Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






ДОЛГАЯ ПОГОНЯ

 

Найнив крепко сжимала поводья трех лошадей и вглядывалась в ночь, словно могла различить во мраке Айз Седай и Стража. Деревья-скелеты окружали ее, окоченевшие и черные в неверном лунном свете. Деревья и ночь словно плотной ширмой скрывали то, чем занимались, — что бы они ни делали, — Лан и Морейн, а из них ни один даже шага не замедлил, чтобы хотя бы намекнуть Найнив о своих планах. Лан негромко обронил: «Держите лошадей, и без шума», и они оба ушли, оставив ее стоять тут, будто мальчишку при конюшне. Найнив окинула взглядом лошадей и раздраженно вздохнула.

Мандарб сливался с ночью не хуже, чем плащ его хозяина. Единственная причина, почему выученный для сражений жеребец позволил Найнив стоять так близко от себя, заключалась в том, что Лан сам передал ей поводья, из рук в руки. Теперь Мандарб казался вполне смирным, но она слишком хорошо помнила, как жеребец беззвучно оскалил зубы, когда она, не дожидаясь дозволения Лапа, потянулась за уздечкой. От молчания жеребца оскал казался намного более опасным. Бросив в последний раз осторожный взгляд на Мандарба, Найнив повернулась, всматриваясь туда, куда ушли те двое, машинально поглаживая свою лошадь. Найнив испуганно дернулась, когда Алдиб подпихнула бледную морду ей под руку, но через минуту она ласково похлопывала и белую кобылу.

— Не нужно, наверное, мне свою неприязнь переносить на тебя, — прошептала Найнив, — только потому, что твоя хозяйка — расчетливая, холодная... — Она вновь вперилась взглядом во тьму. Что они затеяли?

Выехав из Беломостья, они проскакали через несколько деревень, которые казались ненастоящими в своей обыденности, — обыкновенные деревни с рынками, для Найнив они словно не имели ничего общего с тем миром, где существовали Исчезающие, троллоки, Айз Седай. Путники ехали по Кэймлинскому Тракту, пока наконец Морейн не подалась вперед в седле Алдиб, всматриваясь в восточном направлении, будто видела всю протяженность великого тракта, все многие мили до Кэймлина, и к тому же видела то, что ждало их отряд там.



В конце концов Айз Седай испустила долгий вздох и села прямо.

— Колесо плетет, как того желает Колесо, — тихо произнесла она, — но не могу поверить, что оно ткет конец нашим надеждам. Сначала я должна позаботиться о том, в чем уверена. Будет так, как сплетет Колесо.

Она повернула кобылу на север, с дороги в лес. Один из юношей, у которого была монета, подаренная Морейн, находился в той стороне. Лан последовал за Морейн.

Найнив окинула долгим прощальным взглядом Кэймлинский Тракт. Несколько человек двигались по дороге, вдалеке катила пара двуколок с высокими колесами, пустой фургон, шагала горсточка путников с узелками, пристроенными на плечах или сложенными на ручные тележки. Кое-кто из них охотно признавался, что направляется в Кэймлин, чтобы поглядеть на этого Лжедракона, но большинство с жаром опровергало подобное предположение, последних было особенно много среди тех, кто проходил через Беломостье. В Беломостье Найнив начала верить Морейн. Отчасти. Во всяком случае, больше, чем раньше. Но покоя девушке эта вера не прибавила.

Страж и Айз Седай почти скрылись из виду среди деревьев, когда Найнив двинулась за ними, торопливо нагнав спутников. Лан часто оглядывался на нее и взмахами руки подгонял, но держался возле плеча Морейн, которая неотрывно смотрела куда-то вперед.

Вечером, через день после того, как маленький отряд оставил дорогу, невидимый след исчез. Морейн, всегда уравновешенная Морейн, вдруг встала у небольшого костерка, над которым кипела вода для чая. Глаза ее расширились.

— Он пропал, — прошептала она куда-то в ночь.

— Он?.. — Найнив не хватило сил на весь вопрос. Свет, я даже не знаю, о ком речь!

— Он не умер, — медленно сказала Морейн, — но подарка у него больше нет. — Она села, голос ее вновь стал ровен, а руки, когда она сняла котелок с огня и налила себе немного чаю, не дрожали. — Утром мы продолжим путь, как и раньше. Когда мы с ним окажемся друг к другу ближе, я отыщу его без монеты.

Когда костер догорел, — багрово светились лишь угольки, — Лан завернулся в плащ и уснул. Найнив заснуть не удавалось. Она наблюдала за Айз Седай. Глаза Морейн были закрыты, но она сидела прямо, и Найнив знала, что женщина не спит.

Прошло уже много времени, как угасли последние угольки, когда Морейн открыла глаза и взглянула на Найнив. Та видела улыбку Айз Седай даже в темноте.

— Он вернул себе монету, Мудрая. Все будет хорошо.

Она со вздохом легла на свои одеяла, и почти сразу же послышалось глубокое дыхание спящей.

Найнив, как ни старалась тогда, долго не могла последовать ее примеру, даже такая усталая. Воображение услужливо подбрасывало ей самые худшие картины, как ни отгоняла она их от себя. Все будет хорошо. После Беломостья она не могла заставить себя с прежней легкостью верить этому.

Внезапно Найнив, как от толчка, очнулась от воспоминаний. Ее окружала ночь; а на ее руку и впрямь легла рука. Сдержав рвущийся из горла крик, она нашарила у пояса нож, но ладонь ее сомкнулась на рукояти раньше, чем Найнив сообразила, что это рука Лана.



Капюшон Стража был откинут, а его плащ-хамелеон сливался с ночью, так что неясное пятно лица казалось просто висящим во мраке. Рука, коснувшаяся ее предплечья, появилась будто бы из воздуха.

Найнив судорожно, со всхлипом вздохнула. Она ждала от Лана замечания, с какой легкостью он застал ее врасплох, но Страж вместо этого повернулся и стал рыться в своей переметной суме.

— Вы нужны, — сказал он и опустился на колени, принявшись обвязывать путами ноги лошадей.

Стреножив лошадей, Лан выпрямился, крепко взял Найнив за руку и вновь шагнул в темень. Его темные волосы были под стать ночи, сливаясь с ней не хуже плаща, а шума Страж производил намного меньше, чем она сама. Нехотя Найнив вынуждена была признать, что не смогла бы идти во мраке следом за проводником, не держи он ее за руку. Она не чувствовала уверенности, что сумела бы освободиться от его хватки, если б ему захотелось удержать ее; руки у Стража были невероятно сильными.

Проведя Найнив к небольшому пригорку, который с большой натяжкой можно было окрестить холмом, Страж опустился на колено, потянув ее на землю рядом с собой. В следующий момент она разглядела, что и Морейн здесь. Недвижимая, Айз Седай могла сойти в своем темном плаще за тень. Лан указал вниз, на большую поляну среди деревьев по ту сторону холма.

Найнив нахмурила брови в тусклом лунном свете, затем, неожиданно все поняв, улыбнулась. Те бледные кляксы — расставленные правильными рядами палатки: внизу раскинулся погруженный во тьму лагерь.

— Белоплащники, — прошептал Лан, — их сотни две, может, больше. Вот там, пониже, хороший источник. И тот парень, который нам нужен.

— В лагере? — Она скорее почувствовала, чем увидела утвердительный кивок Лана.

— В самом его центре. Морейн может указать прямо на него. Я подобрался довольно близко, чтобы понять: он под стражей.

— Пленник? — сказала Найнив. — Почему?

— Не знаю. Детей Света не заинтересовал бы деревенский мальчишка, если только что-то не возбудило у них подозрений. Свет знает: многого не надо, чтобы Белоплащники стали подозрительными, но это все равно меня тревожит.

— Как вы намерены его вызволить?

Лишь когда Страж взглянул на Найнив, она вдруг сообразила, сколько в ее тоне было уверенности в том, что Лан запросто может пройти в самый центр лагеря, где находилось две сотни человек, и вернуться вместе с мальчиком. Ладно, он же все-таки Страж. Должны же хоть КАКИЕ-ТО из преданий быть правдивыми.

Найнив опасалась, не поднимает ли он ее на смех, но голос Лана был решителен и деловит.

— Я могу вытащить его оттуда, но этого никак не проделать втихую. Если нас заметят, у нас на хвосте окажется две сотни Белоплащников, причем мы будем скакать по двое на одной лошади. Если, конечно, они не будут слишком заняты, чтобы гнаться за нами. Вы готовы рискнуть?

— Чтобы помочь односельчанам? Разумеется! Что надо?

Лан вновь указал во тьму, за палатки. На этот раз Найнив не разобрала ничего, одни тени.

— Там их коновязи. Если разрезать чумбуры хотя бы немного, чтобы лошади оборвали веревки, когда Морейн нанесет отвлекающий удар, у Белоплащников будет полон рот хлопот, они кинутся ловить лошадей, им станет не до погони. На той стороне лагеря, за коновязями, двое часовых, но если вы вполовину настолько ловки, как я о вас думаю, они никогда вас не заметят.

Найнив с трудом сглотнула. Подкрадываться к кроликам — это одно; а тут — все-таки часовые с копьями и мечами... Так что, получается, он считает, что я ловка?

— Я сделаю это.

Лан вновь кивнул, словно иного и не ожидал.

— Еще одно. Этой ночью тут мелькали волки. Я видел двух, а если я заметил столько, наверняка их тут еще больше. — Он помолчал, и у Найнив возникло такое чувство, будто Лан в недоумении. — Выглядело так, будто они хотели, чтобы я их увидел. Так или иначе, вам о них беспокоиться нечего. Волки обычно держатся в стороне от людей.

— Мне ли не знать этого, — с улыбкой сказала Найнив. — Я же выросла среди пастухов. — Страж хмыкнул, а она улыбнулась во тьму.

— Тогда приступим к делу немедленно, — сказал Лан.

Улыбка Найнив сошла с лица, когда она всмотрелась в полный вооруженных людей лагерь. Две сотни человек с копьями, мечами и... Чтобы не передумать, она проверила в ножнах свой нож и шагнула было вперед. Морейн поймала ее за руку — хватка у нее оказалась не слабее, чем у Лана.

— Будьте осмотрительны, — негромко произнесла Айз Седай. — Сразу, как перережете веревки, быстрее возвращайтесь. Вы тоже — часть Узора, и я не стала бы рисковать вами больше, чем кем-либо из прочих, если б весь мир не подвергался риску в эти дни.

Найнив исподтишка потерла свою руку, когда ее отпустила Морейн. Незачем Айз Седай знать о том, что ее пальцы причинили боль. Однако Морейн сразу же отвернулась, продолжая наблюдать за лагерем. И Страж, внезапно поняла Найнив, уже исчез, причем его ухода она не слышала. Да чтоб Свет ослепил этого проклятого мужчину! Она проворно подвязала свои юбки повыше, — чтобы за них ноги не цеплялись, — и торопливо двинулась в ночь.

После стремительного начала, — когда упавшие ветки не раз трещали у нее под ногами, — Найнив сбавила шаг, радуясь, что никто не заметил, как она вспыхнула от стыда. Главное в плане — не шуметь, и она вообще-то ни в чем не старается превзойти Стража. О, или все же старается?

Найнив отделалась от этой мысли и сосредоточилась на продвижении по лесу, погруженному во мрак. Само по себе это было нетрудно; ей, которую обучал отец, вполне хватало слабого света луны на ущербе, а местность полого поднималась и опускалась. Но обнаженные деревья, застывшие на фоне ночного неба, непрестанно напоминали: происходящее сейчас — не детская игра, а пронизывающий ветер звучал уж больно похоже на троллоковы рога. Теперь, оказавшись наедине с темнотой, Найнив вспомнила, что волки, которые обычно убегали от людей, этой зимой вели себя в Двуречье по-другому.

На нее нахлынула жаркая волна облегчения, когда Найнив в конце концов почуяла запах лошадей. Почти не дыша, она легла на живот и поползла против ветра, на запах.

Найнив чуть не наткнулась на часовых и лишь потом заметила их: строевым шагом маршируют к ней из ночной темноты, белые плащи развеваются на ветру и почти светятся в лунном сиянии. С тем же успехом они могли нести в руках факелы — пламя выдавало бы их не меньше. Найнив замерла, пытаясь слиться с землей. Часовые прошагали почти перед самым носом Найнив, не далее десяти шагов остановились, притопнув ногами, лицом друг к другу, копья на плечах. Сразу за часовыми она различила темные очертания, которые, должно быть, и были лошадьми. Сильно чувствовался запах конюшни — лошади и навоз.

— Все спокойно в ночи, — провозгласила одна из фигур в белых плащах. — Да осияет нас Свет и защитит от Тени.

— Все спокойно в ночи, — отозвалась другая. — Да осияет нас Свет и защитит от Тени.

С этими словами часовые развернулись и вновь зашагали во тьму.

Найнив ждала, считая про себя, пока они дважды не завершили обход. Счет совпал оба раза, и оба раза часовые неизменно повторяли одну и ту же формулу, слово в слово, и ничего лишнего, вроде взгляда по сторонам; они смотрели прямо перед собой, сближаясь, а затем так же расходились. У Найнив мелькнула мысль: а заметят ее часовые, встань она во весь рост?

Не успела ночь поглотить бледные пятна плащей в третий раз, как Найнив уже оказалась на ногах и, пригнувшись, бежала к лошадям. Подобравшись к ним ближе, она, чтобы не напугать животных, замедлила шаг. Часовые Белоплащников могут не увидеть, как она возится у них под носом, но они наверняка проверят, в чем дело, если лошади заржут.

Лошади вдоль коновязей — их было больше одного ряда — вырисовывались во мраке смутными силуэтами с опущенными головами. Изредка одна фыркала или переступала во сне. В тусклом свете луны Найнив почти уткнулась в крайний кол коновязи и лишь потом разглядела его. Она потянулась к чумбуру и замерла, когда ближайшая к ней лошадь подняла голову и посмотрела на Найнив. Одиночный повод был широкой петлей привязан к веревке толщиной с палец, оканчивающейся на колу. Одно тихое ржание. Сердце Найнив пыталось вырваться из груди, готовое своим громким стуком привлечь часовых.

Не отводя взгляда от лошади, она провела ножом по чумбуру, ощупав, насколько глубоким оказался разрез. Лошадь вскинула голову, и Найнив похолодела. Всего одно тихое ржание.

Пальцы нащупали лишь несколько целых тонких прядей пеньки. Медленно Найнив двинулась к следующей веревке, косясь на лошадь и не видя, смотрит ли та нее, затем судорожно втянула воздух. Если все лошади такие же чуткие, вряд ли ей удастся долго заниматься этим делом.

Тем не менее у следующей, а потом и дальше, и еще у одной коновязи лошади продолжали спать, даже когда она, порезав себе большой палец, едва сдержала вскрик. Посасывая порез, Найнив настороженно оглянулась на пройденный ею путь. Двигаясь против ветра, она больше не слышала, как перекликаются часовые, но ее-то они могли услышать, окажись солдаты в нужном месте. Если б охрана решила взглянуть на причину шума, из-за ветра она не услышит Белоплащников до того момента, как они наткнутся прямо на нее. Пора уходить. Если из пяти лошадей четыре вырвутся на свободу, они никого преследовать не станут.

Но Найнив не двинулась с места. Она представила себе глаза Лана, когда он услышит, что она сделала. В них не будет обвинения; доводы ее обоснованы, и большего ожидать от нее он не вправе. Она — Мудрая, а не этот проклятый опытный непобедимый Страж, который вполне мог проделать все сам и остаться при этом незамеченным. Сцепив зубы, Найнив направилась к последней веревке коновязи. Первой лошадью в этом ряду оказалась Бела.

Эту приземистую кобылу не узнать было нельзя; еще одна лошадь, так схожая с Белой, именно здесь и именно сейчас, — совпадение почти невероятное. Неожиданно Найнив так обрадовалась, что чуть не оставила последнюю коновязь целой, — она задрожала от радости. Руки и ноги тряслись так, что Найнив просто боялась прикоснуться к веревке, но рассудок ее был столь же чист, как и Винный Ручей. Кто бы из ребят ни был в лагере, Эгвейн тоже находится там. И если придется скакать вдвоем на одной лошади, Детям, глядишь, удастся поймать их, невзирая на то, как далеко разбегутся лошади, и кто-нибудь из беглецов, не ровен час, может тогда и погибнуть. Найнив чувствовала такую уверенность, словно бы слушала ветер. Под ложечкой у нее остро засосало от страха, — страха от того, как она была в этом уверена. Почему Морейн сказала мне, что я могу использовать Силу? Почему она не оставит меня в покое?

Как ни странно, но от страха дрожь у девушки улеглась. Недрогнувшей рукой, движениями твердыми и уверенными, будто она толкла лечебные травы у себя дома, Найнив сделала на веревке такой же разрез, как и на предыдущих. Засунув кинжал в ножны, она отвязала повод Белы. Косматая кобыла, вздрогнув, проснулась, вскинула голову, но Найнив погладила ее по носу и шепнула в ухо несколько успокаивающих слов. Бела негромко фыркнула и тем, видимо, и удовлетворилась.

Остальные лошади вдоль этой коновязи тоже проснулись и смотрели теперь на Найнив. Вспомнив Мандарба, она нерешительно потянулась к следующей уздечке, но эта лошадь ничуть не выказала протеста на приближение чужой руки. Да и в самом деле ей хотелось немного той ласки, что получила Бела. Найнив крепко сжала поводья Белы, а уздечку второй лошади обмотала вокруг запястья другой руки, все время с опаской наблюдая за лагерем. Бледные пятна палаток были всего лишь в тридцати ярдах, и Белоплащники заметят, если лошади заволнуются, и пойдут проверить, что стало этому причиной...

Найнив до отчаяния захотелось, чтобы Морейн не дожидалась ее возвращения. Что бы там ни собиралась сделать Айз Седай, пусть она делает это сейчас. Свет, заставь ее сделать это прямо сейчас, прежде чем...

Вдруг молния вдребезги разнесла ночь над ее головой, изгнав на миг тьму. Гром ударил в уши, такой сильный, что Найнив показалось, колени вот-вот подломятся, а зазубренный трезубец вонзился в землю прямо позади лошадей, разбросав по сторонам фонтаны грязи и камней. Грохот расколовшейся земли вторил громовому удару. Лошади обезумели, пронзительно заржав и вставая на дыбы; коновязи там, где их надрезала Найнив, лопнули как ниточки. Не успел поблекнуть след от первой, как еще одна молния-стрела сорвалась вниз.

Найнив было не до ликования. От первого раската грома Бела рванулась в одну сторону, а вторая лошадь в то же мгновение взвилась на дыбы, устремившись в другую сторону. Найнив показалось, что руки у нее вывернуло из суставов. Нескончаемый миг она висела распятая между двумя лошадьми, ноги над землей, а ее крик заглушило вторым раскатом грома. Еще удар молнии, и еще, и еще, сопровождаемые несмолкающим яростным грохотанием с небес. Лошади, которым не дали убежать уздечки, попятились, и Найнив упала. Ей хотелось сжаться на земле и хоть на миг забыть о боли в вывернутых плечах, но времени не было. Бела и вторая лошадь, дико вращая глазами, так что виднелись одни белки, изо всех сил рвали поводья у нее из рук, грозя сбить женщину с ног и затоптать ее. Кое-как Найнив заставила себя поднять руки, вцепилась Беле в гриву и втянула себя на ходящую ходуном спину кобылы. Вторая уздечка была по-прежнему намотана вокруг запястья, глубоко врезавшись в плоть.

У Найнив отвисла челюсть, когда длинная серая тень с рычанием мелькнула с ней рядом, казалось, совершенно не замечая ее саму и двух ее лошадей, но острые клыки щелкали вокруг обезумевших животных, мечущихся теперь сразу во всех направлениях. Вторая тень смерти носилась вплотную за первой. Найнив хотела закричать вновь, но голос отказал ей. Волки! Да поможет нам Свет! Что же делает Морейн?

Подгонять Белу ударами пяток необходимости не было. Кобыла скакала во всю прыть, а вторая лошадь была просто счастлива нестись следом за ней. Куда угодно, ибо чем дольше бежишь, тем дольше спасаешься от огня, павшего с неба и поразившего ночь.

 


<== предыдущая | следующая ==>
ПАУТИНА УЗОРА | СПАСЕНИЕ





Date: 2015-06-05; view: 57; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.01 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию