Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






МОТИВЫ И ЦЕЛЕОБРАЗОВАНИЕ





Один из подходов к исследованию мотивов заключается в анализе той жизненной роли, которую они выполняют в человеческой деятельности, в анализе их функций. Наиболее явно выступает функция побуждения: движение к объекту, в котором опредмечена некоторая потребность, или, наоборот, избегание объекта в случае отрицательной мотивации. Кроме побудительной выделяют смыслообразующую функцию мотива. Действия не только произ­водятся, события не только воспринимаются, но и своеобразно оцениваются субъектом по отношению к мотивам в форме «личностного смысла». Различение двух названных функций положено в основу одной из классификаций мотивов на непосредственно побуждающие и смыслообразующие. Если взять отношение «мо­тив — цель», т. е. отношение между двумя основными составляющими в общей схеме строения деятельности, то можно сказать, что наличие мотива является условием достижения цели. Лично­стный смысл — это форма презентации субъекту как самой цели, так и хода ее достижения. Заметим, что и в первом, и во втором-случае «цель» функционирует как уже готовое, сложившееся об­разование.

Исследования процессов целеобразования требуют дальнейше­го анализа сложных отношений между целями и мотивами в че­ловеческой деятельности, углубления наших знаний о функциях мотивов. Нами была выдвинута гипотеза о существовании струк­турирующей функции мотива. Обоснованию этой гипотезы и посвящено излагаемое далее экспериментальное исследование, вы­полненное Т. Г. Богдановой на материале мыслительной деятель­ности, рассматриваемой как единство и взаимодействие процессов смыслообразования и целеобразования [24]. В деятельности че­ловека кроме конечной цели важную роль играют промежуточные цели, формируемые им самостоятельно и зависящие от условий. решения задачи. В то же время промежуточные цели оказываются относительно самостоятельными, они связаны с конечной целью, отражают некоторые ее существенные характеристики. Это и оп­ределило основной замысел, конкретную задачу исследования Т. Г. Богдановой: варьируя мотивацию, проследить структуры процессов образования промежуточных целей в ходе решения мыслительных задач.



Методика. В исследовании использованы ситуации двух типов: ситуация решения задачи по «нейтральной» инструкции экспери­ментатора и ситуация «исследования умственной одаренности», создающая условия для формирования мотивации престижного плана (задача реального исследования умственной одаренности де ставилась). В соответствии с этими ситуациями выделялись две серии экспериментов. Для изучения процессов порождения промежуточных целей, процесса перехода невербализованных предвосхищений в вербально выраженные цели была применена методика комплексной регистрации глазодвигательной и вербаль­ной активности испытуемых. Регистрация движений глаз произ­водилась при помощи электромагнитного датчика, укрепленного на контактной линзе, и фиксировалась на ленте магнитора. Обра­ботка материала осуществлялась после эксперимента, окончатель­ные рисунки движений глаз фиксировалисьна потенциометре

 

 

ПДС-21 со сменой листов через 10 с. Речевое рассуждение запи­сывалось на магнитофоне. В экспериментах приняли участие де­сять испытуемых: шесть человек решали задачу «Три квадрата», четыре человека — задачу «Четыре квадрата». Одной из особен­ностей этих задач является то, что они даются в зрительном пла­не, с помощью картинки, а обо всех преобразованиях ситуации испытуемый мог сообщить, называя номера элементов. Все свои мысли испытуемых просили проговаривать вслух и их рассуж­дения соотносились с глазодвигательной активностью. Инструк­ция к задаче «Три квадрата» гласит: «Убрать четыре палочки та­ким образом, чтобы осталось три квадрата» (рис. 9), к задаче «Четыре квадрата»: «Переставить три палочки таким образом, чтобы осталось четыре квадрата» (рис. 10). Обе задачи имеют двухфазное строение, для их решения необходимо достичь промежуточные цели, которые в этих задачах имеют различный ха­рактер.

Методика комплексной регистрации процесса решения задач создает возможность изучения процессов порождения промежу­точных целей, т. е. взаимодействия невербализованных предвос­хищений, которые мы условно назвали «предцелями», и словесно формулируемых целей. Включение же решения в различные мотивационные ситуации поможет выяснить, какие структурные изменения происходят в мыслительной деятельности под влиянием различной мотивации: в системе промежуточных целей, в соот­ношении различных типов активности, в отношениях общей и про­межуточной целей, выдвигаемых на различных стадиях решения задачи. Для анализа экспериментального материала использова­лись различные показатели. При рассмотрении вербальной актив­ности выделяли вербально сформулированные промежуточные цели, словесные оценки испытуемыми этих целей при сопостав­лении с общей целью, повторные возвращения к однажды отверг­нутым промежуточным целям. При анализе невербальной актив­ности фиксировалось: время и количество фиксаций, приходящих­ся на элементы той или иной промежуточной цели, распределение фиксаций в процессе решения, количество длительных фиксаций» количество многократно обследованных движениями глаз элемен­тов, время работы глаза с элементами, вошедшими в состав про­межуточных целей, количество фиксаций элементов тех промежу­точных целей, которые приводят к нахождению решения, первое прослеживание этой промежуточной цели в зрительном плане и количество таких прослеживаний за все время решения. Сопо­ставление показателей вербальной и невербальной активности испытуемых дает возможность ответить на вопрос о соотношении двух уровней анализа задачи, об объеме работы, необходимой для перехода невербализованных предвосхищений в вербально выраженные промежуточные цели.



Результаты и их обсуждение. Как показали эксперименты, в деятельности испытуемых, кроме поставленной перед ними общей цели имеют место промежуточные цели, которые формируются в процессе решения задачи. Промежуточные цели возникают на разных этапах решения и играют по отношению к общей цели подчиненную роль. Общая цель регулирует процесс выдвижения промежуточных целей, хотя на определенном этапе решения про­межуточная цель имеет самостоятельное значение. Общая цель регулирует процессы анализа условий, в которых она дана. В зна­чительной степени эти процессы протекают на невербальном уров­не, но некоторые результаты этих действий могут выражаться и в, словесной форме. При решении задачи «Четыре квадрата» наблю­даются различия между сериями по количеству вербально сфор­мулированных данных промежуточных целей: в ситуации «иссле­дования умственной одаренности» (II серия) их было названо в два раза больше. В этой ситуации почти все элементы нашли отражение в речевом протоколе, причем по нескольку раз — от двух до шести на элемент, тогда как в I серии среднее количество повторных называний одних и тех же элементов не превышало двух на элемент. Тенденция к большему отражению в речевом плане процесса решения задачи и к формулированию промежу­точных целей — одно из существенных различий при решении задач в ситуациях с более и менее значимой мотивацией. Как следствие большей вербализованности протекания всего процесса решения возрастает количество самостоятельных правильных оце­нок выдвинутых на данном этапе промежуточных целей. В I се­рии иногда были необходимы подсказки экспериментатора для того, чтобы испытуемый увидел несостоятельность данной проме­жуточной цели в ее соотношении с общей целью. Параметр словесных оценок важен и как показатель критичного отношения испытуемых к результатам своей деятельности. Испытуемые в ситуации «исследования умственной одаренности» самостоятельно оценивали около 80% словесно сформулированных промежуточ­ных целей, в ситуации решения задачи по инструкции — 50%.

Следовательно, увеличение значения результата (испытуемым so II серии была обещана оценка их деятельности) приводит к повышению критичного отношения испытуемых к результатам своей деятельности, к тенденции своевременно соотнести получае­мое в результате производимых преобразований с тем, что долж­но'" быть получено. Промежуточные цели, формулируемые испы­туемыми, различаются по своему характеру. Можно выделить три типа промежуточных целей. К первому относятся цели общего характера, т. е. такие положения, которые задают направление поиска и могут оказывать влияние на формулирование последую­щих целей, но не включают анализ конкретных элементов. На­пример, испытуемый № 5 (II серия) высказал такое соображение:

«Необходимо тут скорее всего переставить крайние элементы, потому что средние если затронуть, то слишком много палочек придется брать, три эти палочки тогда не достроить». В соответ­ствии с этим общим положением он в дальнейшем формулирует более конкретные промежуточные цели. Второй тип составляют конкретно сформулированные промежуточные цели с называнием всех участвующих в преобразовании элементов и указанием их перемещений. Например, испытуемый № 4 (I серия) сказал:

«Можно шестой элемент поставить повыше продолжением пер­вого, пятнадцатый можно поставить продолжением десятого и одиннадцатый на место пятнадцатого». К третьему типу относятся неполные, т. е. не до конца сформулированные промежуточные цели, где испытуемый пробует переставить меньшее, чем требует­ся по условиям задачи, число элементов или не заканчивает пе­ремещение. Промежуточные цели этих трех типов по-разному представлены у испытуемых в зависимости от того, в какой си­туации происходило решение задачи. Все три типа промежуточ­ных целей оказываются наиболее представленными у испытуемых, решавших задачу в ситуации «исследования умственной одарен­ности». Особенно яркие различия наблюдались в отношении кон­кретно сформулированных промежуточных целей — их число во II серии по сравнению с I возросло более чем в полтора раза — и неполно сформулированных промежуточных целей — их число возросло в три раза.

Тенденция проверить себя, учесть взаимное расположение эле­ментов в конфигурации и последствия того или иного перемеще­ния для преобразований конфигурации отличает испытуемыхво II серии. Подобная стратегия поиска накладывает отпечаток на другой показатель — во II серии увеличивается время, затрачи­ваемое испытуемыми на нахождение решения, причем особенно' значительное увеличение наблюдается при решении более простой задачи — «Три квадрата». Эта тенденция проявляется не только на вербальном, но и на невербальном уровне. Во II серии — с бо­лее значимой мотивацией — испытуемые стремились обследовать как можно тщательнее почти все элементы конфигурации, про­играть возможные преобразования. Как обследования элементов,, так и проигрывание возможных преобразований совершались не­однократно.

Для анализа было необходимо выделить комплексы преобразований конфигурации, например прослеживания промежуточных целей, приводящих к нахождению решения. У всех испытуемых аналогичные прослеживания наблюдались задолго до вербализа­ции и повторялись неоднократно. Так, у испытуемого №'4 (I се­рия) можно было выделить три таких прослеживания, хотя про­деланной работы оказалось недостаточно для нахождения реше­ния, и словесное его формулирование не было осуществлено. У испытуемого № 5 (I серия), судя по записям движений глаз, первое прослеживание решения было осуществлено с 41-й по 50-ю секунду и аналогичные прослеживания повторялись еще восемь раз, тогда как словесная формулировка решения была осущест­влена с 490-й по 510-ю секунду. Первое прослеживание «решения» в зрительном плане относится у испытуемого № 5 (II серия) к интервалу 51—-60 с, подобные прослеживания повторялись 24 раза за все время решения, хотя вербализация была осуществлена на 846—855-й секунде. Этому испытуемому потребовалось больше невербализованной работы, чтобы найти решение задачи.

Таким образом, для ситуации «исследования умственной ода­ренности» характерно наличие длительного этапа подготовки фор­мулирования промежуточных целей зрительным анализом ситуа­ции, что выражается в увеличении времени работы глаза с эле­ментами, вошедшими в состав промежуточных целей, в увеличе­нии количества многократно обследованных элементов и многократных проигрываний отдельных преобразований наличной ситуации, прослеживаний промежуточных целей, ведущих к на­хождению решения. Причем подобная стратегия поиска наблю­дается при решении обеих задач в ситуации с более значимой мотивацией. Здесь при решении более простой задачи — «Три квадрата» —-испытуемые прослеживали решение от двух до три­надцати раз, прежде чем высказать его в словесной форме. Это проявилось в значительном росте временного показателя: в зада­че «Три квадрата» время решения выросло от ситуации решения задачи по инструкции к ситуации «исследования умственной ода­ренности» в три с половиной раза. Для испытуемых в ситуации с менее значимой мотивацией при решении задачи «Три квадрата» характерна экономность в движениях, отсутствие перестраховоч--ных многократных обследований, решение же ее было найдено .всеми испытуемыми. Следовательно, в ситуации «исследования. умственной одаренности» продолжительность этапа подготовки невербализованной активностью формулирования промежуточных целей в вербальном плане возрастает, хотя при решении простых задач это может оказаться неопределенным. Переход от предцели к промежуточной цели оказывается более длительным, чем в си­туации решения задачи по инструкции.

При решении задач, данных в наглядной форме, преобразо­вания осуществляются на. двух уровнях — на уровне зрительного анализа ситуации, где они могут выступать в форме своеобразных невербализованных предцелей, большая часть которых не верба­лизуется испытуемыми, и на уровне речевого рассуждения, ко­торый может быть охарактеризован системой промежуточных целей, выраженных в вербальной форме. Существуют различные типы отношений между этими уровнями. Первый тип — «пред­шествование» — в этом случае работа в зрительном плане с от­дельными элементами, относящимися к промежуточным целям, предваряет формулирование ее в вербальном плане. Промежу­точная цель формулируется после определенной подготовительной работы как результат установления взаимоотношений между эле­ментами конфигураций, рассмотрения возможных ее преобразо­ваний. Этот тип отношений преобладает в обеих сериях, на его долю приходится более половины всех случаев, но количество «предшествований» во II серии в 2,5 раза больше, чем в I. Вто­рой тип отношений мы назвали «совпадениями». Сюда относятся те случаи, когда работа с элементами выдвигаемой промежуточ­ной цели совершается на невербализованном и вербализованном . уровнях в одном и том же десятисекундном интервале, соверша­ется одновременно на двух уровнях. Количество «совпадений» во II серии более чем в три раза превышает их число в I серии. Тре­тий тип отношений мы условно назвали «опозданиями». В данном случае словесное формулирование промежуточной цели предше­ствует работе глаза с элементами, к ней относящимися. Видимо,, основная невербализованная работа с отдельными ее элементами проводилась за несколько десятков секунд до этого. Структура зрительного поиска изменяется под влиянием -словесно сформу­лированной промежуточной цели. В ситуации с менее значимой мотивацией наблюдается большее число таких отношений, чем в ситуации с более значимой мотивацией. Если в I серии в общем объеме типов взаимоотношений двух уровней деятельности на до­лю «опозданий» приходится 25% всех случаев, то во II серии — лишь 6%.

В основе взаимодействия вербализованных и невербализованных компонентов в процессе формирования промежуточных целей лежит постоянная смена их функций. Некоторые результаты дей­ствий, выполненных на каком-либо уровне, превращаются в ре­гулирующие факторы последующих действий, совершаемых на Другом уровне. В зависимости от включения решения задачи в ситуации с разной мотивацией изменяется соотношение двух уров­ней деятельности — при формулировании промежуточных целей в ситуации с более значимой мотивацией требуется больший .объем подготовительной невербализованной работы или же не­обходим одновременный анализ преобразований наличной ситуа­ции на двух уровнях. Если в I серии словесные выражения имеют в основном характер формулировок отдельных промежуточных целей, то во II серии к этому добавляются тенденции делать оп­ределенные обобщения и оценивать результаты деятельности, воз­можность или невозможность достижения промежуточной цели. В ситуации с менее значимой мотивацией в большей степени на­блюдается обращение функций вербализованных и невербализо­ванных компонентов: словесно сформулированная промежуточная цель чаще может служить регулятором невербализованной рабо­ты, чем в ситуации с более значимой мотивацией.

Работа с элементами, входящими в состав промежуточных целей, начинается задолго до того момента, как она высказыва­ется в словесной форме. У испытуемого № 5 (I серия), решавшего задачу «Четыре квадрата», работа с элементами 4, 8, 13, вошед­шими в состав одной из промежуточных целей, началась с 30-й секунды решения, тогда как словесное ее формулирование про­исходило с 210-й по 240-ю секунду. Наибольшее количество фик­саций этих элементов приходится на временные интервалы, пред­шествующие формулированию промежуточной цели, и следующие за ним, когда еще раз соотносится результат преобразования кон­фигурации с условиями задачи, осуществляется проверка соот­ветствия результатов преобразования общей цели. На основании проверки результаты признаются удовлетворительными или не­удовлетворительными; испытуемые во II серии осуществляют про­верку и делают заключение чаще всего самостоятельно, в I се­рии — по подсказке экспериментатора.

Анализ полученных экспериментальных данных показывает, что введение решения задач в ситуации с различной мотивацией оказывает своеобразное влияние на такой структурный компо­нент мыслительной деятельности, как промежуточные цели и про­цессы их образования.

Выводы. Проведенное исследование подтвердило гипотезу о существовании наряду с традиционно выделяемыми функциями (побудительной и смыслообразующей) особой структурирующей функции мотива. При систематическом исследовании целеобразо-вания структурирующее влияние мотива проявляется: а) в про­дуктивности процесса образования промежуточных целей; б) в стратегии невербализованного поиска (которая характеризуется тщательностью, многократностью обследования элементов, их воз­можных взаимоотношений, проигрыванием вариантов преобразо­вания наличной ситуации, оптимальным числом обследований, необходимых для установления отношений между элементами);

в) в степени выражения процесса решения задач в вербальном плане (вербализация элементов задачи, предвосхищений, оценок);

г) в степени критичности по отношению к промежуточным резуль­татам своей деятельности на основе соотнесения преобразований с общей целью; д) в характере процесса порождения промежу­точных целей, т. е. процесса возникновения невербализованных предвосхищений и перевода их на вербальный уровень. Таким образом, от мотива зависят степень развернутости вербализованной и невербализованной активности испытуемых, соотношение этих двух уровней, степень выраженности и особенности порож­дения таких новообразований, какими являются промежуточные цели.

Конкретизация требования задачи и произвольное целеобра-зование при различной мотивации. В специальной серии экспери­ментов Т. Г. Богданова предъявляла испытуемым задачи творче­ского типа, которые допускали возможность нахождения различ­ных решений, и намеренно давалась неопределенная инструкция, в которой не упоминалось о конкретном количестве требуемых решений (например: «Сложите любые четырехугольники»). Это создавало возможность для испытуемого ставить дополнительные цели в ходе конкретизации сформулированного экспериментато­ром требования. В специальной серии использовался дополнитель­но прием подсказок и испытуемым давалась инструкция, требую­щая поиска оригинальных решений.

Экспериментальное исследование показало, что введение ка­чественно своеобразной мотивации 'влияет на процесс порожде­ния новых целей. В зависимости от актуализируемых мотивационных структур испытуемые ставили или не ставили перед собой дополнительные цели, не определенные прямо требованиями ин­струкции: «найти как можно больше решений», «найти все воз­можные решения» (т. е. вводили количественные признаки цели). Это в конечном счете обусловливало продуктивность нахождения решений. Продуктивность при переходе от нейтральной инструк­ции к «исследованию умственной одаренности» могла возрастать в 3,5 раза. Эти данные показывают, что в основе конечной про­дуктивности деятельности лежит продуктивность самого процесса целеобразования. Качественные характеристики конечных резуль­татов также зависят от образования целей в условиях различной мотивации. В ситуации с высокозначимой мотивацией на основе неопределенного требования испытуемые ставили перед собой цель «найти более интересные решения» и стремились достичь ее. Это оказывало ослабляющее действие на степень влияния ин­струкции, требующей оригинального решения. Оценка гибкости, свидетельствующая о разнообразии использования идей при фор­мировании решения, могла увеличиваться в три раза, а показа­тель оригинальности решений — в четыре раза. Такие -изменения происходили независимо от того, давалась ли инструкция на ори-Тинальность или нет. Этот факт свидетельствует о том, что при высокозначимой мотивации происходит ослабление влияния ин­струкции на оригинальность. Мотивы могут также интенсифици­ровать действие подсказки. Чем более многозначной является объективная структура задачи, тем большую роль при ее реше­нии играет мотивация, направляющая процессы использования прошлого опыта, оценку значимости элементов и свойств ситуа­ции, конкретизацию общих целей и выделение промежуточных. Самостоятельная постановка человеком дополнительных целей относительно числа решений и их особенностей под влиянием значимых мотивов — это один из механизмов повышения продуктив­ности конечных решений задач, качества этих решений, их твор­ческого характера.

Т. Г. Богданова [24] изучала также влияние мотивациинапроцессы произвольного целеобразования, т. е. когда перед испытуемыми ставилась задача генерировать цели (продуцировать цели изменения предъявленной конфигурации, получения новых расположений элементов в предъявленной испытуемым конфигу­рации). Оказалось, что мотивация существенно определяет коли­чественные и качественные особенности процессов целеобразова­ния. При «исследовании умственной одаренности» продуктивность формирования целей могла возрастать в полтора раза по сравне­нию с выполнением «нейтральной» инструкции. Число оригиналь­ных целей (цели, встречающиеся лишь у одного из испытуемых, участвовавших в серии опытов) возрастало в два раза. Изменя­лось содержание генерируемых целей — увеличивалось число целей, которые формировались через актуализацию семантиче­ского содержания. Мотивация выступила как механизм регули­рования смысловых категорий, используемых в процессе целе­образования, как фактор, определяющий возможность увидеть неожиданные и необычные сочетания элементов конфигурации. В ситуации с более значимой мотивацией увеличивается разно­образие целей (каждая последующая цель формулируется при значительном изменении предыдущей). Способы изменения исход­ной конфигурации и создания новых становятся сложнее, ориги­нальнее и разнообразнее в ситуации с более значимой мотива­цией, они основываются на анализе ситуации более высокого уров­ня, обнаружении глубоких связей в ее структуре. Учащается постановка неполных и нечетких целей (формулировки конечных целей без промежуточных, без конкретного указания конечных ситуаций). Увеличение значимости мотивации может снимать создаваемые прошлым опытом ограничения и тем самым расши­рять область значений и образов, используемых при образовании целей (уменьшать действие фактора «направленности»), что в конечном счете ведет к увеличению числа продуцируемых целей и их разнообразия.

Итак, мотивация выступила как фактор, определяющий струк­туру процессов целеобразования, что позволило выделить специ­альную функцию мотива — структурирующую.






Date: 2015-05-19; view: 325; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2020 year. (0.01 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию