Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






БИОЛОГИЧЕСКАЯ ПРЕДЫСТОРИЯ МЫШЛЕНИЯ ЧЕЛОВЕКА





Принцип развития — важнейший принцип научной психологии. Развитие психики может рассматриваться в филогенетяческом аспекте, историческом, онтогенетическом и функциональном. Предшествующие главы затрагивали главным образом функцио­нальный аспект, который является ведущим при общепсихологи­ческом рассмотрении. Познакомимся теперь кратко с другими аспектами рассмотрения мышления, и прежде всего с филогене­тическим. Эта задача с необходимостью заставляет нас обратиться к некоторым общим вопросам развития психики.

Психика человека — сравнительно поздний продукт развития, поэтому необходимо наиболее общие черты психического искать за пределами существования человека. Сразу же возникает вопрос: где именно? В истории человечества существовало представ­ление о всеобщей одушевленности материи, которое, однако, было отвергнуто наукой. Высказывалось мнение, что психика свойст­венна всему живому (например, известный зоопсихолог Вагнер считал, что критерий психического — это раздражимость, а раздражимость присуща всему живому), существовало мнение о том, что психикой обладают лишь организмы, имеющие нервную систему. В настоящее время наиболее проработанной гипотезой относительно возникновения психики (и соответственно элемен­тарной формы отражения) является гипотеза А. Н. Леонтьева и А. В. Запорожца [97]. Согласно этой гипотезе элементарной формой психического отражения является чувствительность — способность реагировать на раздражители, которые сами по себе не принимают участия в обмене веществ, но выполняют сигнальную, ориентирующую функцию (абиотические раздражителя). Этим чувствительность отличается от раздражимости, которую характе­ризуют именно реакции на биологически значимые раздражители. Чувствительность возникает у животных при переходе к жизни в вещно оформленной среде [97].

Любой живой организм характеризуется тем, что он для своего существования должен осуществлять обмен веществ с окружаю­щей его природой. Обмен 'веществ — одна 'из фундаментальных характеристик жизни. Каждый живой организм предъявляет опре­деленные требования к окружающей среде. Если эти требования (например, приток определенных веществ) выполняются, то орга­низм выживает, если нет, то погибает. Таким образом, отношение организма к среде с самого начала активно и избирательно: все. воздействия «классифицируются» на полезные и вредные, реакция на них различна. Вместе с тем организм животных относится к среде значительно более активно, чем организм растений, это вы­ражается в поиске условий, предметов, необходимых для сущест­вования организма. Поиск выражается прежде всего в движении, перемещении, двигательном поведении. Альтернативой поиска яв­ляется избегание вредных воздействий на организм. Требования организма превращаются в потребности. Потребность—это со­стояние нужды в чем"-то внешнем, что необходимо организму для поддержания своего существования. Необходимое далеко не всегда .находится в непосредственном окружении, поэтому нужно пред- . принимать некоторую цепь актов, чтобы до'быть, разыскать объ­ект, который может удовлетворить потребность, нужно осущест­влять собственное поведение. Поведение в свою очередь возможно только в том случае, если организм ориентируется в среде, т. е, реагирует не только на те воздействия, которые прямо «включены» в обмен веществ, но и учитывает 'раздражители, которые лишь подготавливают их, предупреждают о возможности их появления (звук нельзя съесть, от слабого звука не умирают). Таким обра­зом, происходит расширение и качественное видоизменение той области, по отношению к которой, организм реактивен. Те или иные воздействия на организм могут быть сигналами лишь в том случае, если они как-то связаны с воздействиями, прямо вклю­чающимися в обмен веществ, через них сигналы связаны с основ­ными биологическими потребностями организма. Понятие «сигнальность» в биологическом и психологическом смысле обязатель­но подразумевает некоторое состояние потребности, по отношению к которому сигнальное воздействие и становится значимым, т. е. предупреждает о том, что могут наступить условия для удовлетво­рения или неудовлетворения той или иной потребности. Чувстви­тельность есть форма отражения, организмом с помощью своих состояний некоторых особенностей окружающей среды. Появление у организмов способности ориентироваться по отношению к био­логически нейтральным воздействиям и есть первоначальная фор­ма психической жизни. Она возникает не случайно, а закономерно, как продукт усложнения взаимоотношения организма с окружающей средой, как аппарат, обслуживающий взаимодействие, играю­щий в нем активную роль. Психика жизненно необходима, выпол­няет активную роль в поведении. Для того чтобы ориентироваться, нужно учитывать особенности объектов, па отношению к которым осуществляется ориентировка, отражать их. Отражательная функ­ция психики представлена в ее самой элементарной, первоначаль­ной форме, какой и является чувствительность, т. е. способность к ощущениям.



Ориентировка в форме чувствительности существенно разви­вается в мире животных. Одно из 'направлений развития заклю­чается в переходе от общей недифференцированной (неспецифи­ческой) чувствительности к дифференцированной, специфической эта дифференциация идет по линии все более тонкой и избира­тельной реактивности по отношению к воздействиям внешнего ми­ра, как бы представляющим различные классы энергии, различные типы воздействия: механические, термические, химические, опти­ческие, акустические. Если говорить об ориентировке животных, представленной чувствительностью в целом, то можно сформули­ровать следующие положения. Развитие ориентировки происходит у животных в направлении все большей дифференциации, все большей тонкости, все более тонкого учета особенностей тех воз­действий, по отношению к которым необходимо строить процесс ориентировки. Существенным фактором, определяющим это раз­витие, является биологическая значимость тех воздействий, кото­рые выполняют функцию ориентиров. Именно значимость для жизнедеятельности организмов определяет степень интенсивности развития чувствительности по отношению к различным ориенти­рам. Различие в образе жизни порождает различия в развитии ориентировки у разных видов, разная чувствительность может до­минировать у 'представителей разных видов (обоняние, зрение и др.). Понятие «ведущая чувствительность» фиксирует известную соподчиненность различных видов чувствительности у данного конкретного вида. Итак, мир отражается животными иначе, чем человеком, по-разному, в зависимости от жизнедеятельности, от строения поведения организмов. Психическое отражение всегда активно, избирательно, обслуживает приспособительное поведе­ние — в этом заключаются его наиболее общие особенности.



В связи с тем что психическое отражение возникает, развива­ется в структуре поведения, выполняя ориентирующую функцию, необходимо кратко познакомиться с основными характеристиками самого поведения. В самом общем виде поведение описывается как процесс активного взаимодействия организма с окружающей средой. Конечным результатом этого взаимодействия является приспособление организма к окружающей среде, к требованиям этой среды и удовлетворение собственных потребностей организ­ма. Движение, как 'уже отмечалось выше, одно из важнейших проявлений активного взаимодействия организма со средой. Су­ществуют две основные формы поведения: врожденное и индивидуально-изменчивое.

Широкое распространение получил термин «инстинкт» для обозначения одного из видов поведения. Термин этот многозна­чен, поэтому важно кратко обозначить основные варианты его использования. 'Первый (исторически) вариант связан с характе­ристикой поведения животных вообще (безотносительно к конкретным видам) в сравнении с поведением человека. Была вы­двинута следующая формула: «Поведение человека разумно, а животные следуют своим инстинктам». Инстинкт — это альтернатива разумности. Инстинктивное поведение—это неразумное поведе­ние, слепое, т. е. независимое от природы внешних конкретных условий. Инстинктивное поведение готово от рождения, ему не нужно обучаться, оно врожденно. В контексте интересующей нас проблемы филогенеза 'мышления это означает, что мышление свойственно только человеку и по существу не имеет биологиче­ской предыстории. По мере накопления знаний о поведении животных термин «инстинкт» стал использоваться в более узком смысле. Стали говорить об инстинкте как об одной из разновид­ности поведения животных. Необходимость сужения значения термина возникла потому, что все увеличивающиеся наблюдения над поведением животных стали убеждать ученых в том, что по­ведение в общем-то не такое уж и слепое, что оно все-таки при­спосабливается к требованиям окружающей среды, его и нельзя понять иначе, как приспособление к этим требованиям. Второй ва­риант использования термина: инстинкт—это врожденное пове­дение животных.

Существует еще третье значение термина «инстинкт», которое продолжает сохраняться в современной литературе и имеет прямое отношение к изучению психики человека. «Инстинкт» -иногда используется не для характеристики соб­ственно поведения, а для характеристики движущих сил поведения. Говорят об «инстинктах» в смысле импульса к движению, поведению. Эта традиция со­храняется и в настоящее время. Когда некоторые ученые говорят об инстинкте . человека, то они ясно понимают, что готовое поведение у новорожденного об­наружить чрезвычайно трудно. Когда говорят о «пищевом инстинкте», «оборо­нительном инстинкте», «половом инстинкте», то термин «инстинкт» используется в значении, близком к понятию биологической или органической потребности.

Остановимся подробнее на второй трактовке «инстинкта» как одной из форм поведения животных. Выделение инстинкта как одной из форм поведения было прогрессивным, так как означало отказ от глобальных представлений о поведении животного вооб­ще. Однако инстинкт как форма поведения оказался противопо­ставленным другой форме поведения — индивидуально-изменчи­вому поведению, 'которое не существует в готовом виде у организ­ма, только что появившегося на свет, а формируется 'в ходе его индивидуальной жизни. Теперь уже считали так: разумным яв­ляется индивидуально-изменчивое поведение животных, разумным в том смысле, что строится с учетом внешних условий, которые меняются в жизни данного конкретного организма, на различных этапах его поведения, что оно адаптивно по отношению к меняю­щимся условиям.

Итак, разумность в широком смысле стали связывать с дина­мической или оперативной адаптацией организма к требованиям окружающей среды: не к тем глобальным требованиям, которые вообще обеспечивают выживаемость, воспроизводимость вида, а к тем, которые возникают сейчас, при решении данной конкретной задачи организмом. Что же касается врожденного поведения, то его по-прежнему продолжали трактовать как жестко «запрограм­мированное» и в этом смысле непластичное, не приспосабливающееся к требованиям среды. Инстинктивное поведение трактова­лось как зафиксированная в истории развития вида форма приспо­собления (если угодно, решение типовых задач для данного вида). В XIX веке Ж.-А. Фабр, один из ученых, много сделавший для описания и изучения инстинктивного поведения, особенно настаивал на идее жесткости, неизменности инстинктивного поведения. Вот пример, ставший хрестоматийным: некоторые виды ос должны найти кузнечика и парализовать его, причем для этой парали­зации нужно нанести три укола в три пятнышка, которые имеют­ся на спине кузнечика. Под этими пятнышками расположены соответствующие нервные узлы. У жертвы наступает паралич, в нее откладываются яйца, появляющимся из них личинкам гаран­тирована пища. Итак, нужно совершить укол в три заранее пред­определенные точки. Убедительный пример очень жесткого по­ведения.

Казалось бы, теория жесткости, неизменности инстинкта полу­чила убедительное подтверждение. Однако и приведенный выше пример был переосмыслен. Дополнительные 'наблюдения поставили под сомнение исходные теоретические представления. Действитель­но, кузнечик является жертвой осы, она парализует кузнечика, сам процесс парализации осуществляется тремя фиксированными уколами. Однако если внимательно посмотреть на первую фазу — встречу осы и кузнечика, то можно легко обнаружить, что куз­нечик не занимает позицию пассивного ожидания момента, когда ему нанесут эти три запрограммированных укола. Кузнечик со­противляется, между ним и осой 'возникает борьба, которая харак­теризуется, в частности, тем, что эти организмы, вступающие в борьбу, могут находиться друг по отношению к другу в самых раз­личных вариантах пространственного взаимного расположения. Число этих вариантов столь велико, что заранее все их предусмот­реть просто невозможно. Значит «легендарная» оса должна как-то приспосабливаться к текущему моменту, к тому положению, ко­торое сейчас, в данный .момент, занимает в пространстве кузнечик. Без этого приспособления невозможно попасть в «три точки», по­тому, что они занимают все время разное место в пространстве.

Возникла идея, что элемент изменчивости, приспособляемости, пластичности есть и в любом акте поведения, даже в тех актах, которые интерпретировались как образцы жесткого, неадаптивного поведения. В этом смысле любой акт поведения разумен и его можно рассматривать как очень далекий, но все же прообраз бу­дущей сложной мыслительной, разумной деятельности человека. Сегодня большинство ученых по существу не разделяют идею жесткой сепарации врожденного (инстинктивного) и индивидуаль­но-изменчивого поведения. Текущая адаптация рассматривается как изменчивый компонент, реальное поведение любого живого-организма рассматривается как своего рода «сплав» врожденных, фиксированных компонентов и индивидуально-изменчивых компонентов целостного поведенческого акта. Остается, однако, пробле­ма удельного веса, вклада каждого из этих компонентов, представленности «разумности» (в широком смысле) в целостном поведе­нии. Это определяется особенностями образа жизни организмов (применительно к виду). В структуре, поведения отдельной особи существенную роль играет актуальное состояние потребности: чем выше уровень возбудимости нервных центров, соответствующих тем или иным биологическим потребностям, тем более высок удельный вес врожденных, готовых компонентов поведения, тем менее оно «разумно». Наоборот, при сравнительно низком уровне возбудимости могут доминировать индивидуально-изменчивые ком­поненты. Вместе с тем большинство последователей подчеркивает трудность ясного различения врожденного и индивидуально-измен­чивого в поведении (и при внутриутробном развитии организм уже испытывает воздействие окружающей среды). В настоящее время накапливается все больше фактов, показывающих, что врожден­ным является не само по себе поведение, а некоторые предпосылки, готовность к поседению определенного рода (ярким примером может служить реакция следования).

Поведение может анализироваться безотносительно к соотно­шению врожденного и индивидуально-изменчивого, в аспекте его общего строения. Такой анализ позволяет лучше понять, в чем заключается своеобразие сознательной деятельности человека по сравнению с самым сложным поведением животных. Поведение направлено на удовлетворение некоторой потребности (пищевое, оборонительное, сексуальное). Сложное поведение (например, пи­щевое) включает в себя отдельные поведенческие акты, которые выделяются по признаку достижения биологически важных ре­зультатов, которые являются, однако, промежуточными этапами на пути полного удовлетворения потребностей, лежащих в основе данного поведения. В пищевом поведении вычленяются такие акты, как поиск пищи и овладение добычей (особенно, когда она сопротивляется). Сложное поведение всегда двухфазно. Процессы ориентировки строятся иначе на разных фазах поведения: может происходить смена ведущей чувствительности.

Поиск объектов в свою очередь может быть разного типа, в зависимости от степени специализированности поиска, степени его ограниченности определенным кругом объектов, на которые на­правлен этот поиск. Поисковое поведение характеризуется также фиксированностью или вариативностью способов, используемых при организации поиска. В звене овладения добычей можно вы­делить относительно самостоятельные акты поведения: подстораживание, ожидание (настройка), подкрадывание, преследование. Поведение имеет иерархическую организацию, в основе которой лежит иерархия биологических потребностей. Иерархия эта ме­няется в течение жизненного цикла у одного и того же организма, что ведет к перераспределению ранга сигнальности раздражите­лей. Поиск объекта потребности часто должен начаться до его ре­ального обнаружения. Первая фаза такого поиска вызывается теми сигналами, которые поступают от внутренних органов и ко­торые связаны с интероцепцией. Активность организма не заклю­чается в том, что он лишь пассивно ждет, когда появится объект, удовлетворяющий потребность; она проявляется в поиске объектов, которые еще только могут стать предметами потребностей, в этом проявляется относительная автономность поведения по от­ношению к среде.

Остановимся подробнее на той форме поведения, когда доминируют индивидуально-изменчивые его компоненты. Его обычно называют научением. Исследования научения образуют большую главу экспериментальной психологии. Один из ставших классическим методов состоит в выработке навыка безошибочного прохождения через лабиринт, т. е. искусственную среду. Поведение и при прохождении лабиринта описывается по затратам времени и числу случаев попадания в тупики. Особенность экспериментов с лабиринтами, как и многими другими ситуациями научения, заключается в том, что одна и та же задача, ставится перед пове­дением животного неоднократно. Описан феномен постепенности выработки навыка (уменьшения числа ошибок и затрат времени) и его различной устойчивости. Специальный интерес представляют опыты с научением в однократно организуемой ситуации. Напри­мер, в лабораторном помещении находятся две кормушки. В одну из них на глазах у собаки, которая в этот момент удерживается от движения, прячут мясо (а затем незаметно подменяют его на сухарный порошок). Получив свободу передвижения собака уст­ремляется к кормушке, обнаруживает там сухарный порошок, отказывается его есть и продолжает поисковое поведение. Собака, которой предварительно не показывали мясо, «спокойно» ест су­харный 'порошок. Феномен отказа от объекта, который в принципе может удовлетворить пищевую потребность организма, свидетель­ствует, что до начала поиска (в результате показа эксперимента­тора) формируется некоторое психическое отражение предмета по­требности. Называют его по-разному: «образ», «схема», «ожидание», «познавательная карта», «установка», «акцептор действия». Формируется же оно в условиях однократного показа. Вре­менной параметр — важная характеристика процессов ориен­тировки: постепенно или быстро (практически мгновенно) ориен­тируется организм в ситуации перед тем, как приспособить к ней свое поведение. Феномен быстрой ориентировки, описанный пер­воначально применительно к высшим животным, оказался доста­точно распространенным в животном мире, он встречается у птиц, элементы мгновенной ориентировки есть даже у насекомых.

Психическое отражение, возникающее у животных и прини­мающее участие в управлении приспособительным поведением, неоднородно. Можно выделить несколько параметров, по которым различают виды этого отражения: а) модальность воздействия (химическая, механическая, температурная рецепция), б) степень сложности того воздействия, по отношению к которому организм проводит ориентировку (отражение отдельных свойств, отражение целостных вещей, отражение сложных отношений между теми или иными воздействиями внешнего мира). Интеллектуальное поведе­ние животных — это форма индивидуально-изменчивого поведе­ния, наиболее выраженного у высших животных, но представлен­ного в зачаточной форме не только у антропоидов. Эксперимен­тальные исследования решения задач животными, которые вытеснили первоначальные антропоморфные представления б «способности к рассуждению у животных», привели к дифференциации двух представлений: поведение путем проб и ошибок и поведение, основывающееся на понимании, т. е. схватывании отношений. «Пониманием» назывался учет свойств ситуации, а поведение, строящееся на основе этого учета — разумным. В качестве кри­терия разумного поведения В. Кёлер использовал следующий признак: возникновение всего решения в целом в соответствии со структурой поля. «Разумное» поведение противопоставлялось слу­чайному. Впоследствии произошло объединение этих крайних точек зрения. Так, Р. Вудвортс писал: «В любой ситуации, которую можно называть проблемной, это схватывание никогда не бывает с самого начала полным. Ситуация должна быть исследована, а это редко может быть сделано без передвижений и манипули­рования. Но даже при первом взгляде на ситуацию общие очер­тания пробле.мы вскрываются в достаточной мере, чтобы до из­вестной степени ограничить область исследования и манипулиро­вания» [44, с. 712—713].

Выражение «разумное поведение животных» имеет двоякий смысл: «разумное» в смысле адаптивное, в этом смысле всякое индивидуально-изменчивое поведение разумно, элементы разум­ности есть даже в инстинктивном поведении. В более узком смысле разумным называют подвид индивидуально-изменчивого поведе­ния, так называемое интеллектуальное поведение животных. Классическими стали исследования И. П. Павлова, Н. Н. Лады­гиной-Коте, В. Кёлера и других исследователей. Для В. Кёлера разумность поведения в этом более узком значении слова состоит в использовании обходных путей (идти от приманки, чтобы затем к ней приблизиться), в использовании «орудий», в «изготовлении орудий». Как уже отмечалось, интеллектуальное поведение свя­зано с отражением отношений в ситуации, со скоростью ориенти­ровки. Биологический смысл последней понятен: есть поведенче­ские задачи, которые нельзя решать путем многократных проб (нельзя методом проб и ошибок убегать от хищника — одна ошиб­ка может стоить жизни). К предпосылкам интеллектуального по­ведения относят предшествование ориентировки по отношению к непосредственным двигательным пробам, достаточно длительное сохранение в памяти следов внешних воздействий. Разумность поведения проявляется также в феноменах предвосхищения, экст­раполяции. Собака, перебегающая дорогу, должна предвосхитить положение движущегося автомобиля к моменту пересечения тра­екторий, их движения. Самым сложным проявлением интеллекту­ального поведения, по-видимому, остаются опыты с изготовлением орудий: при соединении одной палки с другой вычленяется новое свойство составной палки — быть орудием, вычленяется свойство палок соединяться. Начинает развиваться такая область психиче­ского отражения внешнего мира, которая связана не просто с учетом имеющихся в среде ориентиров, но с активным выявлением их в ходе специально выделяющихся в поведении актов. По мне­ниюК. Э. Фабри [190], ранее выделявшиеся критерии интеллекта уже не применимы к одним лишь антропоидам, а «расплыва­ются» в поведении и других высших позвоночных. Качественное своеобразие поведения антропоидов К. Э. Фабри усматривает в развитии манипулятивной активности обезьян, позволяющей им улавливать не только наглядно воспринимаемые связи между предметами, но и знакомиться со строением (в том числе и внут­ренним) объектов манипулирования. Зрение у обезьян также «вос­питываемо» мышечным чувством. Обезьяны (во всяком случае че­ловекообразные) способны, как считает К. Э. Фабри, усмотреть и учесть причинно-следственные связи и отношения, но только наглядно воспринимаемые, «прощупываемые» физические (механические) связи.

Интересное направление развития ориентировки связано с. групповым поведением и взаимодействиями между особями. Осу­ществляется взаимная ориентировка организмов, в том числе, по отношению к их движениям, позам, имеют место коммуникации относительно результатов ориентировки в предметном мире: на­пример, количество витков в танце пчелы зависит от того, на ка­ком расстоянии, в каком направлении и какого характера пища была обнаружена. Средства- коммуникации между особями дости­гают в мире животных значительного развития. Если проводить сравнение с человеческими формами звуковой коммуникации, то известным грубым аналогом может служить 'крик. Крик есть вы­разительный акт, объективно несущий информацию о состоянии организма и через это о некоторых особенностях ситуации, вызвавшей это состояние, именно поэтому он позволяет другим особям ориентироваться не только в состояниях организма, но и в некоторых особенностях ситуации. Ориентировка в выразительных ^И движениях других особей (поза, направление взгляда) обслуживает иерархические взаимоотношения в группе особей (например, нельзя горилле смотреть прямо в глаза).






Date: 2015-05-19; view: 323; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2020 year. (0.01 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию