Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Четырьмя часами ранее

Table of Contents

Джана Астон Тот Самый

Аннотация

Посвящается

Первая глава

Вторая глава

Третья глава

Четвертая глава

Пятая глава

Шестая глава

Седьмая глава

Восьмая глава

Девятая глава

Десятая глава

Одиннадцатая глава

Двенадцатая глава

Тринадцатая глава

Четырнадцатая глава

Пятнадцатая глава

Шестнадцатая глава

Семнадцатая глава

Восемнадцатая глава

Девятнадцатая глава

Двадцатая глава

Двадцать первая глава

Двадцать вторая глава

Двадцать третья глава

Двадцать четвертая глава

Двадцать пятая глава

Двадцать шестая глава

Двадцать седьмая глава

Двадцать восьмая глава

Двадцать девятая глава

Тридцатая глава

Тридцать первая глава

Тридцать вторая глава

Тридцать третья глава

Тридцать четвертая глава

Тридцать пятая глава

Тридцать шестая глава

Тридцать седьмая глава

Тридцать восьмая глава

Тридцать девятая глава

Сороковая глава

Сорок первая глава

Сорок вторая глава

Сорок третья глава

Сорок четвертая глава

Сорок пятая глава

Сорок шестая глава

Сорок седьмая глава

Сорок восьмая глава

Сорок девятая глава

Пятидесятая глава

Пятьдесят первая глава

Пятьдесят вторая глава

Эпилог

· Джана Астон

o

o Аннотация

o Посвящается

o Первая глава

o Вторая глава

o Третья глава

o Четвертая глава

o Пятая глава

o Шестая глава

o Седьмая глава

o Восьмая глава

o Девятая глава

o Десятая глава

o Одиннадцатая глава

o Двенадцатая глава

o Тринадцатая глава

o Четырнадцатая глава

o Пятнадцатая глава

o Шестнадцатая глава

o Семнадцатая глава

o Восемнадцатая глава

o Девятнадцатая глава

o Двадцатая глава

o Двадцать первая глава

o Двадцать вторая глава

o Двадцать третья глава

o Двадцать четвертая глава

o Двадцать пятая глава

o Двадцать шестая глава

o Двадцать седьмая глава

o Двадцать восьмая глава

o Двадцать девятая глава

o Тридцатая глава

o Тридцать первая глава



o Тридцать вторая глава

o Тридцать третья глава

o Тридцать четвертая глава

o Тридцать пятая глава

o Тридцать шестая глава

o Тридцать седьмая глава

o Тридцать восьмая глава

o Тридцать девятая глава

o Сороковая глава

o Сорок первая глава

o Сорок вторая глава

o Сорок третья глава

o Сорок четвертая глава

o Сорок пятая глава

o Сорок шестая глава

o Сорок седьмая глава

o Сорок восьмая глава

o Сорок девятая глава

o Пятидесятая глава

o Пятьдесят первая глава

o Пятьдесят вторая глава

o Эпилог

 

Джана Астон

Тот Самый

 

Оригинальное название: «Right» by Jana Aston 2016

Переведенное: Джана Астон «Тот Самый» 2016
Серия: Неправильный (книга №2)

Перевод : Алена Мазур

Редактор и оформитель: Дарья Федюнина

Обложка: Анастасия Токарева

Вычитка: Виктория Ковальчук

Переведено специально для группы: Книжный червь / Переводы книг https://vk.com/tr_books_vk


Любое копирование без ссылки на переводчиков и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

Аннотация

Мое детство было идеальным.

У меня была очаровательная жизнь, и я не собираюсь сейчас пускать все под откос, выбрав неподходящего парня.

У меня есть виды на лучшего друга брата.

Он знаком с моей семьей уже много лет. Этот парень надежный, добрый и красивый.

Конечно, он избегает меня с тех пор, как мне исполнилось шесть.

Возможно, потому что я немного чересчур напориста в его отношении.

Но как понять… он ли мой тот самый?

Посвящается

Всем, кто

прочитал мою книгу "Неправильный",

спасибо вам.

Я писала ее, думая, что

никто никогда не прочтет

данное творение, но вы прочли.

Надеюсь, не разочаровать вас и этой книгой.


.

Первая глава

Я проскальзываю на пассажирское сидение низко посаженного спортивного авто и пока пристегиваю ремень безопасности, дверца за мной захлопывается, и я использую этот момент, чтобы проследить за тем, как он обходит машину спереди. Его шаг уверенный и неторопливый. Пальцы левой руки скользят по капоту, перед тем, как парень достигает фары, а затем и боковой дверцы.

Вдруг я чувствую себя неловко, а если честно, я себя так никогда не чувствую.

Эта машина слишком маленькая для нас двоих. Меня раздражает сама идея находиться с ним в замкнутом пространстве тесного авто всю дорогу до Филадельфии. Я познакомилась-то с ним всего пятнадцать минут назад. И как ему удается производить на меня подобный эффект?

Дверная ручка щелкает, и вот он уже рядом со мной за рулем. Еще через секунду парень заводит двигатель, и тот мурчит. Я наблюдаю за ним краем глаза, но продолжаю держать голову прямо, фокусируясь на своих руках, что покоятся сейчас на коленях, пока тишина не начинает угнетать. Он смотрит на меня, машина по-прежнему стоит на месте, так что, очевидно, парень надеется тем самым привлечь мое внимание. Так что я поворачиваю голову и встречаюсь с ним взглядом. Его глаза карие, и лишний раз подчеркивают образ высокого темноволосого красавчика. В них пылают искорки веселья, и это меня почему-то тревожит. Но почему?



– Как ты вообще можешь считать Финна Камдена подходящим для тебя парнем?

Ну, собственно, вот и ответ почему.

Вторая глава

Шестнадцать лет назад

Я прижимаю свой новенький рюкзак с изображением Шарлотты Землянички к коленям и снова гляжу в окно. Мы уже близко, и моя задача сейчас – не пропустить нашу остановку. В этом году я пошла в первый класс, больше не ученица садика и теперь езжу домой со школы на автобусе. Мой брат Эрик встречает меня на автобусной остановке. Он уже подросток, и это его задача. Забирать меня у автобусной остановки и отводить домой. Я знаю, что он не забудет обо мне, потому что любит меня. А еще потому, что мама сказала, что его посадят под домашний арест на неделю, если он забудет.

Автобус поворачивает на аллею Норрэнс. Вот и моя остановка. Я крепче хватаю рюкзак и взглядом измеряю расстояние до двери.

– Эверли! – Тимми Стюарт выныривает со своего сидения прямо передо мной. У него нет одного зуба и на голове полная катастрофа. Эта катастрофа с его волосами обусловлена тем, что Тимми позволил мне подстричь его. Моя мама говорит, что за мной глаз да глаз нужен. Я же не думаю, что подстригла бы парня лучше, если бы мама при этом на меня смотрела, так что сомневаюсь в истинности ее слов.

– Я сохранил один из новых карандашей для тебя, – говорит он, вставая с места.

Я усмехаюсь в ответ. Мальчик запал на меня еще с подготовительных курсов. Мне правда не стоит больше иметь дела с его волосами.

– Спасибо, Тимми, – говорю я, суя карандаш в боковой карман рюкзака. – Хочешь один из моих ластиков? – предлагаю, доставая клубнично-розовый ластик, и мальчик его принимает.

Автобус останавливается, и я бросаюсь вперед. Вижу, как Эрик ждет открытия двери. Я забрасываю рюкзак на плечи и спрыгиваю по ступеням автобуса на тротуар. Спорю, я уговорю брата дать мне одну из конфет, что он прячет у себя в комнате, вместо йогурта, который должен служить мне в роли перекуса после школы.

Но через секунду я останавливаюсь, забывая о конфете. Вместе с Эриком какой-то мальчик. Я никогда не видела его раньше. Должно быть, он его новый друг со старшей школы, потому что брат как раз первый год, как перешел туда. Его друг хорошенький. Очень симпатичный.

– Это твоя младшая сестра, Эрик? – Мальчик улыбается мне.

– Ага, это Бэвер…

– Эверли, – перебиваю я. – Меня зовут Эверли.

– Ну, мама с папой так не считают.

Я прекращаю глазеть на мальчика и перевожу взгляд на Эрика. Мальчик смеется.

– Почему бы мне просто не звать тебя Земляничкой? – спрашивает он, протягивая мне руку так, словно я взрослая. – Меня зовут Финн.

Я жму его руку, и решение созревает в моем шестилетнем сердце. Я выйду замуж за Финна.

А затем он наклоняется и ерошит мои волосы.

Хммм. Похоже, у меня появилась подходящая мне работенка.

Третья глава

Наши дни


Я разрываю наш зрительный контакт, отворачиваясь к окну, скрещиваю ноги и перебрасываю волосы на правое плечо. Его взгляд раздражает меня. Он такой любопытный. Я никогда не была так очарована кем-то. Никогда. К тому же, я даже не собиралась подпадать под очарование этого мужчины.

– Мы с Финном идеальная пара, – восклицаю я. – Просто отвези меня домой, – говорю, пренебрежительно махая рукой на по-прежнему неподвижное авто.

– Ты и Финн – вообще не пара, – отвечает он, направляя машину к Ридджебери через Сейлем.

Я пожимаю плечами и достаю из кармана телефон, возвращая его экран к жизни.

– Что ты делаешь?

А на что это похоже?

– Проверяю сообщения, – отвечаю я. – Мы можем уже прекратить наше общение?

Он издает звук, слегка похожий на хрюканье, а затем нажимает на кнопку на руле и говорит:

– Позвонить Сандре.

Хах. Он тут хрюкает на то, что я проверяю сообщения, а сам звонит своей девушке по громкой связи? Да пофиг. Гудки заканчиваются, и женский голос отвечает:

– Да, сэр?

Да, сэр? Я замираю на середине прочтения поста одного из друзей и бросаю взгляд на центральную панель. Ага. Придурок с сексуальными странностями. Спорю, он заставляет ее просить разрешения, чтобы кончить. Ну уж нет. Я мотаю головой и возвращаю внимание к своему телефону. Не могу поверить, что он заставит меня слушать, пока сам приказывает своей сабмиссив раздеться и подождать его перед входной дверью. Он, вероятно, еще велит ей стать на колени. Ну, что за мудак.

– Сандра, нужно, чтобы один из программистов выслал мне сводку по всем социальным медиа аккаунтам Эверли Дженсен.

Постойте. Что?

– Она старшекурсница в Пенне. Выросла в Риджфилде, Коннектикут. Ты сможешь отыскать ее странички без особых напрягов.

– Что ты делаешь? – перебиваю я, смущаясь и злясь одновременно.

– Фейсбук, Твиттер, Инстаграм, – трещит он. – И любые другие сайты, которыми пользуются сейчас девочки в колледже, чтобы разместить свои селфи. На этом все, Сандра. – Он отключает связь, нажимая на другую кнопку на руле.

– Привет, я сижу прямо здесь. Ты хочешь отправить мне запрос в друзья? – Я машу телефоном, пока говорю все это. – Потому что, ну… – я указываю на приборную панель, – это было чересчур мелодраматично.

– Ты была более заинтересована в своем телефоне, чем в разговоре. Так что мне стало любопытно, что же ты нашла столь прелестного в интернете.

Мы на Титикус-роад, направляемся к шоссе I-684, дорога не загружена, так как народ все еще наслаждается выходными в честь Дня Благодарения. А я все еще раздражена. Не так я планировала вернуться в университет.

– Это называется преследованием, а не любопытством, – говорю я, теряя всякий интерес к тому, чем там заняты мои друзья.

Он смеется. Ублюдок правда смеется надо мной.

– То есть то, что ты преследуешь Финна нормально, но то, что я преследую тебя – нет? Ты бесподобна, Эверли. Думаю, я правда наслажусь тобой.

– Насладишься мной? Я не твоя.

– Но будешь.

Четвертая глава

Десять лет назад


– Хлоя, он здесь, – шепчу я.

– Одну секундочку, – отвечает она до того, как я слышу, как подруга орет своей матери: – Я пошла к Эверли! – Доносится приглушенный ответ ее мамы, и затем Хлоя говорит, что уже идет ко мне.

– Чердак, – шепчу я.

– Вас понял. – И связь обрывается.

Через четыре минуты входная дверь хлопает, свидетельствуя о приходе Хлои. Ступени скрипят, когда она трусцой бежит наверх и затем появляется в поле моего зрения, пересекая игровую на втором этаже.

– Она в своей комнате, – кричит Эрик Хлое, когда она проходит мимо к закрытой двери моей комнаты в конце коридора.

– Знаю, спасибо!

Подруга исчезает из поля моего зрения, дверь со скрипом открывается и затем закрывается, когда она заходит в мою комнату. Через секунду Хлоя протискивается в узкий вход внутри моего шкафа, ведущий на открытый чердак. И уверяю вас, я сделала узким этот вход не без причины.

– Привет, – шепчет она, на цыпочках прокрадываясь к площадке возле вентиляционного отверстия в игровую, где я и расположилась. Она ложится на расстеленный мною спальный мешок. – Что они делают?

– Играют в видео игры. – Мы шепчемся, но к счастью, игры, в которые им нравится играть, довольно громкие, так что нам не обязательно вести себя тихо. – Ему идет эта джерси Орлов, правда?

Хлоя кивает.

– Такая симпатичная.

– Мне нравится бейсбол.

– Орлы играют в футбол, Эверли.

– О. – Я замолкаю. – Ну, тогда у меня есть еще много времени, чтобы узнать все о футболе. Мне же всего двенадцать. А он не станет воспринимать меня всерьез, пока мне не будет хотя бы шестнадцать.

– Вероятно, что нет, – соглашается Хлои.

Я открываю блокнот. Он розовый и с золотой надписью "Мечты и планы". В нем я храню все свои записи о Финне Камдене. Еще я рисую в нем. И у меня хорошо получается. Сейчас я добавляю запись с напоминанием себе о том, что нужно разузнать о Филадельфийских Орлах, а затем снова захлопываю блокнот. Кстати, здесь же я практикуюсь в написании своего имени, как Эверли Кемден. Миссис Кемден. Миссис Финн Кемден. У меня уже очень хорошо получается, но практика лишней не бывает.

Какое-то время мы с Хлоей молчим, наблюдая за Финном и Эриком, а затем подруга произносит:

– Мой отец все отменил.

– Что? Почему? – Предполагалось, что на следующей неделе она поедет навестить его в Нью-Йорке. Ее родители развелись еще три года назад, и Хлоя очень редко видит отца.

– Сказал, что у него наметилась командировка. – Она пожимает плечами, но я вижу выступившие на ее глазах слезы.

Он такой дурак.

– Ну, он тупой, а у меня есть идея получше, – говорю я, обнимая ее за плечи.

– Что? – Вытирая глаза, она успокаивается. Хлоя не позволяет себе расклеиваться слишком часто.

– Спорю, я смогу организовать нам поездку в Херши парк! Попрошу об этом родителей сегодня вечером. Я знаю, они не откажут. – Это точно. Потому что мои родители лучшие в мире. – Все вместе поедем на американские горки. А затем прокатимся на всех аттракционах, даже несмотря на то, что мы уже старые для этого. И остальное все время проведем в аквапарке. К тому же у меня есть сорок долларов, и на них мы можем скупить кучу конфет, Хлоя. Все конфеты.

– Возможно, – говорит она, но при этом улыбается. – Что собираешься делать этой осенью, когда Эрик с Финном отправятся в колледж? – спрашивает Хлоя, забывая о своем отце.

Я грустно вздыхаю.

– Ну, у меня есть блокнот, – говорю я, постукивая по нему ручкой. – Так что я могу все выучить. – Я смолкаю, когда в комнате под нами воцаряется тишина. Мы с Хлоей замираем возле вентиляционного отверстия, наблюдая, как Эрик и Финн бросают пульты управления на пуфик и бегут вниз по лестнице на первый этаж. – Подожди, – говорю я, поднимая вверх палец. Мы прислушиваемся, пока не раздается звук захлопывающегося холодильника. – Они собрались перекусить, пойдем.

Я спрыгиваю с чердака в шкаф и немедленно направляюсь к туалетному столику проверить, все ли в порядке с моими волосами. Мне пока что не разрешают краситься, так что я просто наношу клубничную гигиеническую помаду и причесываюсь.

Мы с Хлоей спускаемся на кухню буквально через минуту, как раз когда ребята загружают в духовку мини-пиццы.

– О, я не знала, что вы, парни, используете духовку. Мы собирались испечь печенье, – объявляю я. Заходя на кухню, мне даже удается имитировать удивление. Эй, мне двенадцать, а не шесть.

– Не волнуйся, Земляничка. Мы закончим через 10 минут. – Финн усмехается мне, и на секунду я теряю связь с реальностью. Ему нужно постричься. Его рыжевато-каштановые волосы свисают сейчас сильнее обычного.

– Какое печенье вам, ребята, по душе? – спрашиваю, направляя вопрос к Финну, пока сама иду к кладовой. – Мы принесем вам немного, когда оно будет готово. – Добавляю с улыбкой, но Финн как раз заглядывает в духовку с мини-пиццами и пропускает все мои старания.

– Ты и так знаешь, что я люблю шоколадное, – отвечает Эрик, и я паникую. Мне хочется знать, какое печенье нравится Финну.

– Гм, да, но твой друг у нас в гостях, – говорю я, махая в сторону Финна. – Так что вежливо поинтересоваться, чего хотят гости. – Я улыбаюсь. Вот так. Все ведь прошло гладко?

Эрик смотрит на меня, будто я окончательно сдурела, но я игнорирую его и фокусируюсь на Финне.

– Так, Финн, какое печенье ты бы хотел?

– Гм? – Он прекращает пить колу и смотрит на меня. – Гм, шоколадное печенье мне подойдет.

– Ага, кто же не любит шоколадное печенье и футбол, верно? – Постойте. В этом вообще был какой-то смысл? Я говорю, как идиотка. Флиртовать сложно.

– Футбол? – спрашивает Финн.

– Твоя джерси, – говорю я, кивая в его сторону, пока ставлю ингредиенты на столешницу. Хлоя уже там с миской для смешивания и деревянной ложкой. – Вперед Орлы! – восклицаю я, размахивая кулаком и тут же желая умереть. Это было так тупо.

– О. – Финн опускает взгляд на свою джерси. – Мой брат подарил мне ее.

– Я люблю футбол! – трещу я, и Эрик замирает, странно глядя на меня. Ладно. Перегибаю.

– Я так рад, что ты научилась любить футбол, Эверли, – произносит Эрик медленно.

О, нет. Он меня раскусил. Я слишком перегнула палку. Мне никогда не следовало читать те устаревшие интернет-статейки о свиданиях подростков. Очевидно, я пока не готова к подростковому флирту. Что ж, я наклоняю голову и молюсь.

– Папа будет так счастлив.

Что? Я бросаю взгляд на Эрика. Он трет подбородок и ждет, пока я осмыслю его слова.

– Папа будет так счастлив, что кто-то еще сможет смотреть футбол вместе с ним по выходным, – говорит брат усмехаясь.

Вот дерьмо.

Пятая глава

Наши дни


– Почему он, кстати, назвал тебя Земляничкой? – спрашивает парень, глядя на меня. Его левая рука лежит на дверце в немного согнутом положении, а пальцы расположены на руле. Правая рука же опущена на бедро. К слову, его брюки отлично сидят по фигуре. Я могу увидеть очертания мышц его ноги. Мой взгляд сосредотачивается, пока гадаю, могу ли разглядеть там что-то еще.

Нет! - Я мысленно отчитываю себя. – Он не тот, кто мне интересен.

– Я предположил бы, что твое лицо покрыто веснушками, а волосы немного рыжие, – продолжает он, – или что ты похожа на одного из игрушечных пупсов.

– Эй!

Его губы изгибаются в улыбке в ответ на мой гнев. Сейчас мы застряли намертво в пробке на I-684. Парень проводит рукой по моему подголовнику и обращаем все свое внимание прямо на меня. Он наклоняется ко мне так, что наши головы оказываются в считанных сантиметрах, но несмотря на то, что мы не соприкасаемся, кажется, будто бы он доминирует надо мной. Это так… интимно.

– Но ты оказалась красивой.

О.

О, нет.

Его взгляд скользит по моему лицу, и я гадаю, что же он видит на нем. Неприязнь? Полную панику? Влечение? Я сглатываю, и в тихом небольшом пространстве авто этот звук кажется громким. Он так хорошо пахнет. Почему он должен так хорошо пахнуть? Это раздражает еще сильнее. На его челюсти есть намек на щетину, и я невольно начинаю гадать, как бы она ощущалась, если бы он прижался щекой к моей шее. Прекрати думать. Мне нужно прекратить думать. Или начать думать о чем-то другом. Типа осиротевших кенгуру.

Но парень воспринимает мое молчание как разрешение продолжать свою речь.

– Вообще то, даже потрясающей. Твои волосы, господи. – Машины впереди нас оживают, и он отстраняется на свое место, направляя и наше авто вперед. – Они не рыжие.

– Нет.

– Не могу дождаться, чтобы провести по ним руками, – говорит он, и я резко втягиваю воздух. – Или чтобы намотать их на руку и сжать в кулак, подтягивая тебя ближе или дергая твою голову назад, пока я наклоняю твое тело над…

– Остановись! – Это слово срывается с уст, но даже я его почти не слышу.

Он смеется, но продолжает повествование все в той же сексуальной манере.

– Они… такого чертовски охренительно цвета, будто плавленый шоколад. Не могу даже себе представить, что ты была рыжей девочкой. Так что прости, но твое прозвище Земляничка, бессмысленно, а Финн вроде довольно логичный парень.

– У меня был рюкзак с Шарлоттой Земляничкой, когда мы познакомились, – наконец-то бормочу я.

– Прости, что? – Он выглядит искренне озадаченным, глядя на меня, пока продолжает вести машину.

– У меня был рюкзак с Шарлоттой Земляничкой, когда мы познакомились.

Он поднимает руку, которая покоилась на бедре, к губам. Не уверена зачем, может, чтобы прикрыть рот во время сильного смеха.

– Мне было шесть, мудак!

Он успокаивается и кивает.

– Тогда мне тоже нужно прозвище для тебя, раз уж я собираюсь соперничать с Финном за твое расположение.

– Нет никакого соперничества.

– Ты права. Финн не участвует в этом забеге, так что игра всецело моя. – Он подмигивает мне, и я стону. – Безтрусишка.

– Что?

– Я назвал тебя безтрусишка, – отвечает он. – Ну, раз уж мы основываем прозвища на впечатлении от первой встречи.

Секунда уходит на то, чтобы осмыслить его слова.

– На мне есть нижнее белье!

Он кивает.

– Хорошо. Опиши мне его.

– Нет! Ты правда напористый, знаешь об этом?

– С твоих уст это звучит как комплимент.

– Ага, ладно, – говорю я презрительно и скрещиваю ноги. Я нажимаю на экран телефона, гадая, смогу ли рассчитать, сколько мне еще придется находиться взаперти этого авто.

– Сапоги.

– Что? – Может с ним не все в порядке? Нет, ну правда, кто, в своем уме, будет бросать не имеющие смысла слова. А ведь он именно этим и занимается. Нужно прочитать на сей счет в приложении по самодиагнозу.

– Я буду звать тебя Сапоги, – говорит он, кивая на мои ноги. На мне обуты коричневые сапоги до колен, в которые заправлены джинсы. И мои ноги выглядят в них невероятно. Я спланировала этот наряд до мелочей. Все ради Финна. – Раз уж ты отвергла Безтрусишку, мы будем звать тебя Сапогами.

Я раздраженно выдыхаю.

– Ну и ладно.

Шестая глава

Шесть лет назад


– Хлоя, застегни мне молнию, пожалуйста. – Я поворачиваюсь к ней спиной, прижимая перед выпускного платья к груди.

– Есть, – объявляет она и я поворачиваюсь к зеркалу, глядя на свое отражение. Украшения на мне. Волосы в порядке. Убийственно высокие каблуки, которые мне приходится носить с момента перехода в старшую школу, тоже на месте. Я снова обращаю внимание на Хлою. Она выглядит идеально, но дергает свое платье так, словно ей некомфортно.

– Перестань ерзать. Ты красива. Осознай это.

Она опускает руки и становится немного ровнее, а затем бросает взгляд в зеркало, проверяя говорю ли я правду. Хлоя с удовольствием бы занималась только учебой и заполнением резюме для колледжа, указывая все волонтерские проекты, в которых она принимала участие. Но на протяжении нашей учебы в старшей школе я постоянно втягиваю ее во всякие активности. Она красива, когда не скрывается за огромной толстовкой и стопкой учебников. Ее волосы почти что рыжие, но не совсем – они каштановые и переливаются, так что ее сложно назвать рыжеволосой – но ирландские корни наделили подругу горсткой веснушек.

– Давай спустимся вниз и подождем Тима и Дэйва. Она должны вот-вот подойти, и мама захочет сделать миллион фото. – Я проверяю свою сумочку на предмет наличия помады. Затем делаю тоже самое с сумочкой Хлои, потому что она не стала бы брать с собой подобные вещи.

Мы уже на нижней ступеньке, когда я слышу его голос. Финн Кемден здесь. Мое сердце начинает чаще стучать, и я внезапно останавливаюсь в фойе, из-за чего Хлоя врезается мне в спину. Я не видела Финна около двух лет. С того лета, как он окончил колледж. Я бы не спланировала нашу встречу лучше, чем она вышла по факту, а поверьте мне, я не раз об этом думала. Он ни за что не сможет не заметить меня в этом наряде. Заметь же меня, Финн. Посмотри на меня, как на женщину, а не как на ребенка. Не как на младшую сестру Эрика.

– Кто, черт побери, дал тебе эти туфли? – Эрик показывается из подвала, неся один из старых стульев, которые стоят в подвальном помещении с тех пор, как мама сменила мебель несколько лет назад.

Финн появляется через мгновение с еще одним стулом. Его волосы взъерошены, а кожа покрыта легким загаром. Он одет в спортивные шорты и серую футболку. И я стараюсь не пожирать его тело взглядом на виду у своего брата. Мысленно я делаю его фото, чтобы позднее разобрать каждую деталь по крупицам в своем дневнике.

– Земляничка! – Он улыбается мне, как же я ждала этого. Момента, в который он узнает меня. Момента, в который на его лице отразиться понимание того, что я больше не ребенок. Момента, в который он посчитает меня привлекательной. Того момента, которого я ждала всю свою жизнь. Но вот он, и… Я не получаю ничего. Просто все ту же дружескую улыбку, которой он одаривал меня всю жизнь.

– Пап, ты позволишь ей покинуть дом в этих туфлях?

Папа как раз появляется из подвала с третьим стулом и Эрик не тратит ни минуты впустую, сразу же высказывая свое мнение о моей обуви. Слава богу, он так и не переехал обратно домой после колледжа. А то я бы так и умерла девственницей. Он защищает меня сильнее, чем оба родителя вместе взятые.

– Это дело твоей матери и Эверли. Я не при делах, – говорит папа, целуя меня в лоб. – Ты выглядишь прекрасно, принцесса, – обращается он ко мне. – Веди себя хорошо и не умайся там сегодня. Ты же не хочешь снова уснуть посреди просмотра футбола завтра днем.

Фу. Уголком глаза я вижу ухмылку Эрика, но игнорирую его.

– Что вы, ребята, делаете? – Я киваю на стулья.

– Мама жертвует наш старый стол и стулья в новую квартиру Финна. – Эрик похлопывает Финна по спине. – Он получил работу в Пенне. Этот придурок собирается учить будущее поколение Америки.

– Не уверен, относительно будущего поколения Америки, чувак. Но несколько тысяч изучающих экономику студентов, вполне может быть. – Финн пожимает плечами, и это самое милое движение, что я когда-либо видела. Я осознаю, что он возмужал. Стал крупнее. Он уже не тот худощавый мальчик со старшей школы, которого я помню. Он подтянутый, спортивный парень с телом бегуна. Я помню, что он бегал кросс за Саммит Хай Скул.

Я присоединилась к команде по кроссу на своем первом году обучения. И это был худший день моей жизни в период старшей школы. Так что мы не станем одной из тех пар, что бегает трусцой по выходным. Хотя это и неважно.

Мужчины проходят через двери с обеденными стульями в руках, пока я поворачиваюсь к Хлое.

– Ну, кажется мы собираемся поступать в Пенн. Так что проблема выбора колледжа считай решена.

– Ладно, у одной из нас есть подходящая для Пенна академическая выписка, – говорит она медленно, морща при этом носик.

– Гм. Насколько все может быть непросто? – Я бросаю взгляд на дверь, надеясь еще раз попасть в поле зрения Финна.

Хлоя сжимает переносицу.

– Это Лига Плюща, Эверли.

– Значит я сделаю из себя Блондинку в законе.

– Хороший план. Но ты же помнишь чем закончился фильм, а?

Я киваю.

– Она заполучила парня.

– Не того, ради которого поступала в университет.

Хммм. Иногда Хлоя понимает все слишком буквально.

– Это просто план, Хлоя. Мы же можем отредактировать его по ходу действия.

Возле дверей слышатся голоса Тима и Дэйва, а затем папы, Эрика и Финна. Я вглядываюсь в лицо Финна, надеясь на проблеск ревности. Но ничего такого нет. Нет. Глаза Тима лезут на лоб, когда он видит меня, и это немного утешает. Эрик хлопает его по плечу и наклоняется вперед, предполагаю, чтобы пригрозить парню. Тем временем Дэйв неловко подходит и здоровается с Хлоей. Она никогда ни с кем не встречалась.

– Фото! – Мама выныривает из кухни со своей профессиональной камерой. Она библиотекарь в средней школе, а не фотограф. Но я не уверена, что ей нравится больше – расставлять книги на новых полках в библиотеке или снимать каждый день жизни своих детей.

Она назвала нас в честь авторов своих любимых детских книг. Мама даже украсила наши детские в честь этих самых авторов. Я знаю это опять же из-за фото.

Сейчас я учусь в выпускном классе средней школы. К данному моменту я уже привыкла к ее фото мании. Чем быстрее мы сделаем обязательные кадры, тем скорее сможем уйти на танцы. Я хватаю Тима за руку и веду к камину. Мама любит фотографировать на этом фоне. За ее спиной Эрик делает жест в стиле "Я слежу за тобой", указывая двумя пальцами на свои глаза, а затем на Тима.

– Игнорируй его, – говорю я Тиму. – Улыбнись для мамы, и мы сможем убраться отсюда.

Я бросаю взгляд на Финна, но он даже не смотрит в моем направлении. Парень глядит на своей телефон, а затем прощается с Эриком. Он даже не заинтересован в том, чтобы посмотреть на меня? Я знаю, что все еще молода, но он мог бы хотя бы посмотреть. В результате, я решаю, что Финн просто слишком хороший парень. Он все еще видит во мне младшую сестру Эрика. Ту, что под запретом. Но все изменится, когда мне исполнится восемнадцать. Я знаю это. Я поступлю в Пенн. Он поймет, что я взрослая – молодая, но уже не вне закона. И в конце концов он увидит во мне нечто большее.

Я могу потерпеть.

Седьмая глава

Наши дни


– Ты же не берегла себя для него, верно?

Я проверяю ленту Facebook, когда он снова начинает болтать. Мой палец замирает на фото. Моя подруга Софи только что разместила снимок со дня благодарения, на котором она со своим новым парнем. Эти двое кажутся до ужаса милыми. Надо посмотреть, что еще она запостила на этой неделе. Я кликаю на ее профайл, но успеваю просмотреть лишь пару постов, потому что через секунду мой телефон вырывают у меня из рук и суют в нагрудный карман пиджака.

– Это мой телефон.

– А это моя машина.

– И что?

– Мы знакомимся друг с другом, а ты ведешь себя грубо.

Этот парень псих? Я смотрю на его карман и решаю, что пока он за рулем, эта затея проиграна. Вздыхая, я складываю руки на коленях и слежу за дорогой.

– И мы не знакомимся друг с другом. Ты подвозишь меня домой, конец истории. – Я поднимаю палец и жестикулирую.

– Вернемся к моему вопросу. Ты берегла себя для Финна? – Он наклоняет голову в моем направлении и подмигивает.

Он серьезно спрашивает девственница ли я?

– Мне двадцать два, мудак. Я практикуюсь для Финна, а не берегу себя для него.

На его лице появляется намек на ухмылку, от чего мне реально хочется ему врезать, или же посмотреть с ним пару порно-роликов. Не уверена какой из вариантов меня интересует больше, и это немного смущает. Мне бы хотелось, чтобы он не был столь привлекательным. Тогда бы его было проще игнорировать.

Парень проводит рукой по подбородку. Думаю, он пытается стереть ухмылку со своего раздражающего лица.

– Рад это слышать, Эверли, рад это слышать.

– Правда? – Меня не волнует, что он думает о моей половой жизни. Мой вопрос скорее построен на сарказме. – Думаю, странно, что тебя интересует моя сексуальная жизнь, и грубо, что ты вообще о ней заговорил. – Вот так.

Он кивает.

– Я рад, что ты оценишь то, что получишь.

– Что?

– Рад, что ты оценишь меня.

Я наклоняюсь к окну и гляжу на него.

– Я тоже практикуюсь, – продолжает он.

– Намного дольше моего, – перебиваю я.

Он усмехается.

– Верно. Я практикуюсь дольше тебя, и рад, что твои познания имеют под собой основу, чтобы полноценно оценить меня.

– Основу. – Я поворачиваюсь на сидении так, что могу поджать под себя левую ногу. – Основа – это так мы теперь называем мой сексуальный опыт?

Он пожимает плечами.

– Ага. Ты же не хочешь назвать мне их имена. Так что мы будем отталкиваться от этой самой основы. Хочешь обсудить какие-то особые моменты? – Он проводит рукой по лицу, пока я подтягиваю правую ногу на сиденье, устраиваясь покомфортнее.

– То есть ты думаешь, что лучше меня?

– Да.

– Самоуверенно.

– Уверенно.

Я поднимаю руку.

– Итак, ты рад, что я занимаюсь сексом с другими мужчинами. Но лишь потому, что думаешь, будто в какой-то момент мы с тобой переспим, и ты сразишь меня своими безумными сексуальными навыками?

– Занималась.

Я вопросительно поднимаю бровь.

– Я рад, что ты занималась сексом с другими мужчинами. В прошедшем времени. – Он бросает взгляд в зеркало заднего вида и перестраивается в другую полосу. Я же гляжу на его профиль, пока авто маневрирует между другими машинами. Он уверен в себе, надо отдать ему должное. С того момента, как мы познакомились, около часа назад, он ни на секунду не прекращал источать уверенность. – И ты не на много моложе меня.

– На много.

Он сердито смотрит на меня.

– Я на четыре года старше Финна. Невелика разница.

Я пожимаю плечами.

– Итак, ты моложе меня. И я рад, что ты не станешь удивляться разнице между нами. А тебе с ней непременно придется столкнуться. Ну знаешь, когда я возьмусь за тебя.

Понимаете, что я имею в виду под уверенностью?

Восьмая глава

Три года назад


Я осматриваю катастрофу, что зовется моей новой комнатой в общежитии университета Пенсильвании. Половина моей одежды лежит на расстеленной кровати. Мой стол усыпан туалетными принадлежностями. Сумки с вещами покрывают пол. Но мини-холодильник уже подключен. А это хорошее начало.

– Ты уверена, что не хочешь, чтобы мы остались и помогли тебе распаковать вещи? – Мама смотрит на всю эту свалку, хмурясь. – Я по крайней мере могла бы найти белье и застелить постель.

– Хелен, пойдем. Нам еще ехать домой. Эверли начнет сердится, если ты не отцепишься от нее. – Папа обнимает меня за плечи и целует в лоб. – Она лишь в трех часа езды от дома, дорогая.

Моя мама улыбается и обнимает меня.

– Мы так гордимся тобой, Эверли.

– Знаю, мам.

Папа подмигивает мне, стоя в дверном проеме. Маме сложно смириться с мыслью, что ее гнездышко опустело. Папа думает, что все в норме и просто планирует сюрприз в виде поездки в Париж, надеясь ее тем самым отвлечь. Они улетают завтра вечером. Он собирается принести ей свежие круасаны на завтрак и сказать, чтобы она собирала сумки. Мои родители очаровательны. Идеальные, я бы сказала.

Они родили моего брата всего через пару лет, после окончания колледжа, а меня через восемь лет после него, так что они все еще молоды. Ну, молоды, как для родителей, у которых уже столь взрослые дети. Они оба отпраздновали свои пятидесятые дни рождения в течение моего последнего года в школе, к тому же они здоровые и активные люди. Я унаследовала свои темные волосы от мамы. У нее они короче, чем у меня, но того же шоколадного оттенка. Папа стал немного седеть, но его волосы и так были светлее, чем наши. Хотя седина делает его утонченным. Они легко могли бы сойти за родителей школьника, вместо родителей восемнадцатилетней дочери и двадцати шести летнего сына.

Я чувствую тоску по дому, когда обнимаю их на прощание, и это меня удивляет. Я была так сосредоточена на поступлении в Пенн, став заложником своего собственного будущего, что даже не задумывалась о том, каково будет покинуть дом. Это глупо. Я в трех часах езды от дома. Уверена, они вернутся через несколько недель, чтобы мы могли вместе пообедать. Но тем не менее, вот этот момент. Я больше никогда не буду жить в их доме в качестве ребенка.

Они уходят, и я остаюсь посреди этой катастрофы. Сторона комнаты, которая принадлежит Хлое, в идеальном естественном состоянии. Она переехала сегодня утром, но ее вещи уже распакованы и нигде не видно ни одной коробки. Я плюхаюсь на ее застеленную кровать и открываю новое сообщение к Финну.

Впервые у меня есть его номер. Эрик выслал его на прошлой неделе.

Эверли, это номер Финна. Если тебя арестуют, используй его.

Ха, ха, – ответила я.

А затем мне написал сам Финн:

Если у тебя возникнут вопросы о кампусе, пиши, – после чего последовал смайлик. Это же приглашение, верно?

Я постукиваю пальцем по нижней губе, обдумывая, чтобы ему написать.

Привет, Финн, - начинаю я. – Я уже переехала.

Я гляжу на царящий здесь беспорядок. Мои вещи в комнате, так что технически я не лгу.

У тебя есть время провести для меня тур по кампусу?

Нажимаю отправить.

Я не совсем сумасшедшая. Я – первокурсница. А он – преподаватель. Потребуется какое-то время. Мои ожидания настроены на соответствующий лад. Мы начнем с флирта. Сперва он увидит во мне запретный плод. Но я его сломлю. У меня есть четыре года. Таков мой план. Первый и второй курс мы будем дружить. Будем встречаться с другими людьми. Я использую это время. К третьему курсу он уже будет думать обо мне во время мастурбации. А в выпускной год, я сделаю свой ход.

Дверь распахивается, и в комнату заходит Хлоя, выглядя неуместно торжествующе.

– Эверли! Здешняя библиотека… – Она запыхалась. – Всего в семи минутах отсюда! – Я подвигаюсь, и она плюхается на кровать рядом со мной. – Что ты делаешь?

– Жду ответное смс от Финна.

– Эверли, – стонет она.

– Что? Совершенно уместно будет организовать для меня тур по кампусу.

– Все, родившееся в твоей голове, не можно назвать уместным.

Мой телефон издает сигнал. Мы обе наклоняемся к экрану и читаем.

Конечно, – ответил он. – В каком общежитии ты живешь?

Строх Холл, – отвечаю я тут же.

Я встречусь с тобой завтра у входа в восемь утра и проведу пеший тур по кампусу. Так, чтобы ты наверняка знала, где библиотека и где купить приличный кофе для ночных подготовок к сессии.

8 утра? Теперь стону я. У меня нет ни шанса дотянуть эту встречу до обеда. Этот парень невежда.

Увидимся в 8!

Отвечаю я и скатываюсь с кровати. Я отбрасываю в сторону телефон и начинаю рыться в сумках в поисках постельного белья.

– В мире есть множество других мужчин, Эверли, – говорит Хлоя, глядя как я застилаю кровать. – Финн Камден не единственный.

– Конечно, нет, – соглашаюсь я, заправляя простынь под матрас.

– Но ты так уверена, что он именно тот.

– Да, именно тот самый.

– Я не понимаю этого, Эверли. – Она произносит это нежно, словно если скажет эти слова громко, то они причинят ей боль. – Я не представляю как вы двое можете стать хорошей парой, и мне бы не хотелось, чтобы из-за помешательства на Финне ты упустила хорошего подходящего тебе парня.

Я заканчиваю возиться с бельем и сажусь на кровать.

– Но я и не упускаю, Хлоя. Я встречалась с Тимом два года и с Марком все лето. Но они просто парни, знаешь ли? На столь долгий срок нужно сделать действительно мудрый выбор. Я не хочу ошибиться и провести пол жизни возя детей к отцу и обратно или имея дело с новой женой своего бывшего мужа.

– Типа как у меня в семье? – говорит Хлоя, и это не вопрос, а утверждение. Ее отец даже не появился на выпускном, был слишком занят новой семьей.

Я киваю.

– Ага, типа того. И как еще семьдесят процентов наших одноклассников. Так что если я выберу мудро, то смогу избежать большинства страданий. Поэтому я просто должна быть умнее.

– Это возвышенная цель, Эверли Дженсен.

Я усмехаюсь.

– Ты же знаешь, мне нравятся вызовы.

Она кивает.

– Пообещай мне одну вещь.

– Все, что угодно.

– Не растрачивай слишком много времени, гоняясь за неправильным парнем, а то можешь упустить того самого.

– Договорились. Если кто-нибудь будет подходить мне лучше Финна Камдена, я не упущу его.

Девятая глава

Наши дни


– Итак, мы выяснили, что ты преследуешь Финна с тех пор, как тебе было шесть.

Я ерзаю на сидении и натягиваю рукава свитера до кончиков пальцев рук.

– Не уверена, что то, что я делала можно назвать преследованием.

Он бросает в мою сторону недоверчивый взгляд.

– Ладно, – выдыхаю я. – Я не уверена, что то, что делала в течение последнего года можно назвать преследованием.

– Уже лучше, – соглашается он. – Что ж, ты следишь за жизнью Финна, – произносит он медленно, – как друг, еще с детства.

– Он лучший друг моего брата, – отвечаю я. – Он всегда был рядом. Так что мне не приходилось гуглить его в начальной школе.

– Конечно, нет, – соглашается он снова. Но по тону его голоса подозреваю, что он думает, будто я гуглила Финна задолго до того, как повзрослела достаточно и стала сама ходить на автобусную остановку.

– Затем ты поступила в университет, где по чистой случайности Финн преподает. – Он подмигивает мне, говоря это, и тем самым вызывает во мне безумную злость. – Есть тысячи вариантов, где получить образование в этой стране, но ты выбрала Пенн.

– Это же Лига Плюща, Сойер, – кричу я. – Есть всего семь университетов данного уровня.

– Согласен. Засчитано.

Он делает паузу, и я чувствую самодовольство от выбранной линии самообороны.

– В какие университеты из этой семерки ты еще подавала документы?

Блядь.

– Гм, кто ж упомнит такое? – Я выпрямляюсь и наматываю локон на свой палец. – Заполнение заявок в колледж было так давно, верно?

Он кивает и на мгновение повисает тишина.

– Я подавал документы в Браун, Корнелли и Гарвард. И был принят во все три. Но закончил Гарвард, потому что у них была лучшая программа по гребле.

Черт. Конечно, он гребец. Я немного помешана на гребцах. На втором курсе я встречалась с двумя. Не одновременно, конечно. Но все же, то был хороший год.

– И как ты сказала ранее, я на несколько лет тебя старше.

– На десятилетие.

– Двенадцать лет, если хочешь быть точной, Эверли.

Не хочу. Я просто тяну время, и он это знает.

– Итак? – давит он.

И я сдаюсь. Я не знаю как, но этот парень раскусил меня в ту же секунду, что мы познакомились.

– Только Пенн, – признаюсь я. Я подала документы только в Пенн. Я отпускаю накрученные на палец волосы. – Ты не поверишь, через что я прошла ради этого. Я надрывала себе зад в течении пары лет.

– Я впечатлен.

Это заявление удивляет меня. Я смотрю на лицо парня. Он кажется искренним.

– Почему? – Вопрос срывается с уст до того, как осознаю, что вообще говорю. Почему меня волнует, что думает этот мужчина? Но тем не менее мне интересно. К тому же гребля! Зачем он вообще упомянул о гребле? Теперь я заинтересована в нем. Я не могу разглядеть слишком много из-за его пиджака. Но это реально хороший пиджак. Шерсть угольно-серого цвета, белая рубашка и темные джинсы. Но пиджак реально очень качественный. Приталенный и отменно сидит на нем. На основе качества пиджака и того, что я узнала об этом мужчине за время нашего короткого знакомства, предполагаю, он пошит на заказ. Но мне все таки видно недостаточно, чтобы понять в хорошей ли парень форме под всем этим. Не то, чтобы мне было дело.

– Я впечатлен твоей настойчивостью. Ты поставила цель и достигла ее.

– Моя цель – Финн, – напоминаю я.

– Эверли, мы уже выяснили, что ты держишься исключительно за профессора Камдена, – говорит он, и его губа дергается. – И это говорит мне, что пока воображаешь его в роли своего идеального мужчины, по факту ты открыта для других вариантов. А из этого следует, что пока ты витаешь в фантазиях об идеальном "жили долго и счастливо", – он проверяет мою реакцию, – ты все еще, не желая того, свободна для ухаживаний кого-то, кроме Финна.

Ладно. Я не знаю, что на это сказать, так что произношу:

– Возможно, я просто нимфоманка.

И на этом наш автомобильный аттракцион переходит от плохого к ужасному.

– Если бы ты была нимфоманкой, то сделала бы мне минет еще пятьдесят километров тому.

– Правда, – соглашаюсь я. Черт побери! Я сказала это вслух. Прикусывая губу, я смотрю на него искоса. На его лице сияет слишком самодовольная улыбка.

Десятая глава

Месяц назад


– Пошли! – зову я, вламываясь в комнату Софи. Софи – еще одна моя лучшая подруга. Мы познакомились два года назад, когда я устроилась работать в Гранд Ми, кофе-бар на территории кампуса. Мы с ней моментально стали друзьями.

– Куда мы идем? – спрашивает она.

Софи и так отлично знает, куда мы направляемся. Стоит назначить подруге восковую депиляцию, и она тут же начинает страдать амнезией.

– Ты знаешь, куда мы идем, Софи. Твой лобок сам себя не продепилирует.

– Прошу не произноси снова слово "лобок", – говорит она, но я ее игнорирую. Хорошая депиляция – божье благословение. Она поблагодарит меня позже.

Мы выходим из общежития и садимся на автобус на ближайшей к университету остановке. Сегодня прекрасный день в Филадельфии. Воздух пахнет свежестью, присущей типичному началу осени. Мы занимаем места, и я усмехаюсь Софи.

– Ты нервничаешь?

– Да! Я же говорила тебе, что не уверена насчет этого.

– Я говорю не о депиляции, дурочка. Ты волнуешься о завтра?

– О. – Она прикусывает губу, размышляя. – Не совсем.

Завтра Софи наконец-то собирается заняться сексом, собственно это и есть причина, по которой мы сегодня идем в салон. Эта девушка отшила несколько реально достойных ребят, но ее теперешний парень Майк довольно милый. Не думаю, что могу ошибаться на его счет. Он немного избалованный богатенький мальчик, но при этом симпатичный и по-настоящему влюблен в Софи.

– Что ты делаешь на этих выходных? – спрашивает Софи как раз, когда телефон в моей руке гудит.

– Еду домой. – Я хмурюсь, глядя на экран. – Мой брат женится.

– О! Звучит весело. Поедешь поездом?

– Нет, использую вариант получше поезда. – Я нажимаю “отправить сообщение”.

– Тебя кто-то подбросит на машине?

– Нет. – Я скрещиваю ноги и кладу телефон на бедро. – Профессор Камден отвезет меня домой.

– Правда? – Сомнение так и читается на лице Софи. – Профессор Камден отвезет тебя в Коннектикут?

Я открываю рот, чтобы ответить, но мой телефон звонит. Гляжу на экран и ухмылка расплывается по моему лицу, превращаясь в широкую улыбку.

– Да, отвезет. – Я подношу телефон к уху и самым сладостным и невинным тоном отвечаю: – Да, профессор Камден? – Но у меня не очень получается.

Он выговаривает меня, угрожая сказать брату, почему не должен везти меня домой на свадьбу, но в конце концов соглашается, как я и предполагала. Мое настроение превосходное, как никогда, когда отвечаю, что буду готова в восемь, но затем он все портит, спрашивая в каком общежитии я живу. Ему стоило бы уже давным-давно запомнить столь простые детали обо мне. Я вздыхаю, напоминая ему, что живу в Строхе и заканчиваю звонок. Софи смотрит на меня полными вопросов глазами.

– Финн Камден лучший друг моего брата. А еще он шафер на его свадьбе в эти выходные. – Я засовываю телефон в карман. – Он не хочет везти меня домой, так что я написала брату, что собираюсь взять билет на поезд до Нью-Йорка и затем до Коннектикута. И что поеду ночью. Сама. – Я пожимаю плечами. – Очевидно, поезда не так уж безопасны, но почему я должна ехать поездом, когда Финн направляется в тоже место? – Я не могу поверить, что Финн собирался позволить мне ехать поездом. Это по-настоящему угнетает. – Я знала, что могу рассчитывать на то, что Эрик скажет Финну захватить меня с собой, и что Финн не сможет отказать брату из-за нежелания застрять со мной в одной машине, ссылаясь – я делаю паузу и закатываю глаза, – на мои неуместные выходки.

– Вау. – Софи кажется шокированной.

– Ну, правда же? Он ведет себя нелепо. У меня осталось не так много времени.

– Времени?

– Ага. Мы выпускаемся через семь месяцев. И после этого у меня не будет причин оставаться в Филли. Так что сейчас как раз оптимальный момент, чтобы заставить его в меня влюбиться. – Я смолкаю, думая над этим. – По-правде, я не смогла бы подобрать лучший момент для свадьбы брата. Она попала как раз в подходящий для меня период, чтобы наконец-то соблазнить Финна.

– Гм.

– Он сейчас как раз одинок, – продолжаю я. – Ему нужно принять нас как пару до того, как он сможет найти кого-то еще, и до того, как я закончу университет.

– Принять вас как пару?

– Его последняя девушка совсем ему не подходила. – Я качаю головой. – Он не представляет, насколько она проигрывает мне. Думаю, что должна поблагодарить ее за это. Но не стану.

Софи скрещивает ноги и откидывается на спинку сидения.

– Ну, если у кого-то и получится заставить другого человека в него влюбиться, так это у тебя, Эверли Дженсен.

Одиннадцатая глава

Три недели назад


Я осматриваю стол. Все идеально. Приборы лежат на своих местах, как и посуда. Сейчас Финн читает лекцию первокурсникам экономического направления, но он должен быть дома через несколько минут, после того, как будет готова лазанья. Он любит лазанью. Будучи подростком, он часто оставался у нас на обед, когда мама готовила лазанью, так что я попросила у нее рецепт, во время моего пребывания дома в прошлом месяце на свадьбе брата.

В общем стол накрыт, а лазанья по маминому рецепту в духовке. Все белье перестирано и убрано по местам. А Стив, наш новый питомец, счастливо плавает в аквариуме. Стив – большая и толстая золотая рыбка. Я хотела завести кота, но не уверена, что квартира Финна предусматривает возможность содержания домашних питомцев. К тому же, кот – это решение, которое мы должны принять совместно, как пара. Однако, золотая рыбка – неплохое начало. Я поставила аквариум в центр стола, словно это центральный элемент. Может, это немного и странно, но я подумала, что он станет отличным предлогом для разговора за обедом. Финн может помочь мне решить, куда поставить аквариум на постоянно, когда вернется домой.

Сейчас же мне нужно убедиться, что мой внешний вид домохозяйки идеален. Я хватаю сумочку и направляюсь в ванную Финна. Пока простыни стирались, я убралась и здесь. Честно говоря, я слишком к нему добра. Я достаю фартук в стиле ретро, который заказала ранее на Etsy, и завязываю его на талии, поверх свитера и джинс. Розовые завязки в белый горох достаточно длинные, чтобы можно было обернуть их вокруг моей талии и завязать спереди. Винтажный цветочный принт идет от пояса и до уровня чуть выше колен, создавая трапециевидный силуэт.

Мои волосы выглядят натурально и подходят к сегодняшнему образу. Они густые, почти черные, и я уложила их, придав дополнительный объем и зачесав на бок, как видела на одном из фото Бриджит Бардо. Дальше по плану макияж. Я освежаю пудру и наношу блеск для губ. Он светло-розового цвета, как и мои ногти. Я знаю, может показаться, что я предпочитаю красный, но сегодня мне по душе милый образ в стиле ретро. К тому же, я нашла идеально подходящий розовый лак. А ради этого я, кстати, провела вечность в магазине косметики, изучая все розовые оттенки. Знаете, как они называют цвета? Неправильное название может все испортить. Я в этом уверена. Так что на фоне всех неподходящих названий, я остановилась на Магазинчик Сьюзи и Хмельной Остров. Но затем нашла розовый под названием Последний писк моды как раз для тебя. И решила, что он идеален. Этот тон правда подходит под сегодняшний вечер.

Далее я сосредотачиваюсь на глазах. Я посмотрела видео на YouTube о том, как правильно их красить, и сейчас копирую увиденное, наводя черную подводку на верхнем веке и создавая образ сексуальной кошечки 50-х годов.

Засовывая весь хлам обратно в сумку, я проверяю как там лазанья. Довольно не просто приготовить данное блюдо. Не могу сказать, что это мое, но ради Финна, оно стоило того. Я потратила двухнедельный бюджет на продукты и безупречный наряд для этого вечера.

Теперь я довольно вздыхаю. Все идеально. Я выпускаюсь из университета этой весной и настоящая жизнь вот-вот начнется, прямо как я и планировала.

Дверной замок поворачивается, и я выдыхаю, глядя, как открывается дверь, а затем наклеиваю на лицо сексуальную улыбку.

Финн заходит в квартиру и не может меня не заметить. Он замирает на минуту, и я думаю, что должно быть он шокирован всеми теми усилиями, что я приложила, так что моя улыбка становится шире.

Но затем он закрывает за собой дверь и прислоняется к ней.

– Эверли, как, черт побери, ты попала ко мне в квартиру?

Двенадцатая глава

Наши дни


– Тебе по душе готовить, Эверли?

– Я живу в общежитии, мне по душе делать попкорн в духовке. – Этот парень и его хочу-тебя-получше-узнать настрой буквально безграничны. – И просто, чтобы ты знал, когда пытаешься соблазнить девушку, то не стоит спрашивать у нее, любит ли она готовить. Это тупо.

– Мне просто нравится хорошая домашняя лазанья, – отвечает он. – Хотя и не могу припомнить, когда в последний раз кто-то готовил для меня это блюдо. Слишком много возни.

О. Мой. Бог. Я ощущаю, как мое лицо горит от унижения, наклоняю голову и закрываю лицо руками.

– Он рассказал тебе? – спрашиваю, все еще закрывая лицо.

– Конечно, – отвечает он. – Даже посвятил в то, через сколько секунд он выкинул твой зад со своей квартиры.

Я стону.

– Это было смело.

– Скорее безумно.

– Задорно.

Я вздыхаю и отворачиваюсь к окну пассажира. План по проникновению в квартиру Финна и приготовлению ему ужина пошел не как надо. О, я не сомневалась, что он вышвырнет меня, как то и случилось. Но он ведь даже не оставил себе Стива. Ну, правда, кто не в состоянии содержать золотую рыбку?

Но этот последний рывок был действительно катастрофичным. Начиная от поездки домой и заканчивая свадьбой моего брата. Я пыталась завести сексуальный разговор с Финном по пути домой, но он просто включил радио. Однако я же настойчивая девушка, а Финн застенчивый, так что я не упустила своего шанса. Не-а. Вместо этого, я положила руку на его бедро, и когда начала скользить по нему вверх, парень наконец-то заговорил.

Он сказал "нет".

Нет, Эверли. – Я чувствую себя опустошенной, лишь думая об этом. – Нет, Эверли, просто нет.

Оскорбившись, я одернула руку. До этого момента меня никогда не отшивали. Исходя из моего опыта, парням всегда было по душе, когда девушка их преследовала. Они даже ценили это. Возможно, было бы мило ради исключения дать Финну возможность первому сделать шаг, но бога ради, есть столько желающих посоревноваться за хорошего мужчину. Если вы не будете вести себя напористо и претворять желания в реальность, то другая девушка просто сожрет его, пока вы ожидаете приглашения к столу. Это, конечно, утомительно. И безусловно, было бы приятно стать предметом мужского поклонения, но будем реалистами. Особенно, говоря о колледже. Здешние парни ленивы.

Так что Финн шокировал меня своим скуднословным отказом в машине. Но затем он взглянул на меня и улыбнулся.

– Ты мне, как сестра, Эверли.

– Я не твоя сестра, – быстро вставила я, а он просто покачал головой, говоря, что все это против правил университета. – Ты не мой преподаватель, – спорила я, отчаянно защищая свою жизненную позицию. Но он просто ответил, что все это было плохой затеей, и закончил наш разговор.

Знаете, любая девушка на моем месте сдалась бы. Но не я. Я не пасую. Я приготовилась ждать до весеннего семестра, чтобы сделать следующий ход, но потом заглянула в его кабинет, обнаружив усевшуюся на его столе помощницу преподавателя, и мне пришлось сменить свою стратегию. Я ни за что не позволю ей вогнать свои коготки в Финна. Не на моей смене.

Так что я использовала один из ключей, который мне удалось дублировать во время свадьбы брата, и вломилась в квартиру Финна несколько недель назад. Я сделала три копии ключа от его дома, когда Финн попросил меня переставить его машину во время репетиции обеда. Ну, правда, а кто бы не стал? Через улицу как раз находился магазин скобяных изделий. Это казалось велением судьбы, не считаете? И клянусь, Финн подмигнул мне, когда попросил переставить его авто. Клянусь вам. Так что я переставила машину и сделала три копии ключа от его дома. Потому что я предположила, будто парень знает о том, что я сделаю несколько копий. Какой идиот крадет ключи у кого-то и делает всего одну копию.

Но… он же попросил вернуть ему назад ключ. Я помню, как в шоке стояла в коридоре. Я все это планировала. Он улыбнулся бы мне и попросил обратно ключ. Я бы отдала ему две копии, но у меня бы осталась третья на следующий раз, когда бы мне захотелось вломиться сюда. Однако парню даже в голову не пришло, что я сделала больше одной копии. Словно он совсем меня не знал.

Я стояла в том коридоре, сбитая с толку, и сомневалась во всем, когда дверь в квартиру приоткрылась. И мои надежды растаяли.

А затем он сунул мне в руки аквариум с рыбкой и сказал:

– Забери это с собой.

А я даже не успела полностью вымолвить "Его зовут Стив", когда дверь передо мной закрылась.

Вы вообще представляете, как сложно идти домой пешком, держа в руках аквариум с золотой рыбкой? То есть, принести его в квартиру в пакете, с небольшим количеством воды, с которым мне продали эту рыбку, – это одно. Но когда я несла его после всего случившегося, мне уже не было столь весело. Да и Стив плескался в своем аквариуме, будто бы осуждая меня.

– Думаю, ты проявила небывалую сдержанность, – говорит Сойер, вырывая меня из раздумий.

Я ерзаю на месте и пристально гляжу на него.

– Думаешь?

– Точно. Ты могла бы явиться к нему с котенком. Или собакой.

– Я думала об этом, – признаюсь я, разглядывая свой маникюр. Мои ногти открашены в однотонный матовый пурпурный цвет. Я выбрала этот цвет, ожидая случайной встречи с Финном в эти выходные. – Но я не была уверена, что в его квартире можно заводить животных.

– Послушай, Эверли, ты постоянно думаешь. Мне нравится это в тебе.

Я пожимаю плечами.

– Мы можем уже прекратить наше общение?

– О, ты хочешь получить обратно свой телефон?

– Да. – Я поворачиваю голову. – Я могу его получить обратно? – Возможно, он наконец-то заткнется.

– Не-а.

Я стону и плюхаюсь обратно на свое сидение, пока он смеется.

– Не могу поверить, что Финн не попросил у тебя остальные ключи.

– Что? – Это привлекает мое внимание. Откуда ему известно о ключах?

– Когда Финн позвонил мне, я спросил у него, забрал ли он ключи от своей квартиры. Он сказал, что да, он забрал ключ, но я настаивал, что ты сделала больше одной копии. Я сказал ему: Финн, доверься мне. Эта девушка, – он подмигивает, словно все досконально понимает, – Эверли сделала бы более одной копии. – На мгновение Сойер смотрит мне в глаза. – Ставлю на то, что ты сделала три дубликата.

Тринадцатая глава

Четырьмя часами ранее


– Игра начинается через десять минут! – говорит папа до того, как откусывает кусочек от супер известного бутерброда с индейкой. Это индейка с начинкой и клюквенным соусом на поджаренном хлебе, и папа с нетерпением ждал ее весь год.

– Мы смотрим сегодня игру Орлов или Великанов? – спрашиваю я, когда входная дверь открывается, и в дом заходят мой брат Эрик со своей женой Эрин. Они женаты меньше месяца и столь же идеальны вместе, как мои родители.

Он повстречал ее два года назад во время перелета в Чикаго. Ага, они сидели рядом в самолете и влюбились с первого взгляда. Он путешествовал по работе. Она же летела на девичник подруги. Через три месяца он стал ее парой на свадьбе этой подруги. Через шесть месяцев они сами обручились.

Наши родители ее обожают. Все ее обожают, даже я. Эрик и Эрин просто подходят друг другу. Как две горошинки в стручке. Как арахисовое масло и варенье. Две половинки одного целого. Понимаете? Мы все видим их как пару. Крепкую. Поддерживающую друг друга. Их отношения напоминают мне отношения моих родителей. Абсолютная синхронность. Я тоже такие хочу. И Финн Камден идеально мне подходит. Постоянный. Надежный. Он всегда будет в некотором роде мальчиком.

Эрик встречает меня словами "Привет, горе луковое" до того, как замечает бутерброд отца и бросается к второй половинке на тарелке.

– Мы принесли свадебные фото. – Эрин прижимает гигантский альбом к груди. – Ваша мама хотела посмотреть их с нами.

– С тобой, сладкая, – перебивает Эрик. – Это работа жены. Я вам не нужен.

– Работа жены? – спрашиваю я, выгибая бровь. Но Эрик и Эрин просто обмениваются улыбками, пока я говорю: – Неважно, я даже знать не хочу.

– Повеселитесь, девочки. Я собираюсь встретиться с Финном. Позвони мне, когда будешь готова, детка.

– Постой! – зову я, и Эрик останавливается, а папин бутерброд исчезает у него во рту. – Ты собираешься к Финну? – Это моя возможность. Я должна признать, что все складывается как нельзя лучше. – Финн отвезет меня обратно в университет, – говорю я брату. – Я поеду с тобой, чтобы ему не пришлось заезжать за мной сюда.

– Правда? – спрашивает Эрик, обращая на меня наконец-то внимание, – все это время он был увлечен, наблюдая за тем, как его жена убирает волосы за уши.

Финн еще не в курсе, что везет меня обратно в университет, но я все же говорю "Да".

– Просто дай мне минутку собрать вещи.

Я бросаюсь на второй этаж и сбрасываю с себя толстовку, вместо нее натягивая кремовый кашемировый свитер. Мои коричневые сапоги будут прекрасно вместе с ним смотреться. Я освежаю блеск для губ и беззвучно благодарю небеса за то, что они надоумили меня сегодня утром помыть и уложить волосы. Обычно они свисают прямыми блестящими прядями, но сегодня я выпрямила их до совершенства утюжком и не стала завязывать в хвостик.

Я бросаю все, что привезла с собой домой на день Благодарения в сумку и затем усаживаюсь на кровать, чтобы обуть сапоги. В голове мелькает мысль о том, что у меня нет никакого четкого плана действий. Финн может не согласиться отвезти меня в университет, так как он не имеет ни малейшего понятия о том, что я заявлюсь к нему вместе с Эриком, словно обо всем уже договорено. Но я отбрасываю эту мысль. Как я уже говорила, все обычно складывается как нельзя лучше, и положительный настрой важнее всего. К тому же Финн джентльмен и не станет унижать меня перед моим братом. Вот например, он же отвез и привез меня на свадьбу к брат


<== предыдущая | следующая ==>
ноября 2016 (Краевой Дворец пионеров) | Архетип и ческие защиты личностного духа





Date: 2016-11-17; view: 65; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.094 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию