Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Наследство Симрика Хью 1 page





 

Тристан и его друзья замерли в комнате, наполненной сокровищами.

Фирболг, похрюкивая, зашевелился на своем стуле, но через некоторое время снова размеренно захрапел, а они, вдруг вспомнили, где находятся и какой опасности подвергаются, и собрались у двери.

– Пошли, – позвала их Робин.

С дубинкой наготове, она вывела компанию из комнаты. Пока остальные выходили из сокровищницы, Тристан прикрепил серебряный меч к поясу. Он заметил, что карманы и сумка Полдо распухли от драгоценностей, но при этом карлик умудрялся двигаться тихо, не выдавая своего присутствия звоном монет и стуком камней. Дарус держал в руках ятаган, а на пальцах у него сверкали украшенные драгоценными камнями перстни. Робин взяла только кольцо друидов, и в полумраке коридора Тристан залюбовался красотой девушки, которую каким-то необъяснимым способом подчеркивала простая серебряная лента на шее.

Принц наклонился и набрал горсть золотых монет, вдруг сообразив, что держит в руке такое огромное богатство, которое многим людям даже и не снилось. Он осторожно вышел из комнаты и прикрыл дверь, которая захлопнулась, едва слышным щелчком, а спящий фирболг раздраженно захлюпал носом и заворочался, но, несмотря на опасения отважной четверки, снова погрузился в мирный сон. Оглянувшись, Тристан понял – у них две возможности: вернуться туда, откуда пришли, или идти дальше, вглубь логова фирболгов.

Коридор в глубине был освещен факелами, что определенно сулило новые опасности впереди. Все еще надеясь найти Керена, они все-таки решили двигаться вглубь каменной крепости.

Фирболг у них за спиной захрапел как-то уж очень громко, и стал спать дальше.

 

 

* * * * *

Вернувшись в пещеру, Грот оказался в центре криков, ругани, злобной ярости и паники. Громадные уроды бегали взад и вперед, размахивая оружием и вопя от охватившей их тревоги.

– Прекратите! – заорал главарь фирболгов, таким голосом, который, казалось, проник в самые недра земли. Тут же, его подчиненные остановились и уставились на своего командира. Все молчали.



– Что все это значит? – потребовал ответа Грот, злобно глядя на одного из фирболгов.

– Единорог, ваша э… светлость – кажется, он, ну… это, убежал…

– Кажется… что? – переспросил Грот очень нежно.

Фирболг побледнел, поскольку всем было известно, Грот нежен тогда и только тогда, когда очень-очень зол.

– Кажется, он убежал! – выпалил, наконец, бедняга фирболг. – Но он еще в храме. Мы как раз собирались поймать его, когда…

– Кретины! Неуклюжие идиоты! Я даже не могу оставить храм и выйти ненадолго, чтобы вы не навлекали на наши головы какого-нибудь несчастья.

Злобный голос Грота гулким эхом отзывался в пустых коридорах здания, фирболги молча выслушивали несшиеся в их адрес оскорбления.

– Найдите единорога! – наконец завопил Грот и его подчиненные мгновенно заметались, спеша выполнить приказ. – И приведите его ко мне, целым и невредимым!

Гиганты разбежались в разные стороны, стараясь поскорее выбраться из поля зрения своего гневающегося господина и надеясь отыскать сбежавшего единорога. Вскоре Грот остался один у входа и попытался обдумать ситуацию.

Грота не особенно волновал удравший единорог, поскольку он все еще оставался в стенах их храма, из которого было только два выхода, охранявшиеся как следует. Тем не менее, Грот собрал несколько воинов и провел их вокруг здания к выходу их угольного хранилища. Он подождет здесь, усилив охрану в этом месте, а вдруг единорог все-таки окажется хитрее его подчиненных, посланных за ним вдогонку.

Любой враг, свободно разгуливающий по крепости фирболгов, являл собой большую опасность, – размышлял Грот с перекошенной физиономией. И тут он вспомнил о комнате, где хранились сокровища.

Не предсказать, какие их ждут неприятности, если меч Симрика Хью попадет не в те руки.

 

 

* * * * *

Робин быстро вела своих спутников по очередному каменному коридору.

Они минули какие-то ответвляющиеся узкие проходы, но продолжали двигаться прямо, надеясь каким-то образом узнать о местонахождении Керена.

– Ш-ш-ш! – прошипел Дарус, и весь отряд застыл на месте. – Я слышу какой-то шум впереди. Похоже там что-то происходит.

Остальные, напрягая слух, теперь тоже услышали отдаленные крики.

– Похоже, что-то рассердило фирболгов, – предположил Полдо. – Может быть, они нашли того, которого мы скинули в канаву.

– Не думаю, – возразил Тристан, – мы оставили его позади, а шум доносится с противоположной стороны.

Они приблизились к пересечению с другим коридором, и Тристан, осторожно выглянув, посмотрел направо и налево. Никого!

Вдруг они услышали цоканье копыт и увидели огромное белое существо, галопом несущееся к ним навстречу. Застыв от изумления, они уставились на великолепное животное. Очевидно, разделяя их удивление, сказочное существо затормозило перед ними, разочарованно закинув голову назад. Молочно белая шкура покрывала все тело удивительного существа, но все, как один, смотрели на его лоб.

– Единорог! – воскликнул Тристан.



Красивое животное встало на дыбы и ударило перед собой копытами.

Несколько секунд оно смотрело на них словно раздумывая о чем-то. Затем, бросив короткий взгляд налево, повернуло направо и поскакало дальше по пустому коридору.

Тристан бросился было за единорогом, но остановился, почувствовав руку Робин на своем плече. В то же самое время он услышал топот бегущих фирболгов, которые, однако, были еще довольно далеко. Очевидно, они гнались за единорогом.

– Он хочет, чтобы мы пошли туда, – твердо сказала Робин, подталкивая принца налево.

Тристан был так удивлен ее уверенностью, что даже не стал спорить и молча последовал за Робин. Дарус и Полдо не заставили себя долго ждать, и вся четверка со всех ног помчалась налево. Добежав до первого поворота, они юркнули за угол и остановились перевести дух, прислушиваясь к звукам погони.

Сначала вопли фирболгов все приближались, а потом стали стихать, и друзья поняли, что фирболги побежали вслед за единорогом прямо в противоположную от них сторону. Медленнее, продолжая держаться настороже, они двинулись дальше.

Вдруг Робин увидела дверь и подняла руку. Остальные немедленно остановились. Она сосредоточилась – но совсем не так, как если бы она к чему-нибудь прислушивалась, подумал Тристан. Скорее, казалось, что она пытается уловить какой-то слабый аромат.

– Керен! – позвала она громким, чистым голосом.

Тристан даже вздрогнул от неожиданности и нервно оглянулся, словно ожидая нападения целой сотни фирболгов. Но, прежде чем он успел призвать девушку к порядку, из-за двери донесся знакомый голос.

– Робин! – хотя он прозвучал и немного сдавленно, голос этот мог принадлежать только менестрелю.

Дарус быстро встал у двери на колени и начал осматривать замок. Он достал из-за пояса свой странный инструмент и, вставив его в замочную скважину, стал осторожно поворачивать, а Тристан и Робин прижались к двери рядом с ним. Полдо, сохранив хладнокровие, наблюдал за коридором.

– С тобой все в порядке, Керен? Что случилось? – Робин и Тристан не могли удержаться от вопросов, но Дарус твердым жестом заставил их замолчать. Керен, казалось, хорошо понимал ситуацию, и больше никаких звуков из его комнаты не доносилось.

Минуты тянулись как часы, но проворные пальцы калишита никак не могли открыть упрямый замок. На лбу Даруса выступил пот, он даже закрыл глаза, чтобы лучше сконцентрироваться. На расстоянии, по-прежнему, слышались вопли разъяренных фирболгов.

Дарус отчаянно выругался, вытер вспотевшие ладони о рубанку и снова засунул свой хитрый инструмент в замок. Тристан почувствовал, что пальцы у него сводит судорога, и только тут заметил, что его руки крепко сжаты в кулаки. С усилием он заставил себя расслабиться, и начал медленно и глубоко дышать так, как учил его Арлен. Тут замок щелкнул, и этот громкий звук заставил друзей вздрогнуть. Дарус толкнул дверь, и она жутко заскрипела.

Из темноты к ним навстречу, шатаясь, двинулась фигура человека. Его лицо было исхудалым и изможденным, одежда висела клочьями. Глаза окружали темные, кровавые круги. И все же эти глаза, по-прежнему, продолжали излучать юмор и мудрость, за которые они все успели полюбить менестреля.

– Керен! – Робин бросилась вперед и обняла менестреля. Он некоторое время обнимал девушку, улыбаясь остальным через ее плечо.

– Вы даже не представляете как я рад видеть вас, – воскликнул он дрогнувшим голосом.

Они молчали, пока Полдо своей репликой не вернул их с небес на землю:

– Я думаю, чаепитие мы оставим на потом, – проворчал карлик. – Давайте-ка сматываться отсюда!

– Я с вами!

Звук странного голоса заставил Даруса, Робин и Тристана обернуться.

Они с удивлением уставились на замызганное существо, вылезшее из самого темного угла камеры.

– А в чем собственно дело? – хотя голос явно принадлежал женщине, женственным его назвать было трудно. – Вы что, ребята, бороды никогда не видели?

Коренастое существо вышло на свет и с вызовом посмотрело на них. Она (если верить женскому голосу) была футов четырех росту, плотного телосложения, с короткими ногами и длинными руками. Ее плечи были широкими и крепкими, ноги оканчивались удивительно большими ступнями, обутыми в огромные кожаные сапоги.

Лицо незнакомки (или незнакомца?) полностью скрывала густая борода, доходящая до пояса. Из-под измятой шляпы торчала масса волос, покрывающих большую круглую голову.

– Позвольте представить вам Финеллин, – торопливо сказал Керен. – Моя дорогая, это те самые юные герои, о которых я тебе рассказывал…

– Хмм! – пробормотала Финеллин, и только тут Тристан догадался о ее происхождении.

– Вы гном, не так ли? – спросил он. – Для меня большая честь познакомиться с вами, миледи.

Финеллин, слегка смягчившись, соизволила еще один раз посмотреть на принца.

– Финеллин, как и я, к несчастью, попала в плен к фирболгам, – объяснил менестрель, когда они вышли из камеры в коридор.

– Я полагаю, что должна поблагодарить вас, – призналась гнома. Она торопливо добавила. – Но только не думай, что тебе удастся воспользоваться моей благодарностью! Ничего у тебя не выйдет!

Тристан, удивленный ее грубостью, решил не обращать внимания и сказал:

– Вот твой лук, Керен. Мы нашли его в сокровищнице.

– Ой, спасибо вам! – удивленный Керен быстро осмотрел оружие, и быстрым движением натянул тетиву. – У вас есть какое-нибудь запасное оружие для Финеллин? Я видел, как она билась с фирболгами, и будет очень неплохо, если она сможет нам помочь.

– Теперь он мне больше не понадобится, – сказал Дарус, протягивая Финеллин свой кинжал рукояткой вперед, – ятагана мне будет вполне достаточно.

Финеллин быстро схватила кинжал, внимательно изучила работу, провела мозолистым пальцем по лезвию.

– Благодарю, – проворчала она. – Я верну его назад, когда покончу с фирболгами.

– Давайте уходить отсюда, – настаивал Полдо. – У меня такое чувство, что какой-то великан наблюдает за нами и собирается превратить меня в блин!

Они быстро вернулись назад по своим следам, на этот раз впереди шли Полдо и Финеллин. Было совершенно ясно, что где-то впереди им обязательно встретятся фирболги, громкий голос одного из них разносился по коридорам здания, приказывая начать систематические поиски.

Полдо, шедший впереди, знаком остановил компанию. Послышался звук тяжелых шагов. Им навстречу двигалось несколько фирболгов.

– Ну, чего встали? – рявкнула Финеллин.

Полдо, рассердившись, начал было отвечать ей, но как раз в этот момент из коридора впереди появилось три огромных фирболга, которые тут же увидели всех Друзей.

– Хрр… мм… – завопили все трое одновременно и бросились вперед.

Их огромные башмаки, утыканные гвоздями, гремели и выбивали искры из каменного пола. У двоих из нападавших в руках были огромные дубинки, а третий угрожающе размахивал гигантским мечом, который он держал обеими руками. Налитые кровью глаза горели яростной злобой, а толстогубые рты расплылись в широких ухмылках. Фирболги предвкушали развлечение и удовольствие, но вид у них при этом был до невозможности тупым и злобным.

Полдо выпустил стрелу и немедленно отступил, чтоб пропустить вперед Тристана. Дарус и Робин последовали за принцем, но он жестом приказал им оставаться на местах. Финеллин, правда, удивила принца – он собирался встать с ней рядом и отразить нападение фирболгов, но она, выхватила кинжал Даруса и издала такой леденящий кровь вопль, что даже фирболги на мгновение остановились, потрясенные ее криком.

– А ну, прочь с дороги, мешки с дерьмом! – и бросилась на громил, размахивая своим оружием.

Тристан секунду смотрел на эту необычную сцену раскрыв рот, – ведь нападавшая на фирболгов отважная воительница ростом едва доходила своим врагам до пояса – а затем поспешил ей на подмогу. Длинная стрела просвистела мимо принца, но, увы, Керен попал в стену, и стрела отскочив от нее и, не причинив никому вреда, унеслась вдаль по коридору. Всего несколько секунд потребовалось Финеллин, чтобы добраться до фирболгов, и вместо того, чтобы остановиться и напасть на них, гнома свернулась клубкам и прокатилась между ног одного из гигантов. Оказавшись позади него, она неуловимым движением нанесла ему удар кинжалом, подняв руку вверх, а фирболг, воя от боли, повернулся и попытался ударить Финеллин своей дубинкой. Дружный вопль фирболгов прокатился по огромному зданию и троица попыталась атаковать своих врагов, толкаясь и мешая друг другу так, что вконец запуталась, где кто. Один из них, высвободившись из объятий товарищей, бросился на Тристана. Принц увидел гримасу ненависти и ярости и почувствовал его жаркое, зловонное дыхание почти у своего лица. Отскочив в сторону, он избежал удара дубинкой и быстро нанес ответный своим новым мечом, который вошел прямо в грудь напавшего на него фирболга.

Принц услышал хруст вспарываемой плоти и, посмотрев на падающего навзничь врага, был потрясен видом раны, которую только что ему нанес: кожа около раны обгорела, а чудовище с диким криком упало к его ногам, судорожно заколотило ногами и застыло в неподвижности. Секунду все были так поражены этой сценой, что никто не мог пошевелиться. Затем завопил второй фирболг, а Финеллин бросилась на врага, и снова завязался рукопашный бой.

Дарус и Робин подскочили к Тристану на подмогу, когда фирболг с огромным мечом понесся в сторону принца.

Защищаясь, Тристан высоко поднял свой новый меч и два клинка, встретившись, зазвенели; удар был таким сильным, что принц отлетел к стене и медленно осел на пол, но меча из рук не выпустил. А меч фирболга разлетелся на сотни мелких осколков. Еще не придя в себя, принц все же успел откатиться в сторону, когда третий озверевший гигант попытался достать его дубинкой, но всего лишь раздробил пол у себя под ногами.

Принц все еще держал в руках странное оружие – казалось, меч сам не хочет расставаться с рукой Тристана.

От нападения фирболга сотряслись стены здания, он чудом не задел принца, который увидел, как Финеллин снова живым клубком прокатилась у фирболга между ног, на этот раз вонзив свой кинжал чудовищу в ляжку, и поспешила занять место рядом с принцем. Жертва маленькой воительницы взвыла от боли. Ноги фирболга подкосились, и он тяжело рухнул на пол.

– Эй, уродец! – закричала Финеллин, отвлекая внимание фирболга, который падая, чуть не задавил принца. Тристан отпрыгнул в сторону и встал рядом с гномой. Теперь уже двое фирболгов были повержены наземь, но оставшийся фирболг отбросил обломок меча и подобрал дубинку. На сей раз он наступал осторожно, приготовившись драться всерьез. Никто из них не услышал топота копыт, но вдруг наступающий фирболг, вскрикнув, начал валиться вперед, но повис на огромном костяном роге, который вышел из его груди, и друзья увидели могучего единорога, который быстро вытащил свое грозное оружие из смертельно раненного монстра.

Несколько секунд спутники смотрели на единорога. Огромное животное безмятежно стояло, опустив красивую голову. Его снежные бока были забрызганы кровью, хотя сам единорог не имел видимых ранений.

– Благодарим тебя, древнейший, – очень тихо сказала Робин.

Глаза единорога смягчились, и он вскинул гордую голову. С коротким ржанием он повернулся и посмотрел в сторону коридора, по которому прискакал так вовремя на помощь.

– Давайте пойдем за ним! – вскричала Робин.

– Подождите, – нетерпеливо зашептал Керен. Он не сводил глаз с принца. – Тристан, откуда у тебя этот меч?

– Я нашел его там же, где твой лук.

– Дай мне его посмотреть, пожалуйста.

Тристан быстро протянул оружие менестрелю, который стал пристально рассматривать надпись на клинке. Когда он поднял глаза на принца, он уже совсем по другому смотрел на Тристана – с уважением или даже восхищением.

– Ты можешь прочитать, что там написано? – спросил Тристан.

– Мой принц, – сказал менестрель. Он впервые обращался к Тристану так торжественно, упомянув его титул. – Ты нашел меч Симрика Хью.

Робин вскрикнула от неожиданности и несколько секунд смотрела широко раскрытыми глазами то на меч, то на принца. А потрясенный Тристан не сводил глаз с могущественного оружия – казалось, он потерял дар речи и способность соображать. Смертоносное для фирболгов и всех остальных врагов ффолков оружие, меч Симрика Хью, был самым легендарным в истории их народа. Тристан еще помнил длинную балладу Керена, посвященную этому герою, которую тот пел на похоронах Арлена.

– Что происходит? – спросил Дарус. – Кто такой Симрик Хью? Вы не забыли, что я не из этих мест?

– Симрик Хью был первым из Высоких Королей – он объединил все Острова Муншаез в единое государство, управляемое одним сильным и мудрым королем, – объяснил Тристан, вспомнив то, что слышал на уроках истории.

– И с тех пор ффолки оставались сильным единым народом. Я помню легенды, рассказывающие о том, как он погиб от руки какого-то кошмарного чудовища. А его меч пропал…

– Говорят, – вмешался Керен, – что меч будет снова найден, чтобы отомстить чудовищу, победившему Симрика Хью. Тристан посмотрел на меч в руках Керена и, подумав о воинском искусстве менестреля, почувствовал себя слабым и беспомощным в сравнении с ним.

– Оставь его себе, – сказал принц. – Ты справишься…

– Меч должен принадлежать тому, кто его нашел, – сказал менестрель, покачав головой. – А кроме того, ты и сам еще не знаешь, насколько достоин владеть им.

Тристан собрался возразить, но меч, казалось, притягивал и звал его.

– Ну, не знаю, – ответил он, но при этом потянулся к простой кожаной рукояти и взял оружие в руку.

Когда они снова пустились в путь по коридору, принц заметил, что остальные время от времени бросают взгляды на него и на его новый меч.

Надеюсь, – думал принц, – они, в отличие от меня, не поражены и озадачены находкой меча. Но почему же судьба распорядилась так, что именно он должен был обнаружить меч? И что же теперь с ним делать, раз он уже найден?

Тристан почти не смотрел по сторонам, в то время как их маленький отряд медленно продвигался вперед, и вскоре прошли мимо нескольких деревянных дверей, но других коридоров, отходящих от этого, похоже, главного, не было. Вдруг Финеллин воскликнула:

– Подождите минутку! – она повернулась и стала разглядывать огромную дубовую дверь, одна створка которой осталась слегка приоткрытой.

– Я чувствую свежий воздух – пошли посмотрим. Прежде, чем кто-либо смог ей возразить, гнома слегка толкнула дверь кончиком своего кинжала и та легко открылась внутрь. За дверью оказалось огромное помещение – самое большое из всех, что им довелось здесь видеть.

В центре, наподобие небольшой горы высотой около сорока футов, высилась огромная черная куча. Из щели в массивной двери с противоположной стороны падали солнечные лучи, здесь не было даже зажженных факелов.

Внезапно раздалось рычание, и из темноты выскочил фирболг, а вслед за ним еще один с массивной киркой в руках. Они, видимо, что-то копали здесь.

Единорог встал на дыбы и молниеносным ударом передних копыт раскроил одному из фирболгов череп, а Тристан блестящим мечом поразил другого. И снова клинок глубоко вошел в тело фирболга, и отчаянно возопив, уродливое существо упало мертвым. Оглядываясь по сторонам, они осторожно пошли в глубину комнаты.

– Смотрите – мы можем пока закрыть двери! – воскликнул принц. Они быстро захлопнули дверь. Лишь совместными усилиями, да и то с большим трудом, им удалось задвинуть огромный засов.

– Это задержит кого угодно, в том числе и фирболгов! – удовлетворенно сказал принц.

Всей группой они повернулись к дверям, сквозь которые пробивались лучи света. Обходя черную кучу в центре комнаты, Тристан с любопытством посматривал на нее. Однако, первым догадался о том, что громоздилось перед ними, Полдо.

– Мой принц! – закричал он, держа в руке кусок черного камня. – Да это же самый обычный уголь!

Тристан подумал, что открытие это хотя и интересное, но особого значения иметь не может, и продолжал идти к дверям на противоположной стороне комнаты. Керен, однако, остановился и задумался.

– В самом деле! – наконец вскричал менестрель, щелкнув пальцами. – Быстрее! Помогите мне собрать эти деревянные скамейки! И инструменты с деревянными ручками. И торопитесь! Мы не можем терять времени!

– Что? Зачем? – спросил Тристан, оборачиваясь.

– Мы можем уничтожить эту крепость!

Тристан моментально понял суть плана Керена. Он стал быстро бросать валяющиеся кругом доски на кучу угля. Скамейки, инструменты и несколько незажженных факелов, которые они нашли у стены, все полетело в общую кучу.

Пока они работали, раздался тяжелый удар в дверь. Затем последовали новые удары, и Тристану показалось, что он слышит, как начинают поддаваться тяжелые двери. Единорог налег на дверь могучим плечом, стараясь противостоять массой своего тела натиску фирболгов.

Наконец, все было готово. Дарус, Тристан и Полдо, все носили с собой огниво, и теперь присев на корточки, они принялись высекать искры, стараясь поджечь мелкие щепочки, оставшиеся после трудов фирболгов. Дверь громко заскрипела и почти открылась, когда три маленьких язычка пламени заплясали среди щепок, набирая силу.

Робин, Керен и Финеллин, тем временем, побежали к двойным дверям, ведущим наружу. Втроем они стали отодвигать тяжелый засов.

Меньше чем через минуту три костра уже успели, как следует, разгореться. Искры со всех сторон стали падать на кучу угля, но они понимали, что нужно гораздо больше тепла, чтобы заставить уголь гореть.

Дверь отчаянно скрипела, но держалась.

– Давайте уходить отсюда, – позвал принц, когда облака черного удушливого дыма начали наполнять комнату. Огонь уже вышел из-под контроля и становился опасным.

Кашляя и спотыкаясь, друзья побежали к наружным дверям. Слезы градом потекли у них из глаз – таким едким оказался угольный дым. С каждой секундой тучи дыма сгущались. Огромный единорог тоже поскакал к выходу, и Тристан понял, что теперь фирболги скоро взломают дверь.

Керен распахнул двери и они, шатаясь, выбежали навстречу солнцу и свежему воздуху. Клубы черного дыма повалили из открытых дверей, но теперь они быстро поднимались вверх и уносились ветром.

– Мы сделали это! – вскричала Робин.

– Не так быстро, дорогуша, – проворчала Финеллин, показывая в сторону леса.

Там между друзьями и лесом, совсем неподалеку от них, стояло около двадцати фирболгов. Они были построены в боевой строй, который сохранили, начав наступление.

Дым валом валил из дверей у них за спиной, серые стены крепости шли в обе стороны. Друзья оказались в ловушке.

Враг был уже очень близок.

 

 

* * * * *

Прохладные, серые воды Моря Муншаез проносились мимо – Левиафан начал плыть еще быстрее, чувствуя приближение цели. Вонючая грязь проникала в воду, оскорбляя чувства могущественного существа, матерью которого была сама богиня. Левиафан убивал уже много раз, но еще ни разу не стремился он к своей жертве с таким упорством. Левиафан появился из пролива и развернулся по ветру, его огромное змеиное тело заскользило по волнам родного моря. Над головой Левиафана было серое небо, а горизонт тонул в клочьях тумана и дождя. Левиафан еще немного развернулся – он почуял, что добыча, ждет его где-то слева. Вскоре в поле зрения появилось множество длинных узких силуэтов, они мчались по поверхности, похожие на крошечных морских жучков. Вода стала очень грязной, и Левиафан чуть не задохнулся от раздражения охватившего его. Он был в такой ярости, что уже никто и ничто не смогло бы остановить его. Левиафан открыл свою громадную пасть в тот момент, когда его голода появилась на поверхности. Мощный хвост вспенивал воду, поднимая фонтаны брызг. Все выше и выше поднимался из воды Левиафан и одновременно его ужасные челюсти плотно сомкнулись. Левиафан ощутил во рту вкус дерева и крови. Раздробленные куски узкого предмета упали в воду, но большая его часть осталась в ужасной пасти. Существо снова рухнуло на поверхность и нырнуло на глубину, унося останки корабля и людей туда, где они будут погребены навеки. Наконец, Левиафан открыл рот, выпуская на свободу разбитый корабль и его экипаж.

Направившись к поверхности, Левиафан начал снова подниматься из воды.

Ему еще предстояло совершить множество убийств.

Битва

Монстры растянулись в цепочку. Все они были хорошо вооружены – мечи, здоровенные дубины, утыканные железными шипами, длинные боевые топоры. Но главным оружием была численность, и они неумолимо приближались к Тристану и его спутникам. Огонь ревел все громче, а из-за двойных дверей черной стеной валил дым.

– Есть идеи? – без особой надежды спросил принц.

– Только не у меня, – ответил Дарус, угрюмо глядя на чудовищ.

Эта последняя группа фирболгов была явно оставлена здесь сторожить выход. Они не казались такими глупыми и недисциплинированными, как те, с которыми им пришлось иметь дело раньше. Огромный фирболг с красной лысой головой и ужасным багровым шрамом на щеке командовал монстрами. Керен пустил стрелу из своего тугого лука. Один из фирболгов, ухватившись за простреленное бедро, упал на землю. Вторая стрела менестреля глубоко вошла в плечо командира фирболгов, но тот и глазом не повел. От стрел Полдо чудовища и вовсе отмахивались, как от Комаров. Робин, удивительно спокойная, стояла рядом с гордым единорогом. Тристан увидел, что Финеллин, попробовав на всякий случай пальцем острие кинжала, двинулась навстречу чудовищам. И все же их шансы на победу оставались весьма скромными, пока что-то не заблестело на поле перед ними.

– Что происходит? – прежде чем Тристан сообразил, как ответить Робин на ее вопрос, он заметил, что многие фирболги прекратили наступать.

Некоторые попадали на землю, а остальные отчаянно размахивали оружием, сражаясь с какими-то невидимками.

Лысый фирболг с багровым шрамом повернулся и начал выкрикивать команды. Но потом и он тоже, казалось, потеряв разум, стал рыча от страха бессмысленно рубить воздух. На короткое время принц даже потерял дар речи.

Затем он понял, что случилось.

– За мной! – вскричал принц, бросаясь навстречу полудюжине фирболгов, не охваченных странным безумием. Теперь Тристан знал, что у него и его спутников появилась фантастическая возможность, но времени ею воспользоваться у них было совсем мало.

Белый единорог проскакал мимо принца, нацелив свой огромный рог прямо в грудь фирболга. Финеллин, испустив леденящий душу крик, побежала рядом с Тристаном. Принц успел заметить, что ее глаза сверкали грозным весельем.

Сразу две стрелы просвистели у него над головой, и принц понял, что двое лучников снова взялись за дело. Керену, похоже, начала возвращаться его былая точность – после его очередного выстрела стрела, почти по самое оперение, вошла в горло одного из фирболгов, и тот, умирая, повалился на землю. Маленькая стрела Полдо угодила другому монстру прямо в глаз, и он, воя от боли, исчез в кустах.

Двое фирболгов встали перед Тристаном, но единорог позаботился об одном из них. Грудь монстра после страшного удара рога превратилась в кровавое месиво. Триста и увернулся от удара другого и послал свой могучий клинок вперед. С леденящим душу воплем фирболг рухнул на спину и умер.

Принц на мгновение удивленно замер. Он сразил фирболга одним ударом! Но тот другой монстр напал на него, и Тристан приготовился к защите.

Мимо пролетела коричневая молния – это Кантус привел псов на битву. В то же мгновение черная тень упала с неба на голову одного из фирболгов, выцарапав ему глаза. С пронзительным криком Сейбл взлетел в воздух, готовясь к новой атаке.

– Эй, ребята! – высокий голосок, Тристан сразу узнал его, мог принадлежать только Ньюту. Маленький дракон, ни секунды не сомневаясь, сразу бросился в самую гущу кипящего сражения.

– Ну, вы видели какую шутку я с ними сыграл! Как они катались по земле и без толку рубили воздух! У них были такие глупые рожи, я так хохотал, что чуть не стал видимым! – Ньют захлопал передними лапами, словно сам себе аплодировал – впрочем, может быть так оно и было.

– Спасибо, малыш! – сказал Тристан. – Я сразу узнал тебя по твоему удивительному таланту.

– Смотрите! – закричала Робин, показывая на остальных фирболгов.

Они увидели, что действие чар Ньюта заканчивается. Однако, они еще не до конца пришли в себя, тупо глядя на людей, стоящих среди трупов их товарищей.








Date: 2015-07-22; view: 38; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.018 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию