Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Любовь внутреннего ребенка





 

Невыносима боль отца

И мамина утрата,

И я готова на себя

Взять всю расплату!

Нет никого любимей и родней,

Для них на все готова,

И пусть судьбою жертвую своей –

Им жизнь я облегчаю снова!

 

 

Внутри каждого человека находится любовь ребенка. Когда здесь и в других разделах книги я буду употреблять словосочетание «любовь ребенка», то речь пойдет прежде всего о детской чистой и светлой привязанности к своим родителям. С рождения ребенок привязан к своей семье, ее ценностям, устоям, порядкам. Эта преданность, ощущение принадлежности к семье для ребенка и есть любовь. Ради своих близких маленькое существо готово на все. Ребенок готов заплатить своим здоровьем, благополучием, счастьем и даже жизнью. Ради принадлежности к семье ребенок готов на жертвы. Такая любовь порой пытается путем самопожертвования защитить близкого человека от бед, болезней, неудач, смерти.

Существует представление у внутреннего ребенка, что он может своей любовью многое разрешить. Если кто‑то заболел, то и я заболею, чтобы больному стало легче. Если кто‑то хочет уйти, то уйду я, чтобы другой остался жить. Но, следуя за таким своим внутренним импульсом, внутренний ребенок не решает задач своей системы, даже принося свою жизнь в жертву.

Выше я приводила пример с Вячеславом. В его случае, в динамике алкогольной зависимости, прослеживалось неосознаваемое желание уйти из жизни вместо отца. И выйти из этой динамики он не мог. И в этом его внутренняя детская привязанность, в его жизни пока нет места взрослой любви к родителям. Разрешает ли такая его жертва что‑то для его отца? Делает ли она его судьбу легче? Навряд ли. Сын пытается что‑то разрешить для отца, но его цена при этом – собственная жизнь. Нужна ли на самом деле такая помощь отцу от своего сына? По такой цене? К сожалению, то, что дети стремятся дать своим родителям, на самом деле родителям не нужно.

Каким же образом любовь внутреннего ребенка способствует возникновению заболеваний? В следующих разделах я подробнее расскажу об этом. Здесь коротко остановлюсь на основных направлениях любви внутреннего ребенка, ведущих к возникновению тяжелых, хронических болезней и устойчивых симптомов. Речь на протяжении всей книги идет о неосознаваемых процессах внутри человека. Но иногда сам человек может ощущать подобные процессы внутри себя, но не может понять, что с ним происходит, не может найти объяснения своим ощущениям.



1. Если в семейной системе есть умершие рано члены семьи, близкие ребенка, то у ребенка может появиться желание уйти вслед за кем‑то из умерших. Часто это наблюдается в случае ранней смерти матери или отца, брата, или сестры, или близнеца. Тогда ребенок внутренне говорит: «Я уйду за тобой». Именно его связь с умершим ведет его к смерти. Это не умерший человек тянет его к себе, это живой в тоске об умершем, хочет разделить его судьбу, уйти за ним. И уже у взрослого человека присутствует это желание, хотя им оно не осознается. И эта смерть может произойти в результате несчастного случая, самоубийства или болезни. Такая динамика чаще всего наблюдается, если у ребенка рано умер кто‑то из родителей или когда в семье умирает ребенок.

Но не всегда это именно так. Все эти внутренние стремления уйти вслед за умершим человеком из семейной системы неосознаваемы. Поэтому, узнавая о них, люди, с одной стороны, удивляются, но чаще соглашаются, что внутри себя, где‑то глубоко, ощущают именно это стремление.

Сергей обратился по поводу беспокоящих его болей в области сердца. Ему было 30 лет, но здоровье уже давало сбой. При разговоре выяснилось, что заболеваний у его масса: энтероколит (воспаление тонкого и толстого кишечника), повышенное давление, ожирение 2‑й степени, частые ОРЗ. Он не был женат, постоянно меняет своих подружек, склонен к трате денег, часто оказывается в долгах. Его отец умер, когда ему было два года, мама второй раз вышла замуж, в подростковом возрасте Сергей решил взять фамилию отчима. Здесь речь идет об исключении родного отца. Кем был исключен умерший отец? Сыном? Нет, сначала он был исключен его матерью. Дети принимают такое решение, часто следуя за внутренним желанием матери. Как часто мамы хотят, чтобы отчим заменил сыну умершего отца, чтобы у сына был настоящий отец! Вполне понятное желание матери, но где при этом ребенок? Сын внутренне связан со своим умершим отцом. Он всю жизнь внутренне смотрит на его смерть, хочет уйти вслед за ним. И часть проблем со здоровьем и в личной жизни имеет корни в этой связи. Для Сергея это было неожиданно, и словно он увидел что‑то новое, обладающее иной силой. Чтобы работать над этой связью, нужно было подготовиться, и все‑таки со временем Сергей смог сделать этот шаг. Какое было для него решение? Внутренне ему необходимо было сказать отцу: «Ты мой родной отец. Это так. Ты мой отец, а я твой сын. Ты умер, и я забыл о тебе. Сейчас я вижу тебя. Вижу твою судьбу. Я уважаю твою судьбу и все, что к ней относится. У тебя есть место в моем сердце, ты принадлежишь к нам, ты один из нас. Я – Переверзев (такая фамилия была у отца и сына изначально). Самое ценное, что ты мне дал,это моя жизнь, остальное я в ней сделаю сам. Сейчас я принимаю свою жизнь по той цене, по которой она тебе стоила, и по той цене, по которой она будет стоить мне». Сергей несколько раз останавливался, слезы текли из его глаз. В 30 лет он снова приобрел отца, и это уже многое изменило в его жизни.



Галина обратилась в связи с бессонницей, головными болями. Свое состояние она описала как «невроз, возникший из‑за дочери». С ее слов, дочка сильно беспокойный ребенок. Ей 6 лет, она постоянно требует к себе внимания, очень подвижна, капризничает, стремится настоять на своем. Ей скоро идти в школу, и Галина беспокоится, что совсем не сможет с ней справиться. Что происходило с ребенком? Что происходило с мамой? Оказалось, что мама внутренне была связана с умершим первым ребенком, которого не стало, когда ему было один месяц. Ей необходимо было разрешить внутри себя вопрос этой перенесенной психотравмы. Она была связана с умершим ребенком, хотела уйти к нему, а дочь своим поведением возвращала ее к жизни. Ее дочь уже старалась взять эту мамину боль на себя. Какое было решение для мамы? Посмотреть на умершего ребенка, дать ему место в их семейной системе: умерший ребенок – первый, дочь – вторая. Согласиться с тем, что произошло, и дать понять дочери, что она сможет нести свою боль сама и что мама остается с ней. Здесь очень тонко надо подходить к чувству матери, которое относится к смерти ребенка, сначала создать ресурсы, чтобы в ходе работы ее не захлестнула боль утраты и она не провалилась в психотравму (об этом чуть позже я буду говорить в этой книге).

2. Если у кого‑то в системе (например, у отца или матери) присутствует это неосознаваемое желание уйти вслед за кем‑то из своей родительской семьи или из своей новой семьи (например, за умершим ребенком или абортированными детьми), то ребенок, чувствуя это стремление, может испытывать желание уйти вместо кого‑то. Своей жизнью он стремится дать возможность родителю остаться жить. Но такая жертва напрасна. Даже став взрослым, человек испытывает это стремление к смерти. Иногда он это осознает, иногда нет. Если он все‑таки уходит, совершая самоубийство, заболевая тяжелой болезнью, погибая в результате несчастного случая, он не решает ничего для того, для кого он это делает. Такая смерть лишь приумножает несчастья в семейной системе, наводя на всех живущих ужас.

В прошлом примере я рассказала о ситуации у Галины и что ее дочь неосознанно вместо матери хотела уйти из жизни. Дети часто берут на себя эту роль. В этом их детская любовь или привязанность к родителям. Анатолий пришел на прием узнать, может ли психотерапевт помочь их семье. У них с женой нет детей, они уже восемь лет в браке, прошли все необходимые исследования, но причин, почему беременность не наступала, врачи не находили. Они с женой стали подумывать об ЭКО, но в последний момент жена заняла иную позицию. Эльвира, его жена, сообщила, что будет надеяться только на Бога, мол, ЭКО многим не помогает и поэтому она не хочет мучить себя и мужа новыми надеждами, «как Бог даст». Анатолий рассказал, что он весь измучился, хочет детей, считает, что надо что‑то делать, а не сидеть и ждать. Потом сокрушенно он заметил, что жена, конечно, в чем‑то права, ведь многие семьи так и не решили эту проблему даже с помощью ЭКО. Считает, что на решение жены повлиял случай с их знакомой, которая только после трех ЭКО забеременела, но на пятом месяце произошел выкидыш, женщина с «нервным срывом» попала в психиатрический стационар. Эльвира согласилась прийти на прием. Внешне она была спокойна и сказала, что уже почти согласилась с тем, что, возможно, у них не будет детей, но поработать с психотерапевтом не против, так как чувствует, что их брак с Анатолием разрушается. Что не давало возможности Эльвире и Анатолию иметь детей? Из лояльности к своей семье Эльвира была связана со своей бабушкой по линии мамы, у которой было двое детей и она сделала большое количество абортов. Как она объясняла, что боялась, будто дети будут голодать, как она в детстве, и кто‑то из них умрет, как в ее родительской семье умерло трое братьев. Мать Эльвиры хотела уйти вслед за абортированными детьми ее матери, а Эльвира внутри говорила, что лучше она умрет, чем ее мать. Какое решение было для Эльвиры? Внутренне ей необходимо было сказать своей бабушке: «Ты – моя бабушка, а я – твоя внучка. Сейчас я вижу тебя и все, что к тебе относится. Я уважаю твою судьбу, что бы в ней ни происходило. Твою боль, твою судьбу со всем, что к ней относится, я оставляю тебе. Это твое, и я соглашаюсь с этим. Бабушка, я остаюсь. Благослови меня, если я останусь жить». Когда через три недели Эльвира пришла на следующий сеанс, она сказала, что у нее совсем другие ощущения, она как будто впервые увидела себя, мужа, людей, жизнь. Мы еще поработали с Эльвирой и Анатолием, отношения между ними изменились, к этой паре я вернусь еще в своей книге. В настоящее время Эльвира беременна, беременность наступила почти через году как закончились наши консультации.

3. Бывает так, что на ком‑то из предков есть какая‑то вина. Вина реальная, не выдуманная, но она предком не признана, скрыта, отрицается. Тогда кто‑то из младшего поколения искупает своей жизнью, своей судьбой вину предка. И это искупление тоже может происходить через болезнь, в том числе через смертельное заболевание, или через самоубийство, или через несчастный случай. При этом существует иллюзия, что ребенок своим страданием помогает предку, но это не так. Искупление может быть также не чьей‑то вины, а собственной. Именно той вины, которая отрицается и не признается. Например, вина женщины, сделавшей аборт. Или отца абортированного ребенка. Или вина водителя, в нетрезвом состоянии сбившего пешехода. Или врача, не оказавшего своевременную помощь больному. Можно привести еще много жизненных ситуаций, но объединяет их одно – все эти люди отрицали свою вину. Люди всегда могут найти оправдания своим поступкам, особенно тем своим действиям, которые имеют тяжелые последствия. Ведь признание вины – это признание того, что за счет другого ты что‑то приобрел. В случае личной вины необходимо признать ее, только тогда из этого можно получить силы для чего‑то хорошего в своей жизни. Часто в семейной системе при возникновении того или иного заболевания есть непризнанная или отрицаемая вина. Это та вина, которую не признал виновный, вытеснил, исключил. Часто это событие может в последующем стать тайной. Например, некоторые заболевания – это отрицание судеб жертв и преступников, и, как следствие, потому люди замещают своей жизнью, своей судьбой преступников или жертв.

Болезнь в такой ситуации – это либо напоминание о страданиях жертв, либо груз вины преступника. Болезнь – это компенсация.

Катерина обратилась на прием по совету своей приятельницы. Она три раза проходила курс лечения в психиатрическом стационаре, ее мучили депрессивные состояния, которые сопровождались суицидальными мыслями. Лечение давало кратковременный эффект. Она переживала, что может потерять хорошую работу, в последнее время ее мало что радовало, и к работе она тоже потеряла интерес. В ходе работы оказалось, что ее состояние связано с какой‑то виной, имеющей отношение к отцу. О чем идет речь, Катя не знала, это и не играло роли. Какое было решение для Кати? Ей необходимо было сказать отцу: «Ты – мой отец, а я – твоя дочь. Ты остаешься моим отцом, а остальное я оставляю тебе. То, что относится к тебе, я оставляю с тобой. Это меня не касается. Это твое, и я соглашаюсь с этим». Когда мы начинали работу, у Катерины наблюдалась дрожь во всем теле, первые подготовительные шаги, казалось, давались ей с трудом, словно она не хотела расставаться с болезнью. Но в конце ее дрожь прошла, изменился голос, она выпрямилась на стуле. На следующий сеанс она пришла совсем в ином состоянии, она улыбалась и сообщила, что уже 5 лет(!) она не могла смеяться и удивлялась, когда видела радостные лица. А сейчас она специально в Интернете искала веселые истории или анекдоты и смеялась над ними от души. Что это была за вина? Я не знаю, здесь это не играло роли, процесс исцеления начался и без этой информации.

Любовь внутреннего ребенка стремится уравновесить что‑то в своей семейной системе. Ребенок жертвует собой, своей судьбой, своей жизнью ради кого‑то. Ребенок через свою любовь стремится разделить чью‑то болезнь, вину, смерть, то есть что‑то тяжелое, чью‑то сложную судьбу. Почему так происходит? К чему такие жертвы? Это неосознанная попытка дать кому‑то из более старшего поколения что‑то, что на самом деле дать невозможно. И в этой любви ребенок нарушает иерархию и компенсирует что‑то одновременно. Любовь внутреннего ребенка направлена на то, чтобы помочь другому остаться в живых. Но цена такой помощи – собственная жизнь. Желание ребенка избавить кого‑то от болезни ценой собственного здоровья или облегчить чью‑то вину, искупая ее собственной жизнью, сделать чью‑то судьбу лучше, легче ценой собственной жизни или смерти. Но своей любовью, своей жертвой невозможно что‑то разрешить. И, отдавая свою жизнь, ребенок терпит крах иногда через болезнь, но это ничего не меняет для его близких. Болезнь или симптом – это любовь внутреннего ребенка больного человека к своей родовой системе. Это все делается из внутренней любви, именно из‑за своей любви человек при тяжелых заболеваниях что‑то несет за кого‑то из своей семьи. Внутреннее желание умереть – это уйти вместо кого‑то, за кем‑то или во искупление чьей‑то вины. Болезнь или симптом у конкретного члена семьи – это то, что необходимо всей его семейной системе. Это то, что действует на человека из его системы, это своеобразный способ психики и тела человека справляться с тем, что идет из системы, с тяжелым травматическим опытом предков. Болезнь – это указатель. Указатель на хаос в системе, на наличие психотравмы и вытесненных чувств. Болезнь и симптом смогут отступить, когда удается выявить то, что в системе стоит за болезнью, и найти исцеляющее решение.

 






Date: 2015-08-15; view: 55; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.011 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию