Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






ТРУДНАЯ СУДЬБА СОЦИАЛЬНО-КУЛЬТУРНОГО СЕРВИСА

Доверь свою работу кандидату наук!
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

БЫТЬ ИЛИ НЕ БЫТЬ?

В.Г.Велединский

Понятие «социально-культурный сервис» до настоящего времени остается дискуссионным. Представлены разные подходы к выявлению содержания понятия, развитие взглядов на само явление. Излагается авторская позиция в отношении природы, функций, границ социально-культурного сервиса как культурологического, сервисного и экономического явления.

90-е годы 20-го века отмечены, в частности, тем, что во всем мире, в том числе и в России, заметно меняются представления о роли культуры в обществе: широко обсуждается значение культуры для общества, ее полезность для новой экономики и социального развития, вклад культуры в постиндустриальное развитие стран, городов и территорий. Тогда же получил распространение в научно-теоре­тическом обиходе, все чаще стал употребляться бином "социокультурный" или «социально-культурный». Это был зримый знак обретённого в это время нового понимания диалектики взаимовлияния и плодотворного взаимодействия культуры и общества[1].

Регулирование, управление действиями, поведением, повседневной жизнью людей во всевозрастающей степени стал определять культурный аспект. Стало очевидно, что наука, технологии, образование, информация и культура в целом играют ведущую роль в общественном развитии. Специалисты сферы сервиса (а наиболее серьезные ученые в этой области в те годы были объединены в Государственной академии сферы быта и услуг – ГАСБУ) чутко уловили эту тенденцию: именно по их представлению приказом Государственного комитета Российской Федерации по высшему образованию от 05.03.94г. № 180 была утверждена специальность под кодовым номером 230500 «Социально-культурный сервис и туризм». Учебные планы новой специальности формировались на основе Временных требований к минимуму содержания и уровню подготовки выпускника по специальности 230500. Для нашей темы существенно заметить, что квалификация выпускника была определена как «специалист по социально-культурному сервису и туризму».

Параллельно при участии специалистов ГАСБУ разрабатывался Государственный стандарт ГОСТ Р 50646-94 «Услуги населению. Термины и определения», который был введен 01.07.1994[2]. Весь обширный и разнообразный мир услуг по функциональному назначению был подразделен на материальные и социально-культурные услуги. В стандарте было дано определение социально-культурной услуги как «услуги по удовлетворению духовных, интеллектуальных потребностей и поддержанию нормальной жизнедеятельности индивида». С учетом разъяснений, приведенных в стандарте в качестве примечаний, становилось очевидным, что социально-культурные услуги – это услуги культуры, образования, здравоохранения, физической культуры и спорта, туризма. В этом случае предоставление социально-культурных услуг и понималось как социально-культурный сервис.

Такой подход представлялся очень перспективным, поскольку давал всей социально-культурной сфере иной поворот, другой ракурс, прежде всего, с позиции удовлетворения социально-культурных потребностей людей, установления сервисных отношений в социально-культурной сфере. Здесь явственно ощущалось изменение отношения к культуре, стремление превратить ее в доходную отрасль современной экономики, включить культурное богатство в экономический оборот, в современный стиль жизни. Вставала перспективная и трудная задача превратить культурные ресурсы в товары и услуги и научиться продавать их «в розницу и по мелочам», но так, чтобы сохранялась целостность и неисчерпаемость культуры.

С другой стороны, «сфера сервиса» получала гораздо более широкое и емкое толкование, не сводимое к традиционному бытовому обслуживанию, что соответствовало мировым тенденциям и новым российским реалиям. Однако для многих специалистов понятие «социально-культурный сервис» оказалось спорным: оно трудно поддавалось содержательной интерпретации применительно к сфере сервиса, не очень увязывалось с традиционными для сферы обслуживания областями деятельности, с существующими наработками. В результате в течение прошедших лет проявилось двойственное отношение ученых и исследователей к этому понятию: одни принимали и содержательно исследовали явление, развивали новые подходы, другие – искали варианты и обоснования отказа от этого понятия и его замены аналогами или альтернативами. Эта публикация – попытка проследить эволюцию точек зрения на предмет, поиск объяснения необычной судьбы понятия в формирующейся сервисологии и изложение современного понимания явления, именуемого «социально-культурный сервис».

Сперва о некоторых страницах недавней истории. В 1996 г. Государственным комитетом РФ по высшему образованию был утвержден Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования, определивший государственные требования к минимуму содержания и уровню подготовки выпускника по специальности 230500 «Социально-культурный сервис и туризм» (стандарт первого поколения) [3]. Была иначе определена квалификация выпускника – специалист по сервису и туризму. Как видим, указания на социально-культурный сервис квалификация уже не содержит.



В стандарте были названы объекты (услуги, оказываемые в области туризма, музейно-выставочного дела, документоведения и делопроизводства, гостиничного хозяйства и связанных с ними информационных технологий) и виды профессиональной деятельности выпускника: организационно-управленческая, референтская, туристско-экскурсионная, музейно-выставочная, научно-исследовательская. По этим данным можно судить, что социально-культурный сервис понимался довольно узко: были названы те объекты и виды деятельности, в той или иной степени характерные для сферы туризма.

В 2000-2001 гг. выходит из печати четырехтомная монография «Сфера услуг: проблемы и перспективы развития», в которой был преодолен узкий подход к сфере сервиса как бытовому обслуживанию населения: реализован комплексный подход к сфере услуг как системе, включающей элементы других систем: экономической, социальной, культурной; обоснована «функциональная включенность» подсистем сервиса в эти системы [4].

Появление монографии дало основание утверждать, что складывается новая отрасль знания, междисциплинарный комплекс знаний о сфере сервиса, который может быть назван сервисологией. Это наименование новой отрасли знания не сразу получило однозначную поддержку, но стало все чаще встречаться в научной литературе и авторитетных словарях. В словаре-справочнике «Туризм. Гостеприимство. Сервис», подготовленном МГУ им. М.В.Ломоносова и изданном в 2002 г., находим определение: «Сервисология-наука о сервисе, теоретико-прикладное направление исследований, связанное с изучением сервиса, сферы обслуживания» [5]. В сервисологии концентрируются общие положения, равно значимые для всех направлений сервиса.

Появление этого издания имело важное значение для сферы сервисного образования. Однако и здесь акцент был сделан на социально-культурной природе туризма. Предисловие к названному справочнику обещает статьи по различным специализациям, включая «Социокультурный сервис», но в тезаурусе словаря это понятие опущено[6]. В справочнике есть «социально-культурные услуги», но нет «социально-культурного сервиса». Как видим, ясности с этими понятиями все еще нет.

В 2000 г. утвержден Государственный образовательный стандарт ВПО по направлению подготовки «Социально-культурный сервис и туризм» (стандарт второго поколения, ГОС-2000), который действует в настоящее время [7]. Специальность была утверждена приказом Министерства образования Российской Федерации от 27.03.2000 г. Согласно этому стандарту, выпускнику присваивается квалификация «специалист по сервису и туризму», причем требования к квалификации специалиста более широкие, чем требования стандарта 1996 г.; изменились и расширились требования к основной образовательной программе (в частности, появились основы сервисологии, которые рассматриваются в двух взаимодополняемых дисциплинах «Человек и его потребности» и «Сервисная деятельность», обязательным стало изучение второго иностранного языка и т.д.). Объектом профессиональной деятельности выпускника по специальности 230500 «Социально-культурный сервис и туризм» согласно ГОС-2000 является удовлетворение потребностей человека в социально-культурных (подчеркнуто нами – В.В.) и туристских услугах. Специалист должен быть подготовлен к следующим видам профессиональной деятельности: сервисная; организационно-управленческая; научно-исследовательская; образовательная. Как видим, здесь однобокий (или «туристскоцентристский») подход к социально-культурному сервису в значительной степени преодолен. Если же обратиться к перечню специализаций, разработанных Научно-методической комиссией УМО учебных заведений РФ по образованию в области сервиса по направлению подготовки 100103 «Социально-культурный сервис и туризм» под руководством профессора О.Я.Гойхмана, то становится очевидным, что «социально-культурный сервис» понимается весьма широко: 25 специализаций объединены в три направления - социальное, культурное и туристское и представляют все основные виды социально-культурных услуг[8].

Для дальнейших рассуждений существенно, что специальность под номером 230500 «Социально-культурный сервис и туризм» была первой в перечне утвержденных в этом качестве направлений подготовки кадров, в названии которых значился туризм. До 1994 г. туристское образование осуществлялось только в рамках специализаций. Появление новой специальности было положительно встречено, прежде всего, теми, кто занимался подготовкой кадров для туристского комплекса. В этой группе специалистов новая специальность трактовалась, в первую очередь, как чисто туристская. Социально-культурный аспект, по сути, либо опускался полностью, либо присутствовал в конечном счете как культурно-аксиологический аспект сервисной деятельности[9].

Нормы и стандарты, положенные в основу специальности 230005, в середине 90-х, в основном, соответствовали требованиям, предъявляемым к работникам туристской сферы как у нас в стране, так и за рубежом, обеспечивали системную подготовку кадров нового качества. Однако туризму очень скоро стало тесно в рамках этой специальности. Через несколько лет о необходимости выделить туризм как отдельную междисциплинарную специальность и разработать для нее соответствующий профессиональный стандарт заговорили и практики[10], и управленцы[11], и представители крупнейших образовательных учреждений[12].

Поэтому приказом Министерства образования № 1656 от 13 апреля 2004 г. была создана новая экспериментальная специальность «Туризм»[13]. Она получила кодовый номер 230800, была включена в группу специальностей «Сервис», закреплена за УМО вузов России по образованию в области сервиса. Через год специальность перестала быть экспериментальной: приказом Минобрнауки РФ № 197 специальность «Туризм» была введена в Перечень направлений подготовки высшего профессионального образования и получила код 100200. В ряде вузов организована подготовка бакалавров, дипломированных специалистов и магистров туризма по новой специальности: среди них Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова (МГУ), Московский государственный университет сервиса (с июня 2007 г. – Российский государственный университет туризма и сервиса) и Санкт-Петербургский государственный университет сервиса и экономики.

Специальность «Социально-культурный сервис и туризм» получила новый код 100103, но полностью сохранились требования к образовательной программе, квалификации специалиста. Вопрос о содержании понятия «социально-культурный сервис» по-прежнему остается актуальным.

Само название специальности «Социально-культурный сервис и туризм» понималось и понимается по-разному. Например, в Сочинском государственном университете туризма и курортного дела на основе анализа и оценки действующего ГОС-2000 была усилена культурологическая направленность содержания туристских дисциплин с целью более полно отразить социокультурную природу туристской деятельности. Здесь туризм рассматривался как «одна из функциональных сфер культуры, элемент и средство культуры, фактор влияния на культуру»[14].

В Санкт-Петербургском Государственном университете сервиса и экономики (до 1999 г. – Технологический институт сервиса ГАСБУ) специальность 230500 «Социально-культурный сервис и туризм» реализуется с сентября 1995 г., прежде всего, по специализации «Туризм». Здесь культурологическая направленность специальности была обозначена наиболее полно: подготовка специалиста нового типа была связана именно с реализацией культурно-художественного компонента обучения. Специальность «Социально-культурный сервис и туризм» рассматривалась как уникальная среди других направлений подготовки кадров в сфере сервиса и туризма, поскольку в основе ее - культурологическое, гуманитарное начало.

Выпускник этой специальности должен быть готовым оказывать социально-культурные услуги, обладая известным артистизмом, культурно-художественной обученностью. Для обеспечения такой подготовки был разработан и реализован цикл культурно-художественных дисциплин, распределенных по всем годам обучения в рамках регионального и вузовского компонентов учебного плана, дисциплин по выбору и факультативов [15].

В Институте маркетинга и социально-информационных технологий (г.Краснодар) обучение по специальности 230500 «Социально-культурный сервис и туризм» осуществлялось по 4 специализациям: «Социально-правовые услуги», «Экологический туризм», «Рекреационный сервис», «Курортное дело». Здесь налицо достаточно широкое понимание специальности[16]. Аналогичное понимание специальности существует и на кафедре социально-культурного сервиса и туризма Костромского государственного технологического университета. Здесь в качестве базовых объектов дипломных работ рассматриваются организации как социально-культурного сервиса, так и туризма, а также структурные подразделения органов государственной и муниципальной власти, деятельность которых связана с социально-культурной сферой и туризмом [17].

Все прошедшие годы понятие «социально-культурный сервис» продолжало оставаться дискуссионным. Например, в 1996 г. уже упоминавшийся Государственный стандарт РФ Р 50646 «Услуги населению. Термины и определения» Постановлением Госстандарта РФ №164 от12.03.1996 был утвержден в качестве Межгосударственного (ГОСТ 30335-95). Текст был дополнен разделом «Алфавитный указатель терминов», в котором нет социально-культурных услуг, как в основном тексте стандарта, а есть «нематериальные»[18].

В Рекомендациях 11-й международной научно-практической конференции «Наука – сервису» (январь - ноябрь 2006 г.), прошедшей в МГУС, область, именуемая ранее социально-культурным сервисом, названа гуманитарным сервисом[19]. Здесь к гуманитарному сервису отнесены удовлетворение потребностей населения в сфере образовательных, медико-социальных, реабилитационных услуг, а также услуг по консультированию населения (правовому, психологическому, педагогическому и т.д.). Особо подчеркнуты аспекты улучшения социальной поддержки слабо защищенных слоев населения, жертв природных и техногенных катастроф (социальная работа). Как видим, спектр социально-культурных услуг, охватываемых понятием «гуманитарный сервис», в данном случае значительно сужен. Отметим, что там же гуманитарный сервис соотносится с культурой повседневности. Учитывая, что «под "культурой повседневности" на современном этапе следует понимать весь объем культуры, актуализированной в человеческой жизнедеятельности сегодняшнего дня и осознаваемой в аспекте новизны»[20], можно отметить известную противоречивость и непоследовательность в использовании понятия «гуманитарный сервис».

В последнем по времени выхода в свет словаре-справочнике «Сервис и туризм», подготовленном Российским государственным университетом туризма и сервиса (2008), находим определение: «Сервис гуманитарный - предоставление населению социально-культурных услуг»[21]. (Кстати, «социально-культурные услуги» в словник справочника не вошли!). Таким образом, понятие «гуманитарный сервис» в этом случае полностью заменяет «социально-культурный сервис». К тому же в тезаурус словаря включен и «социальный сервис – услуги по непосредственному, прямому удовлетворению тех или иных нужд людей, имеющих актуальное, повседневное значение»[22]. В предлагаемой словарем расшифровке социального сервиса находим услуги в области социально-бытового обслуживания, в организации и проведении свободного времени, ритуальные, просветительские, социально-правовые, социально-медицинские, культурно-развлекательные, санитарно-врачебные и другие социально-культурные услуги. Вопрос о соотношении гуманитарного и социального сервиса остается открытым. Налицо противоречивое, не устоявшееся понимание явления, именуемого «социально-культурный сервис», стремление уклониться от использования самого словосочетания. Сделаем попытку объяснить этот факт.

Появление понятия «социально-культурный сервис» отразило кардинальные изменения в социально-культурной жизни российского общества, которые обусловили необходимость реагирования на них системы сервисного образования и науки. Именно это определило название новой специальности «Социально-культурный сервис и туризм». Однако довольно скоро на научных конференциях, на встречах специалистов зазвучали сомнения и критические замечания в адрес самого термина «социально-культурный сервис»: «Слишком не определен, необъятно широк, не имеет границ». И в самом деле: любая деятельность человека, в том числе и сервисная, отличается от действия природных сил и уже поэтому культурна. Любое оказание услуг как человеческая деятельность социально, поскольку социально обусловлено, социально значимо, контролируется социальными нормами и т.д. «Социальное» и «культурное» растворены друг в друге, ибо в любом социальном действии всегда присутствует человек как носитель социаль­ных ролей и культурных ценностей. Разделение мира услуг на материальные и социально-культурные оказывается в значительной степени условным.

Другой причиной критического отношения к названию специальности «Социально-культурный сервис и туризм» стали трудности в определении методологических оснований новой специальности. Если судить по ГОС-2000, то в фундаменте этого направления подготовки специалистов – учебные дисциплины экономической, культурологической и сервисной ориентации. Не приводя количественных результатов подробного анализа стандарта, все же можно констатировать: в блоках общепрофессиональных и специальных дисциплин экономическая ориентация преобладает. Это находит объяснение в универсальном характере экономических технологий, применимых (с учетом специфики) для самых различных областей сервиса.

Тем не менее вне специализаций трудно сделать вывод о характере самой специальности «Социально-культурный сервис и туризм». Что же касается специализаций, то предложенный УМО по образованию в сфере сервиса перечень, как уже было отмечено, во многом адекватен понятию «социально-культурные услуги» и, в принципе, позволяет очертить границы специальности: широкие, но вполне ощутимые. Тем не менее перечень специализаций, предлагаемых УМО, выглядит достаточно спорным: например, есть специализации «Туризм» и «Экологический туризм». Может возникнуть вопрос: «Почему не выделены отдельно другие, не менее специфичные виды туризма?» Среди специализаций находим «Социокультурный сервис», и лишь анализ публикаций, относящихся к этой специализации, позволяет понять, что речь идет о предоставлении празднично-обрядовых и (частично) зрелищных услуг.

Все эти факты говорят о том, что на нынешнем этапе развития становится все большей потребность в дальнейшей творческой разработке теории, научных основ социально-культурного сервиса. Здесь теория развита пока весьма скромно, а практика обнаруживает проблемы и трудности, неразрешимые на основе одного только здравого смысла. Именно эта неудовлетворенность, на наш взгляд, является причиной поиска терминологических заменителей самого понятия: то это «социальный сервис», то «культурный», то «гуманитарный»…

О последнем варианте: «гуманитарный сервис» вместо «социально культурного» – скажем несколько подробнее. Современные словари определяют термин «гуманитарный» как «относящийся к человеку и его культуре, обращенный к человеческой личности, к правам и интересам человека»[23]. Такое толкование действительно кажется тождественным, вполне совпадающим с социально-культурным сервисом. Однако учитывая смысловые связи в семантическом поле термина "гуманитарный" (гуманитарная катастрофа, гуманитарная помощь, гуманитарное право и т.д.), перегруппировки и сдвиги значений, дополнительные отношения, ощутимые в понятиях, все же приходим к выводу: «гуманитарный» - обращенный к человеческой личности, связанный с защитой его прав и свобод. Понятие «гуманитарный сервис» намного уже «социально-культурного сервиса» и не является его адекватной заменой. Задача теоретического рассмотрения самого феномена по-прежнему остается своевременной.

Опыт прошедших лет показал, что введение специальности «Социально-культурный сервис и туризм» было обусловлено актуальными общественными потребностями и значительно обогатило палитру гуманитарного образования, которая в предшествующий период была намного беднее и однообразнее. Не случайно 177 учебных заведений России заинтересовались ею и осуществляют образовательную деятельность по этой специальности (данные 2005 г.)[24].

Для дальнейшего успешного развития специальности необходимо, прежде всего, общее понимание ряда фундаментальных положений.

Важным методологическим положением явля­ется представление о том, что в основе социально-культурного сервиса лежит удовлетворение социально-культурных потребностей, которые имеют всеобщий характер, хотя и неодинаково выражены у каждого отдельного человека, объединения людей или социальных групп. С самого начала сфера социально-культурного сервиса рассматривалась как имеющая универ­сальный характер. Она распространяется как на область собственно досуга, свободного времени человека, так и на обшир­ную область профессионально занятого, учебного или рабочего времени, затрачивае­мого на требующую высокой квалификации деятельность культурного, по сути, характера в деловой сфере. Тем самым определяется четкий социально-культурный статус огромного отряда специалистов-профессионалов, задействован­ных в многочисленных государственных и негосударственных учреждениях и организациях, предоставляющих нематериальные услуги социально-культур­ного профиля: консультирование, реферирование, страхование, поддержание связей с общественностью, инжиниринг – перечень можно продолжить. Подобный генезис явления представляется абсо­лютно закономерным и объективно необходимым. При этом удовлетворение запросов потребителя: физического лица или организации - становится, по существу, доминирующим, системообразующим элементом структуры, содержания, самой сущности социально-культурного сервиса. Ориентация на потребителя выступает в качестве принципиального положения при рассмотрении, сравнительном анализе и оценке результатов сервисной деятельности.

Социально-культурный сервис рассматривается в самом широком плане - как социально-культурная среда, предполагающая наличие трех обязательных элементов: активных субъектов в лице различных общественных инсти­тутов, социальных групп и отдельных индивидуумов, носителей специальных социально-культурных технологий; самого про­цесса сервисной деятельности на всех ее этапах; совокупности объек­тивных условий, факторов и возможностей для ее экономической реализации. Понятие «социально-культурный сервис» означает, таким обра­зом, конкретное и своеобразное проявление культурных отноше­ний и в этом свете представляется объективным и закономерным общественно-историческим явлением, имеющим определенную природу, объективные закономерности, изменяющиеся функции, не субъективно приписываемые существующему феномену, но связанные с сущностными характеристиками явления и потребностями общественной жизни. Социально-культурный сервис опирается на осмысление огромного по своим масштабам технологи­ческого опыта, накопленного в социально-культурной сфере в предшествующие периоды развития.

Безусловно справедливо известное утверждение о том, что «кто берется за частные вопросы без предварительного решения общих, тот неминуемо будет на каж­дом шагу бессознательно для себя «натыкаться» на эти общие вопросы»[25]. В нашей области знания ситуация, к сожалению, именно та­кова: большинство таких общих вопросов как природа, функции, границы социально-культурного сервиса пока не имеют достаточно полных ответов. В зави­симости от ответа на этот и аналогичные вопросы раздвигаются или сужаются не только содержательные границы понятия и самого явления, но и его исторические пределы. Существенно иным окажется и подход к вопросу о функциях социально-культурного сервиса в зависимости от того, как мы определим природу самого феномена. Связано это с тем, что эти общие вопросы имеют философский, культурологический и социологический характер, но именно философы и культурологи меньше всего занимались исследованием социально-культурного сервиса как феномена.

В последние годы стала очевидна ограниченность любого одностороннего подхода к социально-культурному сервису и назревшая необходимость подхода системного, т.е. построения обобщенной модели, отображающей реальные взаимосвязи, свойства, особенности явления и позволяющей дать конкретные рекомендации по разрешению реальных ситуаций. Такая модель может играть методологическую роль при подготовке комплексных исследований.

Анализ в плане выяснения связей социально-культурного сервиса как общественного явления с системами большими, играющими в отношении ее роль метасистем, позволил заклю­чить, что он является подсистемой по крайней мере трех боль­ших метасистем.

Во-первых, социально-культурный сервис есть часть культуры общества, определенная форма ее функционирования, и как часть этого целого не может не обладать функциями и свойствами культуры.

Во-вторых, так как речь идет преимущественно о сфере организованного сервиса, о сервисных предприятиях и физических лицах, действующих в условиях рыночной конкуренции, реализующих услуги с учетом спроса и предложения, социально-культурный сервис оказывается частью экономики, а следовательно не может не нести в себе функций экономической деятельности. При этом социально ответственный сервис предполагает известную гармонию между доходностью и доступностью услуг.

В-третьих, как сервисная деятельность социально-культурный сервис предполагает определенное взаимодействие исполнителя и потребителя социально-культурной услуги, сервисную коммуникацию и достижение удовлетворенности предоставлением услуги. Отсюда необходимость ориентации на функции сервисной деятельности, на обеспечение личностного подхода и индивидуализации сервиса.

Таким образом речь идет не о трех функциях, а о трех груп­пах функций, причем существующих не порознь, не рядоположенно, а в виде определенного единства, спрессованности, эф­фекта «наложения» одних функций на другие, когда они высту­пают в их взаимной детерминированности.

Возможные ошибки на пути анализа функций, выводимых из функций метасистем, могут быть связаны с тем, что социально-культурный сервис как часть целого могут отожде­ствлять с целым, ставя знак равенства между функциями целого и части, что недопустимо; или отождествлять социально-культурный сервис как часть целого с какой-то одной частью этого целого. Здесь следует исходить из признания того, что существование в системе культуры социально-культурного сервиса вызвано, видимо, тем, что существуют некие объективные потребности общества и отдельных его членов, которые удовлетворяются именно предоставлением социально-культурных услуг.

При исследовании функций этих трех порядков следует иметь в виду и то, что первые две метасистемы являются есте­ственными в том смысле, что представляют продукт объектив­ного общественно-исторического процесса. Принадлежность к ним определяет объективную же природу социально-культурного сервиса, которая проявляется спонтанно. Соответ­ственно и группы функций, вытекающих из принадлежности социально-культурного сервиса к культуре и экономике имеют характер предназначения для удовлетворения неких потребностей людей. Что же касается третьей метасистемы - сферы сервисной деятельности, то эта система формируется целенаправленно конкретными специалистами, владеющими соответствующими технологиями, и может иметь разную степень оптимальности. В зависимости от того, кто, как, где и в каких условиях предоставляет услугу, она может быть весьма изменчива по качеству. Критерием качества услуги в этом случае является совокупность ее характеристик, обеспечивающих удовлетворение индивидуальных запросов потребителя.

В задачу раскрытия содержа­тельного набора всех трех групп функций выходит за рамки данной публикации, но установление, обозначение ряда принципиальных положений, очевидно, все же необходимо.

Это, прежде всего, утверждение полифункциональности и сложности социально-культурного сервиса. Только совокупность всех трех групп функций, функциони­рование одновременно во всех трех ипостасях превращает явле­ние в социально-культурный сервис, а, естественно, отсут­ствие какой-либо из групп функций исключает явление из сферы социально-культурного сервиса. Гипертрофия или существенное умаление любой из групп функций за счет других вызывает центробежное движение и может «вынести» явление за пределы, которые мы определяем словами «социально-культурный сервис».

Чтобы дальнейший ход рассуждений был понятен, назовем условно первую группу функций «культурологическими», вторую - «экономическими», а третью - «сервисными».

Так, ослабление экономических функций может «вынести», «выбросить» явление в сферу бесплатного для потребителя, социально обеспеченного получения социально-культурных благ, которое вынужденно имеет ограниченный по объему и доступности характер.

При недооценке сервисных функций явление «выносится» в сфе­ру безличных рыночных отношений или приближается к ней, порождая противоречия между системой соответствующих потребностей человека и невозможностью их удовлетворить стандартными услугами, обретающими черты «принудительного ассортимента».

Не следует думать, что усиление культурологических функций за счет ослабления сервисных или экономических, может «вынести» явле­ние в сферу «чистой культуры» или «социально-культурной деятельности», как иногда предпочитают выражаться. При недооценке экономических функций возможной перспективой может быть и спекулятивное использование обеспечиваемого государством «культурного обслуживания» для извлечения выгод, далеких от культурных задач, и назойливо навязываемые услуги (например, рекламные) вне зависимости от реальных потребностей человека.

Чрезмерное усиление экономических функций порождает антиобщественные и антигуманные ситуации, примером которых может быть игровой сервис или услуги залов компьютерных игр в конце 20-го – начале 21-го века в крупных городах России, когда погоня за прибылью приводила (и приводит!) иных предпринимателей не только к «выносу» за рамки культурного, но и правового поля.

В практике вряд ли существуют или могут существовать варианты с идеальной гармонией функций, их уравновешен­ностью. Это объясняет бесконечное многообразие организаций, предоставляющих социально-культурные услуги, разнообразие вариантов предоставления услуг в зависимости от характера соотношения функций (как трех групп, так и реального их набора).

Не только группа функций, но и каждая отдельная из них являются одновре­менно и выражением общественной потребности, и потребно­стей (ориентаций, интересов, установок) кон­кретных групп, реальных людей. На самом деле одни потребители в боль­шей степени заинтересованы в использовании возможностей социально-культурного сервиса как базы развития специальных способностей и познания; другие – рекреации и оздоровления; третьи — как базы коммуникативной деятельности. Возможны и другие варианты. Соотно­шение этих мотивов-потребностей бесконечно мно­гообразно, а потому и организации, и само предоставление услуг могут и должны быть не­одинаковыми по установкам на степень реализации тех или других функций.

Для оптимального управления сферой социально-культурного сервиса нужно научиться определять потребности-направленности потенциаль­ного и реального контингента потребителей и выстраивать дея­тельность в опоре на реальные потребности, но в перспективной ориентации на функции, цели и задачи, обеспечивающие пози­тивное развитие, «возвышение» потребностей личности или группы, на «сдвиг» в сторону социальной ценности деятельности, достижимой в конкретных условиях.

В заключение очертим на основе сегодняшнего понимания внешние границы явления. Социально-культурный сервис в узком смысле – это реализация социально-культурных услуг, предоставляемых специалистами – носителями соответствующих технологий, на основе платежеспособного спроса. Исходя из такого понимания социально-культурного сервиса, можно выделить следующие компоненты системы социально-культурного сервиса:

деловой сервис – предоставление услуг, обеспечивающих культуру и безопасность экономической деятельности – услуги по страхованию, деловому администрированию, реферированию и документационному обеспечению, подбору персонала, охране и т.д.;

зрелищный сервис - предоставление услуг в сфере созерцания разного рода представлений, шоу-программ, игр, состязаний, аттракционов, в эстетическом освоении духовно-художественного пространства произведения с целью духовного обогащения (услуги театров, кинотеатров, стадионов, спортивных и концертных залов, цирков и т.д.);

информационный сервис - предоставление информационных услуг в различных областях знаний, экономике, политике (услуги библиотек, информационно-рекламных центров и сетей, средств массовой информации, консалтинговых центров и т.д.);

клубный сервис - предоставление возможности общения, дополнительного творческого образования и созидания в каком-либо виде художественной, технической, естественнонаучной деятельности с установкой на практический результат (услуги базовых организаций, объединяющих людей по интересам, национальностям, профессиям, досуговым занятиям и т.д.);

музейно-выставочный сервис - предоставление услуг по освоению духовно-художественного и духовно-интеллектуального пространства культуры современности и прошедших эпох с целью реализации потенциала экспонируемого материала в будущей деятельности (услуги музеев, выставочных галерей, залов и т.д.);

образовательный сервис - предоставление услуг по освоению интеллектуального пространства культуры, по овладению знаниями, умениями, навыками практической деятельности (услуги организаций по обучению всех видов и уровней);

оздоровительный сервис - предоставление услуг по улучшению здоровья, восстановлению сил, рекреации, приведению здоровья в более благоприятное состояние (услуги учреждений здравоохранения, курортов и т.д.);

празднично-обрядовый сервис – предоставление услуг по организации и проведению праздников, обрядов, ритуалов, юбилеев, презентаций и т.д. (услуги учреждений культуры и специализированных фирм);

рекреационный сервис - предоставление услуг в сфере активного отдыха и развлечений, возможности прямого участия в игре, борьбе, разного рода аттракциях без утилитарной цели с направленностью на само действие (парки, казино, дискотеки, залы игровых автоматов и т.п.);

социальный сервис - предоставление услуг по поддержанию жизнедеятельности, реабилитации, обеспечению правовой поддержки и защиты (услуги учреждений социального обеспечения, адвокатских и нотариальных контор);

туристский сервис - предоставление пакетов услуг туристского комплекса: проживания, питания, информационного сопровождения, экскурсионного обслуживания, анимации во время путешествия с разными (рекреация, оздоровление, познание, удовлетворение религиозной потребности - паломничество, хадж, экстремальные испытания и др.) целями (услуги туроператоров, турагентов, экскурсионных бюро, агентств гидов-переводчиков и т.д.);

физкультурно-спортивный сервис - предоставление услуг, способствующих достижению высоких спортивных результатов, приведению габитуса (внешний облик телосложение, осанка) потребителя в соответствие с требованиями социокультурной и социоприродной среды, культурно-валеологических услуг (услуги учреждений физической культуры и спорта);

художественно-конструкторский сервис – предоставление услуг по дизайнерскому преобразованию предметной среды, созданию экспозиций, рекламы, формированию имиджа (услуги специализированных организаций и фирм)[26].

На новом витке развития знания становится еще более осознанной потребность в разрешении фундаментальных вопросов, необхо­димость поиска гармоничного увязывания культурологических, сервисных и экономических моментов социально-культурного сервиса, необходимость перехода к действительно комплексным исследованиям, способным обеспечить оптималь­ные и обоснованные стратегические и тактические решения, со­вершенствующие условия для социально-культурного сервиса в условиях современной России.

 

ПРИМЕЧАНИЯ:

  1. См.: Каган, М.С. Философия культуры / М.С.Каган. – СПб.: Петрополис, 1996. – С. 96-109.
  2. Услуги населению. Термины и определения. Государственный стандарт РФ Р 50646-94 // Мир качества. – 1998. – № 15.
  3. Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования. Государственные требования к минимуму содержания и уровню подготовки выпускника по специальности 230500 «Социально-культурный сервис и туризм» от 16.01.1996 г. - М., 1996 (Государственный комитет РФ по высшему образованию).
  4. Сфера услуг: проблемы и перспективы развития. В 4-х т. / Под ред. Ю.П.Свириденко. – Т.1. Формирование сферы услуг. – М.: Вега Интел ХХI, 2000. – С. 46-47.
  5. Туризм. Гостеприимство. Сервис. Словарь-справочник /Под ред. Л.П.Воронковой. – М.: Аспект Пресс, 2002. - С. 254.
  6. Там же. – С. 5.
  7. Государственный образовательный стандарт высшего профессионального образования. Специальность 230500 «Социально-культурный сервис и туризм» от 27.03.2000 г. - М., 2000 (Министерство образования РФ).

8. См.: Образование в сфере сервиса: Сб.статей./Под ред. Ю.П.Свириденко, В.К.Романович. – М. Изд-во ВНИИЛМ, 2002. – С.64-68; см. также: Сборник инструктивно-методических материалов учебно-методического объединения учебных заведений РФ по образованию в области сервиса /Сост. В.К.Романович и др.. - М.: Изд-во МГУС, 2005 - С. 35-36.

9. См., например: Образование в сфере сервиса: Сб.статей./Под ред. Ю.П.Свириденко, В.К.Романович. – М. Изд-во ВНИИЛМ, 2002. – С. 153-155.

10. См.: Пучкова, Л. Высшая школа и турбизнес /Л.Пучкова // Турбизнес. -2004. - № 2. - С. 23.

11. См.: Туризм: подготовка кадров, проблемы и перспективы развития. Тезисы докладов науч.-пр.конф. 26-27 марта 2001 г.- М.,2001 ( ИТиГ МГУС). – С.8.

12. См.: Тезисы докладов 4-ой международной науч.-пр. конф. «Туризм: подготовка кадров, проблемы и перспективы развития». Под ред. д.и.н., проф. А.А.Федулина. – М.: МГУ сервиса, 2002. – С. 107-111.

13. Об эксперименте по созданию новой специальности «Туризм» и Совете по туристскому образованию. Приказ МО РФ № 1656 от 13 апреля 2004 г.

14.См.: Туризм: подготовка кадров, проблемы и перспективы развития. Тезисы докладов науч.-пр.конф. 26-27 марта 2001 г. - М., 2001 ( ИТиГ МГУС). – С. 55-56.

15.См. более подробно: Велединский В.Г. Социально-культурный сервис и туризм: образование нового типа в Университете сервиса и экономики / В.Г.Велединский, Л.Н.Коптев // История Петербурга. – 2007. - № 2. – С. 4 - 8.

16. См.: Тезисы докладов 4-ой международной науч.-пр. конф. «Туризм: подготовка кадров, проблемы и перспективы развития». Под ред. д.и.н., проф. А.А.Федулина. – М.: МГУ сервиса, 2002. – С. 95-97.

17. Там же. – С. 116 -120.

18. Межгосударственный стандарт ГОСТ 30335-95/ГОСТ Р 50646-94 "Услуги населению. Термины и определения" (введен в действие постановлением Госстандарта РФ от 12 марта 1996 г. № 164).

19. Рекомендации 11-й международной научно-практической конференции «Наука – сервису». – М.: МГУС, 2006. – С. 2.

20. Луков М.В.Телевидение. Конструирование культуры повседневности: Автореф. дис.... канд. филос. наук: 24.00.01 /М.В.Луков; Моск.гум.ун-т. – М., 2006. – С.7.

21. Сервис и туризм: словарь-справочник/ Под ред. Ю.П.Свириденко, О.Я.Гойхмана. - М.: Альфа-М, 2008. - С.271.

22. Там же.

23. Новейший словарь иностранных слов и выражений. – Мн.: Современный литератор, 2006. – С. 251.

24. См.: Сборник инструктивно-методических материалов учебно-методического объединения учебных заведений РФ по образованию в области сервиса /Сост. В.К.Романович и др.. - М.: Изд-во МГУС, 2005. - С. 20.

25. Ленин, В. И. Полн. собр. соч. Изд. 5-е / В.И.Ленин. Т. 15.- М.: Политиздат, 1972.- С. 368.

26. При подготовке перечня компонент социально-культурного сервиса использованы материалы издания: Сборник инструктивно-методических материалов учебно-методического объединения учебных заведений РФ по образованию в области сервиса /Сост. В.К.Романович и др.. - М.: Изд-во МГУС, 2005 - С. 35-36. См. также: Социально-культурный сервис и туризм. Вопросы истории, теории, технологии: сборник научных трудов. – СПб.: Изд-во СПб ГУСЭ, 2007. – С. 4 -14.



<== предыдущая | следующая ==>
Библиографический список. 2. Файнберг Е.А. Эпоха и личность | Mega Brain Power





Date: 2015-05-22; view: 857; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2022 year. (0.03 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию