Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава четвертая. — Сейчас бы водяры — хрипло прошептал Централ





 

— Сейчас бы водяры… — хрипло прошептал Централ.

— Я бы от литрушечки не отказался, — ответил Бокс. — Даже и без закуси можно.

— Литр без закуси? Ты гонишь.

— Да я в натуре могу!

— Крайне ценный навык, — заметил Хаус. — А еще что-нибудь умеешь?

— Слышь, ты, штурман! — огрызнулся Бокс. — Ты лучше за собой следи, ясно? Сколько уже болтаемся тут? Может, нас в океан давно вынесло? Кстати, в Бразилии визы нужны, нет?

— Никакой Бразилии, — отрезал проводник, и в ту же секунду лодка с жестким шорохом наехала на заболоченный берег.

— Будем надеяться, что это другая сторона, а не та, с которой мы отчаливали, — неожиданно высказался Олень.

— Я бы на твоем месте помалкивал при любом раскладе, — процедил Бокс.

Централ перепрыгнул через борт и, с чавканьем приземлившись в траву, подтянул лодку, насколько смог. Группа высадилась через нос, при этом все, кроме Хауса, промочили ноги по щиколотку.

— Почему нельзя было заранее предупредить? — пробурчал Олень. — Зачем хватать народ прямо на собеседовании? Мы бы хоть подготовились, вещи собрали.

— Не знаю, — сказал проводник. — Меня точно так же сюда привезли в свое время. — Он вытянул шею, словно надеялся проткнуть макушкой белесый полог тумана. — Не сильно мы промахнулись, метров на сто всего. Надо вернуться вверх по течению. От воды ни на шаг! Лейтенант, хватаешь конец и тащишь лодку.

— Я, во-первых, старший! Старший лейтенант, а во-вторых…

— Нет, больше не могу! — тряхнул головой Бокс и, шагнув к Оленю, нанес ему короткий удар в челюсть.

Офицер рухнул в грязь, но довольно бодро поднялся и решительно двинулся на обидчика. Бокс встретил его прямым в подбородок, он снова бил вполсилы, но на этот раз уже не так гуманно. Олень отлетел на пару метров и закопался в камышах.

— Уже не старший, — надменно произнес Бокс. — И тебе еще харчи свои отмывать, не забыл?

— Отставить! — рявкнул Хаус. — Разберетесь на базе, сейчас не до этого. Олень, где ты там? Бегом сюда!

— Бегом, сучок! — поддакнул Централ.

Хаус раздосадованно цыкнул и, подскочив к камышам, вытянул за руку увязшего в грязи лейтенанта.



— Бери веревку, бурлак, — сказал он сквозь зубы. — Остальные — марш! Если бы вы знали, в каком мы сейчас положении, без оружия, даже без…

Он не успел закончить. Со стороны суши послышался надсадный лай. Брехала целая свора, и она приближалась. Это сработало лучше любых уговоров: с трудом вырывая ноги из трясины, группа устремилась по кромке воды против течения.

— Быстрее! Быстрее! — не унимался Хаус, бежавший первым. — Надо успеть!

— Куда успевать-то… — прохрипел Централ. — Там что, автобус? Куда мы отсюда денемся? Давайте обратно в лодку!

Все обернулись на Оленя — тот буксовал сзади метрах в десяти и с каждой секундой отставал все больше.

— Бросай конец! — крикнул проводник. — Хрен с ней, с лодкой. Поднажми, ракета! Это вам не бобики дворовые, они с детства человечиной прикормлены. Вперед!

Стая была все ближе. Собаки не просто лаяли от плохого настроения, а определенно преследовали группу. В редеющем тумане уже показались очертания мостка, когда Шведов услышал позади мягкий топот лап и шелест влажной травы. Оборачиваться не хотелось, но Сергей заставил себя это сделать, чтобы не позволить зверю вцепиться ему в шею. Псина, довольно крупная, была всего в паре метров. Единственное, что успел Сергей, это выставить вперед левую руку, согнутую в локте. Собака рефлекторно вцепилась зубами в предплечье, как в перекладину. Вначале Шведову показалось, что псина зажмурилась в охотничьем азарте, но глаз у мутанта не было вовсе — только влажные, сочащиеся гноем щели. Сергей завел свободную руку зверю под затылок и с силой дернул ее на себя. Верхняя челюсть собаки сработала как рычаг. Глухо, но омерзительно отчетливо хрустнули шейные позвонки, и зверь тяжелым мешком рухнул на землю.

Шведов поднял голову и понял, почему до сих пор не кричал отставший Олень. Лейтенант катался по траве, судорожно и бестолково взмахивая всеми конечностями. В лицо ему вгрызлись сразу две твари, одна серая, другая чуть потемнее. Олень издавал лишь слабые всхлипы, но спустя мгновение третья псина сомкнула зубы у него на горле.

Осознав, что тратит время впустую, Сергей снова рванул к мосткам, хотя слабо верил, что убогий деревенский причал как-то поможет защититься от стаи диких собак.

Доктор Хаус был уже почти на месте. На последнем шаге он, то ли споткнулся, то ли прыгнул и, пролетев еще метр, скрылся под огромными лопухами. Через секунду он выкатился оттуда уже с двустволкой и объемистым рюкзаком. Рванув клапан, он рассыпал по траве патроны, не глядя, с удивительной скоростью зарядил ружье и выстрелил в Шведова.

Сергей не успел даже пригнуться, лишь услышал за левым плечом деревянный стук и тут же почувствовал, как щеку обдало чем-то густым и горячим. Зверь с разбитым черепом свалился к ноге, будто с неба.

Шведов тяжело сглотнул и вытер с лица зловонную кровь мутанта.

— Не спим! — заорал проводник.

Централ бросился под лопухи и охапкой вытащил из-под листьев еще несколько ружей.



Хаус пнул рюкзак с патронами:

— Швед, не тормози!

Сергей упад на колени, схватил первый попавшийся обрез и, переломив его, зарядил. Потом вернул ствол на место, одновременно привалился набок и от живота пальнул дуплетом в летевшего на него пса. Мутанту разорвало брюхо. Шведов опять переломил ружье и успел подумать о том, что рано вытер щеку. Теперь он был в крови весь, и даже мясник не шел с ним ни в какое сравнение. Едва гильзы выскочили, Сергей вставил на их место следующую пару патронов и снова изготовился к стрельбе.

— Кажется, отбились, — сказал Хаус.

Централ и Бокс, истратившие по четыре заряда, дышали часто и тяжело. Шведов, наоборот, пребывал в удивительном спокойствии — только руки немного подрагивали. Он заметил, как гуляет на весу короткий ствол, и положил обрез на колени.

Где-то сзади, в том месте, откуда все бежали, вдруг послышались плеск и рычание. Сергей вскочил и увидел, что вокруг дрейфующей лодки плавает еще одна собака. Что-то привлекло ее внимание, но выбраться из воды на баллоны она не могла и барахталась рядом, раздраженно подвывая.

Хаус встал в полный рост и, прицелившись, сделал два выстрела.

— Лодке все равно хана, — пробормотал он, будто оправдываясь.

— Надо было тут не высаживаться, а забрать стволы и по-тихому сплавиться дальше, — сказал Бокс.

— Дальше мелководье, — возразил проводник. — Считай, болото. Все равно пришлось бы пешком идти. Топь, туман и тучи мутантов. Плохая идея. — Он немного помолчал. — Пора уходить от воды.

— А вдруг там еще есть собаки? — осторожно спросил Централ.

— Есть, — заверил Хаус. — Собаки, и не только. Зато нет тумана, и это лучше.

Сталкер перевернул рюкзак, высыпав из него все патроны. Следом выпали три аптечки и шесть противогазов. Сергей машинально посчитал обрезы — их было тоже шесть, на всю группу, включая Оленя и оставшегося в сарае Обуха.

Шведов хмуро оглядел берег. Собачьи туши лежали повсюду, их было больше десятка. Где-то среди уничтоженных мутантов валились и два его персональных трофея, но общий счет был далеко в пользу Хауса. Как проводник умудрился расстрелять всех этих зверей, Шведов не представлял. Он только помнил, что примитивная двустволка, требующая постоянной перезарядки, вертелась в руках у сталкера без остановки. Но все-таки лучше бы это были карабины.

— Ты скажи там начальству, чтобы маршрут выбрали более безопасный, — глухо проговорил Сергей.

— Эта проводка у меня последняя, так что мне до фени, — искренне ответил Хаус. — А безопасных маршрутов здесь нет. Вот вам, кстати, первый урок: Зона ошибок не прощает, даже пустяковых. Чуть промахнулись с высадкой — потеряли человека.

— Ладно, не трещи! — оборвал его Бокс. — Если бы нам оружие дали на том берегу, все было бы нормально.

— Оружие здесь. Там его никогда не будет.

— Это почему?

— Потому что Кабан своей жизнью дорожит больше, чем вашей. И он прав. Иногда таких отморозков привозят, что им алюминиевую вилку доверить нельзя.

— Вообще-то мы тебя и здесь грохнуть можем, — сурово произнес Централ. — Так, чисто теоретически.

— Без меня вы не дойдете.

— Ты намекаешь, что сюрпризы не кончились?

— Я не намекаю. Сюрпризы еще даже не начинались, дружище, — сказал Хаус и пнул ногой дохлого пса. — Это собаки. Просто собаки, и все. Дальше будет хуже. Эй, Бокс, ты куда поперся?!

— Я только посмотрю, — буркнул тот, направляясь к лежавшему в стороне Оленю.

— Ничего хорошего ты там не найдешь, — предупредил сталкер. — Нас атаковали не сторожевые псы, а голодные мутанты. Они не кусают, они жрут.

Бокс упрямо дошел до тела. Рядом с Оленем темнели трупы трех собак, их пристрелили даже раньше, чем Сергей успел зарядить ружье, однако лейтенанту это уже не помогло. Олень лежал на спине, широко раскинувшись «звездой». Издали его можно было принять за безмятежно загорающего человека, и только тот, кто приблизился к телу вплотную, знал, чем отличается лейтенант от счастливого туриста.

Бокса рвало несколько минут — без перерыва, тяжко, до судорог. Он опустился рядом с Оленем на четвереньки и долго стоял так, выгнув спину и сотрясаясь, будто оплакивая лучшего друга.

— Ну что, чья очередь? — угрюмо спросил Хаус. — Кто еще не блевал? Ты! — Он показал пальцем на Сергея. — Скинь пиджак.

— Зачем?

— Руку покажи! — неожиданно крикнул проводник. — Я же видел, как тебя цапнули.

Шведов снял пиджак. На левой руке, ровно посередине между локтем и запястьем, набухала здоровенная опоясывающая гематома. Открытых ран не было, Хаус убедился в этом, дотошно осмотрев синяк со всех сторон.

— Повезло, — сказал он. — Наверно, тварь была уже старая. Иначе…

— Только не надо втирать про уколы от бешенства, — опередил его Шведов.

— Какие уколы, брат? У нас в таких случаях один укол: пуля в затылок.

— Ты шутишь, — уверенно произнес Сергей.

— Ага. Можешь поржать, если тебе это кажется смешным.

Вдоль берега подул ветер — не относя туман в сторону, а раздувая и перемешивая его в низине, как сахарную вату. Централ, промокший и вспотевший, крупно затрясся. Спустя минуту к мосткам вернулся Бокс и, сняв куртку, молча протянул ее товарищу.

— Благодарю, — ответил тот, клацая зубами. — Согреюсь малехо и отдам.

Бокс ничего не ответил, он все еще находился под впечатлением от увиденного.

— Надо было остаться на фиг, — проговорил Централ. — Один умный человек среди нас. Как его… Обух, да? Обух. А мы лохи. — Он с тоской посмотрел на лодку, но та, уже наполовину сдувшись, грязной тряпкой уплывала в белесую муть.

— Разобрали оружие и противогазы! — приказал Хаус.

Проводник сдвинул на поясе патронташ и начал его методично снаряжать.

— Зачем противогазы-то? — спросил Централ. — Уже не воняет, кажись… — Он вдруг наткнулся на жесткий взгляд Бокса и, прикусив язык, начал сосредоточенно выбирать из травы патроны.

— У хорошего хозяина все сгодится, — обронил Хаус. — Лишнее давайте сюда. — Он сложил в рюкзак два противогаза и аптечки, сунул туда же оба обреза стволами вверх и накинул лямки на левое плечо. — Готовы? Все зарядились? Проверьте еще раз.

Шведов похлопал себя по бокам — карманы пиджака топорщились от боеприпасов, но внешний вид его уже не волновал, всякие эстетические соображения остались где-то на том берегу.

— Вплавь здесь, конечно, стремновато… — сказал себе под нос Централ. — Хотя… пока на лодке шли, ничего такого не было. В воде безопасно, нет?

— Ты все не успокоишься никак? Пойдем! — Проводник дружески хлопнул его по спине. — Держим чуть левее, скоро окажемся на возвышенности. Там и обзор нормальный, и передохнуть можно будет. А пока доберемся, я как раз успею объяснить, почему не следует завидовать Обуху.

Сергей поправил сумку с противогазом и ускорил шаг, чтобы не отставать от сталкера. Как он ни пытался задавить в себе эти мысли, но возможность вернуться его тоже интересовала.

Прямо у мостков начиналась тропинка, по обе стороны от которой зеленел топкий заболоченный луг. С каждым шагом трава становилась все суше. Постепенно и почти незаметно она превратилась в кустарник, такой же плотный, какой рос на острове с сараем. Четверо ходоков оказались в узком коридоре из голых веток, сквозь которые едва пробивалось еще низкое солнце.

Шведов взглянул на часы и с удивлением отметил, что со времени выхода на маршрут прошло всего пятьдесят две минуты. По внутреннему ощущению в Зоне он провел никак не меньше суток.

— Насчет Обуха, — напомнил Централ.

— Сейчас… — Хаус поднял руку, призывая всех остановиться.

Впереди был виден просвет — кустарник расступался у подножия пологого холма. Было ли там что-то еще, Сергей разобрать не мог, он снова оказался последним к цепочке.

— Стволы приготовили, — негромко сказал проводник. — Смотреть под ноги, стрелять во все, что пищит и движется. Без раздумий.

— Чего ждать-то? — промолвил Бокс. — Хоть ориентировочно.

— Крыс, кошек, зайцев. Я не знаю, за кого ты их примешь, фантазия у всех разная. Но вообще это тушканы, и они гораздо опасней, чем кажутся. Только без лишнего усердия, патроны не транжирьте. Одного выстрела обычно хватает, а дробью можно и пару за раз уложить.

Хаус шагнул вперед и влево. Выскочивший за ним Централ отпрыгнул вправо. Бокс и Шведов последовательно повторили эти маневры, в итоге группа растянулась короткой цепью, спиной к зарослям. Осматривая траву, ходоки водили обрезами, как фонариками: из стороны в сторону, вслед за взглядом. Никакой живности поблизости не было, лишь несколько ворон кружили в небе, откровенно дожидаясь вкусненького.

— Не расслабляемся! — предупредил Хаус. — Так и идем.

Уклон становился все круче, или просто подниматься было тяжелее — Шведов не мог толком понять. Каждый следующий шаг давался труднее предыдущего, и это не укладывалось в голове, поскольку с виду пригорок был все таким же пологим. Подъем длился минут десять, не больше, но вымотал Сергея, как восхождение на нешуточную высоту. Не выдержав, он обернулся. Подсознательно он ожидал увидеть сзади крутой склон, хотя в то же время понимал, что никакого склона там нет, и возвышенность, на которую он с таким трудом забирался, это всего лишь неровность рельефа, едва ли достойная занесения даже на тактическую карту.

— Чуете? — осклабился Доктор Хаус. — Аномалия тут. Слабенькая, безопасная. Но ощутимая, правда?

— Ты специально нас через нее повел? — прошипел выбившийся из сил Централ. — А без экскурсий нельзя обойтись? На сегодня и так впечатлений хватит.

— Наверху место хорошее, — отозвался проводник. — Просечем поляну, зачистим, если что. Давайте, еще рывок — и отпустит. Аномалия не весь холм накрывает, она расположена… ну типа, кольцом вокруг вершины.

— Ну типа, ты утомил, — огрызнулся Бокс. — Зубы заговариваешь, просто уводишь нас от реки? Что там с Обухом на том берегу, отчего нельзя ему завидовать? По-моему, очень даже можно.

Проводник с видимым усилием сделал еще несколько шагов и наконец прорвался сквозь гравитационною подушку.

— Подтягиваемся быстрее! — Голос Хауса звучал глухо, словно из-за стены, но пример подействовал ободряюще.

Пассажиры преодолели остаток аномалии и встали на возвышенности. Запыхавшийся Централ вернул Боксу его «аляску».

— Можно передохнуть, — объявил сталкер, высматривая что-то на противоположном от реки склоне.

Впрочем, назвать это рекой было бы преувеличением. Водная преграда, которую группа пересекла на лодке, отсюда представлялась небольшой протокой. Вся местность была прорезана извилистыми рукавами и напоминала широко разлившееся русло или стихийно затопленную территорию. То тут, то там посреди мелководья торчали островки размером от кочки до приусадебного участка. На самом большом из них, в кольце из голого кустарника, стоял покосившийся черный сарай. Издали он выглядел еще более убого. С наветренной стороны к острову приближался вертолет. Централ зачем-то помахал ему обеими руками. Бокс тоже поднял было руку, но осекся и растерянно замер со вскинутой ладонью, точно наивный индеец, приветствующий Колумба.

Вскоре вертолет завис на месте и медленно опустился за постройкой, так, что остался виден лишь хвостовой винт, не прекращавший вращаться.

— Думал, сами убедитесь, — раздосадовано произнес Хаус. — Забыл, что площадка с другой стороны.

— В чем мы должны убедиться? — нетерпеливо спросил Централ.

— Я понял, — кивнул Шведов. — Обуха отсюда не заберут.

Проводник повернулся к Сергею и посмотрел на него долго, с интересом, словно хотел сказать: «А ты не такой уж дурак».

— Обуха оставят в Зоне, — помедлив, подтвердил Хаус. — Как и других, кто отказывается идти своим ходом. Но это бывает очень редко, на моей памяти Обух — второй. Что его здесь ждет… одного, без оружия, без укрытия…

— Еще и без еды, — добавил Бокс.

— Да, проголодаться он успеет, но это не самое страшное. Ночью, по всем приметам, будет выброс.

— Что еще за выброс? — упавшим голосом проговорил Централ.

— Это отдельная тема. Если коротко, капец всему живому — и людям, и мутантам. Спастись от выброса можно только за бетонными стенами или под землей. Ну или в крайнем случае, приняв анабиотик, с которым вы уже знакомы. Только у нашего инкассатора нет анабиотика, и капитальных строений на острове тоже нет. Он тихо загнется, лежа в сарае, скрючившись, как эмбрион. Через час-полтора после выброса до острова доберутся ошалевшие от голода тушканы. Может, даже несколько слепых собак приплывут на запах. Может, и не приплывут… В любом случае от Обуха не останется даже костей. Послезавтра с рассветом на острове высадятся сталкеры и зачистят его от мутантов — до следующей партии новичков и следующего выброса. Вот так, парни, эта карусель и работает.

— Почему его не предупредили о последствиях отказа?

— А кому он тут нужен со своими «хочу — не хочу»? Либо ты знаешь, что спина у тебя прикрыта, либо ты один, и рассчитываешь только на себя, но тогда и отвечаешь за себя одного.

— То есть это тоже было частью испытания, — утвердительно произнес Шведов.

— Вроде того, — бросил проводник. — И это придумал не я. Это продолжение естественного отбора.

— Ладно, если он дал слабину, почему просто не отправить его домой? — неожиданно высказался Бокс.

— Попробуй, — пожал плечами Доктор Хаус. — Доберись обратно вплавь, лодки-то больше нет. Забери Обуха и вынеси его из Зоны на своем горбу. Я отдам тебе второй обрез и две аптечки из наших трех. Пойдешь, нет?

— На вертолете было бы чуть быстрее и чуть проще, — заметил Шведов.

Проводник рассмеялся:

— Военные собьют его раньше, чем ты увидишь на горизонте первый блокпост. Это наш трамвайчик, дальше нескольких километров от города он не улетает.

Тем временем вертолет качнул хвостом и медленно поднялся над хибарой. Сколько человек он взял на борт — двоих или троих, было неизвестно, но в том, что Доктор Хаус сказал правду, Сергей почему-то не сомневался. Машина развернулась и медленно, как бы с ленцой, полетела прочь.

Через секунду из сарая выскочил Обух. Он бросился к посадочному периметру, высмотрел в небе удаляющийся вертолет и что-то проорал ему вслед, затем обошел вокруг постройки и внезапно остановился. Он заметил группу из четырех человек и побежал сквозь кусты к реке. Без проводника преодолеть стену из корявых сросшихся ветвей было куда как сложнее, но Обух упорно прорывался, пока не выбрался к берегу. Новобранец оторопело замер у мостка, посмотрел через реку и, кажется, только сейчас понял, в какое он попал положение. Обух зашел в воду по пояс, но быстро вылез обратно. Он подпрыгнул, что-то истошно прокричал и, сняв синюю олимпийку, начал неистово размахивать ею над головой.

— Одумался, фраерюга, — сказал Централ не без удовольствия.

— Пошли, парни, — вздохнул проводник. — Смотреть тут особо не на что.

— Это не юмор? — насторожился Бокс. — Так и пойдем, а он там останется? И завтра ему точно каюк?

Хаус бегло взглянул на Шведова и вдруг взорвался:

— Вы меня уже запарили этим вопросом! «Не шутка?» — прошепелявил он, непонятно кого пародируя. — Нет, не шутка! «Не юмор?» Нет, сука, не юмор! Очень может быть, что до города мы дойдем не все. Кое-что вы уже видели своими глазами. Обух сдался на старте. Олень погиб, как идиот. Но это не было случайностью, понятно? Такие случайности тут происходят постоянно, каждую минуту. А если каждую минуту, то какая же это, на хрен, случайность? Я устал вам намекать, что здесь, мягко говоря, опасно. В Зоне не принято повторять дважды, такая тут жизнь. Может, вы и не рады, что вас сюда занесло, но у каждого была своя повестка, и каждый мог ее просто порвать. Вы не порвали. Потому что решили испытать себя или убежать от проблем — я не знаю, что вы там себе думали. Но в итоге вы здесь. И сожалеть об этом уже поздно, вам ясно? Теперь нужно жить в Зоне, по ее законам. Нужно выживать. Поэтому сейчас мы спускаемся с холма и топаем во-он к тому лесочку, — неожиданно мирно закончил Хаус и, встряхнув на плече рюкзак, направился вниз.

Бокс, впечатленный речью, огладил бритую голову и молча пошел за проводником. Централ что-то пробурчал себе под нос и, зло прищурившись, двинулся следом. Шведов несколько секунд понаблюдал, как Обух мечется на том берегу, и замкнул колонну.

Вертолет с Кабаном превратился в точку на горизонте и потерялся в утренней дымке.

 








Date: 2015-07-22; view: 56; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.016 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию