Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГОНДОР И ПОТОМКИ АНАРИОНА





После Анариона, убитого под Барад-Дуром, в Гондоре правил тридцать один князь. Пограничные войны не прекращались, и все же тысячу с лишним лет возрастали богатства и могущество южной державы дунаданцев на суше и море — вплоть до княжения Атанатара II Алькарина, то есть Достославного. […] При нем гондорцы жили в такой роскоши, что говорилось: «В Гондоре самоцветы — те же камушки, детям на забаву». Но Атанатар был как нельзя более беспечен: он и не думал укреплять свою наследственную власть, а оба его сына удались в отца. Еще при его жизни начался упадок Гондора, и это не укрылось от вражьего недреманного ока. Запустелый Мордор оставался почти без надзора, […] а это вполне отвечало замыслам Саурона, который умел терпеливо ждать.

[Века братоубийственных княжеских распрей, моровая язва, в 1630-х годах свирепствовавшая в Средиземье, и наконец едва не столетнее начиная с 1850-х годов нашествие воинственных юго-восточных орд расшатали могущество Гондора.] В княжение Арафанта на Севере и Ондогера на Юге две державы снова сблизились после долгого и безмолвного отчуждения. Те и другие постигли наконец, что некая единая воля и власть теснит со всех сторон потомков нуменорцев.

В 1940 году наследник Арафанта Арведуи взял в жены дочь Ондогера Фириэль. Но оказать друг другу помощь княжества не смогли, потому что Ангмар возобновил натиск на Артедаин в то самое время, когда с юга вновь надвинулись несметные полчища. В 1944 году князь Ондогер и оба его сына, Артамир и Фарамир, пали в битве к северу от Мораннона, и враги вторглись в Итилию, но военачальник Эарнил, предводитель Южной рати, одержал на юге Итилии великую победу над войском хородримцев […], поспешил на север, собрал воедино остатки рассеянной Северной рати и с новыми силами обрушился на главный лагерь супостатов, когда те буйно пировали, полагая, что Гондор низвержен и осталось только делить добычу. Эарнил предал их лагерь огню и мечу и изгнал врагов из Итилии; большая часть беглецов сгинула на Мертвецких Болотах.

 



После гибели Ондогера и его сыновей властитель Северного княжества Арведуи предъявил право на корону Гондора как прямой потомок Исилдура и супруг Фириэль: из отпрысков Ондогера уцелела она одна. Но притязания Арведуи были отвергнуты — их главным противником выступил Пелендур, наместник князя Ондогера.

Верховный совет Гондора отвечал: «Корона и державная власть в Гондоре принадлежит лишь потомкам Менелдила, сына Анариона, в пользу которого Исилдур отрекся от этого княжества. Преемство у нас считается только по мужской линии, и нам ничего не известно о том, что в Арноре иные законы».

На это ответствовал Арведуи: «У Элендила было два сына, из коих Исилдур был старшим и наследовал отцу. Мы слышали, что имя Элендила и поныне открывает родословную гондорской династии, ибо он носил титул великого князя, властителя всех земель дунаданцев. Пока Элендил был жив, совместное правление на Юге было вверено его сыновьям; когда же Элендил погиб, Исилдур отправился на Север занять великокняжеский престол отца и, подобно ему, препоручил правление на Юге сыну своего брата. Он не отрекался от державной власти в Гондоре и не замышлял навеки разделить надвое государство Элендила.

Более того, в Нуменоре издревле скипетр вручали старшему отпрыску государя, мужского или женского пола. Правда, закон этот не соблюдался в краях изгнания, вечно тревожимых войнами, однако таков закон нашего народа, на который мы сослались ввиду того, что сыновья Ондогера погибли бездетными».

На это из Гондора никак не отозвались. Корона досталась победоносному военачальнику Эарнилу с общего согласия гондорских дунаданцев, ведь он был княжеского рода. (…) Арведуи не настаивал на своем праве: у него не было ни сил, ни желания противостоять выбору гондорцев, однако же его потомки не отказались от своих притязаний, даже утратив сан государя. Ибо близился роковой час Северного княжества.

Поистине Арведуи был последним государем, согласно своему имени. Говорят, оно было дано ему при рождении провидцем Мальбетом, который сказал его отцу: «Наречешь его Арведуи, ибо он будет последним властителем Артедаина. Впрочем, дунаданцам представится выбор, и если они изберут будущее с виду менее надежное, то сын твой изменит имя и станет государем великой страны. Если же нет, то разразится немало бедствий и минет много людских жизней, прежде чем дунаданцы воспрянут и соединятся вновь».

И в Гондоре тоже после Эарнила правил лишь один князь. Быть может, если бы корона и скипетр соединились, сохранилось бы княжеское преемство и многих зол удалось бы избежать. Вышло не так, но все же Эарнил оказался мудрым и чуждым высокомерию, хотя и ему, как почти всем гондорцам, княжество Артедаин мнилось ничтожной малостью, несмотря на именитую родословную его повелителей.

Он послал к Арведуи гонцов, оповестив его, что принял корону Гондора в согласии с законами и надобностями Южного княжества. С этими же гонцами Эарнил передал: «Но я не забываю о верховном праве Арнора, не отрекаюсь от нашего родства и не желаю, чтобы княжества Элендила обособлялись; в трудный час я пришлю на Север посильную подмогу».



Однако еще не скоро Эарнил почувствовал себя столь уверенно, чтобы исполнить свои обещания. Князь Арафант продолжал из последних сил отражать натиск Ангмара, как и Арведуи, когда сменил отца и на престоле; наконец, осенью 1973 года, до Гондора дошли вести, что Артедаин изнемогает, а Царь-ведьмак готовится нанести ему последний удар. Тогда Эарнил без промедления послал на Север флот под началом своего сына Эарнура с войском, какое сумел снарядить. Но было поздно. Прежде чем Эарнур достиг Линдонской гавани, Царь-ведьмак захватил Артедаин, и Арведуи сгинул.

Но когда Эарнур приплыл в Серебристую Гавань, и эльфы, и люди ликовали и дивились. Столь огромны и многочисленны были гондоре кие корабли, что для них едва хватило места в заливе, и с них сошло на берег могучее воинство во всеоружии — подлинно рать великого государя. Такой она, во всяком случае, показалась людям Севера, хотя это был лишь малый отряд по сравнению со всеми палками Гондора.

Особенно восхищались конями, большей частью взращенными в поймах Андуина, и их рослыми белокурыми всадниками.

А Сэрдан созвал всеобщее ополчение Линдона и Арнора, и, когда оно собралось, войско переправилось через реку Люн и двинулось на северо-восток, на Ангмарского Царя-ведьмака. Тот пребывал в Форносте, который заполонил свирепой тварью, присвоив себе великокняжескую власть и дворец. В своей гордыне он не стал ожидать, пока враги подступят к его крепости, а бросил орду им навстречу, чтобы, как прежде, сбросить их в реку Люн.

Но воинство Запада обрушилось на него с Сумрачного Нагорья, и на равнине разыгралась великая битва. Ангмарские полчища, колеблясь, отступали к Форносту, когда главная конница явилась в обход Нагорья с севера и сокрушительным натиском рассеяла ангмарцев. Собрав, кого удалось, из беглецов, Царь-ведьмак бежал на север, в свои края. Но укрыться за стенами Карн Дума им не было суждено: конники Гондора, впереди которых мчался Эарнур, настигли их, и в это время к месту побоища подоспела дружина эльфов из Раздола во главе с Гориславом. Ангмарцы были не только разгромлены, но и истреблены — из них не осталось ни одного, ни человека, ни орка, к западу от Великого Хребта.

Но говорят, что, когда разгром был довершен, внезапно явился сам Царь-ведьмак в черном плаще и черной маске, на вороном коне. При виде его всех обуял страх, а он устремил свою ненависть на предводителя воинства Гондора и с ужасным криком кинулся на него. Эарнур устоял бы, но конь его не выдержал натиска, метнулся прочь и далеко унес седока с поля боя, прежде чем тот сладил со скакуном.

И Царь-ведьмак разразился леденящим хохотом, дикий отзвук которого навеки остался в ушах тех, кто его услышал. Но вперед выехал Горислав на своем белом коне, и ведьмак, оборвав хохот, обратился в бегство и исчез во мраке. Ибо ночь опустилась на поле брани и бесследно поглотила черного всадника.

Между тем прискакал назад Эарнур, но Горислав, вглядевшись в густеющий сумрак, сказал: «Не преследуй его! Больше он в эти края не вернется. Он погибнет далеко отсюда и падет не от руки мужа». Эти слова запомнились многим, но Эарнур был в гневе, желая лишь отомстить за свой позор.

Так рухнуло колдовское царство Ангмар, и так Эарнура, военачальника Гондора, возненавидел пуще всех Царь-ведьмак, но прошло еще много лет, прежде чем это открылось.

 

Так и случилось во времена князя Эарнила (а узнали об этом гораздо позднее), что Царь-ведьмак, сбежав с севера, укрылся в Мордоре и там собрал остальных Кольценосцев, главарем которых он был.

Но лишь в 2000 году вышли они из Мордора перевалом Кирит-Унгол и осадили Минас-Итил. В 2002 году крепость была взята и при этом захвачен башенный палантир. Они оставались там до конца Третьей Эпохи, и Минас-Итил сделался гнездилишем ужасов и стал называться Минас-Моргул. Итилия же постепенно обезлюдела.

«Эарнур унаследовал доблесть отца, но отнюдь не его мудрость. Он был могуч телом и пылок душой; в брак он не вступил, ибо находил упоение лишь в кровавом бою или в воинской потехе. Никто из гондорцев не мог сравниться с ним боевой сноровкой или устоять против него на богатырском ристалище: он больше походил на простого витязя, чем на воеводу или князя. Даже на склоне лет он не утратил ни силы, ни мастерства ратоборца».

Когда Эарнур унаследовал корону в 2043 году, властитель Минас-Моргула вызвал его на поединок, с издевкой объявив, будто он не посмел с ним сразиться на севере. В тот раз правитель Maрдил сумел унять гнев государя. Тогда Минас-Анор уже был главным городом княжества и седалишем власти; он стал именоваться Минас-Тирит — твердыня на бессменной страже против злодейства Моргула.

Эарнур был на троне лишь семь лет, когда властелин Моргула повторил вызов, издеваясь, что, мол, князь, от юности робкий духом, ныне вдобавок немошен телом. Тут уж Мардил не смог его удержать, и он отправился с малой дружиной к воротам Минас-Моргула.

Все они пропали без вести. В Гондоре полагали, что вероломный враг обманом захватил государя и замучил его в Минас-Моргуле, но свидетелей его смерти не было, и Добрый Правитель Мардил много лет властвовал Гондором от его имени […].

И не нашлось искателя короны чистокровного княжеского рода, которого бы все признали в правах; всем была горько памятна многовековая распря, и все знали, что если подобные раздоры возникнут вновь, то Гондор обречен на гибель. Поэтому годы шли и слагались в века, а наместники продолжали править Гондором, и корона Элендила возлежала на груди князя Эарнила в Усыпальне — там, где оставил ее Эарнур.

 






Date: 2015-07-17; view: 154; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.006 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию