Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГЛАВА 14. — Высади меня около потайной двери





 

— Высади меня около потайной двери. Не желаю, чтобы нас видели вместе, — велела Афродита, когда мы сели в машину.

Я свернула на Пеорию и поехала в сторону школы.

— Странно, что тебя настолько волнует чужое мнение!

— Нисколько не волнует. Меня заботит только то, чтобы Неферет ни о чем не узнала. Если она пронюхает, что мы с тобой зарыли топор войны, то сразу поймет, как много мы успели друг другу рассказать. Тебе оно надо?

— Ни в коем случае! — содрогнулась я.

— Вот именно, — хмыкнула Афродита.

— Но Неферет все равно увидит нас вместе, ведь сегодня вечером ты будешь представлять в моем кругу Землю!

Афродита изумленно уставилась на меня.

— Кто тебе сказал? Не буду я ничего представлять!

— Нет, будешь.

— Нет, не буду.

— Афродита, Никс дала тебе власть над Землей. Это значит, что теперь твое место в круге. Если, конечно, ты не хочешь ослушаться Никс. — Я постаралась быть хорошей девочкой и не прибавила «опять», хотя мне очень хотелось.

— Я же сказала, что буду исполнять волю Никс, чего бы мне это не стоило, — процедила сквозь зубы Афродита.

— Следовательно, сегодня на ритуале Полнолуния будешь представлять Землю! — торжествующе заявила я.

— Да что ты говоришь? Но вот какая незадача — я больше не Дочь Тьмы, а, следовательно, не имею права присутствовать на ваших ритуалах. Какая жалость, правда?

Черт! Об этом я как-то не подумала.

— Значит, тебе придется снова ею стать, — буркнула я. Думаете, мне очень хотелось ее принимать? Но что мне оставалось делать? Афродита приготовилась заспорить, но я повысила голос и оборвала ее. — Только тебе придется поклясться соблюдать новые правила.

— Дебильные, — с удовольствием припечатала Афродита.

— Опять начинаешь? Говори, будешь клясться или нет?

Наступила тишина. Я закусила губу и крепче вцепилась в руль.

Не хватало еще упрашивать Афродиту! Это решение ей предстоит принять самой. Она сказала, что хочет искупить свои дурные поступки и следовать воле Богини. Но одно дело хотеть и говорить, и совсем другое — делать. Посмотрим, что надумает Афродита. Слишком долго она была злобной и бессердечной эгоисткой.



Порой мне казалось, будто я вижу в ней проблески перемен к лучшему, но, чаще всего передо мной была все та же самоуверенная нахалка, которую Близняшки прозвали «ведьмой из преисподней».

— Ладно, не переломлюсь.

— В смысле?

— Я сказала: да. Я дам клятву выполнять ваши новые дебильные правила.

— Афродита, так дело не пойдет. Дать клятву означает, что ты не считаешь новые правила дебильными.

— Зои, ты из тех людей, которым дай палец, они откромсают руку вместе с головой. Но со мной у тебя этот номер не пройдет. Нигде не сказано, что, давая клятву, я лишаюсь права считать правила дебильными. Я всего лишь обязана вслух пообещать быть верной себе — как Воздух, преданной — как Огонь, мудрой — как Вода, чуткой — как Земля и искренней, как дух. Так что я имею полное право остаться верной самой себе и со всей присущей мне искренностью и мудростью заявить, что считаю ваши правила дебильными.

— Зачем же ты тогда вызубрила их наизусть?

— Познай врага своего, — нараспев произнесла Афродита.

Я едва сдержалась, чтобы не рассмеяться. Нет, все-таки Афродита есть Афродита!

— Откуда цитатка, кстати?

Афродита беспечно пожала плечами.

— Из глубины веков, полагаю. Судя по занудной интонации и порядку слов, из очень седой глубины.

Я хотела сказать, чтобы она перестала выделываться, но передумала и промолчала. (Да ну ее, Афродиту! Сейчас опять поднимет меня на смех за то, что я пользуюсь синонимами и не могу произнести по-настоящему грубое слово.)

— Ладно, вытряхивайся, — буркнула я, прижимаясь к обочине. К счастью, появившиеся еще с вечера тучи полностью затянули небо, так что утра выдалось сумрачным и мглистым.

Афродите нужно было лишь перейти неширокий газончик между дорогой и школьной стеной, юркнуть в потайную дверь и напрямик по аллее добежать до девичьего общежития. Клево-плево, как говорят Близняшки. Я посмотрела на небо, соображая, стоит ли попросить ветер нагнать побольше туч, чтобы стало еще темнее, но, покосившись на мрачное лицо Афродиты решила, что она как-нибудь сама справится со светом. В конце концов, она же меня о помощи не просит, так зачем я буду навязываться? — Значит, вечером встретимся на ритуале? — спросила я.

Казалось, Афродита не сразу услышала мой вопрос.

— А? Да-да, я приду.

Что с ней такое твориться? Такое впечатление, будто она где-то далеко!

— Ладно, пока, — с легкой обидой попрощалась я.

— Пока, — пробормотала Афродита, открыла дверь и (наконец-то!) вылезла из машины. Но прежде чем захлопнуть дверцу, она наклонилась к моему окну и сказала:

— Здесь что-то не так. Ты чувствуешь?

Я честно наморщила лоб.

— Не знаю… Погоди, дай разобраться. Я волнуюсь и мне не по себе, но это неудивительно, ведь моя лучшая подруга умерла — то есть, стала немертвой. — Тут я вдруг замолчала и внимательно посмотрела на Афродиту. — У тебя опять видение?



— Не знаю. Никогда не скажешь заранее, когда это начинается. Временами меня одолевают тревожные предчувствия, но настоящего видения так и не наступает.

Нет, с ней явно было что-то не так. Она выглядела бледной, и лицо ее слегка поблескивало от испарины (великая редкость для всегда безупречной Афродиты!)

— Слушай, залезай обратно в машину! Доедем вместе до парковки и пойдем в общежитие, все равно в такое время нас никто не увидит.

Афродита, понятное дело, та еще штучка, но видения реально ее изматывают, и мне не хотелось оставлять ее одну при свете занимающегося утра.

Афродита встряхнулась, как вышедшая из-под дождя кошка.

— Я в порядке. Просто воображение разыгралось. Со мной бывает. Увидимся.

Я молча смотрела, как она решительно шагает к мощной школьной стене, сложенной из старого кирпича и дикого камня.

Огромные старые дубы свешивали свои корявые ветки через стену, бросая на землю густую тень, внезапно показавшуюся мне зловещей. Черт побери, неужели у меня тоже разыгралось воображение? Я взялась за рычаг скоростей и уже собралась переключиться на первую и тихонько тронуться, когда Афродита пронзительно закричала.

Знаете, иногда я вообще не думаю. Мое тело берет верх над мозгами, и я действую на автомате. Так было и на этот раз. Когда ко мне снова вернулась способность соображать, я была уже на полпути к стене.

Добежав до Афродиты, я сделала сразу два открытия. Первое — там пахло чем-то восхитительным, как будто знакомым, а как будто и нет. Так или иначе, нежнейший запах волшебным туманом разлился вокруг потайной двери, и я безотчетно задышала глубже, наслаждаясь ароматом.

Второе — Афродита согнулась пополам, ее безудержно рвало, и при этом она дико рыдала (совершенно неприглядное зрелище, надо сказать.) Я так растерялась, пытаясь понять, что же случилось с Афродитой, и почему тут так восхитительно пахнет, что не сразу заметила главное.

— Зои! — давясь рвотой, прорыдала Афродита. — Приведи кого-нибудь! Скорее!

— Что случилось? Опять видение? Страшное? — Я ухватила ее за плечи и убрала назад волосы, чтобы ей легче было тошнить.

— Нет! Сзади! У стены… — тело ее снова сотрясла судорога, но рвать было уже нечем. — Ужасно, ужасно.

Я не хотела смотреть. Правда. Но голова моя сама повернулась назад, а глаза уставились на школьную стену.

Никогда в жизни я не видела ничего более кошмарного. Это было настолько жутко, что прошло какое-то время, прежде чем я поняла, что вижу перед собой.

Позже я много размышляла над этим и пришла к выводу, что так сработал мой защитный механизм. К несчастью, ненадолго. Кошмарная действительность прорвала хрупкую защиту моей психики, и ужас предстал передо мной во всей своей реальности. Я сморгнула и уставилась в темноту под стеной. Там было что-то скользкое… мокрое… блестящее…

И тогда я поняла, что это был за прекрасный соблазнительный запах. До сих пор не знаю, что удержало меня от того, чтобы рухнуть на колени рядом с Афродитой и извергнуть на траву все содержимое своего желудка.

Это был запах крови. Только не обычной и сладкой человеческой крови. Воздух вокруг потайной двери был пропитан ароматом крови только что умершего взрослого вампира.

Ее тело было уродливо приколочено к прислоненному к стене грубому деревянному кресту. Те, кто сделал это, не ограничились тем, что вогнали гвозди в ее тонкие запястья и щиколотки. Они вонзили толстый деревянный кол ей прямо в сердце. Там, возле сердца, белела какая-то криво насаженная на кол бумажка. Я видела, что на ней что-то написано, но буквы расплывались перед моими глазами, и я ничего не смогла разобрать.

И еще они отрезали ей голову. Профессору Нолан. Я узнала ее, потому что они насадили ее голову на деревянный шест, воткнутый в землю рядом с ее обезображенным телом. Длинные черные волосы профессора Нолан медленно, с каким-то циничным изыском, развевались на ветру. Рот ее был разинут в беззвучном крике, а глаза закрыты.

Я схватила Афродиту за локоть и помогла подняться.

— Идем! Надо бежать за помощью!

Крепко обнявшись, опираясь друг на друга, мы побрели к машине. Не помню, как мне удалось завести «жука», тронуться и отъехать от обочины.

— Я… М-мне…Меня сейчас опять вы-вырвет, — проклацала зубами Афродита.

— Нет, не вырвет. — Я сама поразилась тому, как спокойно прозвучал мой голос. — Дыши глубже. Сосредоточься. Возьми силы у Земли. — Я не сразу поняла, что сама машинально делаю то же самое, только беру силы сразу у всех пяти стихий. — Ты в порядке, — уверенно сказала я после того, как энергия Воздуха, Огня, Воды, Земли и духа помогла мне справиться с паникой и шоком. — Мы обе в порядке.

— Мы в порядке… Мы в порядке, — твердила Афродита.

Она так дрожала, что я протянула руку назад и взяла с заднего сидения худи, который всегда вожу с собой на случай мороза.

— Вот, надень. Ничего, мы уже почти приехали.

— Но все в разъезде! Кому мы расскажем?

— Не все в разъезде. — Я лихорадочно соображала. — Ленобия никогда надолго не уезжает от своих лошадок. Она точно должна быть в школе! — Внезапно я поперхнулась и с жадностью ухватилась за темную, но тем не менее, очень соблазнительную, соломинку. — Вчера я видела Лорена Блейка! Он точно знает, что делать.

— Хорошо… хорошо… — твердила Афродита посиневшими губами.

— А теперь выслушай меня, — строго сказала я.

Афродита обернулась и уставилась на меня потемневшими от ужаса глазами.

— Они захотят узнать, как мы вместе очутились около стены, и почему я высадила тебя у тайного хода.

— И что мы скажем?

— Что мы не были вместе, и я тебя не высаживала. Я ездила в гости к бабушке. Ты…. — тут я замолчала, пытаясь включить парализованные страхом мозги. — Ты была у себя дома и возвращалась в школу. Я встретила тебя по дороге и предложила подвезти. Когда мы проезжали мимо стены, ты почувствовала что-то неладное, и тебе стало плохо. Мы решили проверить, что тут такое. И нашли ее.

— Хорошо. Хорошо. Так я и скажу.

— Запомнишь?

Он судорожно втянула в себя воздух.

— Да.

Я промчалась мимо парковки и с визгом затормозила возле той части здания, где располагались учительские апартаменты. Дождавшись, пока Афродита выберется из машины, я обхватила ее за плечи, и мы побежали вдоль аллеи к огромным деревянным дверям, похожим на старинные замковые ворота. Мысленно возблагодарив Богиню за то, что в Доме Ночи отсутствуют замки, я распахнула дверь, втащила за собой Афродиту…

И чуть не сбила с ног Неферет.

— Неферет! Скорее! Вы должны пойти с нами! Пожалуйста! Прошу вас, это ужасно, ужасно! — разрыдалась я, крепко прижимаясь к ней.

Знаю, что стыдно, но в тот момент я ничего не могла с собой поделать. Умом я понимала, что Неферет творит жуткие вещи, но ведь всего месяц назад она была для меня любимой мамой. Даже больше, она была мамой, о которой я мечтала, вот почему при виде ее я постыдно разрыдалась от облегчения.

— Зои? Афродита?

Афродита сползла по стене, и я услышала за спиной ее истерические рыдания. И тут меня накрыл шок. Меня так колотило, что если бы не сильные руки Неферет, я бы тоже свалилась на пол рядом с Афродитой. Верховная жрица нежно, но твердо отстранила меня от себя, чтобы заглянуть в лицо.

— Тише, тише, Зои. Я с тобой. Поговори со мной. Что случилось?

Но горло мое сдавило судорогой, и я не могла выдавить ни слова. Я пыталась, но с губ моих срывался только придушенный писк. Тогда я нагнула голову, сцепила зубы и снова сосредоточилась, призывая к себе силу пяти стихий.

— Я услышала какой-то шум… — донесся до меня чистый и сильный голос Ленобии, нашей учительницы верховой езды. Она шла к нам по коридору.

— Великая Богиня!

Краем глаза я увидела, как Ленобия со всех ног бросилась к Афродите и попыталась поднять ее обмякшее тело.

— Неферет? Что случилось?

Я вздрогнула всем телом при звуках знакомого голоса, и увидела Лорена. Прекрасный вампирский лауреат, всклокоченный и заспанный, спускался по лестнице из своих апартаментов, на ходу натягивая черную толстовку с логотипом «Дом Ночи». Я посмотрела на него — и вдруг нашла себе силы заговорить.

— Профессор Нолан, — сказала я, поражаясь тому, как чисто и твердо звучит мой голос, в то время как крупная дрожь продолжает сотрясать тело. — Она около потайной двери в восточной стене. Ее убили.

 






Date: 2015-12-12; view: 76; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.011 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию