Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Бриенна 3 page





– Рыцари Королевской Гвардии служили полноправными защитниками короля с королевой со времен Эйегона Завоевателя. Корона и Церковь в этом единодушны.

Серсея прикрыла лицо руками, словно от горя. Когда она подняла лицо вновь, в одном глазу блеснула слеза.

– Да, сейчас настали поистине печальные дни, – произнесла она. – Но я так рада, что нашла в нас согласие. Если б Томмен был здесь, я уверена, что он бы вас поблагодарил. Вместе мы должны открыть правду.

– Мы найдем ее.

– Я должна возвращаться в замок. С вашего позволения, я заберу с собой сира Осни Кеттлблэка. Малый Совет желает его допросить, и самим услышать его обвинения.

– Нет, – просто ответил Верховный Септон.

Это было всего лишь слово, единственное слово, но Серсея почувствовала, словно на нее вылили ушат холодной воды. Она моргнула, и ее уверенность пошатнулась, всего лишь на волосок.

– Обещаю, сир Осни будет содержаться со всей строгостью.

– Здесь он под надежной охраной. Идемте. Я вам покажу.

Серсея почувствовала на себе взгляды Семерых, их глаз из нефрита, малахита и оникса, и ее, внезапно, пронзила дрожь страха, холодная как лед. – «Я королева», – сказала она себе. – «Я дочь лорда Тайвина». – Она покорно пошла следом.

Сир Осни был неподалеку. Его камера была темна и закрыта тяжелой железной дверью. Верховный Септон выудил ключ, чтобы ее открыть, и взял со стены факел чтобы осветить помещение.

– После вас, Ваше Величество.

Внутри с потолка, с пары тяжелых железных цепей свисал обнаженный Осни Кеттлблэк. Он был избит. На его спине и плечах почти не осталось кожи, а ноги и зад были испещрены рубцами и порезами.

Увидев такое, королева едва смогла устоять на ногах. Она обернулась к Верховному Септону.

– Что вы наделали?

– Мы со всем рвением искали правду.

– Он же сказал вам правду. Он пошел к вам по собственной воле и признался в грехах.

– Да. Признался. Я слышал много признаний, Ваше Величество, но мне редко доводилось слышать столь довольного своими грехами мужчину.

– Вы же его измочалили!

– Без боли нет наказания. Ни один мужчина не должен избегать бичевания, как я уже говорил сиру Осни. Никогда прежде я не был так близок к богам, как в момент моего собственного бичевания, которому я был подвержен за мои собственные злодеяния, хотя мои темнейшие грехи не столь черны, как его.



– Н?но, – зашипела она. – вы проповедуете милосердие Матери…

– Сир Осни должен будет изведать сладость ее молока в загробной жизни. В «Семилучевой Звезде» написано, что все грехи могут быть прощены, но за преступления должно последовать воздаяние. Осни Кеттлблэк виновен в предательстве и убийстве, а эти преступления караются смертью.

«Он простой священник, он не посмеет это сделать».

– Церковь не вправе приговаривать человека к смерти, что бы он ни совершил.

– Что бы он ни совершил. – Верховный Септон медленно повторил ее слова, взвешивая сказанное. – Странно, Ваше Величество, но чем старательнее мы бичевали, тем сильнее менялись преступления сира Осни. Теперь он уверяет нас, что никогда в жизни не прикасался к Маргери Тирелл. Не так ли, сир Осни?

Осни Кеттлблэк открыл глаза. Увидев королеву, стоящую перед ним, он провел языком по распухшим губам и произнес:

– Стена. Ты обещала мне Стену.

– Он обезумел. – Сказала Серсея. – Вы довели его до безумия.

– Сир Осни. – чистым, твердым голосом произнес Верховный Септон. – Вы совокуплялись с королевой?

– Да. – Цепи тихо звякнули, когда он изогнулся в кандалах. – Эту самую. Я трахал эту королеву, которая отправила меня убить старого Верховного Септона. У него не было охраны. Я просто вошел, пока он спал, и прижал подушку к его лицу.

– Серсея повернулась и побежала.

Верховный Септон попытался ее перехватить, но он был всего лишь старым воробьем, а она была львицей со Скалы. Она оттолкнула его в сторону и метнулась сквозь дверь, с громким лязгом захлопнув ее за собой. – «Кеттлблэки, мне нужны Кеттлблэки. Я отправлю сюда Осфрида с золотыми плащами и Осмунда с Королевской Гвардией, Осни откажется от всего, когда его освободят, а я сама избавлюсь от этого Верховного Септона, как избавилась от предыдущего». – Четыре старые септы преградили ей путь, и схватили скрюченными руками. Она сбила одну из них на пол, другой расцарапала лицо, и добралась до лестницы. На полпути она вспомнила про Таэну Мерривезер. От этого она оступилась, сбив дыхание. – «Спасите меня, Семеро», – взмолилась она. – «Таэна все знает. Если они ее тоже схватят, и станут ее бить плетью…»

Она добежала до септы, но не дальше. Тут ее уже поджидали женщины, еще больше септ и молчаливых сестер тоже, которые были моложе тех старух внизу.

– Я королева! – кричала она, пятясь от них. – За это я велю отрубить вам головы! Расступитесь! – Но вместо этого они ее схватили. Серсея рванулась к алтарю Матери, но и там ее поймали, целая дюжина, и потащили, брыкающуюся вверх по ступеням в башню. Внутри камеры три молчаливые сестры держали ее, пока септа по имени Сколера раздевала ее до нога. Она отобрала все, вплоть до исподнего. Другая септа бросила ей застиранную сорочку.



– Вы не можете так со мной поступить! – продолжала кричать она. – Я – Ланнистер, отпустите меня, мой брат вас всех убьет, Джейме разрубит вас от шеи до щелей, отпустите меня! Я королева!

– Королеве следует молиться. – Ответила септа Сколера перед тем, как оставить ее одну, нагой в унылой келье.

Она не безропотная Маргери Тирелл, она не позволит им напялить эту рубашку и признать себя пленницей. – «Я покажу им, что значит посадить льва в клетку!» – решила Серсея. Она разодрала сорочку на тысячу ленточек, нашла кувшин с водой и размозжила его о стену, потом сделала тоже самое с ночным горшком. Когда в ответ никто не пришел, она начала долбить в дверь кулаками. Внизу, на площади, находился ее эскорт: десять гвардейцев дома Ланнистеров и сир Борос Блаунт. – «Когда они услышат меня, они явятся меня спасать, и я притащу проклятого Главного воробья в Красный замок в цепях».

Она кричала, пиналась и долбилась пока не охрипла, в дверь, в окно. На крики никто не откликнулся, и никто не явился к ней на подмогу. В келье стало темнеть. Вместе с этим стало заметно холоднее. Серсея начала дрожать. – «Как они смеют бросить меня здесь в таком виде, без капли тепла? Я же их королева». – Она пожалела, что разорвала выданную ей рубашку. На матраце в углу было одеяло, изрядно потрепанная вещь из тонкой коричневой шерсти. Оно было грубым и колючим, но ничего другого у нее не было. Серсея укрылась им, чтобы унять дрожь, и очень скоро заснула от усталости.

Она проснулась от чьей?то трясущей ее тяжелой руки. В келье было темно, как в бочке с дегтем, рядом с ней стояла огромная уродливая тетка со свечой в руке.

– Ты кто? – спросила королева. – Ты пришла меня освободить?

– Я септа Унелла. Я пришла услышать, что ты расскажешь об своих убийствах и прелюбодеянии.

Серсея оттолкнула ее руку прочь.

– Я отрублю тебе голову. Не прикасайся ко мне. Убирайся.

Женщина встала.

– Ваше Величество. Я вернусь через час. Возможно, к тому времени вы будете готовы покаяться.

И через час, потом еще, и еще, и еще. Так прошла самая длинная ночь в жизни Серсеи, за исключением свадебной ночи Джоффри. Ее горло так пересохло от криков, что она едва могла глотать. В келье было ужасно холодно. Горшок она разбила, поэтому ей пришлось сходить по малой нужде в угол и смотреть, как жидкость течет через весь пол. Каждый раз, когда она закрывала глаза, перед ней вновь появлялась Унелла, тряся ее и спрашивая о раскаянии в грехах.

Днем легче не стало. С рассветом септа Моелли принесла ей чашку с какой?то серой, водянистой кашей. Серсея бросила ею той в лицо. Когда принесли новый кувшин с водой, у нее было так сухо в горле, что ей не оставалось ничего другого как напиться. Когда принесли другую рубашку, серую и тонкую и пахнущую плесенью, она надела ее, чтобы прикрыть наготу. И когда вечером снова появилась Моелли, она съела хлеб, рыбу и потребовала вина, чтобы их запить. Вина никто не принес, вместо этого пришла септа Унелла с очередным ежечасным визитом, снова спрашивая о раскаянии.

«Что могло произойти?» – удивилась Серсея, когда тонкая полоска неба, видная из ее окошка снова начала темнеть. – «Почему никто не пришел вызволить меня отсюда?» – Она не могла поверить, что Кеттлблэки смогут бросить своего брата. Чем занят ее совет? – «Трусы и предатели. Когда я выберусь отсюда, я обезглавлю большую часть из них и найду вместо них людей получше».

Трижды в день она слышала далекие крики на площади, но толпа выкрикивала имя Маргери, а не ее.

Ближе к концу следующего дня, когда Серсея слизывала остатки овсянки со дна миски, ее дверь внезапно открылась перед лордом Квиберном. Все, что она сумела сделать, это не броситься к нему на шею.

– Квиберн, – прошептала она. – О, боги! Я так рада видеть твое лицо. Забери меня домой!

– Этого мне не разрешили. Вы предстанете перед Святым судом Семерых за убийство, предательство и прелюбодеяние.

Серсея была так утомлена, что поначалу слова прозвучали для нее полной бессмыслицей.

– Томмен. Расскажи мне о сыне. Он еще король?

– Он – да, Ваше Величество. Он в безопасности и в добром здравии, находится за стенами твердыни Мейегора, под защитой Королевской Гвардии. Но он одинок. Капризничает. Спрашивает вас и свою маленькую королеву. Пока что никто не решился рассказать ему о вашем… вашем…

– … затруднении? – подсказала она. – А что о Маргери?

– Она тоже будет испытана тем же составом суда, что и у вас. Я доставил Верховному Септону Голубого Барда, как приказали Ваше Величество. Теперь он здесь, где?то глубоко внизу под нами. Мои шептуны передали мне, что его бичуют, но покамест он поет песню, которой мы его научили.

«Ту же сладкую песню». – Ее мозг еле шевелился от недостатка сна. – «Ват, его настоящее имя Ват». – Если боги будут милостивы к ней, Ват умрет под кнутом, оставив Маргери без шансов опровергнуть обвинение. – Где мои рыцари? Сир Осфрид… Верховный Септон решил замучить до смерти его брата Осни, его золотые плащи должны…

– Осфрид Кеттлблэк больше не командует Городской Стражей. Король сместил его с должности и назначил на его место капитана стражи у Драконьих Ворот Хамфри Вотерса.

Серсея так устала, что ничего не поняла.

– Почему Томмен это сделал?

– Нельзя винить в этом мальчика. Когда совет положил перед ним указ, он написал свое имя и скрепил его своей печатью.

– Мой совет… кто? Кто сделал это? Не вы?

– Увы, меня выгнали из состава совета, хотя покамест позволили продолжать работать с шептунами евнуха. Королевством правят сир Харис Свифт и грандмейстер Пицелль. Они отправили ворона на Бобровый Утес, с просьбой вернуться ко двору и стать регентом вашему дяде. Если он согласится, ему следует поторопиться. Мейс Тирелл снял осаду Штормового Предела и быстрым маршем со своей армией направился обратно к городу, и, как сообщают, Рэндил Тарли тоже начал движение от Девичьего Пруда.

– Лорд Мерривезер со всем этим согласился?

– Мерривезер бросил свой пост и сбежал обратно в Лонтейбл со своей женой, которая первая доставила нам весть о… обвинениях… против Вашего Величества.

– Они дали Таэне уйти. – Это была первая хорошая новость с тех пор, как Верховный Септон сказал ей «нет». Таэна могла бы поставить точку в ее приговоре. – А что лорд Вотерс? Его корабли… если он высадит команду на берег, его людей будет достаточно, чтобы…

– Как только весть о трудностях Вашего Величества достигли реки, лорд Вотерс поднял паруса, спустил весла на воду и отправился вместе с флотом в открытое море. Сир Харис боится, что он отправился к Ступеням, чтобы присоединиться к пиратам.

– Все мои драгоценные дромонды. – Серсея едва не расхохоталась. – Милорд отец обычно повторял, что бастарды – предатели по своей природе. Если б только я его внимательно слушала. – Она поежилась. – Я пропала, Квиберн.

– Нет. – Он взял ее за руку. – Еще есть надежда. Ваше Величество имеет право доказать свою невиновность в судебном поединке. Моя королева, ваш защитник готов. В Семи Королевствах нет никого, кто бы мог против него выстоять. Если вы только прикажете…

На этот раз она расхохоталась. Ей было смешно, ужасно смешно, омерзительно смешно.

– Боги посмеялись над всеми нашими планами и надеждами. У меня есть защитник, которому нет равных на свете, но мне запрещено им воспользоваться. Я королева, Квиберн. Мою честь может защитить только один из братства Королевской Гвардии.

– Понятно, – улыбка на лице Квиберна погасла. – Ваше Величество, я в затруднении. Я не знаю, чем еще вам помочь…

Даже устав, будучи испуганной, королева знала, что она не смеет доверять свою судьбу воробьиному суду. Как и не может рассчитывать на вмешательство сира Кивана, после тех слов, которыми они обменялись при прошлой встрече. – «Будет судебный поединок. Другого выхода нет».

– Квиберн, умоляю ради той любви, которая есть в вас ко мне, отправьте для меня послание. Если сумеете – ворона. Если нет, то гонца. Вам следует отправить его в Риверран, моему брату. Поведайте ему то, что случилось, и напишите… напишите…

– Да, Ваше Величество?

Она, поежившись, провела языком по губам.

– Возвращайся немедленно. Помоги. Спаси меня. Ты нужен мне, как никогда прежде. Люблю тебя. Люблю. Люблю. Немедленно возвращайся.

– Как прикажете. «Люблю» три раза?

– Три. – Ей нужно до него достучаться. – Он придет. Я знаю. Он должен. Джейме моя единственная надежда.

– Моя королева. – Произнес Квиберн. – Вы не забыли?… Сир Джейме лишился десницы. Если он станет вашим защитником и проиграет…

«Тогда мы покинем этот мир вместе, как когда?то в него пришли».

– Он не проиграет. Только не Джейме. Когда на кону – моя жизнь.

 

Джейме

 

Новоиспеченный лорд Риверрана был так зол, что его трясло.

– Нас провели! – твердил он. – Этот человек нас обманул! – Из его рта полетели брызги розовой слюны, когда он ткнул пальцем в сторону Эдмура Талли. – Я отрублю ему голову! Я правлю Риверраном по личному указу короля! Я…

– Эммон, – сказала его жена. – Лорд Командующий знает про указ. Сир Эдмур тоже знает про него. И все конюхи тоже знают про указ короля.

– Я лорд! Я отрублю ему голову!

– За что? – Даже такой худой, Эдмур Талли выглядел более величественно, чем Эммон Фрей. На нем был стеганный дублет из красной шерсти с вышитой прыгающей форелью на груди. Сапоги черные, штаны голубые. Его рыжие волосы были вымыты и уложены, рыжая борода аккуратно подстрижена. – Я выполнил все, что вы от меня требовали.

– О? – Джейме Ланнистер не спал с тех пор, как Риверран открыл ворота, и в голове у него шумело. – Я не просил вас помогать сбежать сиру Бриндену.

– Вы просили меня сдать мой замок, но не моего дядю. Разве можно винить меня, раз ваши люди дали ему проскользнуть сквозь ваши порядки?

Джейме было не до смеха.

– Где он? – спросил он, позволив всем заметить свое недовольство. Его люди трижды прочесали замок, но Бринден Талли как сквозь землю провалился.

– Он не сказал мне, куда собрался.

– А вы не стали спрашивать. Как он выбрался?

– Рыбы плавают. Даже черные. – Улыбнулся Эдмур.

Джейме ужасно хотелось стукнуть ему в зубы золотой рукой. Пара выбитых зубов отучат его улыбаться. Для человека, который будет вынужден провести оставшуюся жизнь пленником, Эдмур был чрезвычайно доволен собой.

– У нас в подземелье Бобрового Утеса есть каменные мешки, в которых засунутый внутрь человек, оказывается словно закованным в панцирь. Внутри подобного помещения нельзя ни повернуться, ни встать, ни дотянуться до ноги, когда ее начинают пожирать крысы. Может быть, вы хорошенько подумаете, и ответите иначе?

Улыбка лорда Эдмура увяла.

– Вы дали мне слово, что со мной будут обращаться с почтением, как подобает моему рангу.

– Так ведите себя подобающе, – ответил Джейме. – Рыцари значительнее вас и многие знатные лорды умирали в этих темницах. Даже был король или два, если мне не изменяет память. Если пожелаете, ваша жена может оказать рядом с вами. Мне бы не хотелось вас разлучать.

– Он уплыл. – Угрюмо ответил Эдмур. У него были такие же голубые глаза, как и у его сестры Кейтлин, и Джейме увидел в них ту же ненависть, что видел раньше в ее глазах.

– Мы подняли порткулису на Водных Вратах. Не полностью, всего фута на три или около того. Вполне достаточно, чтобы оставить под водой проход, а ворота казались закрытыми. Мой дядя сильный пловец. Когда стемнело, он поднырнул под решеткой.

«И под нашими заграждениями он проплыл тем же способом». – Темная, безлунная ночь, заскучавшие часовые, черная рыба в темной воде, тихо плывущая по течению. Если даже Раттигер или Йю или кто?то еще из их людей и слышал всплеск, они приняли его за черепаху или форель. Эдмур выждал почти до конца дня прежде, чем спустить лютоволка Старков в знак своей капитуляции. В суматохе передачи замка, об отсутствии Черной Рыбы среди пленных Джейме доложили только на следующее утро.

Он подошел к окну и уставился вдаль за реку. Был ясный осенний день, и на воде играли лучи солнца. – «К этому времени Черная Рыба может быть уже в десяти лигах вниз по течению».

– Ты должен его разыскать, – настаивал Эммон Фрей.

– Он найдется. – Уверенно ответил Джейме, хотя совсем не был в этом убежден. – Я отправил собак и охотников. – Сир Адам возглавлял поиски на южном берегу реки, сир Дермот из Рейнвуда на северном. Он хотел так же привлечь к поискам речных лордов, но Вэнс и Пайпер и им подобные скорее помогут Черной Рыбе скрыться, чем закуют в железо. В общем, надежды было мало. – У него фора во времени. – Добавил он. – Но в конечном итоге он выплывет.

– А что если он попытается отбить мой замок обратно?

– У вас две сотни человек гарнизона, – Вообще?то, это слишком много для гарнизона, но лорд Эммон был обеспокоен своим положением. По крайней мере, с провизией у него проблем не будет. Черная Рыба, как и говорил, оставил в Риверране вдоволь еды.

– После всех неприятностей, сир Бринден решил нас покинуть, поэтому я сомневаюсь, чтобы он прокрался обратно. – «Если только не во главе банды разбойников». – Он был уверен, что Черная Рыба продолжит сражаться.

– Это твой удел. – Сказала леди Дженна своему мужу. – Тебе его и защищать. Если не способен, сожги его и беги на Утес.

Лорд Эммон вытер губы. Его рука стала красной и влажной от кислолиста.

– Верно, Риверран мой, никто на свете его у меня не отнимет, – он бросил на Эдмура Талли последний подозрительный взгляд, и леди Дженна вытащила его из комнаты.

– Что?то еще, о чем вы забыли мне сказать? – Спросил Джейме, когда они остались с Талли наедине.

– Это личные покои моего отца, – ответил Талли. – Отсюда он правил речными землями, мудро и достойно. Он любил сидеть возле этого самого окна. Здесь хорошее освещение, и когда он отрывался от дел, то мог видеть реку. Когда его глаза уставали, он звал Кэт, чтобы она ему почитала. Мы с Мизинцем как?то построили из деревянных кубиков замок, там – прямо у двери. Вы даже не представляете, Цареубийца, насколько мне противно видеть вас в этой комнате. Вы даже не знаете, насколько я вас презираю.

В этом он был не прав.

– Меня презирали люди, куда достойнее вас, Эдмур. – Джейме позвал стражников. – Проводите его милость в его башню, и проследите, чтобы его накормили.

Лорд Риверрана молча удалился. Завтра он отправится на запад. Его эскортом из сотни человек, включая двадцать рыцарей, будет командовать сир Форлей Престер. – «Лучше их удвоить. Лорд Бэрик может попытаться освободить Эдмура по дороге к Золотому Зубцу». – Джейме не улыбалось гоняться за Талли в третий раз.

Он вернулся в кресло Хостера Талли и пододвинул к себе карту Трезубца, расправив ее золотым протезом. – «Куда бы я отправился, будь я Черной Рыбой?»

– Лорд Командующий? – В открытых дверях стоял стражник. – Леди Вестерлинг с дочерью ожидают вас снаружи, как вы и приказали.

Джейме отпихнул карту.

– Проводи их. – «По крайней мере, девица никуда не исчезла».

Джейн Вестерлинг была королевой Робба Старка, которая стоила ему всего, что у него было. С волчонком в утробе, она может быть даже опаснее Черной Рыбы.

Но опасной она не выглядела. Джейн была тоненькой девочкой, не более пятнадцати или шестнадцати лет, скорее неуклюжей, нежели грациозной. У нее были узкие бедра, грудь размером с яблоко, копна каштановых кудрей, и мягкие карие глаза лани. – «Довольно мила для ребенка на вид», – решил Джейме. – «Не та, из?за которой можно было бы потерять королевство». – Ее лицо было припухшим и на лбу была царапина, старательно прикрытая локоном каштановых волос.

– Что с вами случилось, – спросил он.

Девица отвернулась.

– Ничего. – Ответила за нее мать, дама со строгим лицом в платье из зеленого бархата. Вокруг ее длинной, тонкой шеи красовалось ожерелье из золотых ракушек. – Она не хотела отдавать крохотную корону, которую вручили ей мятежники, а когда я хотела ее снять с ее головы, непокорное дитя стало мне сопротивляться.

– Она моя, – Всхлипнула Джейн. – У вас нет никакого права. Робб сделал ее для меня. Он меня любил.

Ее мать дала ей пощечину, но Джейме встал между ними.

– Только без этого. – Предупредил он леди Сибелл. – Сядьте обе. – Девушка свернулась в кресле, как испуганное животное, а ее мать села прямо с высоко поднятой головой. – Не желаете ли вина? – поинтересовался он. Девушка не ответила.

– Нет, благодарю. – Сказала ее мать.

– Как хотите. – Джейме повернулся к дочери. – Сожалею о вашей потере. Парнишка был смелым, этого у него не отнимешь. Но я должен задать вопрос. Вы носите его дитя, миледи?

Джейн выскочила из кресла и выбежала бы из комнаты, если б за дверью не оказался стражник, перехвативший ее за руку.

– Нет. – Ответила за дочку леди Сибелл, пока та сражалась за свободу. – Я позаботилась об этом, как приказал ваш отец.

Джейме кивнул. Тайвин Ланнистер был не из тех, кто упускает подобные детали.

– Отпусти девушку, – сказал он. – На сегодня я с ней закончил. – Когда Джейн, всхлипывая, умчалась вниз по лестнице, он сосредоточился на ее матери. – Род Вестерлингов прощен, а ваш брат Рольф был сделан лордом Кастамере. Чего еще вы хотите от нас?

– Ваш лорд отец обещал мне выгодное замужество для Джейн и ее младшей сестры. Лорды или их наследники, он поклялся, что это не будут младшие сыновья и вассальные рыцари.

«Лорды или их наследники. Конечно». – Вестерлинги были древним родом, и гордым, но леди Сибелл была урожденная Спайсер, из семьи выскочек?купцов. Насколько он мог припомнить, ее бабка была что?то вроде полубезумной ведьмы где?то на востоке. А сами Вестерлинги были разорены. Младшие сыновья, вот лучшее, на что могли надеяться дочки Сибелл Спайсер при обычном раскладе, но большой, доверху набитый золотом, горшок Ланнистеров способен сделать желанной невестой даже вдову мертвого мятежника. – Они получат своих мужей. – Ответил Джейме. – Но Джейн должна подождать два года, прежде чем снова выйти замуж. – Если девица, взяв нового мужа, сразу же понесет от него ребенка, непременно возникнут слухи, что его отцом был Юный Волк.

– У меня еще есть двое сыновей, – напомнила ему леди Вестерлинг. – Роллам со мной, а Рейнальд был рыцарем и отправился в Близнецы вместе с мятежниками. Если б я знала, как все закончится, я бы ни за что не позволила всему этому произойти. – В ее голосе был намек на укор. – Рейнальд ничего не знал о… соглашении с вашим отцом. Возможно, он оказался в плену в Близнецах.

«Или, возможно, он уже мертв». – Уолдер Фрей тоже ничего не знал о соглашении.

– Я наведу справки. Если сир Рейнальд среди пленников, мы заплатим за него выкуп.

– Была договоренность о достойной женитьбе и для него тоже. Невеста с Бобрового Утеса. Ваш отец сказал, если все пойдет как надо, то Рейнальд не будет в нем разочарован.

«Даже из могилы нами правит рука лорда Тайвина».

– Джои – внебрачная дочь моего дяди Гериона. Если хотите, мы устроим помолвку, но со свадьбой надо будет подождать. Когда я ее видел в последний раз, Джои было всего девять или десять лет.

– Его внебрачная дочь? – Леди Сибелл выглядела так, словно съела целый лимон. – Вы хотите женить Вестерлинга на бастарде?

– Не очень, если иметь в виду, что я собираюсь выдать Джои за сына какой?то предательской стервы?интриганки. – Джейме с удовольствием удавил бы женщину ее собственным ожерельем с ракушками. Джои была славной девочкой, хотя и очень одинокой, ее отец был любимым дядей Джейме. – Ваша дочь в десять раз лучше вас, миледи. Вы отправляетесь завтра вместе с Эдмуром и сиром Форлеем. До тех пор, постарайтесь держаться от меня подальше. – Он крикнул стражника, и леди Сибелл ушла, плотно сжав губы. Джейме стало интересно, насколько лорд Гавен был осведомлен об интригах своей супруги. – «А сколько вообще известно нам, мужчинам?»

Когда Эдмур с Вестерлингами отбыли, с ними отправилось четыре сотни солдат, потому что Джейме в последний момент решил удвоить эскорт. Он сам проводил их пару миль, поболтав с сиром Форлеем Престером. Несмотря на то, что на его сюрко красовалась бычья голова и на шлеме рога, невозможно было представить сира Форлея менее похожим на свой герб. Он был маленький, худой, крепко сбитый мужчина. Курносый, лысый с поседевшей темно каштановой бородой, он скорее напоминал хозяина гостиницы, чем рыцаря.

– Нам не известно, где Черная Рыба, – напомнил ему Джейме. – Но если он решит освободить Эдмура, то он попытается.

– У него не получится, милорд. – Как и большинство владельцев гостиниц, сир Форлей был вовсе не глуп. – Мы будем рассылать разведчиков и разъезды, чтобы контролировать местность, и на ночь будем ставить укрепленный лагерь. Я приставил к Талли десяток людей, чтобы они караулили его днем и ночью. Это мои лучшие лучники. Если ему вздумается на фут съехать с дороги, они так утыкают его стрелами, что его родная мамочка примет его за гуся.

– Хорошо, – Конечно Джейме предпочитал, чтобы Талли добрался до Утеса невредимым, но уж лучше пусть его пристукнут, чем позволят сбежать. – Еще лучше держать пару лучников поблизости от дочки лорда Вестерлинга.

Сир Форлей выглядел удивленным.

– С девчонкой Гавена? Но она…

– … вдова Юного Волка. – Закончил за него Джейме, – И вдвойне опаснее, чем Эдмур, если ей удастся от нас улизнуть.

– Как скажете, милорд. За ней приглядят.

Возвращаясь в Риверран вдоль колонны, ему пришлось проехать мимо Вестерлингов. Лорд Гавен мрачно ему кивнул, а леди Сибелл зыркнула сквозь него ледяными глазами. Джейн и вовсе не посмотрела в его сторону. Вдова ехала с опущенными вниз глазами, спрятавшись под поднятым капюшоном. Под широкими складками плаща он увидел хорошего качества платье, однако изорванное на лоскуты. – «Она сама его изорвала, в знак траура», – догадался он. – «Это не могло понравится ее матери». – Он поймал себя на мысли, стала бы Серсея рвать свое платье, если б когда?нибудь услышала, что он погиб.

Он не стал сразу возвращаться в замок, а пересек Камнегонку, чтобы встретиться с Эдвином Фреем и обсудить с ним передачу пленников его деда. Армия Фреев стала таять спустя час после сдачи Риверрана. Все знаменосцы лорда Уолдера и вольные всадники направились по домам. Оставшиеся Фреи снимали лагерь, но он нашел Эдвина с его незаконнорожденным дядей в последнем из шатров.

Они оба склонились над картой, горячо споря, но едва Джейме вошел, они замолчали.

– Лорд Командующий, – произнес Риверз с холодной любезностью, но Эдвин его тут же оборвал.

– На ваших руках кровь моего отца, сир!

Это слегка ошарашило Джейме.

– Как это?

– Это ведь вы отправили его обратно домой, или нет?

«Кто?то же должен был.»

– С сиром Риманом стряслось что?то дурное?

– Повешен вместе со всем отрядом, – ответил Уолдер Риверз. – Разбойники схватили их в паре лиг к югу от Ярмарочного поля.

– Дондарион?

– Он, Торос или эта баба – Каменное Сердце.

Джейме нахмурился. Риман Фрей был дураком, трусом и пьяницей, и никому его не жаль, кроме, может, его родственников Фреев. Если сухие глаза Эдвина что?то значат, значит и его собственным сыновьям его не жаль. – «С другой стороны… эти разбойники слишком осмелели, раз осмелились повесить наследника лорда Уолдера всего в дне пути от Близнецов».

– Сколько с сиром Риманом было людей? – спросил он.

– Три рыцаря и дюжина солдат. – Ответил Риверз. – Похоже, что они знали, что он должен будет вернуться в Близнецы и с небольшим эскортом.

Эдвин скривил губы.

– Ручаюсь, к этому приложил руку мой брат. Он позволил разбойникам скрыться после убийства Меррета и Петира, и теперь понятна причина. После гибели отца, между Черным Уолдером и Близнецами остался только я.

– У тебя нет доказательств. – Сказал Уолдер Риверз.

– Мне не нужны никакие доказательства. Я знаю своего брата.

– Твой брат в Сигарде. – Настаивал Риверз. – Как бы он проведал, что сир Риман должен вернуться в Близнецы?

– Кто?то доложил. – Резким тоном ответил Эдвин. – Можешь быть уверен, у нас в лагере есть его шпионы.

«А у вас есть в Сигарде». – Джейме знал, что неприязнь между Эдвином и Черным Уолдером зашла далеко, но ему не было никакого дела до того, кто именно унаследует после своего прадеда титул лорда Переправы.

– Вы меня простите, что вмешиваюсь в ваше горе, – сказал он сухим тоном. – Но у нас есть иная тема для обсуждения. Когда вы возвратитесь в Близнецы, пожалуйста передайте лорду Уолдеру, что королю Томмену нужны все его пленники, захваченные им на Красной Свадьбе.






Date: 2015-12-12; view: 128; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.019 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию