Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Часть 1 ДЖАГАННАТХА ПУРИ 3 page





С того самого дня как Ты ушел, мы не ходим туда, где встречались с Тобой, где Ты рассказывал нам о Кришне. Мы знаем, что сделав это, мы умрем. Мы не слышим больше рассказов о сокровенных играх Господа, не видим Его танца и проповеди Кришна-бхакти. Мы не обнимаем Его в танце, не видим слез любви, струящихся из Его розоватых лотосных глаз, не слышим больше Его нектарного голоса во время экстатичного киртана. Кто же закрыл нам глаза и уши?

Как жить, не видя Твоего луноликого лица? У нас есть глаза, но кто сделал нас слепыми? О Гаура! Пожалуйста, не говори нам возвращаться без Тебя! Мы хотим идти с Тобой! Твои жестокие слова жгут нам душу. Твоя любовь напоминает свирель охотника, которая заманивает свою жертву в западню. Сначала Ты привлек нас Своей любовью, а потом оставил. Преданные умрут в разлуке с Тобой.

Разве можно называть Тебя бхакта ватсалья (возлюбленный преданных)? Обретешь ли Ты покой в сердце, сказав «прощай!» матери? Кто осмелится сообщить ей такую новость? Как только Вишнуприя услышит о Твоем уходе, она умрет. Пожалуйста, подумай обо всем и принимай окончательное решение.

— Прошу вас, не плачьте, — с улыбкой ответил Господь Чайтанья. — Я буду жить в Нилачале, и каждый год мы будем видеться с вами, наслаждаясь безмерным блаженством. Я затоплю этот мир океаном нектара — харинама санкиртаной.

— На все Твоя воля, о Господь, — смирились преданные, — никому не изменить Твоего решения. Но мы должны напомнить Тебе, что сейчас не безопасно путешествовать в Ориссу. Бенгалия и Орисса на грани войны. Дорога полна разбойников. Подумай, может быть, Ты подождешь, пока обстановка переменится?

Адвайта Ачарья тоже не хотел отпускать Господа. «Будь милостив, останься еще на три-четыре дня!» — молил он. Он служил Шри Чайтанье с великой верой и преданностью, отдавая Ему все — богатства, дом и саму жизнь. И Шри Чайтанья уступил просьбам преданных. Эта отсрочка осчастливила всех, особенно Шачимату. Каждый день превращался в праздник: пока светило солнце, они говорили и слушали об играх Господа Кришны, а с наступлением ночи начиналась всеобщая киртана. Шачимата готовила на всех прасад, а потом Господь Чайтанья вкушал в кругу преданных. Каждый день она могла видеть лицо своего сына и чувствовала себя беспредельно счастливой.



Но все равно настало время прощаться. Адвайта Ачарья больше не мог удерживать Господа в своем доме. Он попросил Нитьянанду Прабху, Джагадананду Пандита, Дамодару Пандита и Мукунду Датту отправиться в Джаганнатха Пури вместе с Чайтаньей Махапрабху, тогда путешествие не покажется Ему трудным.

Шачимата даже стоять не могла без посторонней помощи.

— Мой дорогой сын, плакала она, — я умру в разлуке с Тобой! Мы остаемся с Вишнуприей одни, но на нее невозможно смотреть без боли!

— Не скорби ни о чем, мама! Я всегда с тобой. Ты увидишь это. Возвращайся домой и живи спокойно вместе с преданными!

Господь с молитвами упал к стопам Своей матери, затем Он поднялся, почтительно обошел вокруг нее и, не медля ни мгновенья, отправился в дорогу. А в доме Адвайты Ачарьи воцарилась скорбь разлуки.

Шри Чайтанья быстро шел по дороге. Он не оглядывался назад. Адвайта Прабху бросился за Ним следом, но он был уже стар и еле поспевал за Гаурангой. Ачарья плакал на ходу и ничего не мог с собой сделать — ни остановиться, ни иссушить слезы. Они были уже довольно далеко от Шантипура. Наконец Господь обернулся и взял его за плечи. Адвайта Ачарья стоял молча, с низко опущенной головой, со лба его катился пот.

— Я раскрою Тебе душу — заговорил наконец он. — Твой уход в чужую страну жжет меня огнем. Надеюсь, Ты поймешь. В разлуке с Тобой Твои вечные спутники плачут. Я не стыжусь своих слез, почему-то мое греховное сердце твердо как дерево. Я чувствую только пустоту, и потому нет никого несчастнее меня.

— Я прошу тебя, не плачь, — Гауранга обнял Адвайту. — Ты ведь знаешь, Я не в силах расстаться с тобой. Где бы Я ни был, твоя чистая любовь будет повсюду со Мной!

И в знак Своей привязанности к Адвайте Ачарье Гауранга завязал узелок на уголке Своей одежды. Это выражение любви проникло глубоко в сердце Адвайты Ачарьи. Слезы с новой силой хлынули из его глаз. Они постояли еще несколько минут.

— Послушай, Ачарья, — снова заговорил Господь Чайтанья, — Я во власти твоей любви. Всегда помни наши игры. Прошу тебя, вернись и успокой Мою несчастную мать и всех преданных. Если они увидят тебя таким, они не смогут жить!

И Он прижал Адвайту к груди.

— Не провожай Меня дальше!

Господь Чайтанья повернулся и зашагал по дороге, а Ачарья безмолвно смотрел Ему вслед. Как только Он скрылся из виду, Ачарья упал в пыль без сознания.

Гауранга шел берегом Ганги на юг, по дороге Чатра-бхога, и на душе у Него было спокойно. Рядом с Ним были Нитьянанда Авадхута, Гададхара Пандит, Мукунда и Дамодара.

— Наступит ли тот счастливый день, когда Я увижу Господа Джаганнатху и припаду к Его лотосным стопам? — мечтал Господь Чайтанья. — Когда глаза Мои обретут совершенство, испив нектара чарующе прекрасного лотосного лика Господа Вселенной, а уста украсятся смиренными молитвами?



Шри Чайтанья мечтал попасть в Нилачалу на Дола Пурниму, чтобы увидеть Господа Джаганнатху во время большого праздника.

 

Глава 2 ПУТЕШЕСТВИЕ

Господь Чайтанья шел по дороге и пел святое имя Господа Хари. Он наслаждался Кришна-премой и не чувствовал земли под ногами. Иногда Он пошатывался, словно в опьянении, а иногда бежал как разъяренный лев. Его голос звучал оглушительными раскатами грома, Он радостно пританцовывал на ходу. Иногда Господь плакал. В трансцендентном экстазе тело Его с головы до пят покрывалось мурашками. Если преданные предлагали Ему поесть, Он отказывался:

— Я буду есть только Кришна-прасад и ничего больше!

Но однажды Он спросил:

— А вы что-то взяли с собой? Сознайтесь откровенно!

— Нет, Господь, никто из нас не станет вести себя независимо.

Гауранга был очень доволен и стал объяснять важность этой, казалось бы, простой мысли:

— Вы осчастливили Меня, ничего не взяв с собой. Нужно довольствоваться лишь тем, что предназначено свыше. Провидение найдет нас даже в диком лесу и даст еду или наоборот оставит голодными, будь мы даже царских кровей. Царская кладовая может быть полна запасов, но если Господь не желает, царь не будет вкушать: он вдруг поссорится с кем-то и в гневе откажется от еды, или у него заболит голова, или начнется жар. Все это случается по воле Господа. Амбары Кришны полны зерна, и если Господь пожелает, мы найдем пищу, где бы ни оказались.

Не считая горсти риса, которую Шри Чайтанья собирал у домохозяев, Он не ел по три дня и не спал по ночам. Поглощенный чистой любовью к Кришне, Он лишь пел святые имена: рама рагхава, рама рагхава, рама рагхава ракша мам, кришна кешава, кришна кешава, кришна кешава пахи мам. Сладчайшим нектаром этот голос вливался в сердца Его спутников. Но когда он дрожал или прерывался от плещущейся через край божественной любви, они волновались. Путешествие продолжалось, пока путники не достигли деревни Атишара.

Здесь жил святой человек по имени Ананта Пандит, и Господь решил посетить его. Как удачлив Ананта Пандит! В блаженстве он принимал у себя Господа Вайкунтхи, который стал его гостем. Прежде всего он накормил Господа и Его спутников. Ночь они провели в беседах об играх Кришны, а наутро, прощальным взглядом благословив Ананту Пандита, Господь Гауранга снова отправился в путь. Святое имя Кришны постоянно было у Него на устах. Деревенские жители, встречая сияющего санньяси, чье красивое, как луна, лицо дышало состраданием и казалось утешительным бальзамом для страждущей души, непроизвольно начинали петь святое имя Господа. Видеть Господа могли самые простые люди, хотя даже йогам, посвятившим свою жизнь медитации, не всегда удается осознать Его в своем сердце.

Идя берегом Ганги, Гауранга достиг Чатрабхоги. Это место, где Ганга растекается на сотню ручейков, даруя благословение и радость местным жителям. Здесь находится Амбулинга-гхат, в водах которого живет Господь Шива, приняв форму Шива-линги. С этим местом связана своя история.

Когда-то очень давно мудрец Бхагиратха поклонялся Гангадеви, вознося молитвы и призывая низойти на Землю, потому что воды Ганги могли вернуть к жизни его предков. Когда Гангадеви согласилась и благословила Землю своими святыми водами, Господь Шива стал тосковать в разлуке с Ней и решил низойти. Он увидел ее здесь, в Чатрабхоге и, взволнованный, вошел в ее воды. Прикосновение к Ганге преобразило Господа Шиву — он тоже стал водой. В великой преданности Гангадеви стала поклоняться Господу Шиве. Господь Шива знал как предана и привязана к Господу Гангадеви, а Гангадеви сознавала величие Господа Шивы.

С этих пор место, где произошли такие чудесные превращения, стало называться Амбулинга-гхат. А Чатрабхога прославилась как место паломничества, где одновременно присутствуют Ганга и Шива. Однако теперь, когда земли этой коснулись лотосные стопы Господа Чайтаньи, трансцендентное значение ее возросло во много раз. Господь приблизился к гхату, чувствуя нарастающий экстаз. Он громко пел святое имя, временами терял сознание. И тогда Нитьянанда подхватывал Его на руки. Преданные тоже радостно пели, и так все вместе они вошли в воды Амбулинга-гхата и омылись. Прохладная Ганга дарила бодрость и веселье. Гауранга вышел на берег, волнуемый сильнейшими духовными переживаниями. Стоило Ему переодеться в сухую одежду, как она снова становилась мокрой от экстатических слез, которые сотней ручейков катились из Его глаз, подобно Ганге, протекающей в этих краях тоже сотнями ручейков. Преданные замерли в изумлении.

Хозяином этой деревни был Рамачандра Кхан — пусть и материалист, но благочестивый человек. Потому Господь Гауранга появился на пороге его дома. Увидев сияющего, отмеченного божественным могуществом монаха, Рамачандра Кхан поспешно поднялся и в почтении распростерся ниц перед Господом. Однако Шри Чайтанья ничего не замечал вокруг. Он лишь плакал и тяжело вздыхал, без конца повторяя «О Джаганнатха! О Джаганнатха!».

Столь горячая любовь к Богу взволновала Рамачандру Кхана: «Эти слезы ничем не иссушить!» И он сам заплакал. Кто в трех мирах останется спокойным, слыша такие мольбы? Даже каменное сердце дрогнет. Когда Господь пришел в Себя, Он спросил:

— Кто ты?

— О Господь! — отвечал Рамачандра Кхан, распростершись у Его стоп, — Я слуга Твоих слуг!

И тогда местные жители объяснили:

— Он хозяин южной части этих земель.

— Это хорошо, что ты здесь господин, — сказал Господь Чайтанья. — Укажи Мне самый короткий путь до Нилачалы, чтобы Я завтра был там.

Но стоило Господу заговорить о Нилачале, Он снова оказался во власти божественного экстаза. Зовя Господа Джаганнатху, Он с плачем упал на землю.

— О Господь, — дрожа от волнения, ответил Рамачандра Кхан, — что бы Ты ни пожелал, я постараюсь исполнить. Дороги сейчас очень опасны. Путешествие на границе двух государств невозможно. Враждующие цари заслали к границе переодетых шпионов. Солдаты хватают и допрашивают даже невинных путешественников, подозревая в них врагов. Единственное, что я могу придумать, это отправить Тебя тайно. Я подвергну себя величайшему риску, но меня это не волнует. Главное — исполнить Твою просьбу. О мой Господь, если Ты действительно считаешь меня Своим слугой, вместе со своими спутниками поешь у меня в доме. Я смиренно прошу Тебя об этом. Все, что имею — деньги, власть, людей — я пущу в ход, только чтобы сегодня ночью переправить Тебя через границу.

Господь, довольный Рамачандрой Кханом, благословил его взглядом. Один этот взгляд в мгновенье ока очистил Рамачандру от всех грехов и материальных желаний. Затем Господь освятил его дом Своим присутствием. Вся семья Рамачандры пребывала в волнении — наконец они обрели плоды своего благочестия. Брахман Рамачандра сам приготовил угощение, и хотя Господь Чайтанья последнее время ел очень мало, не желая и на мгновенье выходить из глубокой внутренней медитации, Он поел, чтобы доставить удовольствие Своим преданным. Его единственной пищей была любовь к Богу.

С самого начала путешествия Чайтанья Махапрабху изменился в Своих привычках. В течение всего пути Он пребывал в состоянии разлуки со Всевышним и все время звал Господа Джаганнатху. День или ночь, вода или земля — все эти образы постепенно исчезли для Него. Он пребывал в медитации на Самого Себя, наслаждаясь блаженством любви к Богу. Преданные всегда были рядом, не сводя с Него глаз и оберегая от внешних беспокойств. Эти удивительные экстатические состояния невозможно описать словами. Кому дано понять Верховного Господа? Кто может угадать как Кришна поступит в следующее мгновенье? Господь Нитьянанда хорошо знал, о ком тоскует Господь Чайтанья. Владыка Вайкунтхи, Шри Кришна Чайтанья был постоянно поглощен бесконечно сладостной и разнообразной трансцендентной любовью, объектом которой был Он Сам. И все же Он забывал о Себе, как главном актере этой игры. С одной стороны, Он сознавал Себя Господом Джаганнатхой, а с другой — жаждал скорой встречи с Ним. Возможно ли живому существу осознать Всевышнего, если Он Сам милостиво не раскроет Себя?

Господь сидел рядом с Нитьянандой Прабху и другими преданными, очень близкими Ему, по кусочку брал с тарелки и с удовольствием отправлял еду в рот. Затем Он совершил омовение и спросил:

— Далеко ли до Нилачалы? Далеко Джаганнатха Свами?

Тут Мукунда начал петь, а Господь — танцевать. Благочестивые и набожные жители Чатрабхоги испытали редчайшее наслаждение — своими глазами они увидели Верховного Господа, героя Вайкунтхи, танцующего со Своими спутниками. Удивительные признаки экстаза проявлялись в Нем. Возможно ли осознать все возвышенные духовные превращения, происходившие с Господом, когда Он кружился в танце? Из глаз Его ливнем катились слезы, словно это были потоки Ганги во время муссонов, которые все сносят на своем пути. Само воплощение любви низошло на Землю в облике Господа Чайтаньи. Кто еще может явить такие игры?

Время шло, близился рассвет. Господь успокоился и опустился на землю отдохнуть. Хотя в киртане прошла вся ночь, эти долгие часы показались всем несколькими мгновениями. По беспричинной милости Господа все, кто оказался свидетелем этой великой киртаны, обрели освобождение. Рамачандра Кхан, улучив благоприятный момент, сказал:

— Мой Господь, лодки готовы и ожидают вас.

Шри Чайтанья тут же поднялся и пошел на берег. Он сел в лодку и на прощание благословил взглядом всех, кто оставался на берегу. Лодка устремилась к Джаганнатха Пури, Его святой обители. Господь попросил Мукунду петь, а лодка бесшумно скользила по реке в темноте ночи. Лодочник, простой невежественный человек, стал ворчать:

— Как не вовремя вы поете! Это очень опасно. Чует мое сердце, не дожить мне до утра! Вода кишит крокодилами, а на берегу тигры растерзают нас. Здесь река опасна разбойниками. Они нападают с берега и отбирают богатства, могут даже убить. Так что ведите себя тихо, пока мы не достигнем Ориссы.

Преданные замолчали, словно и в правду испугались, а Господь, казалось, даже ничего не слышал, целиком поглощенный Своей внутренней жизнью. Через несколько минут Он вдруг спросил громовым голосом:

— Чего ты боишься?! Кто тебя напугал? С нами Сударшана-чакра, огненный диск Верховного Господа, защищающий вайшнавов от любой опасности. Оглянитесь вокруг! Оставьте ваши страхи и продолжайте Кришна-киртану!

Слова Господа утешили преданных, чудесным образом оживили их, и они запели с новой силой. А Гауранга , воспользовавшись случаем, наставлял:

— Диск Сударшана всегда покровительствует преданным Господа. Он уничтожает всех врагов и безбожников, которые чинят им беспокойства. У преданных есть непобедимый защитник — личное оружие Господа Вишну. Кто же может навредить вайшнавам?

Лишь обретшие милость Господа могут внять этим сокровенным наставлениям. Скоро лодка благополучно достигла Ориссы. Преданные в течение всего пути пели киртану, пока не причалили у Праяга-гхата. Здесь Господь Чайтанья вышел на берег.

Кому посчастливилось услышать рассказ о том, как Господь достиг Ориссы, быстро достигнет духовного совершенства. Господь Чайтанья был исключительно рад ступить Своей лотосной ногой на землю Ориссы. Он почтительно поклонился ей, и преданные последовали Его примеру.

Неподалеку был Ганга-гхат, и Господь с удовольствием принял в нем омовение. Затем Он предложил поклоны божеству Шива-лингам Махеш. Это божество было установлено близ купальни царя Юдхиштхиры, старшего из Пандавов. Господь привел преданных в храм и попросил подождать Его там, пока Он соберет милостыню. И Он пошел от двери к двери, расправив перед Собой фартук санньяси. Где бы Он ни появился, люди, очарованные Его красотой, с радостью опускали что-нибудь в Его фартук. Лакшмидеви, богиня удачи, всегда молит о милости обрести лотосные стопы Верховного Господа, но сейчас Господь Сам в одеждах санньяси благословлял обусловленные души, стуча в каждый дом и прося милостыню.

Махапрабху вернулся к преданным очень довольный. Все рассмеялись, видя Его полный фартук:

— Господь, без сомнения, поддерживает нас!

Джагадананда сразу принялся готовить. Шри Чайтанья поел вместе со всеми, а потом начал киртану. Прошла ночь, а когда настало утро, Он снова пустился в путь. Позади уже было несколько миль, когда путников неожиданно остановил сборщик налогов. Это был грешник, который давно уже не давал покоя паломникам в Пури, переправлявшимся через реку. Увидев друзей Господа Чайтаньи, он преградил им путь и потребовал платы. Рядом, на обочине дороги, понуро сидели и другие паломники, которых он взял под арест. Кто-то из них даже плакал.

Однако тут перед ним появился сияющий божественной любовью Шри Чайтанья. Облик Его так впечатлил сборщика налогов, что он спросил:

— Сколько с Тобой людей?

— Я ничем не владею в этом мире и никому не принадлежу, — отрешенно ответил Господь. — Я один, и весь этот мир — Мой.

Ответ этот потряс сборщика налогов еще больше, и он сказал:

— О учитель, Ты можешь свободно проходить! Но от остальных я должен получить полную плату!

Господь Чайтанья ушел от Своих друзей вперед и скоро скрылся за поворотом. Преданные, повторяя мантру, стали молиться Господу Кришне, боясь, как бы Он навеки не покинул их. Бездна уныния поглотила их. Обсуждая между собой случившееся, они восхищались беспристрастностью Господа, но мучительная тревога в их сердцах не проходила.

— Не волнуйтесь, — утешал всех Нитьянанда. — Господь не бросит нас.

— Вы лжете, что сопровождаете этого санньяси! — сказал сборщик налогов, услышав Нитьянанду. — Вам придется заплатить все сполна, иначе вы не пройдете!

Махапрабху прошел немного по пыльной дороге и присел на камень, уронив голову на руки, слезы лились из Его глаз. Даже каменное сердце не вынесло бы этих слез. Сборщик налогов, не теряя Его из виду, изумился:

— Это действительно необычная душа, люди не могут проливать такие потоки слез!

Внимательно оглядев всех спутников Господа, он снова спросил:

— Скажите толком, кто вы? С кем идете?

— Этот санньяси — наш учитель, — отвечали преданные. — Может быть, ты слышал о Нем. Его имя Шри Кришна Чайтанья. А мы Его слуги.

Сказав это, преданные залились слезами любви к Своему Господу. Сборщик налогов задумался, сомнения охватили его. Неожиданно сердце его дрогнуло, и он залился слезами раскаяния. Бегом бросившись к сидящему неподалеку Гауранге, он упал Ему в ноги:

— Никогда прежде я не видел такого лучезарного санньяси. Какое счастье увидеть Тебя! Это плоды благочестия миллионов рождений. Должно быть, Ты Сам Нилачала-чандра (Господь Джаганнатха)! Что теперь будет со мной за все мои грехи? Умоляю, прости меня, я не потревожу больше никого из паломников!

Господь Чайтанья милостиво принял его молитвы и одарил благословенным взглядом. Как только подошли Его спутники, Господь поднялся и быстрым шагом пошел дальше, увлекая за Собой друзей. Неожиданно сборщик налогов, протягивая к небу руки, побежал за ними — он молил Господа взять его с Собой, однако Господь уговорил его остаться. Не опуская рук, он без конца твердил: «Харе Кришна! Харе Кришна!» И плакал, потому что духовное блаженство охватило его. В недавнем грешнике проявились все признаки экстаза. Нитьянанда Прабху и Гададхара возликовали.

Верховный Господь нисшел в облике Господа Чайтаньи ради освобождения всех живых существ. И только безбожники, оскорбляющие вайшнавов, и грешники, творящие отвратительные поступки, будут лишены милости Господа. Имя Господа Чайтаньи так могущественно, что даже демоны могут очистить сердце, повторяя это имя и воспевая Ему хвалу.

Господь Вайкунтхи одаривал милостивым взглядом всякого, кто встречался Ему на пути. Он непрерывно наслаждался нектаром из безбрежного океана любви. Скоро Он достиг берегов реки Суварнарекха. Воды ее были чисты, как слеза, и безудержно влекли к себе. Господь вместе с преданными с удовольствием омылся здесь, превратив эту реку в святое место. Затем они отправились дальше и скоро достигли деревни Джалешвара.

Господь Чайтанья сразу направился к храму Господа Шивы, которому поклонялась вся деревня. Божество Шива-лингам было ухоженным благодаря заботам местных брахманов-священнослужителей. Храм и божество украшали пышные цветочные гирлянды, а в воздухе стоял сладкий аромат благовоний, что создавало благоприятную атмосферу. В храме было много преданных, все пели, играли на музыкальных инструментах и танцевали. Господь Гауранга сразу проникся преданностью, музыка захватила Его. Вдохновленный богатством и любовью, с какой поклонялись здесь Его дорогому слуге (Господу Шиве), Шри Чайтанья стал счастливо танцевать во славу Господа Шивы.

В танце Он радостно вскрикивал, и от Его голоса, казалось, дрожли горы. Преданные Господа Шивы взирали на Него с нескрываемым изумлением и думали, что видят самого Господа Шиву. Певцы и музыканты запели еще более вдохновенно, и Господь закружился в танце, потеряв всякую власть над Собой. Вместе с остальными запел и Мукунда. Господь радостно приветствовал его, продолжая танцевать в кругу Своих спутников. Теперь храм Господа Шивы был освящен присутствием и танцем Господа, для чего и был построен когда-то.

Освободившись от волнения, Шри Чайтанья с любовью обнял Своих спутников, заражая их духовным блаженством. Увидев Нитьянанду, Он и Его порывисто обнял. Не выпуская Его из объятий, Он воскликнул:

— Открыто говорю всем: воля Нитьянанды — это Моя воля! Это чистая правда! Всегда заботьтесь о Нитьянанде Прабху, Его положение еще более возвышенно, чем Мое. Не думайте, что это пустые слова восторга. Оскорбив Нитьянанду, невозможно достичь сокровенного служения Господу. Я отвергну такого оскорбителя, пусть он даже будет в одеждах вайшнава.

От этих слов Господь Нитьянанда в смущении опустил голову. Проведя ночь в Джалешваре, наутро Господь вместе со спутниками отправился дальше. Он направился в Бансдаху, и по дороге повстречал шакта-санньяси, который поклонялся матери Дурге, энергии Господа, как Самому Верховному Господу.

— Скажи, друг Мой, — ласково обратился к нему Шри Чайтанья, — где ты был так долго, что Я повстречал тебя только сейчас? И где остальные твои друзья?

Господь Чайтанья знал о заблуждениях этого человека, но говорил с ним так ласково, что просто очаровал его. И шакта стал постепенно рассказывать о себе и своих друзьях. Господь Чайтанья с улыбкой слушал его. Шакта пригласил Его посетить их так называемый монастырь:

— Пойдем к нам, там мы вместе насладимся напитком блаженства!

Шакта считал алкогольное опьянение настоящим «блаженством», что позабавило Шри Чайтанью и Шри Нитьянанду.

— Я не упущу случая изведать твоего напитка блаженства, — ответил Гауранга, — но только ты иди вперед, чтобы к нашему приходу все было готово!

И шакта, очень довольный, торопливо зашагал по дороге, провожаемый смеющимися взглядами Шри Чайтаньи и Шри Нитьянанды. Их игры непостижимы! В Ведах говорится, что Кришна является другом и освободителем всех падших и несчастных, потому Он так дружелюбно говорил с шакта-санньяси. Преданные подумали: «Теперь этот шакта получил освобождение, и, встретившись с ним, другие шакты тоже очистятся!» Господь всеми путями дарил освобождение обусловленным душам.

Вскоре они вошли в деревню Ремуну, где стоял небольшой храм Гопинатхи. В великом волнении Господь Чайтанья вбежал в храм, чтобы увидеть прекрасного Гопинатху, которому пять тысяч лет назад поклонялся Уддхава, преданный и близкий друг Господа Кришны. Снова и снова Господь отдавал Гопинатхе почтительные поклоны.

— О Уддхава! — воскликнул Гауранга и покатился по земле. Глаза его покраснели и наполнились слезами. Затем Он поднялся и стал кругами обходить Шри Гопинатху, приговаривая:

— О Господь Уддхавы!

Вместе со Своими спутниками Он танцевал в радостной киртане, наполняя землю и небо любовью к Богу.

Не в силах оторваться, полубоги с небес наблюдали божественную санкиртану. Всей тысячей своих глаз Индра с изумлением взирал на источающего нектар Гаурангу. Неожиданно цветочный шлем с головы Гопинатхи упал на Шри Чайтанью. Он подхватил его и закружился по всему храму, воспевая святые имена Господа: «Хари бол! Хари бол!» Его спутники танцевали с Ним.

Столь изумительное зрелище заставило царя небес в почтении опустить голову. Господь танцевал до самого вечера. Служители храма тоже были под впечатлением, никогда прежде они не видели такой любви к Богу. Как красив был этот молодой санньяси! Его тело светилось, а голос проникал в самое сердце. Нечеловеческая чистота и святость исходили от Него. Они испытывали к Шри Чайтанье такую неодолимую любовь, что не знали, как услужить Ему. И Господь с радостью остался в храме на ночь.

В эту ночь Гауранга рассказал Своим спутникам удивительную историю о божестве Гопинатхе и Его великом преданном Шриле Мадхавендре Пури, которую услышал от Своего духовного учителя Шри Ишвары Пури, любимого ученика великого Мадхавендры.

 

* * *

Однажды Шрила Мадхавендра Пури, чья любовь к Кришне не знала себе равных, пришел во Вриндавану. Он хотел поклониться и обойти холм Говардхану. Чувства его при этом невозможно описать, иным он показался бы безумцем. Он постоянно пел о славных подвигах Кришны и не различал дня и ночи. Иногда он замирал, не в силах двинуться с места, а иногда в изнеможении падал на землю, не замечая колючек или камней под ногами. День уже клонился к вечеру, и святой Мадхавендра от холма Говардхан спустился к Говинда-кунде принять омовение. Он чувствовал в теле приятную усталость и сел под деревом немного отдохнуть. Долгим взглядом он скользил по ландшафтам Вриндавана: в лучах заходящего солнца все казалось розоватым, словно неземной лотос, и особенно Говардхан. Как прекрасны эти озера, холмы и рощи, хранящие память о Кришне!

От сладостных мыслей его отвлек мальчик-пастушок, неожиданно представший перед его задумчивым взором. Пурипада не заметил, откуда Он пришел. В руках мальчик держал горшок молока и дружелюбно улыбался. Тут Он поставил горшок перед Шрилой Мадхавендрой и сказал:

— Я принес тебе молока, выпей! Почему ты за весь день ничего не попросил в деревне? О чем ты думаешь?!

Простой деревенский мальчик, Он вызвал в сердце Мадхавендры прилив трансцендентного блаженства. Незнакомец был божественно красивым, голос Его нектаром вливался в уши, заставляя позабыть о голоде и жажде.

— Кто ты? Где живешь? Кто сказал тебе, что я здесь? — словно очнувшись от оцепенения, спросил Мадхавендра.

— О господин, — ответил мальчик. — Я пастушок из деревни. У нас никто не голодает. В каждом доме можно попросить что-нибудь попить и поесть. Всем хватает молока. Но если путник ни к кому не заходит, Я приношу ему еду. Тебя заметили женщины, ходившие сюда за водой. Они дали Мне этот кувшин и велели отнести тебе. Ну, ладно! Мне пора доить коров. Но скоро Я вернусь за кувшином!

И пастушок исчез, словно Его и не было, а перед Мадхавендрой остался горшок молока. Изумленный Мадхавендра Пури взял в руки горшок и медленно выпил сладкое на вкус молоко. Отставив в сторону пустой горшок, он стал ждать. Однако сколько он ни вглядывался в даль, сколько ни смотрел на дорогу, мальчика не было. Уже стемнело, но Мадхавендра не мог спать, он сидел и в ожидании повторял мантру Харе Кришна. Кругом по-прежнему никого не было, стояла глубокая ночь, когда неодолимая дремота сомкнула ему глаза. И тут Мадхавендра снова увидел чудесного пастушка. Мальчик стоял перед ним с почтительно сложенными руками, а потом повел в джунгли.

— Вот здесь Я живу, — показал Он рукой на густые заросли. — И страдаю от холода, ливней, ветра и зноя. Прошу тебя, приведи людей из деревни и заберите Меня отсюда. Воздвигни храм на вершине холма, он станет Моим новым домом. Омой Меня чистой, свежей водой! Столько дней Я ждал тебя, Мадхавендра! Я терпел все невзгоды и думал: «Когда же он придет послужить Мне?!» Почему ты так долго не приходил? Я принимаю твою любовь. Я вновь хочу явиться людям, чтобы спасти падших. Мое имя Гопал, а Мой дом — Говардхан. Мне поклонялся Браджа, внук Господа Кришны, и Я — господин этих мест. Но однажды пришли мусульмане, и Мой священник спрятал Меня в этих зарослях, а сам убежал, в страхе спасая свою жизнь. С тех пор Я здесь. Как хорошо, что ты пришел! Прошу, помоги выбраться отсюда и позаботься обо Мне!

Мальчик исчез, и Мадхавендра открыл глаза. Ему показалось, что он вовсе не спал. «Я видел Господа Кришну, Он Сам пришел ко мне, но я не узнал Его!» — схватился он за голову. Но в следующее мгновенье прилив божественной любви унес его скорбь, и он в блаженстве повалился наземь. Слезы потекли из его глаз, волны экстаза завладели телом. Однако слова Гопала, эхом звучавшие в ушах, заставили Мадхавендру успокоиться.






Date: 2016-06-08; view: 85; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.02 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию