам ВТО, ведь на данный момент количество специалистов, готовых работать в соответствии с новыми требованиями ВТО, совсем невелико[10].

Многие производители в отрасли считают, что российское го­сударство недостаточно боролось за сохранение условий, необходимых для защиты отечественных предприятий легкой промыш­ленности, в переговорах по поводу вступления в ВТО, полагая, что в ряде случаев запланированного снижения тарифов можно было бы избежать. В то же время нельзя не отметить, что сни­жение тарифов способствовало «обелению» рынка, снижению его теневой составляющей.

 

Формы недобросовестной конкуренции

 

Весьма значимой проблемой на рынках изделий легкой про­мышленности в настоящее время выступает недобросовестная конкуренция. Она реализуется посредством трех видов деятель­ности, связанных с использованием соответственно контрафакт­ной продукции, параллельного импорта и «серых» схем. Эти виды деятельности могут быть взаимосвязаны, тем не менее необходи­мо четко их различать.

Контрафактной является продукция, выпущенная с неправо­мочным размещением на ней (с подделкой) товарных фирменных знаков в целях введения потребителей в заблуждение. Уточним, что товарный фирменный знак представляет собой средство ин­дивидуализации с помощью обозначений (названия, логотипы, символы), закрепленных в собственности компании, функция ко­торого состоит в различительной способности однородных (сход­ных/одной группы) товаров. К прямым подделкам примыкают товары-имитации — продукция, выпущенная с копированием или стилевым заимствованием (до степени смешения) отдельных элементов товарных фирменных знаков.

Параллельный импорт, в отличие от подделок, сопряжен с ис­пользованием оригинального продукта. Он означает введение в гражданский оборот товара, защищенного товарным знаком, по­средством импорта без разрешения правообладателя в страну, не предназначенную для его распространения.

«Серые» схемы подразумевают способы хозяйственной дея­тельности, связанные с уходом от налогов и платежей. Например, «серый» импорт — это импорт товаров с нарушениями порядка таможенного оформления, связанными с недостоверным декла­рированием, занижением стоимости и/или количества ввозимых товаров.

 

 

Поддельная продукция

 

Торговля одеждой и обувью сегодня в России является сферой массового распространения контрафак­та, который оценивается в среднем на уровне 30-40% продаж, что особенно характерно для известных брендов спортивной одежды и обуви. В 1990-е годы контрафактная продукция господствова­ла на российских рынках. В 2000-е годы наметилась тенденция к заметному сокращению ее объемов, что было связано, с одной стороны, с усилением борьбы с подделками и имитациями, а с другой — с повышением осведомленности и требовательности конечных покупателей. В период финансового кризиса 2008­/2009 гг. эти позитивные тенденции приостановились в силу роста потребительского спроса на более дешевые товары, а также паде­ния цен на вторичном рынке оборудования, которое может ис­пользоваться для незаконного производства[11].

Сегодня на рынках одежды и обуви подделки затрагивают как сегменты премиум-класса, так и сегменты массовых товаров. При этом, по мнению экспертов, продукция премиум-класса больше страдает от имитаций, в то время как массовые продукты — от прямых подделок и фальсификаций. Отмечается, что все чаще потоки контрафакта «прячутся» за потоками оригинальной про­дукции. Это проявляется не только в улучшении качества, но и в уровне цены, которая совпадает или приближена к цене ори­гинальной продукции. Все это приводит к более явному обману потребителей в отличие от продажи подделок по пониженным ценам. Иногда более дешевые партии поддельного товара маски­руются под «таможенный конфискат» или, значительно чаще, вы­даются за «качественную лицензионную продукцию». Становится более распространенным и такой способ введения потребителей в заблуждение, как регистрация отечественных товарных знаков с иностранными наименованиями и их реализация в качестве «им­портного» товара.

 

Параллельный импорт

 

Параллельный импорт, несомненно, вреден для политики компаний-правообладателей, которые несут не только текущие издержки на производство товара, но и единовременные расходы на разработку и продвижение новых про­дуктов, в то время как параллельные импортеры паразитируют на чужих инвестициях, пользуются уже сформированным спросом.

При этом для конечного покупателя параллельный импорт вовсе не обязательно оказывается дешевле.

Но главное — параллельный импорт сплошь и рядом становит­ся прикрытием для ввоза некачественных, просроченных, брако­ванных, поддельных и фальсифицированных товаров, повышая риски для конечного покупателя. И наиболее серьезная угроза, по мнению многих экспертов, заключается именно в этом[12]. Если к партии параллельно ввозимого товара добавляется поддельная продукция, то отличить оригинальный товар от поддельного ко­нечный покупатель чаще всего не может, и он становится объек­том прямого обмана.

«Серые» схемы

 

Очень часто распространение контрафактной продукции и параллельный импорт сопрягаются недобросовест­ными участниками рынка с использованием «серых» схем, свя­занных с уходом от уплаты налогов и платежей, что повышает их конкурентные преимущества по сравнению с добросовестными компаниями. И если подделки и параллельный импорт имеют массовый характер преимущественно в сегментах одежды и обу­ви, то использование «серых» схем налоговой оптимизации рас­пространяется и на ткани. Так, при импорте тканей (как и при ввозе одежды и обуви) часто практикуется перекодировка товара с существенным занижением его стоимости для минимизации та­моженных платежей и НДС, товары проходят таможенную очист­ку на вес, возможна и чистая контрабанда при работе «вчерную» и полном уходе от официальных платежей.

Масштабы подобных операций очень значительны. Так, по данным Министерства экономического развития России, доля теневого импорта во всем импорте швейных изделий в середине 2000-х годов составляла три четверти, затем она несколько сни­зилась, но в 2012 г. она все равно составляла половину общего объема импортных изделий. Доля же теневого импорта обуви с середины 2000-х годов колеблется вокруг 60%.

«Серые» схемы незаконной налоговой оптимизации исполь­зуются в отношении не только импортируемого товара, но и про­дукции, производимой на отечественных рынках. Частичный или полный уход от уплаты таможенных платежей, НДС, ЕСН или на­лога на прибыль делает недобросовестную деятельность выгодной, даже если она не слишком эффективно организована. Способству­ют этому и относительно низкие издержки входа на рынок. По-прежнему в качестве основных каналов реализации подде­лок, параллельного импорта и товара, введенного в оборот с нару­шениями налогового законодательства, выступают небольшие не­зависимые магазины и розничные рынки, которые, несмотря на рост доли цивилизованных розничных сетей, пока занимают преобла­дающее место на рынке[13]. Укрепляется тенденция к перемещению контрафакта в Интернет, который слабо контролируется отече­ственными регулирующими и правоохранительными органами. По оценкам руководителей крупных и средних предприятий легкой промышленности, существуют четыре группы проблем. На первых позициях стоят проблемы налогообложения, макроэконо­мической стабильности, финансовых и трудовых ресурсов. Далее следует вторая группа проблем, порождаемых непрозрачностью российской экономики, — непредсказуемость государственного регулирования и коррупция, недобросовестная конкуренция и угрозы безопасности. На третьей позиции следуют разного рода административные барьеры и на четвертой — проблемы неразви­тости производственной инфраструктуры.

Предприятия легкой промышленности болезненнее пере­живали финансовый кризис, и его последствия тяжелее отразились на их финансовом состоянии. Это было связано не столько с па­дением платежеспособного спроса, который быстро восстановил­ся, сколько с ухудшением условий доступа к заемным средствам при высоком уровне закредитованности предприятий.

С распадом СССР многие сырьевые производства оказа­лись за пределами России. В результате резко выросла сырьевая зависимость от импорта и в части натурального, и в части искус­ственного сырья. Это порождает дополнительные риски, возни­кающие в связи с колебаниями мировых цен на сырье и с колеба­ниями курса валют. В то же время объемы экспорта стагнировали или даже снижались.

Несмотря на то что снижение таможенных тарифов во мно­гих случаях кажется небольшим (2—5%), в целом вступление России в ВТО оценивается представителями отрасли как угроза для отече­ственной легкой промышленности, означая рост и без того высо­кой зависимости от импорта. При относительно низком уровне маржинальности и ограниченных возможностях для экономии из­держек даже такое снижение оказывается существенным, а умень­шение тарифов на 10% и вовсе способно породить болезненные эффекты, тем более что основная часть изменений планируется на 2014—2015 гг., и времени на адаптацию осталось немного.

Весьма значимой проблемой на рынках изделий легкой про­мышленности в настоящее время выступает недобросовестная кон­куренция, реализуемая посредством использования контрафактной продукции, параллельного импорта и «серых» схем. Дополнитель­ные риски здесь возникают в связи с созданием Единого экономи­ческого пространства. Сильны ожидания того, что из Казахстана в Россию хлынет поток параллельного импорта и скрывающихся под его прикрытием подделок.

 

Основные выводы

 

1. В настоящее время для массового потребителя цена про­дукта зачастую стоит на первом месте при выборе одежды. Одна­ко такие факторы, как качество, комфорт и удобство, становятся все более значимыми. И одним из индикаторов этого, безусловно, выступает снижение роли открытых рынков. Современный мас­совый потребитель в поиске качества и надежности переориенти­руется на более цивилизованные торговые форматы — специали­зированные и фирменные магазины. Наряду с этим происходят изменения в дженералистских (универсальных) форматах: на сме­ну универмагам постепенно приходят супермаркеты, торгующие более широким спектром товаров.

2. Конкуренция видится участниками рынка как весьма ост­рая. И она продолжает нарастать — в этом уверены более поло­вины опрошенных менеджеров и со стороны торговых сетей, и со стороны их поставщиков.

3. Механизм реализации рыночной власти следует охаракте­ризовать не в терминах чистого доминирования, а, скорее, в тер­минах взаимозависимости. Максимальная доля одной торговой сети в объеме отгруженной продукции легкой промышленности по основной товарной категории составляет 15%, а торговые сети оценивают максимальную долю одного поставщика несколько выше — в среднем на уровне 25%. Некоторое структурное преиму­щество по этому показателю — на стороне поставщиков.

4. Средняя доля поставок компаний в торговые сети у по­ставщиков продукции легкой промышленности образует ровно 1/3 (33%). По данным наших предшествующих опросов, в других сферах доля поставок в торговые сети в объеме продаж неуклонно возрастает, но пока торговые сети далеки от господствующего по­ложения в структуре поставок. Вероятно, подобная тенденция ха­рактерна и для изделий легкой промышленности, но это требует проверки в будущих исследованиях.

5. Поставщики изделий легкой промышленности в среднем оценивают уровень торговой наценки розничных сетей выше, чем в других сферах (более 40% против 25-30%), а уровень соб­ственной прибыли (24-25%) ставят вровень с уровнем прибыли поставщиков продовольственных товаров (23%) и выше, чем при­быль поставщиков электроники (16%). И в том, и в другом слу­чае оценки поставщиков обуви заметно выше среднего уровня. И в том, и в другом случае эти оценки полностью соответствуют средним оценкам менеджеров торговых сетей, подтверждая тем самым объективность полученных данных. Как правило, уровень торговой наценки розничных сетей в отрасли оценивается в 1,5­2 раза выше, чем уровень прибыли поставщиков соответствующей продукции. В торговле обувью это различие достигает 2,5 раза.

6. В отношении зарубежных сетей около половины постав­щиков считают заключение договоров сложным или даже очень сложным делом. Устанавливать контрактные отношения с рос­сийскими торговыми сетями несколько проще — здесь на слож­ности обращает внимание в случае крупных сетей каждый третий, а в случае мелких сетей каждый пятый поставщик изделий лег- прома. Выстраивание отношений с несетевыми магазинами не порождает никаких заметных проблем. Оценивая изменение си­туации в договорных отношениях за последние 2-3 года, пример­но 30% поставщиков указывают на усложнение условий заклю­чения договоров поставки с крупными торговыми сетями, лишь 10% считают, что условия стали проще, а для 60% поставщиков эти условия не претерпели особых изменений. В отношении мел­ких торговых сетей ситуация изменилась еще меньше.

В отношении переговорной власти лишь 3% поставщиков изделий легкой промышленности жалуются на то, что торговым сетям часто удается навязать им отдельные условия договора по­ставки (у поставщиков продовольственных товаров и бытовой электроники эта доля находится на уровне 19-20%). Хотя основ­ная же часть поставщиков признает, что иногда подобное случа­ется (59%).

7. Средняя доля маркетинговых платежей торговой сети в розничной цене во всех трех рассматриваемых отраслях и во всех сегментах легкой промышленности равна стандартным 5%. Доля платежей торговой сети за объем продаж (ретробонусы) образует 6-9% розничной цены. И платят их далеко не все поставщики. Фактическое совпадение количественных оценок менеджеров торговых сетей и их поставщиков по этим непростым параметрам является важным фактом, свидетельствующим в пользу достовер­ности представленной картины.

Практика неформальных платежей (откатов) при заключении договоров поставки далека от того, чтобы быть всеобщей. Более 60% поставщиков изделий легкой промышленности заявляют, что такие предложения вообще не делаются (в сфере продовольствен­ных товаров таких менеджеров только 43%). Вызывает некоторую обеспокоенность учащение попыток получения откатов за послед­ние 3 года от поставщиков текстильной продукции (29%).

8. На возникновение конфликтов в последние 2-3 года при заключении договоров поставки указал каждый четвертый постав­щик продукции легкой промышленности (26%). Менее конфлик­тогенной выглядит по этому параметру обувная отрасль (7%). На возникновение конфликтов в связи с неисполнением условий до­говора поставки указывает каждый третий менеджер и со стороны торговых сетей, и со стороны поставщиков.

В части исполнения договоров в сфере изделий легкой про­мышленности поставщики указывают на нарушения договорных обязательств каждой четвертой торговой сетью (26%). Оценки представителей торговых сетей вновь оказываются сходными: по их мнению, условия нарушают 22% поставщиков. В текстильной индустрии конфликты поставщиков с крупными торговыми се­тями чаще возникают по срокам и объему поставляемого товара (53%), по качеству товара (47%) и по оформлению документов (40%), а в швейной индустрии относительно чаще — по вопро­сам товарного ассортимента (47%) и по возврату нереализованно­го товара (35%). В свою очередь, менеджеры торговых сетей чаще жалуются на неисполнение поставщиками условий по срокам и объемам поставки товара (71%) и на конфликты, порождаемые низким качеством поставляемого товара (41%).

9. Подавляющее большинство поставщиков во всех отраслях пытаются разрешить конфликты путем переговоров. Но, поми­мо переговорного способа, поставщики изделий легпрома в слу­чае возникновения конфликтов более активно прибегают к при­нудительным инструментам и санкциям. Они в 1,5-2 раза чаще поставщиков в других отраслях прекращают отгрузку товаров, в 2-3 раза чаще применяют штрафные санкции, в 3-4 раза чаще досрочно разрывают договоры поставки, т.е. ведут себя в кон­фликтных ситуациях относительно более жестко, чем поставщи­ки в других отраслях.

10. Почти никто из поставщиков продукции легкой промыш­ленности не говорит о том, что конфликтов с торговыми сетями за последние три года стало больше. И ни один из сотни опрошенных поставщиков изделий легпрома не назвал отношения с торговыми сетями конфликтными. 55% менеджеров считают их нейтральны­ми, а 45% менеджеров характеризуют их как партнерские.

В целом контрактные отношения в цепи поставок характери­зуются относительной устойчивостью и длительностью. Случаи не возобновления контрактных отношений единичны. Доля тор­говых сетей, с которыми поставщики работают менее одного года, в сфере изделий легкой промышленности составляет в среднем 12%, а более 5 лет — значительно выше (62%). Причем по послед­нему показателю наиболее устойчивыми выглядят контрактные отношения в текстильной отрасли (68%).

11. Мы можем заключить, что по многим показателям сфера изделий легкой промышленности не отличается сколь-либо зна­чимым образом от двух других сфер — продовольственных това­ров, бытовой техники и электроники. Но все же различия есть. Так, в части изделий легкой промышленности сторонами фикси­руются в среднем более высокий уровень торговой наценки роз­ничных сетей и несколько более высокий уровень прибыли по­ставщиков (особенно это касается обувной отрасли). Поставщики продукции легкой промышленности меньше жалуются на случаи навязывания им условий договора торговыми сетями и относи­тельно чаще применяют более формальные и жесткие меры при неисполнении ритейлерами договорных обязательств.

12. Наблюдаются некоторые важные различия и между под­отраслями легкой промышленности. Здесь по ряду параметров выделяется обувная промышленность. Поставщики ее продукции более активно работают с торговыми сетями, легче заключают до­говоры поставки с зарубежными ритейлерами. У них реже возни­кают конфликты с представителями торговых сетей при заключе­нии и исполнении договоров поставки и чаще устанавливаются партнерские отношения. Но при этом фиксируются более высо­кий уровень платежей торговым сетям и относительно более низ­кая устойчивость контрактных отношений.

В свою очередь, поставщики текстильной продукции испыты­вают больше сложностей при заключении договоров с торговыми сетями (и с крупными, и с мелкими). Несколько чаще текстиль­щики жалуются на навязывание условий договоров торговыми сетями. Но именно в этой сфере при заключении таких договоров отношения приобретают относительно более высокую устойчи­вость во времени.

 

МИРОВАЯ ЛЕГКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ

 

Легкая промышленность во второй половине двадцатого сто­летия превратилась в глобальную отрасль. Поэтому состояние российской легкой промышленности и перспективы ее развития необходимо оценивать на фоне мировых тенденций.

Мировая легкая промышленность является уникальным при­мером развития отрасли. С начала 1970-х годов по настоящий момент для нее характерен непрерывный рост выпуска и ин­тенсивности международных торговых потоков с небольшими краткосрочными колебаниями. В период с 1955 по 2000 г. объем торговли текстилем в стоимостном выражении вырос в 34 раза, одеждой — в 249 раз[14]. В 2012 г. объем международной торговли одеждой и текстилем достиг 708 млрд долл., что составило 4% ми­рового экспорта товаров.

Для большинства развитых стран мира именно легкая про­мышленность, в первую очередь текстильная отрасль и производ­ство одежды, стала на определенных этапах трамплином для эко­номического развития (как это было два столетия назад в более развитых странах в период первоначального накопления капита­ла). Так, именно эти отрасли сыграли критически важную роль для экономического развития Великобритании, Японии, отдельных регионов США на этапе ранней индустриализации. Экономиче­ские системы Гонконга, Южной Кореи и Тайваня опирались на текстиль и одежду как на основные статьи экспорта c 1950-х до се­редины 1980-х годов. Позже в «гонку» включились развивающие­ся страны Южной и Юго-Восточной Азии[15]. Интенсивное разви­тие текстильной отрасли исторически не только свидетельствует о начале процессов индустриализации экономики, но и выступает одним из основных ее двигателей. Кроме того, разница в уровне экономического развития стран является причиной для постоян­ной диверсификации группы лидеров отрасли: по мере роста за­пасов капитала и уровня технологического развития группу лидеров покидают развитые игроки, уступая место развивающимся, позже вступившим на путь индустриализации.

В настоящий момент именно легкая промышленность явля­ется стратегически важной для развивающихся стран мира, на ко­торые приходится до 70% экспорта одежды. Для этой категории стран развитие легкой промышленности может рассматриваться как один из основных источников экономического роста, кото­рый предоставляет сразу несколько возможностей для интенси­фикации развития[16]. Так, эта отрасль характеризуется низкими барьерами входа, а производственный процесс на многих стадиях является технологически простым и трудоинтенсивным, что поз­воляет активно использовать относительно избыточный для бед­ных стран мира фактор — низкоквалифицированный труд. Тех­нология производства гибкая, что дает возможность разбивать производственный процесс на отдельные этапы и создает условия для интернационализации и фрагментации производства, при­водя к формированию глобальных производственных цепочек. По мере развития страны могут продвигаться вдоль этих цепочек, переходя на более капиталоемкие стадии, требующие более высо­кого уровня квалификации, что, в свою очередь, связано с ростом заработных плат и экономическим развитием.

Таким образом, легкая — в первую очередь текстильная — промышленность выступает как стратегически важная для раз­вития более бедных стран, превращая их в динамично развиваю­щихся игроков мировой экономики. Согласно прогнозам ОЭСР, к 2030 г. именно на долю развивающихся стран придется около 60% мирового ВВП. Значительный вклад в этот рост может внести легкая промышленность.

Первая часть данного раздела содержит результаты исследова­ния основных этапов развития мировой легкой промышленности после окончания Второй мировой войны до настоящего момента. В фокусе внимания находятся основные тенденции в развитии рынков, международного и национального регулирования, повы­шении роли международных двусторонних и многосторонних со­глашений, в эволюции и динамике становления основных игро­ков на рассматриваемых этапах. Выделяются ключевые события, которые оказали наиболее значительное влияние на развитие от­расли. В зоне особого внимания находятся изменения, ставшие следствием глобального кризиса 2008 г. и последовавшей за ним рецессии. Нами выявляются тренды, которые будут определять развитие отрасли в кратко- и среднесрочном периодах, в том чис­ле оказывать влияние на российский рынок и производителей, нацеленных на экспансию на внешние рынки.

Вторая часть раздела содержит ситуационный анализ трех крупных игроков современного рынка легкой промышленности: Китая, Турции и Германии. Наконец, в третьей части мы фор­мулируем более общие выводы, касающиеся мировых трендов в формировании и изменении глобальных цепей поставок, чтобы понять, существуют ли возможности для России встроиться в эти цепи.

В ходе исследования авторы опирались на широкий круг ста­тей, опубликованных в ведущих зарубежных экономических и от­раслевых журналах (прежде всего на концепцию глобальных це­пей поставок), на доклады и аналитические отчеты национальных и международных организаций, на базы данных национальной и международной статистики.

 






Date: 2015-10-21; view: 316; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.047 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию