Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Старший школьник





Социальное образование как особый период детства воз-
никает прямо на наших глазах. По мере реализации общест-
венных требований к данному возрасту, выступающих, в ча-
стности, как требования родителей, складываются психологи-
ческие особенности этого возраста. На сегодняшний день о
старшеклассниках написано много специальных исследова-
ний. Все они сходятся на том, что основным психическим но-
вообразованием этого возраста является открытие своего Я,
непосредственным образом связанное с построением жизнен-
ных планов, с профессиональным самоопределением.

Для подростка и юноши вопрос «Кто Я?» одинаково ва-
жен, но содержание его крайне различно. Подросток еще
только определяет свое самое общее отличие от других, тогда
как для юноши - это вопрос о его месте в системе обществен-
ных отношений.

В старшем школьном возрасте развитие личности проис-
ходит в рамках общественно полезной деятельности, которая
проявляется в том числе и в учении в школе. Но в отличие от
подростков оно носит ярко выраженный характер учебной
профессиональной деятельности, поскольку предполагает
профессиональное самоопределение школьника.

Проблема профессионального самоопределения - своеоб-
разная проверка гражданской зрелости человека в деле выбо-

492

па профессии; проверка на его причастность к историческому
времени; проверка на ответственность за будущее - за буду-
щее не только свое, но и всего общества. Человек на своем
месте - это тот, кто влюблен в свое дело, творчески и полно-
ценно живущий, то есть счастливый и способный подарить
счастье, оптимизм, уверенность другим людям.

Ошибки в выборе неизбежны. Но нельзя осуждать человека,
если он нашел мужество признать ошибку. Как много разоча-
рований возникает в связи с неосведомленностью о требовани-
ях профессии. Ошибка в выборе воспринимается как жизненная
катастрофа. Неудачник чувствует себя «несостоявшимся».

Выбирать можно любую профессию, но дело в том, что
общество не в состоянии обеспечить всех творческим трудом.
Еще долго будут существовать общественно ценные и необхо-
димые профессии, но такие, где характер труда далеко не
творческий и не увлекательный. Как бы ни изменялся сам
характер труда, он всегда будет требовать от человека спо-
собности выполнять любую работу, преодолевать любые
трудности, подчинять свои желания интересам дела. Как бы
ни складывалась жизнь человека, труд - это главная сфера для
проявления качеств личности, для их формирования.



Думаю, что в этом тексте читатель столкнулся и со своими
переживаниями по поводу школы. Я немного завидую тем, у
кого они светлые и оптимистические, наполненные если не
ежедневной радостью, то ее возможностью.

Продолжим разговор о конце детства, о том, что происхо-
дит с подрастающими детьми.

Мы остановились на том, что дети сталкиваются с необхо-
димостью защищать границы своего психологического про-
странства от воздействия других и начинают сознавать меру
правильных социальных отношений. Ребенок становится очень
чувствительным к конкретным проявлениям правильности в
отношении к нему самому и другим людям, эти конкретные
проявления существуют для ребенка в виде образцов поведе-
ния реальных людей - взрослых и сверстников, а также персо-
нифицированных образов - киногероев, литературных персо-
нажей или созданных самим ребенком образов'.

Ориентация на конкретную меру правильности осуществ-
ления жизненного пути дает ребенку возможность выделять и
общие принципы организации социальных отношений. Замече-
но, что именно в этом возрасте дети начинают интересоваться

1 См., например: Эльконин Д.Б., Драгунова Т.В. Возрастные и
индивидуальные особенности младших подростков. - М., 1970.

493


устройством общества, государства, создают свои модели пра-
вильных общественных устройств. Это могут быть как идеаль-
ные модели, представленные в виде текстов - фантастических
рассказов, утопических проектов и тому подобное, так и в
виде реальных проектов, осуществляемых в команде сверст-
ников. Так складывается и начинает существовать подростко-
вая субкультура, где актуальной становится проблема пра-
вильных, нормальных отношений между людьми.

Переживание своей нормальности, возможность быть
правильным, хотя бы в глазах кого-то, очень важная осо-
бенность конца детства, так как ребенок уже столкнулся с
существованием разных проявлений жизни, протекающих по
своим специфическим правилам: реальной, фантомной и
полной. Чтобы не потерять чувство собственной целостно-
сти (испытать положительное переживание своей экзистен-
ции), ребенок должен получить достаточно психологической
информации о возможной целостности жизни. При этом ин-
формация должна быть персонифицирована с его собствен-
ными переживаниями. Думаю, что не случайно сегодня боль-
шое развитие получила педагогика приключений, где ребе-
нок рассматривается как человек, которому необходимы
переживания социально значимого воплощения своей экзи-
стенциальности, говоря иначе - жизненный успех, признан-
ный другими, или личное достижение, открытое для соци-
ального окружения.



Если обратиться к категории переживания, то это пережи-
вание, подтверждающее правильность его жизни. Думаю, что
это один из путей создания связи между реальным поведением
и идеалом настоящего, хорошего, правильного жизненного
пути человека. Ситуация осуществимого приключения, свя-
занного с риском, с опасностью для Я - это момент остановки
бытовой жизни, та точка личностного роста, когда появляет-
ся и переживается новое отношение к себе. Это испытание, за
которое можно себя уважать.

Если взрослые не знают об этом, то есть не создают таких
ситуаций приключений, то дети сами вовсю занимаются са-
мовоздействием, особенно когда рядом нет контролирующих
взрослых. Форм такого самовоздействия, которое я назвала
бы приключением Я, много, в принципе они все связаны с
физическим, эмоциональным или интеллектуальным риском.
Это варианты экспериментирования над собственным Я и
социальными отношениями с целью исследования прочности
их границ. Мне бы не хотелось объяснять факты, о которых
буду говорить ниже, в психоаналитическом ключе, думаю, что

494

экзистенциальная психология дает основания для анализа с
другой точки зрения, которой я и пытаюсь следовать.

Эксперименты над собственным Я возникают как способ
освоения разных проявлений жизни. Ребенок рискует своим
телом, прыгая с большой высоты, заплывая слишком далеко,
выбирая самую высокую гору для спуска с нее на лыжах, вы-
думывая все новые и новые способы катания на санках или
велосипеде. Он осваивает самое реальное проявление жизни,
ставя эксперименты над собственным телом, над его возмож-
ностями, при этом он получает совершенно определенное
переживание силы своего Я, могущего воздействовать на са-
мого себя. Именно поэтому дети нуждаются в контроле стар-
ших, их отношение к себе в этом возрасте часто граничит с
безрассудством. Мне пришлось наблюдать группу детей, ко-
торая, оставшись без присмотра взрослых, занялась освоени-
ем прыжков с ветки одного дерева на другое, естественно,
никаких летательных аппаратов, кроме собственных тел, у
них не было. Довольно рискованно.

Я уже говорила, что в этом возрасте дети осваивают инст-
рументы как возможное содержание собственного психологи-
ческого пространства, освоение возможностей своего тела не
менее важно и составляет важный момент становления психоло-
гического пространства, обращенного к реальной стороне жизни.

Все, кто занимался проблемами детского развития, так или
иначе поднимали вопрос о способности детей отделять мир
воображаемый (фантомный) от мира реального. Сегодня этот
вопрос приобретает особую остроту в связи с созданием мно-
жества виртуальных миров - компьютерные, кино-видеомиры,
мир героев книг, игрушек и тому подобное. Ребенку надо учиться
справляться со свойствами собственного Я в этом проявлении
жизни, надо научиться их выделять, сохранять, а при необхо-
димости и защищать. Здесь на помощь приходят предельные
экзистенциальные переживания, особенно переживание смерти,
которая сама, по сути, и порождает существование мира фан-
томного (вспомните об омертвелых формах психического).

Он присутствует как реальность неживого в потоке жизни,
становясь одним из ее проявлений, все эти бабы яги и кин-
конги, черепашки-ниндзя и Чебурашки - мир фантомный, пре-
дельным его выражением является смерть. Именно с нею и про-
водит ребенок в конце детства свои мысленные эксперименты,
осваивая возможность проявления силы собственного Я в фан-
томном мире. Делает он это в форме страшилок - страшных
историй, рассказываемых сверстникам. Аналогичное явление
описано в виде «черных фантазий» и у американских детей.

495


Благодаря исследованиям М.В.Осориной', собравшей боль-
шое число таких историй, можно достаточно конкретно уви-
деть (почти всегда скрыто от глаз взрослых), как дети осваива-
ют фантомное проявление жизни. Истории и обстоятельства,
при которых они рассказываются, производят на детей очень
сильное впечатление. Как отмечает М.В.Осорина, «расцвет
жанра приходится на девять - двенадцать лет, а тринадцати-
четырнадцатилетние подростки уже пренебрежительно назы-
вают это "детским враньем" и рассказывают совсем другие
страшные истории». Время и обстановка обязательно должны
быть соответствующими: взрослые далеко, дети одни, глубокие
сумерки. Иногда дети прибегают к специальным ритуалам за-
пугивания друг друга: «Ой, что это?!», «Под кроватью что-то
шевелится?!» и тому подобное. Очень важной для воздействия
является манера рассказа и поведение рассказчика. Обычно
напряжение, вызванное эмоциональным впечатлением, всегда
снимается общей возней, смехом, облегченным вздохом.

Рассказы-страшилки не имеют устойчивой формы, в них
как бы сливаются сюжетная история и воспоминания. Есть
устойчивые тексты детского фольклора, которые относитель-
но неизменными передаются от поколения к поколению детей.
В страшилках герои условны и безымянны, у них нет характе-
ра и мотивов поведения, они представляют собой как бы пол-
ное воплощение Добра и Зла.

Жуткие преступления, которые описываются в страшилке,
обычно не имеют какой-то конкретной причины, они проис-
ходят как проявление злодейской сущности. Доброй силой в
страшилках выступают взрослые, чаще всего милиционеры,
они сразу возвращают Добру его силу и наказывают Зло.

В страшилках дети обозначают только отдельные свойства
предметов, чаще всего цвет как символ, это черный (наиболее
частый), белый и красный цвета: «Черное пятно», «Белые
перчатки», «Белая простынь» и тому подобное. Сюжеты стра-
шилок не отличаются многообразием; М.В.Осорина выдели-
ла четыре их типа: 1) проникновение сил зла в дом; 2) «запрет -
нарушение - кара»; 3) похищение детей; 4) кража у мертвеца
искусственного (золотого) органа. Думаю, что все их можно
понимать с точки зрения освоения ребенком свойств своего Я,
живущего (начинающего жить) в фантомном мире норм и
правил сохранения и защиты своего психологического про-
странства, свойства которого надо узнать, исследовать и по-

10copинa М.В. Черная простыня летит по городу // Знание — сила. -
198б.-№ 10.

496

строить. Это и переживание психологической дистанции, соз-
даваемой нормами, правилами осуществления социальных
связей (второй тип сюжетов), это и переживание хрупкости
границ психологического пространства (первый сюжет), и пе-
реживание своей автономности и конечности (сюжет третий), и,
наконец, переживание смерти как таковой (сюжет четвертый).
Все эти переживания необходимы с точки зрения решения важ-
нейшей задачи личного развития - установления социальных
связей, которые обладают не только реальной силой воздейст-
вия на Я ребенка (через рост, вес, массу и другие физические
свойства взрослого), но и фантомной силой «правил», защи-
щающих взрослых от воздействия детей, но не наоборот.

Приведем пример рассказа-страшилки (по материалам
М.В.Осориной) девятилетней девочки: «Однажды одна семья
переехала на новую квартиру. Там они заметили на стене чер-
ное пятно. Они вызвали маляров и спросили: "Почему тут
пятно?" Маляры сказали: "Мы красили, красили, его никак не
закрасить". Жильцы повесили на это место ковер и поставили
детскую кровать. Наступила ночь. Родители положили мла-
денца в кроватку и заснули. В полночь из пятна протянулись
черные руки, схватили бабушку и унесли. На следующую ночь
черные руки унесли дедушку, на третью ночь - отца, потом
ребенка. Мать увидела, что никого не осталось, и подследила
за этими руками. Потом пошла и заявила в милицию. Пришла
милиция. Вместо маленького черного пятна оказалась перед
ними уже черная дверь. Они вошли в эту дверь и увидели ком-
нату. Там сидели бандиты. Милиция убила их, вошла во вто-
рую комнату и увидела мертвых людей. Вдруг все люди ожили,
потому что убили бандитов. Все стали жить по-прежнему,
только не стало черного пятна».

Освоение психологического пространства собственного Я
включает знания об общих признаках пространства. Кажется,
что именно эта необходимость толкает детей на строительст-
во шалашей, палаток, домиков, всевозможных укрытий. Замк-
нутость, границы - вот свойство защищенного пространства.
Думается, что отстаивая границы своего внешнего дома, дети
учатся осознавать и границы Я как психологического про-
странства. В этом смысле очень символической кажется рус-
ская сказка «Теремок», аналоги которой есть у многих наро-
дов мира, - пространство дома не является бесконечным, мед-
ведь там уже был лишним, он сломал дом - разрушил его тай-
ну, его границы; по аналогии можно сказать, что чрезмерное
присутствие других может разрушить еще хрупкое психологи-
ческое пространство Я ребенка в конце детства.

497


Приключение ребенка в фантомном проявлении жизни,
связанное с воздействием на собственное Я, позволяет осущест-^
вить не только страшная история, но и его собственное твор-
чество. Именно в этом возрасте ребенок может осуществлять
что-то не только по спонтанному порыву, но и «специально»,
как бы на заказ. При этом ребенок переживает неестествен-
ность подобного напряжения как ненужного для себя. Прояв-
ляется это в фактах отказа детей от особых занятий по раз-
ным направлениям искусства (музыка, живопись), спорта или
другого вида деятельности. В этом возрасте родители сталки-
ваются с тем, что дети не хотят систематически учиться твор-
ческим видам деятельности. Сопротивление детей бывает
очень сильным, несмотря на реальные успехи в обучении.

Творчество по заказу приобретает для ребенка качества
фантомности, как бы не-к-себе-принадлежности. Такой фено-
мен дает о себе знать еще и тем, что к концу детства большин-
ство детей перестает рисовать по собственной инициативе.

Кроме того, ребенок расстается с игрушками. Они переста-
ют быть частью его Я, становясь фантомами прожитой жизни.

Иначе говоря, в психологическом пространстве ребенка по-
являются отмершие образования - превращенные формы спон-
танного творчества и превращенные формы чувств к когда-то
своим предметам-игрушкам. Они дополняют фантомное прояв-
ление жизни, не только делают его осязаемым (мои старые иг-
рушки, рисунки, забытый музыкальный инструмент и так да-
лее), но и создают за счет этого особый план психологического
пространства - Прошлое. В настоящем фантомном осуществ-
лении жизни для ребенка актуальна возможность освоения
своей силы при встрече с конечными, дискретными свойствами
мира - с самой смертью. А в прошлом остаются проявления его
полной, целостной, спонтанной жизни, как его же собственные
воспоминания о детстве, фиксирующие разделение единого
потока жизни на разные ее составляющие.

Это находит непосредственное отражение в продуктах дет-
ского творчества:

Я ненавижу слово «смерть»,
Нет лучше слова «жизнь».
Мне так не хочется стареть.
Мне хочется - дружить.

Павел Сивоха, ученик 6 кл.,
(Газета «Зорька» № 46 (265) от 17.11.95)

Об этом же и в тексте восьмилетнего мальчика (автор про-
сил его не называть):

498

Пишу я взрослые стихи,
Наверно, от того,
Что дни случаются горьки
Для сердца моего.

Как разорвавшийся снаряд моя любовь к тебе, моя мамочка.

Эти люди пришли и спросят: «Зачем мы живем?»

Если мы им ничего не скажем, то мы этого сами не знаем,

а людям это надо знать.

Мне бы не хотелось комментировать эти тексты, думаю,
что они говорят сами за себя. Скажу только, что жить в мире
с осознанием своей дискретности непросто.

Думаю, что актуальность переживаний, связанных с освое-
нием фантомных проявлений жизни, с экспериментами в мире
реальном, на время как бы приостанавливает интенсивность
освоения творческих, полных проявлений жизни. Недаром мно-
гие педагоги, с этой точки зрения, называют возраст конца
детства пустым, как бы никаким, бессобытийным для реализа-
ции творческих возможностей ребенка. Выше я пробовала по-
казать, что освоение каждого из проявлений жизни - это слож-
ная работа. Она требует от ребенка достаточной силыЯ, поэто-
му вполне возможно, что ему просто не хватает энергетических
запасов для переживания своей спонтанности. Говоря языком
взрослых, они очень мало выдумывают интересного и полезно-
го для своей жизни, а занимаются в основном глупостями, хотя
сами уже большие. Да, эти большие маленькие дети со смехом
расстаются со своим детством, скрывая под ироническими улыб-
ками и свой страх, и свое бессилие перед взрослой жизнью.

Опять одной из форм такого детского смеха являются
иронические страшилки - пародии на настоящее. И уже опи-
санный «бунт» против своего детского творчества, и даже
его возможностей.

Открывающаяся перед ребенком неоднородность жизни, пе-
реживание разных свойств своего психологического простран-
ства, возможность самовоздействия на них создает для него в
конце детства большую опасность потери доверия к себе, отка-
за от собственного Я как беспомощного. Опасность эту созда-
ют взрослые, если оставляют ребенка (считая его равно боль-
шим или маленьким) без необходимого ему психологического
материала для построения психологического пространства. Я
уже говорила, что это прежде всего материал освоенных пред-
метных действий, рождающий чувство уверенности и адекват-
ности условиям собственной жизни, в которых могут быть ин-
тегрированы в собственных усилиях разные ее проявления. Это
та защита от инфантилизма, которую могут помочь приобре-
сти ребенку взрослые люди. Для этого у них есть все возможно-
сти координированных и объединенных усилий при обучении
ребенка, а также обучение его навыкам осуществления и пони-
мания межличностных отношений.

499


Исследования различных авторов, посвященные пробле-
мам регуляции межличностных отношений в конце детства'
позволяют выделить следующие важные для понимания этого
возраста особенности:

- наличие устойчивого типа ориентации на другого челове-
ка (показатель существования концепции другого человека);

- переживание неоднозначности своего возможного (еще
реально не осуществленного) отношения к другому человеку;

- применяемые детьми нормы регуляции межличностных
отношений не соответствуют известным им нормам (еще одно
из проявлений неоднородности потока жизни, которое пере-
живается ребенком);

-в сознании ребенка существуют разные нормы построе-
ния межличностных отношений; они различаются по степени
общности, по возможности их конкретизации при оценке и
построении реальных отношений с другими людьми; в боль-
шей степени представлены те нормы построения отношений,
которые конкретизируются в мере правильности действия как
«хорошо» или «плохо», как воплощение категорий соответст-
венно Добра и Зла.

Кроме того, обращают на себя внимание факты, говоря-
щие о том, что критическая самооценка детей является одним
из важнейших факторов установления межличностных отно-
шений. Критическая самооценка - это проявление диалогич-
ности в сознании ребенка, того внутреннего диалога Я и не-Я,
которое позволяет отнестись к силе и возможностям собст-
венного Я с должной степенью реалистичности. В исследова-
ниях был выделен феномен, названный объективным внима-
нием к себе, который выражается во временном отвлечении
внимания от внешнего содержания и сосредоточении его на
самом себе. Суть его состоит в том, что в таком состоянии че-
ловек более самокритичен, более склонен брать на себя ответ-
ственность за свои ошибки и следовать признаваемым им
нормам, чем в ситуациях, где его внимание сосредоточено на
выполнении предметных действий. Этот феномен наблюдает-
ся уже у детей в конце детства.

Думаю, что он заслуживает внимания как проявление пе-
реживаний собственной динамичности, возможности само-
воздействия на Я с целью его изменения. Другими словами,
уже в детском возрасте возможно проявление того критиче-

' См., например: Якобсон С.Г. Психологические проблемы этического
развития детей. - М., 1964; Психическое развитие младших школьников /
Под ред. В.В.Давыдова. - М., 1990; и др.

500

ского отношения к себе, того стремления к совершенствова-
нию себя, той внутренней духовной работы, которую Л.Н.Тол-
стой считал одной из основ подлинной нравственности.

Самооценка в конце детства является одним из устойчивых
психологических образований, характеризующих ориентацию
психологического пространства ребенка в системе социальных
норм и правил. Исследования самооценки детей, находящихся в
периоде конца детства, показывают, что они проявляют высо-
кий уровень рефлексивности в оценке и самооценке качеств
личности человека. Они очень осторожно и бережно обраща-
ются с нормами и правилами, применяя их к оценке поведения
и качеств конкретного человека и себя. Я думаю, что за этим
стоят переживания ребенка, связанные с овладением им свойст-
вами фантомного проявления жизни, их можно было бы срав-
нить с эффектом колдовства: скажешь, вдруг так и будет. Ма-
гические свойства плохих слов дети уже знают, у них есть опыт
переживания дразнилок и прозвищ, на которые богата их
жизнь среди сверстников. Отчасти поэтому во всех эксперимен-
тальных данных исследования самооценки можно так или ина-
че видеть эту осторожность детей в обращении с негативными
оценочными словами; они, если вынуждены их употреблять,
обязательно смягчают ситуацию, показывая возможную пер-
спективу изменения этих качеств как у себя, так и у сверстника.

Заслуживает внимания и тот факт, что дети уже прини-
мают во внимание при оценке себя мнение других людей,
могут (и показывают) его возможное несоответствие своей
личной самооценке.

В этот период большое значение для жизни ребенка при-
обретают сверстники, как и в предыдущий период жизни,
общение с ними дает психологический материал ощущения
полноты жизни, особенно в форме совместной деятельности,
где проявляется особое чувство принадлежности к команде, к
своим людям, гарантирующее на время защищенность и пол-
ноту переживаний. Дети в конце детства склонны «заигры-
ваться» до самозабвения в коллективные игры, примитив-
ность содержания сюжета которых компенсируется эмоцио-
нальной включенностью в эту ситуацию участников команд-
ного действия, на время снимающего статусные переживания
детей от пребывания в группе сверстников. Известно, что в
этом возрасте дети очень четко могут определить и выразить
свое отношение друг к другу. В каждой группе есть дети, ко-
торые получают максимальное количество положительных
оценок, ярких эмоциональных отзывов о себе, к ним прояв-
ляют высокую степень признания и уважения. Других детей

501


столь же (или не менее) ярко характеризуют отрицательно
выражают недовольство их поступками и отношениями. Сте-
пень популярности ребенка определяется проявленностью, вы-
раженностью его качеств: чем сильнее они проявлены, тем вы-
ше уровень его признания или осуждения. При этом положи-
тельные качества ребенка соотносятся с более высоким уровнем
его рефлексии, а отрицательные - с его заметным снижением.

Считается, что высокий уровень рефлексии способствует
быстрому усвоению общественно ценных критериев оценки его
Я и самой возможности им соответствовать, что повышает
гибкость в ориентации границ своего психологического про-
странства для сохранения и проявления Я. Неразвитая рефлек-
сия препятствует этому, ребенок не в состоянии справиться с
предъявляемыми нормами и проявлением силы своего Я, он
переживает межличностные и внутриличностные конфликты,
справиться с которыми ему самому бывает практически невоз-
можно, особенно если конфликты уже интериоризированы.

Если же конфликт экстериоризируется, то отношение свер-
стников, реагирующих, например, на разные проявления «пло-
хости» ребенка, дает ему достаточно информации для построе-
ния нового отношения как к ним, так и к самому себе. Иссле-
дователи самооценки с удивлением отмечают, что «самые
плохие» дети в классе обнаружили более высокий уровень
рефлексии в оценке и самооценке качеств личности, чем «не-
самые-плохие» дети.

Для формирования отношения к своему Я ребенку необхо-
дима (хоть какая-нибудь) внешняя информация о нем самом.
Вот они и добиваются ее от сверстников иногда самыми при-
чудливыми (с точки зрения взрослого) способами: носят подар-
ки, дурачатся, задираются, «плохо ведут» себя на уроках, чтобы
только их видели. Одна из девочек призналась маме, что она
(примерная ученица) специально стала ерзать на парте, чтобы
учительница сделала ей замечание; запомнились слова этой
девчушки: «Я больше не могла слушать про существительное, я
сама хотела быть существом». Как я ее понимаю!

Исследования' совместной деятельности детей показыва-
ют, что в ней существует особый класс задач, целью которых
является воздействие на другого человека с целью изменения
его позиции для осуществления общих конечных задач. Воз-
никает особая проблема выбора меры воздействия на другого
человека, проблема презентации общих для всех целей, то есть

I См., например: Взаимоотношения детей в совместной деятельности и
проблемы воспитания. - М., 1976 и др.

502

как бы общего возможного будущего. Это предъявляет требо-
вания к психологической компетентности детей, к их умению
оперировать не только предметным содержанием, но и содер-
жанием психологической реальности. Известно, что этот воз-
раст очень чувствителен к разным формам социального обуче-
ния. В настоящее время известно множество таких конкретных
программ, которые передают ребенку психологические знания.

Среди этих знаний наиболее значимым является знание об
обратной связи, о том, как может воспринять воздействие тот
или иной человек, что он может сделать (почувствовать, по-
думать) в ответ на реакцию ребенка. Естественно, что все эти
программы будут оставаться только благими пожеланиями,
если психологическая грамотность взрослых не будет прости-
раться дальше позиции: «Делай, как я».

Для того чтобы показать взрослым читателям возможно-
сти «маленьких» детей восьми-двенадцати лет понимать пси-
хическую реальность и действовать в ней, приведу выписки из
самодельной книги мальчика девяти лет, которую он написал
после встречи с книгой Д.Карнеги. «Книга» мальчика назы-
валась: «Как управлять родителями», вот несколько страниц
из этой, так симпатичной мне, работы:

«...Когда родители сердятся, надо затаиться и подождать.
Это долго не бывает. Потом надо что-нибудь для них сделать
приятное, можно и ничего не делать. Уйти гулять.

...Если родители не пришли к нужному часу, надо ждать
полчаса, а потом идти их искать.

...Если родители ссорятся, лучше зареветь самому. Жела-
тельно громко.

...Если у родителей нет денег, не надо ныть. Будут...
...Если родители болеют, то самому болеть не надо. Кто
будет за ними ухаживать?..»

Объем этой работы заслуживает уважения к труду ее авто-
ра - исписана тонкая ученическая тетрадь. Может быть, ко-
гда-нибудь ее будут читать как историю семейных нравов
концаXX века.

Владение ребенком психологической информацией прида-
ет ему необходимую силу для движения от одного проявления
жизни к другому, он знает свои возможности, поэтому у него
есть реальные основания для такого самовоздействия, кото-
рое не разрушит тайну его Я.

Итак, подходит конец детства, который З.Фрейд называл
латентной стадией, потому что разрушительные влечения при
нормальном развитии еще дремлют. Этим она отличается и от
более ранних стадий и от более поздних.

503


Главная опасность этой стадии состоит в том, что многое
в детском развитии нарушается, когда взрослые развивают в
ребенке чувство неадекватности и неполноценности из-за
его неуспешного действия с орудиями и вещами. Здесь исто-
ки инфантильности - отказа от собственных усилий по ор-
ганизации жизни.

думаю, что есть смысл напомнить и предостережение
Э.Эриксона о том, что в этом возрасте может произойти чрез-
мерное развитие чувства технологического характера культу-
ры, то есть сведения ценности человека только к его трудо-
вым, профессиональным качествам. Таким образом, духов-
ная, экзистенциальная сущность человека выпадет из системы
его ценностей. Как писал Э.Эриксон, «если он (человек) при-
нимает труд как единственную свою обязанность и "кем он
работает?" как единственный критерий ценности человека, то
он может превратиться в конформиста и не рассуждающего
раба своей технологии и своего нанимателя». Для нашей
культуры это еще нетипичная, но складывающаяся на глазах,
тенденция, когда дети среди главных ценностей жизни начи-
нают выделять деньги и уровень богатства человека.

Другими словами, современная семья и школа, сверстники
и взрослые, сам ребенок - мир, его окружающий, задают со-
держание психологического пространства ребенка, который
окажется в скором времени на пороге подростничества, когда,
говоря словами М.Волошина:

Настало время мятежей
И катастроф: падений и безумий.
Благоразумным: «Возвратитесь в стадо?»
Мятежнику: «Пересоздай себя».

Об этом в следующей главе.

Глава10

О ПОДРОСТКАХ
(13-17 ЛЕТ)


Голос детства из дальней дали до отрочества долетает,

Подросток его презирает и слышать его не хочет,

«Нет, нет, - он бормочет, - это вовсе не я,

это просто ребенок, который не знает, что говорит...»

Но ребенок всегда говорит только то, что знает,

даже если молчит, и особенно если молчит.

А подросток растет, вырастает, но покуда еще не подрос,

он не может в себе подавить ни смятенья, ни смеха, ни слез.

Воспитателям хочется,

чтобы из него получилось подобье прочих,

которых они уже вывели на дорогу, -

но подростку не хочется думать в ногу

и не хочется по приказу мечтать...

Ему бы в детство опять.

Жак Превер

Недаром и сами юные люди инстинктивно тянутся к
образам великих людей. Они смутно или ясно видят в них
образцы, имеющие непосредственное отношение к их
личным чаяниям.

М.М.Рубинштейн

Эту главу писать безмерно трудно - о подростках напи-
сано столько, что если бы они об этом узнали, то, думаю,
страшно гордились бы вниманием к себе взрослых. Тем
вниманием, которого им так часто не хватает в жизни, где
их считают «невыносимыми» и «трудными», как, конечно,
считают взрослые.

Трудно писать и потому, что в работе с ними иногда ощу-
щаю собственный возраст как препятствие для эффективной
помощи им, а иногда наоборот - моя собственная взрослость
помогает найти нужное (важное) для подростка решение его
жизненной ситуации. Все же я благодарна судьбе, что уже
долгое время у меня есть возможность прикасаться к миру
подростков, думаю, что это один из самых недоступных для
взрослого человека миров. Это мир, в котором нет логики
взрослой жизни, непосредственности детства, где все краски и
запахи жизни, весь ее вкус и аромат, именно все и весь, обру-
шиваются на подростка как ливень. Последствия же ливня,
как известно, бывают весьма неоднозначны - тут и сломанные
ветки, и вырванные с корнем деревья, и чистый воздух, и на-
поенная новой силой земля...

Трудно писать о подростках и потому, что язык взрослой
науки не может (возможно, пока) выразить то, что происхо-
дит в жизни, кроме того, чтобы зафиксировать кое-какие
изменения.

506

С чего начать? С противоречий, которые обостряются в
этом возрасте до уровня трагедии? С потерь и приобретений?
Нет! Начну, пожалуй, снова с любви и особенностей ее прояв-
ления в окружающем меня мире, доступном мне для понима-
ния и анализа. Помогать мне в этом будут Э.Фромм, В.Сатир,
В.Франкл, М.Мамардашвили, Н.А.Бердяев и многие другие
люди, которым доверяю в их попытках понять человека.

Это так просто - еще раз сказать, что без любви людей
друг к другу невозможно решение ими задач своего же разви-
тия. Кстати, тут же и возникает вопрос о том, а переживает ли
человек необходимость собственного развития или уже ап-
риори считает себя совершенством? Ответить на него далеко
не просто, так как возможность вразумительного объяснения
тоже связана с пониманием любви - любви к себе.

Любовь к себе - один из видов любви, с которой в нашем
мире происходят, на первый взгляд, незаметные, но существен-
ные изменения, особенно остро дающие о себе знать в содержа-
нии вечной проблемы отцов и детей - проблемы связи поколе-
ний. Именно эта проблема обостряется в подростковом возрас-
те, порожденная решением подростками возрастных задач раз-
вития. Об этом и пойдет речь, замечу только, что описывае-
мый мною возраст в отечественной психологии (придерживаю-
щейся школьной классификации периодов развития) относится
как к периоду среднего школьного возраста, так и захватывает
весь период старшего школьного возраста. Я не придержива-
юсь этой классификации, ориентируясь в описании возрастных
особенностей на содержание жизненных задач развития и экзи-
стенциальные переживания, связанные с ними.

Работая в качестве практического психолога с большим
количеством семей, где есть подростки, я поняла, что слова
Э.Фромма о распаде любви в современном обществе, боль,
какой пронизаны тексты Х.Ортеги-и-Гассета, провидческие рас-
суждения Вл. Соловьева оправдываются существованием быто-
вых, ежедневных вариантов псевдолюбви. Основное ее качество -
это безличность отношения людей друг к другу, это норматив-
ность в проявлении чувств - дозирование их в соответствии
с заслугами человека, особенно ребенка, подростка. Это то,
что М.Волошин называл трагедией материальной культуры. Я
позволю себе еще раз процитировать его пронзительные строчки:

Чтобы не дать материи изникнуть,
В нее впился сплавляющий огонь.
Он тлеет в Я, и вещество не может
Его объять собой и задушить.
Огонь есть жизнь.

507


И в каждой точке мира

Дыхание, биенье и горенье.

Не жизнь и смерть, но смерть и воскресенье -

Творящий ритм мятежного огня.

Думаю, что в них выражено то противоречие, которое воз-
никает при встрече живого («огня») с мертвым, косным («мате-
рией»). Таким живым является и настоящая любовь, которая
всегда носит созидательный, а не разрушительный характер,
которая предполагает заботу, уважение, ответственность и
знание о любимом. Она направлена на него как на воплоще-
ние существеннейших человеческих качеств - свободы и от-
ветственности. Если человек любит созидательно, то он лю-
бит и себя; если он любит только других, он не может любить
вообще. Эти закономерности давно отмечены исследователя-
ми человеческой любви.

Мертвыми образованиями, лишенными созидательной си-
лы, становятся отношения псевдолюбви, так как в них суще-
ственнейшие свойства человека отождествляются с предмет-
ными. Это называют еще отчуждением.

В таком случае псевдолюбовь - это форма спасения от
одиночества за счет создания отношений зависимости себя от
конкретных свойств другого человека и, наоборот, конкрет-
ных свойств (например, успеваемости) от своих собственных
(совместное, например, приготовление уроков). Несмотря на
достаточно большое число форм псевдолюбви и обусловлен-
ность их появления снижением ценности человека в XX веке
особенно, все они объединены одним общим проявлением - в
них отсутствует индивидуальное проявление сущностных
человеческих характеристик любящих людей'.

Прежде чем перейти к описанию форм псевдолюбви, бу-
квально несколько слов о том, почему это становится так
актуально для подростка. Вступив в этот возраст, человек
сталкивается с тайной своего изменчивого Я, постоянно
ускользающего от него же самого. Для сохранения Я необ-
ходима огромная работа по его построению, если хотите,
то выстраиванию. Без необходимого психологического ма-
териала этого не сделать. Если в предыдущем периоде сво-
его развития ребенок переживал свою дискретность, ко-
нечность как проявление своего Я, как момент его фикса-
ции в собственном же сознании, то подростку требуется
психологическая информация для дальнейшего осуществ-
ления жизни его Я, как проявления в конкретной, индиви-

' См. подробно: Фромм Э. Искусство любви. - 1990.
508

дуализированной, в его лице персонифицированной форме
сущностных свойств человека.

Думаю, что основным условием получения такой психоло-
гической информации может быть его встреча со взрослым
человеком, который воплощает в отношении с подростком
обобщенную, но персонифицированную, сущность человека.
Является, говоря педагогическим языком, нравственным
идеалом, жизненным идеалом, но не абстрактным, а конкрет-
ным, может быть, ежедневным воплощением его в отношении
подростка. Слово воплощение можно было бы заменить без
потери смысла словами труд, или любовь как синонимами.
Считайте, что я это уже сделала.

Иначе говоря, подросток своими потребностями, главной
потребностью - жить - ставит перед людьми, его окружающи-
ми, в самой острой форме проблему любви к жизни, к себе как к
живому человеку, к нему - подростку, а значит, к нему как к
другому человеку. Его проблемы - это тот «огонь», который
обращен к «веществу» отношений с другими людьми - к тем
нормам и правилам построения и осуществления проявлений
жизни, с которыми он уже успел встретиться в своем детстве.

Справятся ли с этой задачей взрослые, если они попали
под влияние процветающих в культуре форм псевдолюбви?
Думаю, что этот вопрос из категории риторических, может
быть, поэтому, как только подростковый возраст стал в исто-
рии культуры возрастом массового школьного обучения, о
нем на все лады говорят (взрослые!) как о трудном. Может
быть, это следы от огня Я подростков, того мятежного огня
свободы и ответственности, который зарождается в них и
вызывает, как всякий огонь, желание наблюдателя поскорее
потушить его или по крайней мере обезопасить себя от него.
Чем? Да все той же псевдолюбовью, которая все-таки может
называться любовью, не будучи таковой на деле. В эту ло-
вушку фантомности собственного сознания, собственной
жизни, к сожалению, очень часто попадают не только взрос-
лые, но и сами подростки. Для того чтобы отличить любовь
от псевдолюбви, надо не только быть мудрецом, но и обла-
дать высоким чувством собственного достоинства (границами
Я, недоступными для разрушения другим людям), а за плеча-
ми у подростков их прошлое. Оно же и в биографии взрослых
людей. (Я не буду подробно останавливаться на происхожде-
нии псевдолюбви, это подробно описано в психоаналитиче-
ской литературе, и при желании читатель всегда может вос-
пользоваться первоисточником - работами самого З.Фрейда).
Итак, формы псевдолюбви в отношениях между людьми.


Название Содержание Воздействие на человека и его последствия
«Великая», или покло- няющаяся, любовь Поклонение любимому человеку; отчуждение от своих собственных сил, проекция их на любимого Поглощение психологи- ческого пространства другого человека за счет отождествления с собст- венным (механизмом про- екции) как с дискретным, конечным Я. Последст- вия -разочарование, по- иск нового идола
«Сентимен- тальная любовь» Переживание в фантазии, в фантомном проявлении жизни. Реальные отноше- ния обесценены Свой, реальный человек, с которым отношения су- ществуют в настоящем, не воспринимается как жи- вой. Свойствами живого наделяется образ про- шлого или будущего. По- следствия - эмоциональ- ная холодность, скука, пустота в отношениях
Любовь к «несчаст- неньким» Внимание к слабостям любимого, стремление его усовершенствовать, сво- его Я не чувствуют. От- ношения строятся на ме- ханизме взаимной проек- ции, нет реализма в вос- приятии своего Я или Я другого человека Создание искаженного образа Я, фиксация про- явлений Я в постоянных формах. Последствия - ригидность в отношениях, воспроизведение в про- странстве и времени од- них и тех же отношений
«Зеркальная любовь» Человек не в состоянии придать смысл своей жизни,воздействовать на свое Я, он старается жить ради кого-то, отражая его жизнь как проявление своей жизни Проявление воздействия не имеет границ, эти гра- ницы вообще не осозна- ются и не принимаются. Последствия - поглоще- ние психологического пространства одного че- ловека другим или втор- жение в это пространство без всяких ограничений

 

Общее во всех проявлениях псевдолюбви то, что они пред-
ставляют собой ту или иную форму отказа одной из сторон
взаимодействующих людей от своего собственного Я и воз-
можность подмены его конкретными (в том числе и физиче-
скими) свойствами другого человека. Не забуду, как плакала
мама девочки-подростка, уверяя, что она (дочка) слабая и
больная, что о ней надо кому-то постоянно заботиться и обе-
регать ее. На приеме передо мной сидела сильная, красивая
четырнадцатилетняя девушка (когда-то в раннем детстве была
трудная операция, но с тех пор прошло десять спокойных и
здоровых лет). Когда она поняла возможности моей профес-
сии, то сама попросила: «Научите меня так сказать маме, что
я здорова, чтобы она поверила». Мать контролировала каж-
дый ее шаг, каждое ее физическое напряжение, каждое усилие,
считая это высшей формой проявления своей любви к девоч-
ке. Та же устала, ей надоело быть «больной», да она уже дав-
но и не была ею, а выйти сами из «заколдованного круга»
отношений они не могли. Усталость девочки рождала раз-
дражение, напряжение, попытки «уйти» от внимания матери,
«огонь» ее Я сопротивлялся (еще!) стремлению другого чело-
века погасить его.

Как тут не вспомнить на разные лады повторяемую мудре-
цами мысль о том, что любовь - это риск, это риск поверить в
силы своего Я и Я другого человека, это риск работы Я по
устройству всех проявлений жизни. Риск, потому что успех от
этого напряжения не может быть гарантирован никем и ни-
чем, только верой. Она сама по себе не возникает, для этого,
как минимум, надо пережить экзистенциальные чувства и их
ценность, чтобы принять жизнь во всей ее полноте - со всеми
ее муками и радостями, без магических ограничений, успеха-
ми и достижениями, воплощенными в конкретных, а значит, в
конечных свойствах себя и другого человека.

Хорошо, что люди создали психологию и психотерапию,
помогающие им же самим пережить возможности своего Я,
выходящие за пределы обыденного реагирования друг на
друга. Благодаря психотерапии маме удалось пережить, что
она своим отношением к дочери поглотила ее психологиче-
ское пространство, создала препятствия для проявления
силы ее Я. Вспоминая то сопротивление этой женщины, по-
ниманию, что за жизнь дочери отвечает не только она, но и
сама девочка.

Кстати, в современном мире есть достаточно осознанное
средство против всех форм псевдолюбви - это права человека,
это права ребенка. Я приведу только небольшую цитату из
Декларации прав ребенка (20 ноября 1959 г.):

«Принцип 2. Ребенку законом и другими средствами долж-
на быть обеспечена специальная защита и предоставлены воз-
можности и благоприятные условия, которые позволяли бы

511

510


ему развиваться физически, умственно, нравственно, духовно
и в социальном отношении здоровым и нормальным путем и
в условиях свободы и достоинства. При издании с этой целью
законов главным соображением должно быть наилучшее обес-
печение интересов ребенка...»

Кроме того, хотелось бы познакомить читателя и с несколь-
кими статьями из «Конвенции о правах ребенка».

«Статья 12.

1. Государства-участники обеспечивают ребенку, способ-
ному сформировать свои собственные взгляды, право свобод-
но выражать свои взгляды по всем вопросам, затрагивающим
ребенка, причем взглядам ребенка уделяется должное внима-
ние в соответствии с возрастом и зрелостью ребенка...

Статья 13.

1. Ребенок имеет право свободно выражать свое мнение;

это право включает свободу искать, получать и передавать
информацию и идеи любого рода, независимо от границ, в
устной, письменной или печатной форме, в форме произве-
дений искусства или с помощью других средств по выбору
ребенка...

Статья 14.

1. Государства-участники уважают право ребенка на сво-
боду мысли, совести и религии...

Статья 16.

1. Ни один ребенок не может быть объектом произвольно-
го или незаконного вмешательства в осуществление его права
на личную жизнь, семейную жизнь, неприкосновенность жи-
лища или тайну корреспонденции или незаконного посяга-
тельства на его репутацию.

2. Ребенок имеет право на защиту Закона от такого вмеша-
тельства или посягательства...»

Интересно, что в обыденном сознании взрослых право ре-
бенка иметь и проявлять свое собственное Я признается и
воспринимается, по крайней мере, с изумлением.

- Как, у них (подростков, детей) есть еще какие-то права,
они же должны... (список долгов я приводить не буду).

Учитывая, что это глава только о подростках, возьму на
себя смелость от их имени сказать, что они чувствуют себя
загнанными в трудный период своей жизни, потому что
взрослые не находят для них места - элементарного простран-
ства - в жизни, так как не знают (не все, но многие), что для
осуществления Я (для «творящего ритма мятежного огня»)

512

необходимо (!) и внешнее, и внутреннее пространство. Такое
пространство, где можно себя чувствовать защищенным, пе-
реживать границы своего Я, своего психологического про-
странства как надежные. Образ творящего ритма огня мне
кажется очень подходящим к описанию проблем развития
самосознания в этот период, так как подросток ставит глав-
ный вопрос: «Зачем живут люди?» Он видит в этом вопросе
как ключевое слово «живут», освоение пространства жизни во
всей его полноте и целостности - вот главная проблема под-
росткового возраста. Недаром именно в этом возрасте у детей
просыпается интерес к музыке, можно даже говорить о музы-
кальных странствиях современных подростков. Родители
знают, что часто музыка сопровождает подростка во всех его
ежедневных занятиях, выполняя множество самых разных
функций. Об одной из них хотелось бы сказать особо - музы-
ка выполняет функцию интеграции множества разнообразных
и не соответствующих друг другу переживаний подростка,
создает (пусть на время) переживание собственной целостно-
сти, ритмически организованной, то есть предвидимой, пре-
дощущаемой. Известно, что именно ритмичная музыка нра-
вится подросткам больше всего.

Интенсивный физический рост и переживания, с ним свя-
занные, осязаемость проблем взрослой жизни, нарастающий
груз ответственности и тому подобное вносят мощный диссо-
нанс в Я-концепцию подростка. Напряжение, вызванное этим,
требует преодоления за счет увеличения силы Я, которая при-
ходит за счет освоения жизненного пространства, выстраива-
ния своего места в нем. Подростки резко и часто меняют ин-
тересы и увлечения, у них наблюдается перестройка системы
оценок других людей и себя, возникают конкретные жизнен-
ные планы и проявляются усилия по их осуществлению'.

У меня есть возможность проанализировать, как на про-
тяжении шестидесяти лет истории России менялись (и меня-
лись ли вообще), с точки зрения наблюдателя, исследователя,
основные свойства в описываемом периоде жизни человека.
Этот материал, думаю, даст возможность еще раз вернуться к
вопросу о наличии сущностных свойств человека и их устой-
чивости в историческом времени не только индивидуальной,
но и социальной жизни. Для изложения материала прибегну к
его систематизации в виде таблицы.

' См. подробно: Формирование личности в переходный период от подро-
сткового к юношескому возрасту / Под ред. И.В.Дубровиной. - М., 1987;

Рубинштейн М.М., Игнатьев B.C. Психология, педагогика и гигиена
юности. - М., 1926.

17 Г. С. Абрамова

513









Date: 2015-05-04; view: 276; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.062 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию