Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






СТОЛКНОВЕНИЕ





 

 

… библиотека имеет следующее строение: шесть высоких овальных ярусов, соединенных между собой винтовой лестницей, имеют выходы на первом, третьем и шестом витке, что соответствует первому, второму и третьему этажу административного корпуса. Зал, который пронзает сверху донизу винтовая лестница, находится недалеко от входа. Считается, что где‑то в глубине находится еще одна, ведущая в подвалы. Примерно треть каждого овала исследована и частично систематизирована, на каждом ярусе находится картотека и читальный зал, а так же множество комнат и архивов с разнообразной литературой. Хранитель библиотеки сидит на первом ярусе, там же находятся читательские билеты и карточки учета студентов и аспирантов, за которыми присматривает шуш. Сначала вам следует взять свой билет и зарегистрироваться, затем, выяснив, где находится нужная вам литература и есть ли у вас на нее разрешение. Потом вам придется самостоятельно выбрать книги, не удаляясь от исследованных мест, зарегистрировать их у хранителя и пройти в читальный зал, если книги не разрешены к выносу. Все три выхода доступны к использованию, но исторически сложилось, что студенты пользуются нижним, а преподаватели – верхним. И только в случае каких‑либо проблем учащиеся, отбросив лень, поднимаются наверх.

(из памятки одного студента)

 

Лина, нагруженная стопкой пыльных фолиантов, задумчиво брела по коридору. В библиотеке на положенном месте опять отсутствовала "История развития магических искусств", в которой было несколько кусочков информации, требующейся девушке для затеянного ею личного расследования. Уже третий поход именно за этой книгой, имеющейся почему‑то в единственном экземпляре, не приносил результатов. Это начинало раздражать. Судя по каталожной карточке, она уже полтора года ходила по рукам на третьем курсе у некромантов. Стоит ли идти выяснять отношения с самыми веселыми представителями когорты магов?

Длинная каменная кишка, стены которой украшали трофеи многочисленных поколений охотников, вела от верхних ярусов библиотеки к традиционной центральной лестнице, широким пролетом спускающейся до первого этажа административного корпуса Школы. Здесь, на третьем этаже святая святых, располагались такие замечательные помещения, как кабинет директора, учительские, а также более обыденные кафедры алхимии, травоведения и целительства. Ходили слухи, что в овеянных легендами кабинетах стоят чучела неудачливых соискателей на звание выпускника Школы, то есть, проваливших экзамены студентов и аспирантов. А лежащая на письменном столе лорда Айрана половинка черепа, которая используется в качестве пепельницы, принадлежит проворовавшемуся заместителю по работе с матчастью.



Через каждые десять шагов на стенах мерно чадили масляные лампы. Магический свет здесь почему‑то не использовался. Вероятно, это было связано с тем, что при создании библиотеки было использованы мощные чары, искажающие пространство, и магия, складками собранная вокруг, была напряжена настолько, что выдавала странные результаты даже при простейших манипуляциях. Простой светильник оборачивался то мощной молнией, оставляющей обширные проплешины на стенах, то тонкой ледяной коркой, покрывающей полы, отчего длинный коридор превращался в каток, а целители получали обширную практику по оказанию первой помощи при переломах. Одно время среди аспирантов– практиков очень популярной была тема исследования искажений магического поля путем составления статистики применения простейших заклинаний. Доброволец колдовал что‑нибудь в непосредственной близости от библиотеки, затем ему оказывали первую помощь, а результаты фиксировались в таблице. За несколько лет выяснилось, что статистической обработке искажения не поддаются, ввиду их совершенно хаотического характера.

В результате сомнительного древнего эксперимента собрание ценных книг превратилось в огромное шестиярусное помещение, занимающее треть здания, углубляться в которое рисковали только магистры. Причем оно занимало гораздо больше места, чем можно было думать, глядя снаружи. А сколько там расплодилось мелкой нежити! Чего стоит гнездо шипастых сквозней и гигантских древоточцев, выевших на четвертом ярусе два зала с древними диссертациями.

Самая популярная и необходимая литература находилась в ближайших к винтовой лестнице, пронзающей все ярусы, залах, о расположении прочей можно было только догадываться. Пара аспирантов‑целителей после недельных блужданий в поисках тридцать третьего тома летописей Младшей ветви мира были вызволены только с помощью библиотечного шуша, работающего в картотечном зале.

Сама идея была хорошей, и исполнение не подкачало! Просто во время пожара столетней давности была утеряна оригинальная картотека, составленная еще основателями этого собрания, а так же оригинал плана. Копия, разумеется, хранилась в кабинете директора, но незадолго до несчастного случая на кафедре Целительства завели крыс для опытов. Разумеется, они сбежали… и когда тогдашний директор открыл дальний ящик стола с целью сделать пару копий, то обнаружил только бумажную труху и целый выводок маленьких белых крысяток.



Впереди послышались торопливые шаги, но за высокой стопкой фолиантов и летописей, с боем вырванных у библиотечной нечисти, ничего не было видно. Что загораживало обзор торопыге, осталось неизвестно. Факт остается фактом – в широком, неплохо освещенном коридоре, прямо перед кабинетом директора, произошло столкновение. На Лину с разбега налетело нечто в длинном коричневом балахоне, заставив ее широко взмахнуть руками в безуспешной попытке сохранить равновесие. Книги разлетелись широким веером, и смачно пошлепались на пол рядом с приземлившейся на копчик девушкой. Впрочем, пара особенно увесистых приложила по лбу виновницу катастрофы, крепко сбитую блондинку с косой до пояса и скалящимся в улыбке черепом на рукаве форменного балахона.

– Тьма!!! – разнеслось по коридору дружное ругательство. Блондинка резво вскочила, буркнула неприветливо "Извините!", и попыталась сделать ноги. Безуспешно.

Мгновенное недоумение разом слетело с Лины, зажигая в карих глазах ведьмины огни. С воплем:

– Тебя то мне и надо!! – она резко оттолкнулась от пола руками, и, взметнувшись вверх, успела в развороте схватить краешек балахона. Ткань натянулась, и со звонким криком:

– Боги претемные!!! – некромантка, запутавшись в подоле, головой вперед рухнула на пол.

Гнусно усмехнувшись, Лина подобрала балахон и уселась прямо на спину поверженной студентке. Наклонилась к чужому уху, и почти касаясь его губами, прошипела – прошептала:

– Милоч‑шшка, что же вы книги вовремя не сссдаете?! – позвучало это с экспрессией и яростью, очень напоминающими возмущенную ругань Ее высочества Сьены.

– Чего на людей кидаешься, недоучка? Слезай!!! – недовольно и немного придушенно буркнула слегка ошарашенная некромантка после минутного молчания.

Довольно улыбаясь, Лина принялась медленно сползать с такой удобной скамейки. Улыбка ее сменилась смущенной, ибо имела место, как сказал бы мастер, отличная, но немного чрезмерная и неадекватная реакция. Белобрысая жертва оказалась фигуристой, среднего роста (то есть на полголовы выше Лины), зеленоглазой и скуластой. Только тонкий, с горбинкой, нос не соответствовал образу типичной северянки. Пока она, поджав полные губы, собрала растрепавшуюся косу, Лина продолжила атаку, машинально отметив, что ее собственная подлиннее будет:

– Трехтомник истории магии у тебя лежит? – раз уж некроманты сами плывут в руки, не следует упускать этот шанс!

– Ну… – неразборчиво буркнула студентка, пытаясь обойти Лину слева. Она уперла руки в бока, и расставила локти, не давая себя обогнуть.

– Почитать дай!! – требование прозвучало уверенно и громко, не допуская и грана сомнения в его исполнении. Но нашлись и недовольные.

– С какой это радости?

– В качестве извинения за учиненный погром! – широко повела рукой Лин, едва не задевая собеседницу рукавом по лицу.

– Да‑а… – протянула некромантка. – И куда тебе, малявка, столько книг‑то?

Все пространство вокруг девушек было устлано листами, вылетевшими из переплетов, и пергаментными свитками, ранее разложенными по плотным картонным тубусам.

– Попр‑рошу без оскор‑рблений! Милава Светлая, третий курс, кафедра некр‑романтии! – рявкнула ведьмочка командирским голосом. Лампа, висящая рядом, жалобно звякнула. – Я тоже с третьего, хоть и алхимик! Ну, так как, дашь? – уже потише добавила она.

Ответом ей было ошеломленное молчание.

– Эгей! – нетерпеливо прищелкнула пальцами у озадаченной физиономии Лин.

– Ты… откуда меня знаешь?

– Ерунда, – беспечно махнула рукой девушка и улыбнулась, – в картотеке посмотрела. Ты лучше собрать помоги. Мир?

Некромантка только недоверчиво нахмурилась.

– Картотечный шуш никому не дает смотреть чужие билеты…

– Никто просто не догадался предложить ему взятку холодным кумысом, – пояснила насмешливо ведьмочка.

Весело фыркнув, Милава пожала протянутую руку.

– Мир…

Когда дверь директорской неожиданно распахнулась, девушки мирно ползали по полу, собирая рассыпавшиеся манускрипты. Оглядев книжное побоище, Лина пришла к выводу, что если она погибнет от руки хранителя библиотеки, это будет только справедливо. Сложить все это по порядку не представлялось возможным, а разрозненные листы летописей вообще не были пронумерованы…

– Уже познакомились? – раздалось над ними, – отлично!

Девушки дружно вздрогнули, дергаясь вперед и вверх, в попытке встать по стойке смирно. И с оханьем осели обратно на пол, потирая встретившиеся на полпути лбы и бессмысленно таращась сразу на троих замерших в дверном проеме директоров. Лин моргнула… Ох, и крепки головы у нынешних студентов, ничем их не прошибешь!

– Тогда твой вызов, Линара, я отменяю, а ты, Милава, можешь не спешить! – спокойно продолжил директор, даже не поморщившись при виде столь бурной реакции.

Обменявшись нервными усмешками, девушки все же встали с пола. Лорд Айран довольно потер руки:

– Поздравляю вас обеих! Отныне вы – соседки.

– Эээ…

– В следующем году ожидается большой набор, да к тому же инициирована программа по обмену студентами. И, как всем известно, второй этаж давно требует ремонта. Придется вам всем потесниться… кстати, вторую кровать вам уже, кажется, отнесли!

– Но у меня одноместная… – начала было возражать Лина, озадаченная такими обширными объяснениями. Все это совсем не обязательно, они же в конце концов, студенты, а не члены попечительского совета… что?!!! Отнесли??! Куда?!!!

– Боги претемные! – выдохнула она, когда до нее дошла последняя фраза. Мгновенно сгребла в охапку все книги, и, с ничего не объясняющим криком: – Оно же взорвется! – легким ветром унеслась по коридору к лестнице.

Оставшиеся проводили ведьмочку недоуменными взглядами.

– Прошу прощения, – побормотала некромантка, одергивая балахон, – разрешите удалиться, вещи собирать?

Она дождалась кивка и медленно побрела вдоль стены, время от времени нагибаясь и подбирая очередную страничку. Директор неопределенно хмыкнул и поспешил в библиотеку. Следовало поскорее проверить невнятное сообщение хранителя о том, что картотечный шуш в компании трех домовых и кикиморы (откуда?!!) оккупировали читальный зал, кидаются книгами, поют непотребные песни, не выпускают студентов, и вообще, ведут себя совершенно не подобающим почтенной нечисти образом.

Читательский билет.

Линара Эйден, третий курс, кафедра алхимии.

"Общая алхимия с приложениями" автор – магистр алхимических наук Микаэл Верен.

"Алхимия и общее травоведение" практикум под редакцией почетного профессора Морской школы магистра стихийной магии Арэла Микоэлирна.

"Записки о Великих горах" трактат по минералогии автор – магистр теоретической магии Ясень Семежский.

"Теоретические основы телепортации и работы с пространством" курс лекций для аспирантов кафедры психокинетики автор – магистресса псионики Вриния Риэрнианна.

"Химия и жизнь" автор – доктор алхимических наук Вайдел Ойрен.

"Нежитеведение: анатомия и препарирование" с иллюстрациями пособие для студентов кафедры Призывающих и Изгоняющих (охотников) под редакцией мастера Вейна ри Шегела.

"Мхи, травы и кустарники, произрастающие в Болотистых горах и прилегающих к ним болотах" с иллюстрациями автор – магистр травоведения и теоретической магии Слепень Жумирский.

"Исцеляющее прикосновение" трактат по врачеванию с практикумом и приложениями систематизировано магистрессой Аэриннис Эринианис.

Собрание легенд и сказаний народов младшей ветви мира, летописное, свиток 33 – 37.

Великие хроники Старшей Ветви, избранное, том 76.

Предания орков, записанные и систематизированные Орвиолом Труэллом, путешественником.

Практикум по стихийной магии под редакцией почетного доктора магических наук Сергия Вилюйского.

"Теория магических сфер" в упрощенном изложении магистра Огня Ариона Арзена.

Летописная история Ронийского королевства под редакцией Его величества Сверола 1,1 – 7 свитки.

Зима в этом году выдалась на редкость ранняя и холодная. Снег, выпавший в столице впервые за почти десяток лет прямо на не успевшую пожухнуть траву, смачно хрустел под ногами. Свернув с дорожки Лина напрямик неслась к общежитию, теряя на бегу странички из книг. Ой, что будет! Восторг и ужас несли ее как на крыльях по заледеневшим газонам и клумбам. "Практические испытания следует проводить в открытом поле", подальше от жилья! Кажется, именно так было написано в характеристике… Вот и оно… большое трехэтажное здание из серого камня. Минуя ограду, девушка завернула за угол и заскочила внутрь, пронеслась по широким каменным ступеням на третий этаж, заложила крутой вираж налево, и, скользя по гладкому паркету как по льду, завопила:

– Отошли все от двери!! Живо!!!

Трое студентов, бессмысленно топтавшихся в конце длинного коридора у одинокой деревянной кровати, обернулись. Лица у них было удивленные‑удивленные. На них летело нечто с совершенно безумными глазами, пылающими ведьминым огнем, с растрепанными, развивающимися волосами, вооруженное горой фолиантов. Нечто вдруг обнаружило, что не может прервать неконтролируемое скольжение по коридору, на солидном участке которого кто‑то опробовал заклинание, практически лишающее трения горизонтальные поверхности:

– Поберегииись!!! – заливисто разнеслось по этажу. – Сейчас рванет! – это уже относилось к высунувшемуся из последней двери на шум незнакомому аспиранту с колбой в руках. Руководителю сей группы, скорее всего.

– Что? – только и успел спросить он.

– Ты!!! – провыла Лина страшным голосом, в очередной раз отшвыривая книги и раскинув руки. Стремительный полет завершился тем, что она с хрустом врезалась в аспиранта, выхватывая у него открытую колбу. Тот, резко отшатнувшись назад, с глухим стуком (костистый!) присел на очень кстати подвернувшуюся кровать. Заткнув пальцем колбу, Лина с размаху, не удержав равновесия, приткнулась к нему на колени. Попытавшись выпутаться из чужого балахона, девушка чувствительно приложилась макушкой к челюсти ошалелого аспиранта. Лязг зубов и неразборчивый крик боли прикусившего язык артефактора слились с ее проникновенным шипением. От преизбытка эмоций она перешла на темное наречие…

Встав с пробиркой в руке, и яростно потирая макушку, ведьмочка громко, в три этажа, обложила аспиранта, незадачливых второкурсников, их мамочек и папочек, и всю их родословную, ведущую начало от гигантских слизней. Досталось так же директору, Школе и этому неудачному, бесполезному дню.

Остановило ее только почтительное недоумение в глазах студентов, да совершенно круглые от удивления гляделки артефактора, замершего на кровати. Он что, понял? Дернув себя за косу, Лина глубоко вздохнула и очень спокойно произнесла:

– Разве не учили вас не трогать, а, тем более, не пробовать незнакомых эликсиров? – не дожидаясь ответа на свой риторический вообще‑то вопрос, она обошла художественную композицию "Ошеломленные", и проскользнула в свою комнатушку.

Ну конечно, из всего разнообразия расставленных на столе эликсиров незваный гость выбрал самый взрывоопасный – начальную стадию получения "Розовой недотроги". Установив колбу в штатив, девушка задумчиво огляделась. И куда будем некромантку подселять, да еще с вещами?

В комнате размером два на три метра уже разместились шкаф, стол и кровать, не считая рассыпанной по полу горы вещей. Как здесь разместить еще кого‑то? Ностальгически вздохнув, Лина сгребла с обшарпанного пакета куртку, риолон в футляре, какие‑то тряпки, и грустно прощаясь со столь милым ее душе уединением, крикнула за дверь:

– Эй, заносите!

Ноль реакции. Девушка с интересом выглянула за дверь… незадачливые носильщики уже вполне оправились от удивления, и бурно общались с соседями по коридору. Небольшая толпа перегораживала вполне оправившийся от анти – трения коридор, и оттуда донеслось восторженное:

– И тут она как завопит!!!

Лина сочла момент вполне подходящим:

– Ууууу, – проникновенно взвыла она, состроив кровожадную гримасу, понаблюдала за нервными метаниями сокурсников и буркнула раздраженно, – да заносите же!

Комната наполнилась шумом и нецензурными высказываниями. Стало очень душно и тесно, а желающей контролировать процесс перестановки девушке пришлось уместиться на столе между штативами. Естественно, неплотно прикрытая створка окна распахнулась и Лина едва не украсила своим щуплым телом утоптанную дорожку внизу.

Наконец все как‑то расставилось и распихалось по местам. «Грузчики» покинули помещение, направляясь к следующей жертве уплотнения, но свободнее почему‑то не стало. После всех манипуляций выглядела комната так: вплотную к окну стоял стол, слева его подпирала кровать Лины, вместо стула – еще одна кровать, входная дверь открывалась не полностью, ибо ей мешал шкаф, маленький, но в проем за дверью не помещающийся. Его дверцы, впрочем, тоже не имели возможности открыться полностью из‑за дополнительного спального места. Единственный свободный угол слева от двери, скорее всего, тоже будет занят. Между двумя лежаками места было на один шаг. Небольшой.

Боги претемные, и мне здесь еще два года жить, тоскливо подумала Лина, хватаясь за голову. Затем махнула рукой на назревающие проблемы и пошла собирать книги.

С реальностью девушку примирили две вещи – наличие у новой соседки холодильного шкафа для хранения неаппетитных ингредиентов, и то, что все двух– и трехместные комнаты в левом крыле общежития превратились в пяти, а то и шестиместные.

 

В настоящее время, примерно половина студентов остается в аспирантуре для получения дальнейшего образования. В целях освобождения занимаемых ими комнат с этого года аспирантам будет выплачиваться повышенная стипендия, дабы они могли снимать комнаты за пределами Школы (это относится только к тем, кто докажет Собранию попечителей необходимость подобной материальной помощи).

(Из нового указа относительно уплотнительного переселения студентов. Подписано лично директором Айраном).

 






Date: 2016-01-20; view: 69; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.022 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию