Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






На старт!





 

Электроник сразу понял, что это она – девочка с несмеющимися глазами. Взгляд темных глаз был внимательным. Казалось, девочка видит каждого насквозь.

Он протянул руку:

– Здравствуй! – И представился: – Электроник, а проще Эл.

Ладонь ее была холодной, пожатие крепким.

– Здравствуй, – ответила девочка и назвала себя: – Электроничка, Эля.

На какое– то мгновение он растерялся. «Эля?… Электроничка?…»

Он рассмотрел девочку.

Лицо привлекательное, смуглое. Пышные волосы, сзади – завязанные ленточкой. Спортивная фигура. Руки и ноги в движении, словно спортсменка разминается на месте. Девчонка как девчонка. Только вот ее глаза – они напоминали строгий, беспристрастный объектив кинокамеры…

– Значит, ты… Электроничка? – сказал Элек, моделируя про себя десятки возможных биографий новой знакомой.

– К чему терять время, Эл? – ответила спортсменка, как будто они были знакомы сто лет. Нагнувшись вперед, отведя руку назад, она неожиданно скомандовала: – На старт! Ты готов? Раз… два… три! Марш!

На слове «марш» девочка сорвалась с места, резко стартовала. Электроник бросился за ней. Они в темпе пересекли двор и выбежали на улицу.

– Ты куда? – крикнул Элек. – Давай поговорим!

– Поговорим по дороге, – бросила через плечо его новая знакомая.

– Рэсси, возвращайся! – велел Элек терьеру, который мягкими прыжками следовал за ними. – Передай Сергею, что я вернусь к ужину.

Электроничка бежала быстро, как завзятый спортсмен: спутник ни на шаг не отставал от нее, внимательно следя за улицей, транспортом, пешеходами. На перекрестке Электроничка, не снижая темпа бега, ринулась на красный свет. Она проскочила перед самым носом малолитражки. Встречные автомобили резко затормозили, пропуская резвых нарушителей.

– Так нельзя! – выпалил в спину девчонки Электроник. – На красный надо остановиться.

– Я не хочу, – ответила на ходу Электроничка.

Только сейчас Элек удостоверился, что мотоциклист был ни в чем не виноват, налетев на выскочившую из кустов школьницу. На втором перекрестке Элечка одним прыжком преодолела улицу с движущимся транспортом, и Элек вынужден был последовать за ней.

– Ты что, не соображаешь?! – крикнул он, догоняя. – Ведь есть правила уличного движения…

– Не знаю никаких правил, – спокойно проговорила спутница, не сбавляя скорости бега. – Вперед!

– Пойми, это такие же машины, как и мы, – убеждал на ходу Электроник. – Без правил может случиться авария.

– А кто придумал правила?

– Человек, – сказал Элек.

Электроничка так внезапно остановилась перед красным светом, что мальчик чуть не налетел на нее.

– Говори правила, – потребовала Элечка. А когда зажегся зеленый, моментально среагировала: – На старт! Марш!

В конце концов они нашли выход, чтоб двигаться в сложном потоке городского движения без остановок и не прерывать беседы: пристроились в хвост колонны автобусов, которые в сопровождении милицейского патруля везли ребят за город. Светофоры давали автоколонне зеленую улицу, и это помогло Элеку быстро и наглядно объяснить новой знакомой правила движения, хотя сами они и нарушали их. Впрочем, популярный ныне бег трусцой в сложном потоке городского транспорта не привлекал особого внимания прохожих.

– «Осторожно, дети!» -прочитала Эля надпись на заднем стекле автобуса и спросила: – Почему этим детям они дают зеленый, а нам – красный?

– Кто они?

– Светофоры.

Пришлось объяснять разницу движения отдельного пешехода и колонны детей, рассказывать, как работают светофоры, как управляют автоматами люди в милицейской форме…

– Дети все живые? – любопытствовала Электроничка.

– Живые, – сказал Элек.

– А автомобили тоже живые? – продолжала болтать девчонка.

– В известной мере -да…

– А мы с тобой?

– И мы…

– А почему в известной мере?

– Потом узнаешь! – буркнул Элек.

Нелегко отвлекаться на сложные рассуждения, когда схемы заняты проблемой безопасности движения. Элечка то и дело пыталась обойти автоколонну и убежать вперед, она чувствовала себя стесненно в сутолоке города с его ограниченными скоростями, но старалась соблюдать правила.

На загородном шоссе спортсмены развили большую скорость, обгоняя одну за другой самые быстроходные машины, не подозревая, какие эмоции вызывает это у водителей. Каменный город таял вдали; зелено-голубое пространство летело навстречу. Роботам казалось, что им снится счастливый сон.

Но и во сне с открытыми глазами они проявляли привычную расчетливость. Взгляд Элека определил, что руки и ноги его спутницы движутся ритмично и правильно – как у спринтера на стометровой дистанции, только гораздо чаще. Пожалуй, для случайного наблюдателя бегуны были лишь мелькнувшими на миг чемпионами, которые поставят новые рекорды.

– Давно тренируешься? – спросил Элек, настраиваясь на деловую беседу.

– Несколько дней. – Элечка быстро обернулась, угадав ход его мыслей. – Не волнуйся. Я со спортивным уклоном…

– От Громова, что ли, сбежала? – пошутил робот.

– Ошибки прошлого исключены, – моментально среагировала спортсменка. – Разве я – это ты?

Даже при сумасшедшей скорости она пыталась на ходу чисто по-девчачьи пожать плечами и чуть сбилась с ритма, но тут же спохватилась и ушла вперед.

– Ты -это не я, – согласился Элек и спросил самое главное: – Тебе известна твоя цель?

– Я буду, как и ты, изучать человека. – Она повернула голову, внимательно взглянула в глаза Элека. – Это и есть моя цель.

– Осторожно, Эля! – предупредил Элек, заметив, что навстречу летит тяжелый грузовик.

– Вижу, – отозвалась девочка, запечатлев в своем сознании расширенные глаза водителя грузовика. – Я все вижу, чувствую, но не все знаю.

Грустный тон ее голоса не вязался с решительностью движений. Электроник прекрасно понимал спутницу.

– Не знаешь, с чего начать? – спросил он.

– Не знаю. – Эля вздохнула. – Ты мне поможешь?

– Попробую, – ответил он и закричал: – Эй, куда ты?

Получив утвердительный ответ, девочка-робот включила предельную скорость. Электроник не захотел от нее отставать. Ничто не препятствовало движению самых быстрых в мире бегунов. Они казались сами себе сильными, ловкими, неуловимыми.

Они не подозревали, что за ними следят десятки внимательных глаз и приборов.

Еще в городе компьютер автоинспекции определил, что так двигаться могут только роботы. Совместив моментальные фотоснимки размазанных силуэтов, компьютер дал очертания двух фигур подростков. И вот от поста к посту на загородном шоссе полетело по радио: «Внимание, движутся роботы! Обеспечить безопасность людей и роботов! Скорость более трехсот километров в час…» Кто-то из милиционеров вспомнил героя телефильма по имени Электроник, назвал в рапорте по рации роботов Элеками, и его коллеги охотно подхватили шутливую кличку нарушителей.

«Внимание, Элеки!» – звучало теперь в эфире.

И это предупреждение было очень близко к истине.

Каждый постовой понимал, что при такой скорости роботов нет возможности ни догнать, ни остановить их, ни тем более потолковать с ними. И каждый по возможности освобождал от излишнего транспорта свой участок пути, включая на въездах красные сигналы. Бегуны производили ошеломляющее впечатление даже на опытных инспекторов. Мысль о штрафе за превышение скорости возникала у иных из них чисто автоматически, но не было в правилах такого запретного для роботов параграфа. А Элеков – фьюить! – и след простыл! Лови ветер в поле…

Давно кончились густые леса с полянами, овраги и круглые рощицы на склонах, крутые спуски и подъемы. Дорога была ровной, тянулись до горизонта зеленеющие поля. На указателях мелькали незнакомые для Электроника названия населенных пунктов, пока он не узнал одно из них: «Белозерск – 300 км».

– Ого, – сказал едва слышно Электроник, – с такими темпами через час мы будем у моря.

– Хочу к морю. – Элечка его услышала. – Что такое море?

Электронику нравилось беседовать на предельной скорости.

Они ничуть не устали и могли бежать дальше бесконечно долго, могли добежать до самого моря, и это было заманчиво, тем более что Элек сам никогда не видел настоящего моря. Но нужно было возвращаться.

– Пора, – сказал Элек.

– Зачем? – отозвалась она.

Он взглянул на нее, напомнил:

– Ты хотела начинать…

И девчонка моментально повернула назад.

На обратном пути он рассказывал ей о море, об атмосфере. И о человеке.

– Тебе хорошо, – сказала Эля, – у тебя есть друг.

– Ты про Серегу? – спросил Эл.

– Да. А у меня нет Сыроежкина.

Эл на мгновение задумался:

– Подружись с любой девчонкой…

– С любой? С какой? – Эля вспомнила девчонок, с которыми играла на спортплощадках. – Я не знаю, как ее выбрать, – пояснила она. – Все они хорошие.

– Знаешь, – сказал он решительно, – бери всех. Бери от каждой лучшее. И синтезируй.

– Спасибо, – поблагодарила она и, вынув из кармана зеркальце, взглянула в него, поправила прическу.

Элека рассмешил этот жест: вот девчонка, даже на дистанции не забывает о внешности!

Он улыбнулся.

А глаза Элечки по-прежнему были серьезными.

Спортсмены бежали к городу, а по радиосвязи летела упреждающая команда: «Внимание! Элеки возвращаются!»

Они нашли всю компанию на школьной спортплощадке.

Рэсси подкараулил бегунов на улице и привел к месту сбора.

Элечка сразу узнала знаменитых восьмиклассников, которые помогли Электронику решить его сверхзадачу: стать тем, кем он сейчас был.

Глаза Элечки моментально запечатлели возбужденного курносого Сыроежкина, очкастого Профессора, неуклюжего Гусева с мячом, невозмутимого Виктора Смирнова, стройную Майю. На Майю спортсменка взглянула дважды. Майка это сразу заметила, деликатно фыркнула. Она не знала, что чуткий слух незнакомки воспринял ее «фырк».

– Знакомьтесь, – сказал Элек приятелям, – это Электроничка.

На нее бросили удивленные взгляды – и только. Никто не протянул руку.

– Мы давно ждем тебя, Эл! – нетерпеливо заявил Сергей. – Где ты был?

Элечке показался его тон угрожающим, и она невольно шагнула вперед, заслонила собой товарища.

– Это мой друг, – продолжал Элек. – Зовут ее Эля.

У нее очень важная цель.

– Привет! – кивнул Сергей и взял под локоть Электроника. – Ты должен мне помочь…

Все остальные повторили:

– Привет…

– Привет, Элка! – крикнул громче всех Макар Гусев. -

Ты из какой школы?

– Я?… Я не из школы, – ответила спокойно Электроничка. – Я – новая модель…

Кто– то за спиной Эли хохотнул. А Профессор демонстративно дернул плечом:

– Вокруг одни модели. И все -Элеки.

– А почему у Электроника не может быть нового друга? – громко спросила Майя Светлова.

Она протянула Электроничке руку, усадила ее на скамейку рядом с собой.

– Почему не может? Может! – согласился Сергей и подвел Электроника к баскетбольной площадке. – Мы тебя ждали полдня.

Пока Элек развлекался скоростным бегом, восьмой "Б" принял решение ехать в лагерь труда и отдыха, которому присвоено новое название – «Электроник». А раз едешь в «Электроник», то не оплошай, придумай заранее себе дело.

– Смотри! – сказал Сергей Элеку.

На асфальте во всю площадку был начертан мелом квадрат – схема какого-то большого города. Переплетение улиц, кварталы домов, пустоты площадей, въезды и выезды из квадрата… Во всем этом сложном чертеже, как бы увиденном с борта самолета, взгляд Электроника сразу уловил знакомую схему микроскопического модуля – ячейки электронной машины.

– Годится для супермашины? – спросил Сыроежкин, оглядываясь на приятелей.

Будущего монтажника так и распирало чувство гордости.

– В принципе годится, – согласился Электроник, оценивая модуль. – Но чем меньше элементов, тем лучше. Комбинация из одного элемента сколько дает вариантов? – спросил Элек автора будущего модуля.

– Один, – отозвался автор.

– А из пяти?

Сергей пожал плечами.

– Сто двадцать, – сосчитал Корольков.

– А из двенадцати?

Этого не знал даже Профессор.

Ответила с места Электроничка, и всех поразила произнесенная ею цифра: 479 001600. Почти полмиллиарда! Всего из двенадцати разных линий, кружочков, точек! А в квадрате Сыроежкина их десятки…

– Зачем все усложнять? – поинтересовался Элек, прикинув про себя огромный объем будущей работы. – Давайте новую технологию! Давайте новые идеи!

Ребята разом загалдели, и чуткое ухо Электроника уловило во всеобщем шуме голос каждого. Всех распирало желание сделать открытие.

– Значит, я устарел, – заметил вслух Элек. – Вам нужен супер, на который уйдут годы и годы труда.

– Что ты! – закричали монтажники. – Этот супер только для тебя, для черновых расчетов.

Пока мальчишки приставали к Элу, девочки подружились.

Рядом какая-то первоклашка рисовала смешных человечков под всем известную песенку: «Точка, точка, запятая… Минус – рожица кривая…» Майя и Эля переглянулись и принялись заполнять мелом пустые места в чертеже Сыроежкина.

– Сколько выйдет человечков из этой «скакалки»? – спросила Майка. – Всего-то шесть символов!

– Четверть миллиарда, – отозвалась сразу Элечка. – Самых разных…

Майка рассмеялась: каких только чудищ не изобразила ее новая подруга! Круглые, квадратные, многоглазые, руконогие – казалось, все описанные в фантастике инопланетяне были собраны из обычных точек, палочек и одного огуречка.

– Что вы делаете? – крикнул Сыроежкин, подбегая. – Что за рожи? Нарочно, да?

– Это комбинация из твоих элементов, – пояснила Майка.

– Человеки, – подхватила Электроничка.

Лицо изобретателя на мгновение стало нечеловеческим.

– Они испортили мой супер, – пробормотал он растерянно.

– Вот она – супер! – Элек указал на Электроничку. – Настоящий супер.

– На жидких кристаллах, – подтвердила девочкаспортсменка.

И протянула руку Сереге.

Тот машинально пожал ладонь Эли.

– Ну и ледышка! – пробормотал он.

Остальные тоже пожали ладонь и подивились ее прохладе.

– Сам ты ледышка! – парировала Майка. – В здоровом теле здоровый дух!

– А что такое задавака? – спросила Эля.

Вовка Корольков смутился и уставился в пустые школьные окна. Майка подскочила к нему:

– Это ты сказал «задавака»?

– Я не сказал, я подумал, – сознался Профессор.

– Ты хотел обидеть мою подругу? Или меня?

– А что такое зануда? – спросила спокойно Электроничка.

На этот раз покраснел Сыроежкин.

– Она что, угадывает мысли? – шепотом обратился он к Элеку.

– Возможно, угадывает, – подтвердил Электроник. -

У нее феноменальная чувствительность.

Сыроежкин недоверчиво посмотрел на Элечку:

– Угадай, модель, что я сейчас подумаю.

– Иди домой, такая… сякая… балбеска, – прочитала девочка по едва заметным движениям его губ. – Что такое балбеска?

Светлова возмутилась.

– Это уже слишком, Сыроежкин! – вспыхнула она. – Сейчас же извинись!

– Извини, – сказал Сергей новой знакомой Электроника. – Я не нарочно. Просто так…

– Опасная особа! – заметил вполголоса Смирнов Профессору.

– Обычная телепатка, – констатировал Профессор.

Почему– то никто из мальчишек не изъявил больше желания, чтобы Эля угадывала их мысли. Лишь Макар Гусев, у которого царила каникулярная пустота, от души стукнул ногой по мячу, крикнул:

– Здорово, Элка! А не сгонять ли нам, братцы, в футбол?

– На старт! – спокойно и твердо ответила ему Электроничка.

И так посмотрела на Макара, что он надолго запомнил мрачновато-правдивый взгляд ее больших темных глаз.

Никогда еще не испытывал Макар столько унижений от обыкновенного футбольного мяча. Сам виноват – вызвался защищать ворота. С виду все обычно: пятеро подростков гоняли по площадке мяч, передавали его друг другу и били в одни ворота. Не каждый наблюдатель отличил бы среди игроков девчонку с «хвостиком». Но когда мяч попадал именно к ней, Макар внутренне напрягался.

Первый гол Эли он не заметил. Просто не увидел мяча и решил, что тот от сильного удара перелетел через металлическую решетку, отгораживающую площадку от двора. «Принеси, Рэсси!» – попросил Макар, и тут все засмеялись, а Рэсси выразительно гавкнул. Макар оглянулся: гол!

Когда мячом завладела эта новенькая, на голкипера обрушилась серия мощных ударов. Вратарь бросался на летящий мяч и, вынимая его из сетки, не понимал, как он там оказывался. «Гол! Гол! Гол!» – кричала Майя, и ей вторил громким лаем пес.

Теоретически Макар знал, что можно взять любой мяч. Но не успевал сообразить, куда бросаться: он только слышал свист и нелепо метался в воротах. А когда мяч, посланный снова Элечкой, слегка задел его по волосам, Макар ощутил в голове легкий звон.

– Пенальти каждый забьет! – крикнул он, раздосадованный неудачей. – Становись!

Элечка встала в ворота.

– Сейчас узнаешь наших! – похвастался Макар.

Он отмерил шагами одиннадцать метров, разбежался и ударил по мячу.

Мяч оказался в руках вратаря.

– Так ему! – крикнула Майка. – Давай, Элечка!

Тут Макар с такой силой ударил по мячу, что чуть не развалилась новая кроссовка. Но вратарь в немыслимом прыжке выбила мяч из верхнего угла ворот. Игроки на площадке пришли в крайнее возбуждение, принялись пулять по воротам с любого расстояния. Вратарь каждый раз оказывался в нужном месте, мяч словно прилипал к ее рукам. А когда Элечке надоела мелкая суета на поле, она пробила от ворот свободный. Мяч взмыл вверх и исчез из виду.

По знаку вратаря Рэсси стартовал с площадки и вернул мяч откуда-то из-за облаков. Макар так и остался стоять с задранной головой. Слава капитана сборной по футболу улетучилась в весеннее небо.

Все радостно хлопали новенькую по плечу, а она даже не улыбнулась.

Майя отозвала в сторону Электроничку.

– Послушай, ты робот? – сказала она почти утвердительно.

– Да, я робот.

– Я сразу догадалась, – улыбнулась Майка. – А они нисколечко не поверили.

– Почему не поверили? – спросила Эля.

– Понимаешь, – Майя нагнулась к ее уху, – мальчишки так устроены. Они верят только себе и во всякую разную чепуху. Мы им еще покажем!

– Кто – мы? – уточнила Электроничка.

– Мы, девчонки! – Майя внимательно взглянула в глаза новой подруги. – Поедем с нами в пионерлагерь! Ты согласна?

– Мы, девчонки, – повторила Эля и ответила подруге: – Согласна.

Они обменялись ритуальными знаками: коснулись указательным пальцем губ, подпрыгнули на месте, покачали головой. Что-то очень важное отныне связывало их!

– Мы сумеем постоять за себя! – решительно произнесла Майя.

– Постоять за себя? – эхом вторила Элечка. – Значит, ты постоишь за меня?

– Да, – кивнула Майя. – А ты – за меня!

– Мы, девчонки?

– Мы, девчонки!

Электроничка давно поняла, что Майя очень правдивая и смелая, в обиду подругу не даст. «Пожалуй, мне повезло, что я буду учиться у девочек», – решила она.

А Майя вспомнила, что когда-то она шутливо попросила профессора Громова подарить девчонкам Электроничку. И вот, пожалуйста – Элечка рядом с ней. Такая сильная, такая необыкновенная. Майка была готова сама забить гол Макару, но пока она этого не умела.

Подруги переглянулись и тихими голосами подхватили выпорхнувшую из открытого окна мелодию, закружили по зеленой траве…

– Поезжайте, поезжайте в лагерь! Я – за! Я уже дал согласие! – азартно говорил профессор Громов Электронику и Электроничке. – Там вы будете среди своих.

– И я решу свою задачу? – спросила Эля.

– Там сколько угодно девчонок и мальчишек. Мальчишек мы знаем – они на все способны. Верно, Элек? – Громов улыбнулся, вспоминая прошлое. – А вот девочки… Надеюсь, Электроничка, ты подружишься с ними.

– Мы, девчонки, покажем себя! – решительно сказала Эля и подняла над головой крепко сжатый кулачок, демонстрируя их с Майей клятву.

«Самое удивительное в тайнах то, что они существуют», – произнес про себя Электроник слова английского писателя Честертона. Посмотрев на решительную позу девочки, он тихо спросил Громова:

– Почему она не умеет смеяться?

– Ты знаешь, смех не рождается сам по себе, – задумчиво произнес профессор. – Я рад, что ты обратил на это внимание. Значит, ты ей поможешь?

– Помогу.

Чуткий слух Эли уловил этот диалог. Она пожала плечами.

– А человек должен обязательно улыбаться? – И она украдкой взглянула на себя в зеркало.

– Время от времени, – сказал с улыбкой профессор.

– Когда смешно, – добавил Элек.

Элечка тряхнула головой, подскочила на месте.

– На старт! – крикнула она. – Вперед, за смехом!

Громов замахал отчаянно руками:

– Тихо! Всем оставаться на местах!

Но Элечка не собиралась никуда бежать.

– Я пошутила, – сказала она.

Ни тени улыбки не мелькнуло на ее лице.

– Хватит шуток! – Громов опустился в кресло. – Мне надоело быть отцом беглых роботов! Впрочем, – спохватился он, – шутите сколько угодно. Только без особого риска…

Он оглядел своих непоседливых умных детей. Завтра у них новый день, новые испытания. Пора проиграть все возможные ситуации. В общих чертах такой крупный, такой авторитетный в научном мире эрголог, как Громов, представлял себе будущее Электронички. «Эргон», как известно, значит по-гречески «работа», а «эрголог» по-современному – «роботопсихолог».

– Итак, – начал эрголог беглых роботов, – ваша цель должна быть вам абсолютно ясна…

– Я буду иногда прибегать за советом, – сказала на прощание профессору Элечка.

 

Date: 2015-05-05; view: 486; Нарушение авторских прав; Помощь в написании работы --> СЮДА...



mydocx.ru - 2015-2024 year. (0.005 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию