Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава V. Львенок проснулся в своем гнездышке





 

Львенок проснулся в своем гнездышке. Холодный ветер ерошил его золотистую шерстку.

«Где Воробьишка?»

Он привык спать рядом с братом, но место под его боком пустовало.

Потом он все вспомнил.

Живот у Львенка свело от страха, когда он вспомнил распростертое тело брата на краю поляны. «Он поправится!» — торопливо сказал он себе.

Но вчера, когда он увидел Листвичку и Ежевику, склонившихся над телом Воробьишки, Львенок подумал, что братишка погиб. Дрожь пробежала по его телу от ушей до кончика хвоста. Львенок повернулся к сестре, черная шерстка которой совершенно терялась в темноте, и торопливо ткнул ее носом.

— Мне холодно без Воробьишки!

— Он скоро вернется, — пробормотала сестра, не разлепляя глаз.

— Мне плохо без него!

— Он никуда не делся, спит на другом краю поляны и через день-два будет здесь, — Остролисточка перекатилась на другой бок и прошипела: — Спи!

В следующий миг ее дыхание вновь стало ровным, и она уснула.

Но Львенок никак не мог избавиться от своей тоски. Воробьишка должен был спать здесь, рядом, как всегда.

Он закрыл глаза, но тут же снова увидел тело брата, безжизненно лежащее на земле. «Это ведь я придумал сбежать из лагеря! Какая дурацкая затея! Воробьишка едва остался жив, а лисята чуть не разорвали нас с Остролисточкой…»

Львенок встал и вылез из своего гнездышка. Ему нужно было глотнуть свежего воздуха, чтобы успокоиться.

Он с опаской вгляделся в угол детской, где спала Ромашка. Ее длинная светлая шерстка смешивалась с серой шкурой Тростинки. Во сне у Тростинки подрагивали усы, оба ее котенка сопели, тесно прижавшись к материнскому боку. Если он попробует разбудить королев, чтобы попросить разрешения выйти, они ужасно рассердятся, и будут правы. И вообще, он ведь вернется еще до того, как они проснутся!

Махнув хвостом, Львенок протиснулся мимо спящей Остролисточки и выбрался наружу.

Холодный ночной воздух ущипнул его за нос, а промерзлая земля обожгла холодом лапы. Из леса доносились запахи дичи. Вот вдалеке тревожно вскрикнула какая-то птица. Львенок запрокинул голову, уставившись на Серебряный Пояс, раскинувшийся на угольно-черном небе. Хорошо, что Звездное племя не стало забирать к себе Воробьишку и позволило ему остаться здесь, на земле! Не пойти ли ему взглянуть на брата? Листвичка, должно быть, крепко спит и ничего не заметит.



Юркая в густую тень, Львенок отлично знал, что ему запрещено без разрешения покидать детскую. Когда он крался мимо колючей изгороди, преграждавшей вход в лагерь, сердце его колотилось так сильно, что он испугался, как бы всех не перебудить. Львенок со страхом обвел глазами поляну и вдруг понял, что он не единственный, кому не удалось уснуть этой ночью. В густых сумерках он разглядел поджарую кошачью фигуру, а за ней еще одну.

Львенок нырнул под ветку и забился в колючие заросли, чтобы его никто не заметил. Потом осторожно выглянул из колючек и впился глазами в темные тени. «Ага, это Дым и Долголап!» — узнал он, когда коты выступили в небольшое пятно лунного света посередине поляны.

— Они возвращаются, — сказал длинноногий воин Дыму.

— Отлично, — кивнул тот.

Львенок насторожил ушки. Внезапно он различил, как за колючей стеной зашуршали прихваченные морозом листья. Ветки вздрогнули, и на поляну выбежали Ураган с Бурым, ходившие в полночное патрулирование.

— Какие новости? — заторопился к ним Дым.

— Все спокойно, — ответил Ураган.

Львенок еще глубже вжался в колючки. Вообще-то он всегда мог сказать, что ходил закапывать свою грязь, но ему вовсе не хотелось возвращаться в детскую.

Бурый выплюнул зажатую в зубах мышь и проурчал:

— Как же здорово снова поохотиться в лесу!

— Вы обошли новую границу на краю опушки? — спросил Долголап.

Бурый кивнул.

— Что и говорить, племя Теней отлично ее пометило! Однако они ни на коготь не заступили на нашу территорию.

— Пусть только попробуют! — прорычал Дым. — Довольно и того, что Огнезвезд уступил им кусок нашей земли. Если я поймаю хоть одного Сумрачного воина на нашей стороне границы, я с него шкуру спущу!

— Они не посмеют! — рявкнул Бурый.

— Но посмели же они в тот раз, когда Огнезвезд им уступил, — возразил Долголап и выразительно посмотрел на длинный шрам, украшавший бок Бурого со времени памятной стычки из-за территории вдоль берега ручья, что брал свое начало на поляне Двуногих. Племя Теней первым заявило права на эту территорию, и Огнезвезд, не желавший нового пролития крови из-за скудного, не предназначенного для охоты отрезка земли, уступил его соседям.

— Этот клочок не стоил того, чтобы за него драться, — фыркнул Ураган. — Огнезвезд правильно сделал.

— Грозовое племя никогда и никому не уступало своей земли, — вздыбил шерсть Дым.

— Это точно, — кивнул Бурый.

Долголап возбужденно обернулся к нему, хлестнув себя хвостом по боку, но бурый воин невозмутимо продолжил:

— Вот только участок тот совсем голый, на нем даже кустов почти нет. К тому же, с наступлением сезона Зеленых Листьев туда хлынет орава Двуногих.



— Грозовые коты привыкли охотиться в лесу, на что им лысая земля? — поддержал его Ураган.

— Все равно, Огнезвезд не должен был так легко уступать племени Теней! — не унимался Долголап.

Львенок испуганно вжал голову в плечи, увидев, с какой злобой этот долговязый воин смотрит на всегда спокойного Бурого.

— Мы не уступили ничего, кроме клочка никчемной земли возле территории Двуногих, — прошипел Ураган.

— Ты говоришь совсем как Ежевика, — оскалился Дым. — Он всегда соглашается с каждым словом Огнезвезда. А знаешь, почему? Потому что оба они скорее выйдут в одиночку против собачьей стаи, чем против одного-единственного Двуногого!

Львенок сердито вздыбил загривок. Дым все врет, его отец никого на свете не боится!

— Ежевика поддержал Огнезвезда, потому что тот принял мудрое решение, а вовсе не потому, что испугался Двуногих, — возразил Ураган.

— По-твоему, очень мудро дать понять всем нашим соседям, что Грозовое племя не способно защитить свои границы и готово по первому требованию уступить им часть собственной территории?! — взвился Долголап. — Племя Теней не имеет права запускать свои когти в нашу землю!

— Теперь это земля племени Теней, — напомнил Ураган.

— Ну, конечно! — зашипел Долголап. — Тебе плевать на нашу территорию, верно? Ты ведь не Грозовой кот!

Львенок вздрогнул. Какое право имеет этот визгливый Долголап оскорблять Урагана? Серый воин не хуже других сражался против племени Теней!

Он прижался к земле, ожидая, что Ураган сейчас бросится на обидчика. Но серый кот лишь вздрогнул, как от удара, и промолчал.

Бурый бросился между двумя воинами, глаза его взволнованно заблестели.

— Мы можем спорить до хрипоты, но ничего уже не изменишь. Решение принято, — напомнил он.

— Но теперь Сумрачные коты решат, что могут требовать у нас все, что захотят! — взорвался Долголап.

— Огнезвезд ясно сказал, что мы сделали племени Теней одолжение, — напомнил ему Бурый. — В лесу ни один кот не усомнился в том, что это было проявление мудрости, а не слабости.

— Тогда почему Однозвезд и Пятнистая Звезда так обрадовались, услышав это? — прошипел Дым. — Ясное дело, они решили, что мы уже не можем защитить свою территорию!

— Да-да! — подхватил Долголап. — Что если племя Ветра положит глаз на участок леса по ту сторону ручья? Однозвезд перестал быть нашим другом с тех пор, как стал предводителем.

— Ты не забыл, как он спас нас от барсуков? — укоризненно спросил Бурый.

— И что с того? Все равно прежде всего он думает о своем племени, — махнул хвостом Дым.

— Ты серьезно веришь в то, что Огнезвезд может кому-то отдать богатый дичью участок нашей территории? — очень серьезно спросил Ураган.

Несколько мгновений Дым сердито пожирал его глазами, а потом опустил голову.

— Нет, — нехотя признал он.

— И насчет Речного племени нам нечего беспокоиться, — вставил Бурый. — У нас с ними нет общей границы, а Пятнистая Звезда заметно присмирела с тех пор, как ее любимчик Коршун был найден мертвым на нашей земле.

— А что все-таки произошло с этим Коршуном? — заинтересованно спросил Ураган.

— Мы знаем только, что Огнезвезд нашел его тело, когда вместе с Угольком и Ежевикой обходил нашу территорию, — сказал Бурый.

Львенок не совсем понял, о чем они говорили. Разумеется, он не раз слышал, как Тростинка с Ромашкой шептались о Коршуне, глашатае Речного племени, который погиб на их земле, напоровшись на острый колышек лисьего капкана. Никто не знал, что Речной кот делал на земле Грозового племени. Львенок однажды пристал с расспросами к отцу — как-никак, Коршун приходился Ежевике сводным братом, а значит, был родственником и самому Львенку, но так ничего и не добился. Ежевика не хотел говорить о Коршуне.

Львенок вытянул шею, боясь пропустить что-нибудь интересное из разговора взрослых, как вдруг почувствовал, как колючая стена за его спиной пришла в движение. Только теперь он понял, что сидит прямо перед узким лазом, ведущим к месту, где коты закапывают свою грязь!

Львенок в страхе потянул носом и похолодел, учуяв запах Мышонка, который как раз протискивался сквозь утесник.

Львенок испуганно метнулся в тень, но нюх у Мышонка был как у лисы.

— Это ты, Львенок? — прошипел оруженосец.

На какой-то миг Львенку захотелось поглубже зарыться в заросли, но один взгляд на острые колючки заставил его отказаться от этого замысла. Кроме того, он был слишком горд, чтобы отступать.

— Я, — признался он.

В тот же миг Дым повернул голову и устремил на кусты взгляд своих желтых глаз.

— Мышонок?

Львенок затаил дыхание. Неужели оруженосец его выдаст? Они какое-то время вместе жили в детской, но теперь Мышонок был оруженосцем и готовился получить воинское имя…

— Я уже возвращаюсь в палатку, — ответил Дыму Мышонок, а сам бесшумно скользнул к тому месту, где притаился котенок. — Что ты тут делаешь? — прошипел он. — Ты должен быть в детской!

Львенок сердито взмахнул хвостом. Он был рад, что Мышонок его не выдал, но с какой стати этот оруженосец разговаривает с ним, как со слепым котенком?

— Мне не спится, — буркнул он. — Я привык спать рядом с Воробьишкой.

— А о чем тут спорили Дым с Ураганом?

— О том, что Огнезвезд позволил племени Теней забрать кусок поляны возле ручья, — с готовностью ответил Львенок. — Дым рассердился и сказал Урагану, что тот не настоящий Грозовой воин.

Мышонок гневно прижал уши и прошипел:

— На месте Урагана я бы его из шкуры выцарапал!

— Но ведь это правда! Ураган не настоящий Грозовой кот, — удивленно пролепетал Львенок.

— Я бы не советовал тебе напоминать ему об этом, — хмыкнул Мышонок.

— Но он родился в Речном племени, а потом жил в каком-то горном клане!

— Мышонок! — раздался со стороны поляны громкий крик Дыма.

Мышонок пихнул Львенка в самую гущу куста, и котенок едва не взвыл от боли, когда в его в шкуру впились острые шипы.

— Ты почему не в палатке? — рявкнул Дым, когда оруженосец выбрался на поляну.

— Мне показалось, что я учуял мышь, — соврал Мышонок.

— Даже у мыши хватит мозгов не лезть в кошачий лагерь, — сварливо проворчал Дым. — Марш в палатку! Долголап не обрадуется, если завтра ты будешь едва волочить лапы от усталости.

— Слушаю, — кивнул Мышонок и убежал.

Львенок мужественно сидел в утеснике до тех пор, пока Дым и остальные воины не скрылись в своей палатке. Он больше не хотел рисковать и отказался от мысли прокрасться в пещеру целительницы. Убедившись, что в лагере все стихло, Львенок выбрался из-под изгороди и пополз в детскую.

Запутавшиеся в шерсти колючки больно кололись, когда он укладывался на своей подстилке. Львенок закрыл глаза и приготовился уснуть, но разговор с Мышонком не шел у него из головы.

Раньше он никогда не задумывался над тем, кто настоящий Грозовой кот, а кто нет. Оказывается, для воинов это очень важно! Свое собственное место в племени Львенок всегда воспринимал как должное. Ясное дело, не каждому котенку повезло родиться внуком предводителя и сыном глашатая! И все-таки он никак не мог понять, почему Мышонок так переполошился из-за размолвки Дыма с Ураганом? Если Ураган с Речушкой преданы Грозовому племени, то какое значение имеет их происхождение?

 






Date: 2015-09-02; view: 74; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.008 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию