Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Практический опыт. История интернет‑провайдера 3 page





Для меня это выглядело так, будто директора собрались и решили, что небо у них над головой не голубое, а зеленое. И, поскольку решение принято большинством голосов, следует воздержаться от дальнейшего обсуждения данного вопроса.

 

Можно поступить и так. Но единственных, кого могут обмануть руководители бизнеса на конкурентном рынке, – это самих себя! Ни Клиентов, ни конкурентов обмануть не удастся, какие решения на совете директоров ни принимай. Несколько дней я серьезно подумывал о том, что, похоже, мне все‑таки придется искать другую работу. Идея бизнеса была хороша. Но компаньоны из‑за своих амбиций погубят этот бизнес, так и не дав ему встать на ноги. Слава богу, через несколько дней ответственность перед семьей возобладала над юношеским максимализмом. Я подумал: пусть принятое решение было абсолютным бредом. Но ведь проблемы никуда не делись, так ведь? И сама идея бизнеса по‑прежнему хороша. Главное – сдвинуть с мертвой точки вопрос, который сейчас препятствует дальнейшему развитию «Руснета». В лоб это сделать не удалось. Ну и что? Нужно подождать, а тем временем заняться другими, не менее важными делами. Если директора не хотят, чтобы я говорил о возникшей проблеме, пусть вместо меня им об этом расскажут обстоятельства!

И я вплотную занялся привлечением Клиентов. Первые же два заключенных мною договора сдвинули ситуацию в нужную для меня и благоприятную для бизнеса сторону. Договоры были подписаны с тем условием, что Клиенты оплачивают «Руснету» услуги доступа в Интернет, исходя из объемов полученной информации. Также, разумеется, мы должны были предоставлять Клиентам ящики электронной почты и другой необходимый сервис.

Я поставил Михаила и Юрия перед фактом. Им нужны были Клиенты? Вот они. Но мы должны оказывать Клиентам услуги. И рассчитывать стоимость услуг в соответствии с нашим же официальным прайс‑листом, утвержденным Михаилом и Юрием еще перед началом выставки.

За прошедшие несколько недель технические возможности нашей сети не изменились ни на йоту. Александр обещает, что когда‑нибудь проблема будет решена. Но пока результатов нет. Так что, мы не сможем предоставить Клиентам должный сервис? И даже рассчитать объем и стоимость оказываемых им услуг? Значит, я должен разорвать только что подписанные с Клиентами контракты и прекратить привлечение новых Клиентов?



Или… я могу предложить другой вариант. У меня есть знакомый администратор операционной системы Unix – Владимир. Молодой, но уже весьма квалифицированный специалист, еще из моей старой команды. Компания, в которой он сейчас работает, переживает не лучшие времена. Думаю, я смогу договориться с ним о вполне приемлемой зарплате (я озвучил сумму). Она меньше, чем ежемесячные платежи любого из Клиентов, которые сейчас подписали с нами контракты. Если мы будем обслуживать этих двух Клиентов, то даже с учетом зарплаты Владимира окажемся в хорошем плюсе! А ведь это только первые ласточки – еще немало Клиентов у меня на подходе.

Конечно, для Unix‑сервера потребуется компьютер. Чтобы сэкономить и сократить затраты Компании, я готов пожертвовать компьютером со своего рабочего места. Некоторое время я могу делать договоры и коммерческие предложения, пользуясь компьютерами других сотрудников. А чтобы общаться с Клиентами, мне компьютер не нужен. Общение все равно в основном идет при личных встречах или по телефону. А то, что я не боюсь пренебречь собственными удобствами ради блага Компании, лучше всяких слов показывает мою заинтересованность в успехе бизнеса. И то, что предлагаемый мною шаг действительно важен и необходим.

Более того, я могу договориться с Владимиром, чтобы он сразу же приступил к настройке Unix‑сервера. Уже через несколько дней все будет готово. Заметим, речь идет о нескольких днях, хотя технические специалисты Александра бьются не один месяц и ничего не могут сделать. За это время мы как раз успеем подключить Клиентов. И сразу же начнем предоставлять им все необходимые услуги. И рассчитывать объем этих услуг, чтобы иметь возможность ежемесячно выставлять Клиентам счета за обслуживание. Все, о чем я прошу, – провести небольшой эксперимент. А когда мы получим первые результаты, можно будет решить, стоит ли продлевать его действие. Мы не теряем абсолютно ничего, на первых порах не тратим дополнительно ни копейки, а выиграть можем многое. Да и какая у нас альтернатива? Вернуть Клиентам деньги, которые они уже заплатили за подключение? Это уж точно обойдется значительно дороже эксперимента, который я предлагаю. Как в деньгах, так и в репутации. В общем, господа директора, решайтесь!

Что оставалось в этой ситуации Михаилу и Юрию? Только принять мое предложение. Уже через несколько дней первый Unix‑сервер в сети «Руснет» заработал. И сразу все вопросы, из‑за которых ломались копья на совещаниях директоров в предыдущий период, остались в прошлом. В техническом плане.

Зато в политическом плане ситуация поменялась весьма ощутимо. Владимира приняли на работу в «Руснет». И выяснилось, что Компания силами собственных специалистов успешно справляется с задачами, которые раньше казались неразрешимыми. При этом дополнительные затраты невелики, зато доходы ощутимо увеличились. Казалось бы, что здесь плохого?



Тем не менее, когда Александр узнал о произошедших событиях, он устроил жутчайший скандал. Он потребовал ликвидировать Unix‑сервер, на который к тому времени было завязано обслуживание многих ключевых сервисов сети и который рассчитывал стоимость услуг, предоставляемых Клиентам. Никакой разумной альтернативы Unix‑серверу Александр по‑прежнему не мог предложить. Разумеется, Михаил и Юрий с ним не согласились. В то же время Сергей не мог не поддержать своего давнего компаньона.

 

При этом Александр исходил из позиций IT‑эксперта, а не бизнесмена. Успешное решение задачи с помощью Unix ставило крест на использовании сети «Руснет» в качестве полигона для пилотного проекта на базе Novell. То, что цель – построение коммерчески успешного бизнеса, а не тестирование компьютерных технологий, как‑то не принималось Александром в расчет. Будучи совладельцем Компании, фактически он действовал против своих же собственных интересов. Равно как и против интересов других соучредителей, включая Сергея. Дальше ситуация развернулась по сценарию, по которому она никогда не пошла бы, если бы между собой договаривались адекватные собственники бизнеса, а не фанаты‑компьютерщики. Когда Михаил и Юрий не согласились с требованием Александра вернуть все как было, он заявил, что не может работать с такими людьми. Раз его мнение как IT‑эксперта не ценят, ни о каком совместном предприятии не может быть и речи. В общем, развод и девичья фамилия! Сергею ничего не оставалось, как во всем поддержать Александра. В результате в самом начале коммерческой деятельности «Руснета» двое соучредителей, владевшие 49 %‑ной долей Компании, были исключены (точнее, самоисключились) из бизнеса.

И ведь именно Александр некогда привел меня в «Руснет». А теперь именно мои действия стали причиной его ухода. Хотя, если бы в нем возобладали инстинкты профессионального собственника, он вполне мог бы остаться совладельцем бизнеса. И все, что я делал, принесло бы ему, как и другим совладельцам, большую пользу. Но он сам отказался от доли в бизнесе, который впоследствии стал лидирующим на рынке.

Все‑таки компьютерщики, даже самые умные и профессиональные, иногда ведут себя как настоящие сумасшедшие.

Как мы должны были погибнуть в дефолт 1998 года

С марта до августа 1998 года мы развивали сеть «Руснет» и всячески привлекали Клиентов. После технической революции, перехода на ОС Unix и последовавшего за этим ухода Сергея с Александром технические проблемы сместились на второй план. Главными стали чисто коммерческие вопросы. Компания продолжала каждый месяц тратить больше денег, чем получала от своих Клиентов.

К сожалению, привлечение Клиентов продвигалось с трудом. Потенциальные Клиенты относились к новым технологиям с большим недоверием. И профессионалы, и дилетанты выдвигали колоссальное количество сомнений и возражений, как правило не стоивших выеденного яйца. Вдобавок многих останавливала относительно высокая стоимость подключения к нашей сети. Высокой она была лишь в сравнении с подключением через модемы по выделенным линиям ГТС, которое зато было и значительно менее скоростным. Но в сочетании со страхом перед новинками это препятствие становилось почти непреодолимым. Число подключенных к сети «Руснет» Клиентов все еще не превышало пары десятков, когда ударил гром.

В августе 1998 года произошел дефолт. Курс доллара, до этого насильственно удерживаемый на уровне 6 рублей за доллар, почти мгновенно взлетел до 18 рублей за доллар. А вскоре перескочил границу в 20 рублей за доллар и, не останавливаясь, продолжил свой победный рост.

Многие предприятия в те дни приостановили деятельность на срок от одного до трех месяцев. После чего примерно треть предприятий так и не продолжили работу. Они тихо скончались, став жертвами дефолта. Те же Компании, которые возобновили коммерческую деятельность, в большинстве своем вынуждены были резко переориентироваться. Обычным следствием этого были массовые сокращения сотрудников. В короткое время до половины всех трудоспособных граждан России оказались вынуждены искать новую работу или сменить специальность. Нечего и говорить, что все это сопровождалось массовым неисполнением договорных обязательств и кризисом неплатежей.

В те дни все российские Компании, предоставлявшие услуги доступа в Интернет, оказались в крайне тяжелом положении. За магистральные каналы, которые связывали их с Глобальной сетью через вышестоящих провайдеров, приходилось платить в полновесных долларах. А поскольку курс вырос, эти платежи мгновенно увеличились в несколько раз. И продолжали расти пропорционально тому, как поднимался все выше и выше курс доллара.

К сожалению, этого нельзя было сказать о платежах Клиентов. Интернет‑провайдеры, которые установили прайс‑листы в рублях, мгновенно попали под жестокие «ценовые ножницы». Но даже те Компании, которые номинировали свои услуги в условных единицах, привязанных к курсу доллара, не избежали тяжелых потерь. Они столкнулись с кризисом неплатежей. Какая разница, какова номинальная стоимость услуг, если никто не собирается их оплачивать?

В результате даже наиболее серьезные интернет‑провайдеры попали в тяжелейшую ситуацию. Их клиентская база резко сократилась – во всяком случае, платежеспособная ее часть. А накладные расходы взлетели до небес. Из месяца в месяц денег, собираемых с Клиентов, оказывалось совершенно недостаточно для того, чтобы компенсировать затраты.

В итоге крупные Компании бедствовали, а мелкие погибали десятками и сотнями. Если это происходило с провайдерами, которые работали хотя бы несколько лет и имели сложившуюся клиентскую базу, что же должно было произойти с «Руснетом»? С «Руснетом», который до кризиса привлек немногочисленных Клиентов и все еще не вышел даже на уровень текущей рентабельности? С «Руснетом», стоимость подключения к которому еще до дефолта была самой высокой? А после дефолта увеличилась (в рублях) в несколько раз, поскольку напрямую зависела от стоимости оборудования Radio‑Ethernet, производимого в США и оплачиваемого в долларах?

На это существовал только один ответ. Наша Компания должна была скончаться, не приходя в сознание. Казалось, у нас нет ни одного шанса выжить.

Как мы поднялись благодаря дефолту и конкурентам

Между тем именно ситуация, образовавшаяся на рынке интернет‑услуг после дефолта, дала нам возможность для первого серьезного подъема бизнеса. Мы выжили и преуспели отнюдь не благодаря чуду. Нет! Причиной были наши энергичные действия, основанные на железной воле, холодном расчете и изрядной доле сумасшествия. И, конечно, нам сильно помогли трусость и нерешительность конкурентов. Но обо всем по порядку.

Как среагировали на кризис большинство интернет‑провайдеров? Во‑первых, они постарались сократить затраты. А во‑вторых – по возможности смягчить финансовое бремя для своих Клиентов. Чтобы максимально сохранить клиентскую базу, с таким трудом наработанную за предыдущие годы.

Чтобы снизить затраты, интернет‑провайдеры начали сокращать и урезать свои магистральные каналы. Из‑за этого качество услуг падало на глазах. А скорость получения информации из Интернета в большинстве случаев становилась неприемлемой. Кстати, мы сами через пару недель после дефолта ощутили, что наш магистральный канал доступа в Интернет стал работать значительно медленнее, чем раньше. Нам не надо было объяснять, в чем дело. Мы были профессиональными участниками рынка и все отлично понимали. «Омерта», которая обеспечивала нам доступ в Интернет, подрезала свой магистральный канал.

С другой стороны, провайдеры старались сдерживать повышение цен на доступ в Интернет для своих Клиентов. Даже Компании, которые привязывали стоимость услуг к условным единицам, определяемым курсом доллара США, вводили «внутренний» курс. Он мог равняться, скажем, 12 рублям за условную единицу, в то время как реальный курс составлял 22, а потом и 25 рублей за доллар.

А главное – и это было наиболее опрометчиво – интернет‑провайдеры в массе своей смотрели сквозь пальцы на серьезные задержки платежей со стороны Клиентов. Расчет был на то, что трудные времена пройдут, Компании‑Клиенты оправятся от трудностей и, благодарные за поддержку, оплатят все услуги, за которые задолжали.

Результат же был прямо противоположным. Многие Компании, видя, что они в долгу как в шелку, но их все равно не отключают, начинали пользоваться Интернетом без зазрения совести. Вскоре задолженность вырастала до таких размеров, что им становилось ясно: этот долг они точно оплачивать не будут. А раз их по‑прежнему не отключили, почему бы не пользоваться Интернетом еще больше? Семь бед – один ответ!

Пострадавшими в этой ситуации в первую очередь оказывались добросовестные Клиенты. Те самые, о которых – и, я думаю, только о которых – провайдерам и надлежало заботиться прежде всего. Такие Клиенты продолжали оплачивать услуги, потому что Интернет и электронная почта были им необходимы. Но из‑за неконтролируемого доступа к сети неплательщиков, которые перегружали и линии связи, и магистральные каналы, она практически не работала. Не забывайте, что как раз в те дни большинство интернет‑провайдеров сократило и урезало свои магистральные каналы, чтобы снизить затраты. Но и это «игольное ушко» было перекрыто Клиентами‑неплательшиками, не вылезавшими из Интернета. Тем более что многим из них все равно нечем было заняться в рабочее время. Электронная почта приходила с задержками в несколько дней, многие письма вообще не доходили до адресатов. Мы постоянно с этим сталкивались, когда наши Клиенты пытались вести переписку с Клиентами «человеколюбивых» провайдеров и жаловались на задержку почты. Мы пробовали разобраться с этим вопросом. Так, если адресаты наших Клиентов находились в том же городе, часто единственным действенным средством решения проблемы было предложение этим Компаниям взять второе, альтернативное, подключение к Интернету. Через сеть «Руснет». Не исключаю, что первые подобные инциденты помогли нам принять стратегические решения и определить курс, в соответствии с которым наша Компания действовала в кризисный период.

Мы достаточно быстро поняли: если будем делать то же, что и все, наша гибель неминуема. Мы не сводили концы с концами и до того, как наступил дефолт. Рост курса доллара привел к тому, что в несколько раз выросли как наши доходы (которые еще нужно было собрать), так и наши затраты. Мы были обязаны оплачивать «Омерте» магистральный канал. Если бы мы этого не делали, нас отключили бы от сети. А вот смогут или нет Клиенты оплачивать наши услуги, подорожавшие в несколько раз, – это еще большой вопрос! Но даже если бы все Клиенты полностью и своевременно оплачивали счета, наши ежемесячные операционные убытки оставались бы значительными. Что нам удалось бы выиграть, если бы мы в этой ситуации сознательно занижали стоимость услуг? Мы просто быстрее бы обанкротились – вот и все.

Поэтому мы решили пойти против рынка. Стратегия заключалась в том, чтобы поступать прямо противоположно тому, как поступали все остальные интернет‑провайдеры нашего региона.

Другие интернет‑провайдеры уменьшают стоимость своих услуг? Мы не уменьшим ее ни на йоту. Стоимость наших услуг была номинирована в долларах. И курс наших условных единиц в точности соответствовал реальному курсу доллара, как бы тот ни повышался.

Другие интернет‑провайдеры лояльны к неплательщикам? Мы без малейших колебаний отключали Клиентов от сети, как только заканчивались средства на их лицевых счетах. Впрочем, таких инцидентов почти не случалось: у нас изначально была отборная клиентская база, состоящая из наиболее взыскательных, но и наиболее платежеспособных Компаний. Многие из них довольно устойчиво чувствовали себя в разгар дефолта. Даже те из них, кто испытывал финансовые сложности из‑за общего кризиса неплатежей, понимали: оплата Интернета занимает незначительную долю в их бюджете. Зато надежная и качественная связь чрезвычайно важна для того, чтобы успешно решать вопросы с Клиентами и партнерами. Лучше своевременно заплатить за наши услуги и спать спокойно. Во всяком случае, проблемы, вызванные отсутствием доступа в Интернет и невозможностью использовать электронную почту, могут привести к куда большим потерям. Немалую роль в этой ситуации сыграла и наша твердая позиция. Которую мы, что очень важно, всегда доводили до Клиентов заранее. А не дожидались, когда у них закончатся средства на лицевых счетах. Как правило, этого было достаточно. И мало кого пришлось на самом деле лишать доступа к Интернету.

А самое главное – в отличие от других провайдеров, в этот сложный период мы запускали новые магистральные каналы. Соответствующее решение было принято уже в сентябре 1998 года, сразу же после того, как «Омерта» сократила свой магистральный канал. А уже в октябре мы ввели новые каналы в эксплуатацию.

Чем были вызваны настолько рискованные решения? Неожиданно поразившей нас эпидемией глупости вкупе с манией расточительности? Конечно, нет. Просто к тому моменту мы поняли, что повальная коммерческая слабость наших конкурентов может дать нам возможность не только выжить, но и улучшить свое положение на рынке.

Несмотря на то что подавляющее большинство Компаний приостановили свою деятельность или резко сократили свои операции, оставалось некоторое число предприятий, по‑прежнему работавших стабильно. Для многих из них было жизненно важно ежедневно вести деловую переписку по электронной почте и получать информацию из Интернета. Они готовы были платить за эти услуги столько, сколько необходимо. К сожалению, многие интернет‑провайдеры не могли предоставить им качественные услуги ни за какие деньги. И магистральные каналы, и пул номеров для дозвона равно использовались всеми Клиентами. Читай: в основном теми, у которых было много свободного времени и которые не собирались оплачивать свои долги. В результате ни доступ в Интернет, ни электронная почта практически не работали. В том числе у наиболее добросовестных и платежеспособных Клиентов.

Мы же фактически стали специализироваться на обслуживании таких Клиентов. Мы брали за свои услуги дорого. Зато Интернет у нас работал, и электронные письма доходили до адресатов быстро и надежно.

В результате на рынке интернет‑услуг возникло что‑то вроде естественного отбора. Клиенты, которым любой ценой нужно было сокращать затраты, продолжали работать с другими провайдерами. Их же услугами пользовались и те, кто давно работал в долг. Клиенты же, которым любой ценой нужен был качественный доступ в Интернет, начинали искать того, кто мог бы его предоставить. В то время в нашем регионе было две Компании, которые оказывали услуги доступа в Интернет достойного качества, – «Омерта» и «Руснет». Разница в том, что «Омерта» вела себя на рынке пассивно. Мы же занимали активную позицию: не только привлекали Клиентов сами, но и размещали рекламу.

Как раз в эти дни я со всей ясностью понял, что цена ничего не значит. Может быть совершенно неважно, что Вы предлагаете услугу в несколько раз дороже, чем Ваши конкуренты. Важно только, что именно Вы предоставляете за эти деньги и сколько Клиенты готовы заплатить. Некоторые Клиенты после перехода к нам начинали ежемесячно платить за услуги доступа в Интернет в 30–40 раз больше, чем платили своему предыдущему интернет‑провайдеру. И это в самый тяжелый период, сразу после дефолта 1998 года! Но если услуги предыдущего провайдера их совершенно не устраивали, то нашими услугами они были весьма довольны.

Конечно, речь не идет о том, что мы брали в 30–40 раз больше за те же самые услуги. Допустим, наш Клиент – достаточно крупный банк. Предыдущий интернет‑провайдер предоставлял ему только услуги электронной почты с подключением по телефонной линии. В результате трусливой и близорукой политики, которую этот провайдер проводил после августовского дефолта, даже электронная почта практически прекратила работать. Отмечу, что в результате он уже через несколько месяцев вынужден был прекратить свою деятельность.

Мы же смогли предложить банку постоянное высокоскоростное подключение по радиоканалу, причем на льготных условиях. Поскольку в соседнем высотном здании уже была установлена одна из базовых станций нашей сети, банк должен был оплатить нам примерно треть стоимости, которую пришлось бы с него взять, если бы он подключался через собственный комплект оборудования Radio‑Ethernet. Правда, для этого потребовалось провести монтаж локальной сети, соединившей два здания. Что ж, наши технические специалисты достойно справились с возникшими трудностями. Замечу, что в организации подобных работ и решении сложных задач Олегу – техническому директору «Руснета» – не было равных. И сам он всегда готов был лично участвовать в проведении самых тяжелых, сложных и кропотливых работ. Да, многим руководителям, которые пытаются распоряжаться, не марая ручек, следовало бы брать с него пример!

В результате мы обеспечили Клиенту постоянный высокоскоростной доступ в Интернет с нескольких десятков рабочих мест внутри банковской сети. Причем настроили серьезную защиту так чтобы «большой Интернет» не контактировал напрямую с банковской сетью. Качество и скорость работы в Интернете оказались такими, что руководители и сотрудники банка были поначалу просто ошарашены. Что же до счетов за наши услуги, они составляли от нескольких сотен до пары‑тройки тысяч долларов в месяц. Эти деньги банк платил без проблем и с удовольствием. В то время как своему предыдущему интернет‑провайдеру банк платил несколько десятков долларов в месяц. И те – скрепя сердце.

 

Основную долю в общей оплате наших услуг составляла плата за объем информации, полученной Клиентами из Интернета. Это и стало причиной того, что мы запустили новые магистральные каналы как раз в те дни, когда многие сокращали свои магистрали. Поскольку внутренняя сеть «Руснета» была построена на основе технологии Radio‑Ethernet, информация передавалась по этой сети практически мгновенно. Поэтому именно магистральные каналы становились узким местом, которое определяло реальную скорость получения информации из Интернета. Мы были заинтересованы в том, чтобы Клиенты получали как можно больше информации – и платили за это. Клиенты были заинтересованы в том, чтобы получать информацию из Сети как можно быстрее. И, если объем полученной ими за месяц информации увеличивался, без особых проблем оплачивали возросшие счета. Если мы могли в этой ситуации увеличить пропускную способность наших магистральных каналов, то наша валовая прибыль увеличивалась практически линейно. И вдруг «Омерта» подрезала свой магистральный канал! Значит, и наш Интернет, доступ в который осуществлялся исключительно через «Омерту», стал работать медленнее и хуже. Неудивительно, что мы сразу занялись организацией альтернативных магистральных каналов.

Конечно, в этом был немалый риск. Ведь мы все еще не зарабатывали достаточно денег, чтобы окупать свои ежемесячные текущие затраты. Но мы понимали: если мы пойдем на риск, у нас есть шанс выжить. А если мы будем действовать так же, как остальные интернет‑провайдеры, мы погибнем.

И риск себя оправдал. Уже в октябре‑ноябре 1998 года мы вышли на текущую самоокупаемость. Более того: бизнес начал приносить доход, который был направлен на дальнейшее развитие нашей инфраструктуры. К тому же мы настолько успешно привлекали Клиентов, что к концу ноября на повестке дня встал вопрос о радикальном расширении наших магистральных каналов.

Казалось бы, что особенного в том, что новый бизнес наконец‑то стал самоокупаемым и даже начал приносить небольшой ежемесячный доход? Не забывайте, однако, что все это произошло сразу после дефолта. В те самые месяцы, когда одни предприятия закрывались, а другие существенно сокращали свою деятельность. Так, на нашем рынке в результате дефолта закрылись 40 % Компаний, занимавшихся предоставлением услуг Интернета. Одни – сразу, другие – несколько позже.

Именно дефолт, а точнее, неуверенные действия наших конкурентов дали нам возможность подняться. Если бы каждый из них занял по отношению к своим Клиентам твердую позицию, подобно той, что заняли мы, те так легко не покинули бы своих провайдеров. Надо отметить, что в обычных обстоятельствах Клиенты чрезвычайно лояльны к Компаниям, которые предоставляют им услуги связи. И с крайней неохотой задумываются о возможной смене поставщика этих услуг. Если бы остальные интернет‑провайдеры вовремя отключали неплательщиков и сосредоточились на том, чтобы предоставлять качественные услуги платежеспособным Клиентам, они сохранили бы основную часть своей клиентской базы. Может быть, этого им хватило бы, чтобы выжить. А может, и нет. Во всяком случае, хорошие шансы на выживание были бы у каждого интернет‑провайдера. Однако в ситуации стресса и паники после дефолта они сделали неверные выводы. Выбрали пагубный курс. А поскольку дурной пример заразителен, этому курсу последовали практически все Компании на рынке. В результате многие из них подарили нам отборных Клиентов. А сами погибли.

Безусловно, чтобы делать прямо противоположное тому, что делали наши коллеги, нам потребовалось немало мужества, решимости, твердости и выдержки. Но и этого оказалось мало. Недостаточно было занять правильную позицию на рынке. Нужно было, используя эту позицию, успеть за короткий срок привлечь достаточно Клиентов, чтобы их платежи покрыли наши резко увеличившиеся ежемесячные затраты.

У нас было всего несколько месяцев на то, чтобы кардинально изменить наше финансовое положение. Потенциальных Клиентов были тысячи. Мы никак не успели бы охватить их всех за это время. Вдобавок на рынке царила полная неразбериха. Большинство предприятий давно простаивали. Многие к сентябрю‑октябрю уже были мертвы. Какой смысл выходить на Клиентов, которые сами не знали, что с ними будет завтра?

Тщательно обдумав сложившуюся ситуацию, мы решили сконцентрировать усилия на привлечении трех ключевых категорий Клиентов – банков, крупных производственных предприятий и СМИ.

♦ Большинство банков даже в разгар кризиса оставались вполне платежеспособными. При этом надежное и быстрое прохождение электронной почты имело огромное значение для выполнения ими многих текущих операций. Это был как раз тот случай, когда нам не приходилось доказывать необходимость и полезность наших услуг: Клиенты и сами все отлично понимали. Кроме того, заключить договоры с крупными банками было очень важно с точки зрения укрепления нашей репутации на рынке. Это было бы своеобразным знаком качества в глазах Клиентов. Руководители предприятия с большим доверием относятся к интернет‑провайдеру, если знают, что он обслуживает банк, в котором находится расчетный счет данного предприятия. Таким образом, взяв на обслуживание основные банки региона, мы автоматически получили бы значительный кредит доверия от многих других Компаний. Не говоря уж о том, что для решения любых задач, требующих связи компьютеров предприятия с информационными системами банка, банковские компьютерщики автоматически будут рекомендовать воспользоваться нашими услугами. Осознавая важность привлечения банков в качестве наших Клиентов, мы приложили существенные усилия к этой работе. В итоге к концу 1999 года 85 % банков региона стали нашими Клиентами.

♦ В каждом регионе имеется несколько десятков наиболее крупных и заметных производственных предприятий. Это Компании, которые работают длительное время, имеют значительное число сотрудников, достаточно успешны и находятся у всех на слуху. Мы предполагали, что в соответствии с поговоркой «Пока толстый сохнет, худой сдохнет» эти предприятия даже в разгар кризиса останутся на плаву И будут нуждаться в быстрой и надежной компьютерной связи с контрагентами по всей обширной территории России и СНГ, а также с зарубежными партнерами. А в ближайшем будущем следовало ожидать дальнейшего развития этих предприятий. Было очевидно, что резкое повышение курса доллара улучшит положение российских производителей. Так что, если бы нам удалось привлечь таких Клиентов, перспективы сотрудничества с ними были бы весьма оптимистичными. Кроме того, мы могли бы ссылаться на них при переговорах с другими потенциальными Клиентами. Наличие крупных производственных предприятий в нашей клиентской базе также было бы для нас своего рода знаком качества. В последующие годы нам удалось сделать своими Клиентами около 40 % самых крупных и известных промышленных предприятий региона.








Date: 2015-07-27; view: 84; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.015 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию