Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Развитие мышления 4 page





Для того чтобы понять, какую роль играет внимание в психической деятельно­сти человека, представьте себе, что вы смотрите на какую-то группу предметов. Одни предметы, которые находятся в центре вашего зрительного поля, будут вос­приниматься вами наиболее отчетливо, другие, находящиеся на периферии ваше­го зрительного поля, — менее отчетливо. Подобную аналогию можно построить в отношении нашего сознания: то, что составляет смысл нашей деятельности, за­нимает центр нашего сознания, а то, что в данный момент незначимо, уходит на периферию, или «боковое поле», сознания. Следует отметить, что данная анало­гия — это всего лишь аналогия. Вы можете смотреть на какой-то предмет, но при этом думать совсем о другом. В этом случае «цент­ральное поле» вашего сознания будет занято тем, о чем вы думаете, а не тем, на что вы смотрите.

Если представить наше сознание графически, то следует нарисовать два круга: один в другом. Боль­шой круг будет называться зоной неясного созна­ния, а малый круг — зоной ясного и отчетливого сознания, или зоной внимания (рис. 14.1).

Таким образом, внимание обеспечивает чет­кость и ясность сознания, осознание смысла психи­ческой деятельности в тот или иной момент време­ни. Но говоря о двух зонах ясности и отчетливости сознания, следует иметь в виду, что в неясной зоне Рис 14.1. Схема зон сознания


Что является материальной основой внимания!


Одно из основных направлений исследова­ния внимания заключается в выявлении механиз­мов, с помощью которых мы направляем вни­мание на интересующие нас предметы. Таким простейшим механизмом является физическая переориентация наших сенсорных датчиков в сторону этих объектов. В случае зрения это означает перевести взгляд, чтобы интересую­щий предмет попал на наиболее чувствительный участок сетчатки. Однако, как показывают ис­следования зрительного внимания, построен­ные на наблюдении за глазами испытуемого, глаза не стоят на месте, а ведут сканирование.

Как и при чтении, это сканирование не явля­ется плавным непрерывным движением, а со­стоит из последовательных фиксаций. Об этом свидетельствуют сделанные с помощью каме­ры записи движения глаз испытуемых. Установ­лено, что движения глаз при сканировании кар­тинки обеспечивают попадание различных ее частей в зону самого высокого разрешения, что позволяет рассмотреть детали. Точки, на кото­рых фиксируется взгляд, не случайны. Это наи­более информативные места изображения, места, где находятся важнейшие признаки. На­пример, при сканировании лица на фотографии множество точек фиксации приходится на участки, где расположены глаза, нос и рот.



В слуховом восприятии ближайшим анало­гом движений глаз являются движения головой, при которых уши ориентируются по отношению к источнику звука. Во многих же ситуациях этот механизм внимания имеет ограниченное приме­нение. Возьмем, например, вечеринку, на ко­торой собралось много людей. Мы слышим множество голосов, и их источники недостаточ­но удалены, чтобы переориентация ушей позво­лила избирательно отслеживать какой-нибудь один разговор. Но можно избирательно вос­принимать сообщение, ориентируясь на направ­ление источника звука, движения губ говоряще­го и особенности его голоса (высота, темп и ин­тонация). Даже при отсутствии любого из этих признаков можно, хотя и с трудом, выбрать для отслеживания одно из двух сообщений, взяв за основу его смысл.

Исследования так называемого феномена «вечеринки с коктейлем» показывают, что че­ловек запоминает очень мало из слухового со­общения, если на него не было направлено его внимание. При обычной процедуре такого ис­следования на испытуемого надевают наушни­ки и предъявляют ему в одно ухо одно сообще­ние, а в другое ухо — другое. Испытуемого просят повторять (оттенять) одно из этих сооб­щений, когда оно звучит в наушнике. Это про­должается несколько минут, после чего сооб­щения прекращаются и испытуемого спрашива­ют о неоттененном сообщении. Испытуемый очень мало что может о нем сказать. Его заме­чания ограничиваются физическими характери­стиками звука, поступавшего по неоттененно-му каналу: высокий был голос или низкий, муж­ской или женский и т. д.; и он почти ничего не может сказать о содержании этого сообщения.

Из того факта, что человек столь немногое может рассказать о неоттененных слуховых со­общениях, вначале был сделан вывод, что не сопровождаемые вниманием стимулы полно­стью отфильтровываются. В результате даль­нейших исследований появились достаточные основания считать, что некоторую обработку оставленных без внимания стимулов перцептив­ная система все же ведет, хотя они редко дости­гают сознания. Одно из доказательств наличия частичной обработки неотслеживаемых стиму­лов — это то, что человек с большой вероятно­стью слышит свое имя, даже когда его произ­носят в неотслеживаемом разговоре негром­ким голосом. Этого не могло бы быть, если бы неотслеживаемое сообщение полностью терялось на нижних уров-


 

сознания существуют свои фазы смутности и неотчетливости. Как и в поле зре­ния, чем ближе к центру, тем более отчетливо мы осознаем те или иные явления.



Внимание, как и любой психический процесс, связано с определенными физио­логическими явлениями. В целом физиологическую основу выделения отдельных раздражителей и течения процессов в определенном направлении составляет воз­буждение одних нервных центров и торможение других. Воздействующий на че­ловека раздражитель вызывает активизацию мозга. Активизация мозга осуществ­ляется прежде всего ретикулярной формацией. Раздражение восходящей части


нях перцептивной системы. Значит, от-сутствие внимания не блокирует сообщения полностью, а только ослабляет их подобно регулятору громкости, которым убавили звук.

Ответ на вопрос, с чем связано проявление подобных свойств внимания, пытаются дать ис­следователи, изучающие физиологические ме­ханизмы внимания. Следует отметить, что за по­следние несколько лет в понимании нервных ме­ханизмов внимания произошли важные дости­жения, особенно в сфере зрительного внимания. Ученых интересовали два основных вопроса: во-первых, посредством каких структур мозга осу­ществляется психологический акт выбора объек­та внимания и, во-вторых, чем различается по­следующая нервная обработка сопровождае­мых вниманием и игнорируемых стимулов?

Проводимые исследования позволили пред­положить, что мозг располагает двумя отдель­ными системами, которые производят отбор входных сигналов. Одна система связана с ло­кализацией объекта; она отвечает за выбор одного местоположения среди всех остальных, а также за переключение с одного местополо­жения на другое. Ее принято называть задней системой, потому что образующие ее струк­туры мозга — часть теменной коры и некото­рые подкорковые структуры — находятся в зад­ней части мозга. Другая система внимания свя­зана с другими свойствами объекта, например с его формой и цветом. Она называется перед­ней системой, потому что образующие ее структуры — передний поясок и некоторые под­корковые структуры — находятся в передней части мозга. Следовательно, объект внимания можно выбрать, сосредоточившись или на его местоположении, или на каком-либо другом свойстве, а реализовывать эти два варианта из­бирательности будут два совершенно разных участка мозга. Таким образом, результаты со­временных исследований с высокой достовер­ностью дают ответ на первый вопрос о струк­турах мозга, обеспечивающих функционирова­ние механизмов отбора информации.

Теперь рассмотрим второй вопрос. Что про­исходит после того, как выбран объект внима­ния, какие при этом наблюдаются изменения в течении нервных процессов? Частично ответ на этот вопрос могут дать результаты эксперимен­та, в котором испытуемому предъявляли ряд цветных геометрических фигур и говорипи, что­бы он, обращая внимание только на красные фигуры, указал, когда ему будет предъявлен треугольник. В этом случае передняя система переключает внимание на цвет. Но что еще меняется в нервной обработке каждого стиму­ла? Ответ состоит в том, что те участки зритель­ной коры, которые обрабатывают цвет, стано­вятся более активными, чем они были бы, если бы испытуемый не направил внимание на цвет. В общем, участки мозга, имеющие отношение к свойствам, на которые направляется внима­ние, усиливают свою активность.

Доказательства такого усиления активности были получены в ряде экспериментов. В част­ности, в одном из экспериментов проводилось сканирование мозга испытуемых в то время, как они наблюдали движущиеся объекты меняюще­гося цвета и формы. При одних условиях экспе­римента испытуемых просили обнаружить из­менения в характере движения объектов, а при других условиях — изменения формы и цвета объектов; значит, в первом случае внимание обращалось на движение, а во втором — на цвет и форму. Хотя при всех условиях экспери­мента стимулы были физически идентичны, было обнаружено, что в первом случае более активны зоны мозга, участвующие в обработ­ке движения, а во втором — зоны мозга, участ­вующие в обработке цвета или формы. Следо­вательно, внимание усиливает то, что существен­но, не только в психологическом, но и в биоло­гическом смысле.


 

ретикулярной формации вызывает появление быстрых электрических колебаний в коре головного мозга, повышает подвижность нервных процессов, снижает по­роги чувствительности. Кроме этого в активизации мозга задействованы диффуз­ная таламическая система, гипоталамические структуры и др.

Среди «пусковых» механизмов ретикулярной формации следует отметить ори­ентировочный рефлекс. Он представляет собой врожденную реакцию организма на всякое изменение окружающей среды у людей и животных. В комнате раздался шорох, и котенок встрепенулся, насторожился и устремил глаза в сторону звука.



Ухтомский Алексей Алексеевич (1875-1942) — извест­ный отечественный физиолог. Развивая идеи И. М. Сече­нова о биологическом и системном характере нервно-пси­хических актов, выдвинул учение о доминанте как главном принципе работы нервных центров и организации поведе­ния. Это учение противопоставлялось воззрению на мозг как на комплекс рефлекторных дуг. По мнению Ухтомско­го, каждый наблюдаемый двигательный эффект опреде­ляется характером динамического взаимодействия корко­вых и подкорковых центров, актуальными потребностями организма, историей организма как биологической систе­мы. Мозг следует рассматривать как орган «предупреди­тельного восприятия, предвкушения и проектирования сре-


ды». Для доминанты характерна инертность, т. е. склонность поддерживаться и повторяться, ко­гда внешняя среда изменилась и раздражители, некогда вызывавшие эту доминанту, более не действуют на центральную нервную систему. Инертность нарушает нормальную регуляцию по­ведения, но она же выступает в качестве организующего начала интеллектуальной активности.

Следы прежней деятельности могут сосуществовать одновременно в виде множества потен­циальных доминант. При недостаточной согласованности между собой они могут привести к кон­фликту реакций. В этом случае доминанта играет роль организатора и усилителя патологического процесса.

Механизмом доминанты Ухтомский объяснял широкий спектр психических явлений и их харак­теристик, например внимание (его направленность на определенные объекты, сосредоточенность на них и избирательность) и предметный характер мышления (вычленение из множества раздра­жителей среды отдельных комплексов, каждый из которых воспринимается организмом как опре­деленный реальный объект, отличный от других). Это «разделение среды на предметы» Ухтом­ский трактовал как процесс, состоящий из трех стадий: укрепление наличной доминанты; выделе­ние только тех раздражителей, которые являются для организма биологически значимыми; установление адекватной связи между доминантой (как внутренним состоянием) и комплексом внешних раздражителей.

Работы А. А. Ухтомского послужили основой создания многих современных физиологиче­ских и психофизиологических теорий.

 

На уроке ученики сосредоточенно пишут сочинение. Но вот дверь в классе слегка приоткрылась, и, несмотря на поглощенность работой, все школьники посмотре­ли на дверь.

Однако внимание не может быть объяснено лишь одним ориентировочным рефлексом. Физиологические механизмы внимания более сложны. Например, необходимы определенные механизмы, способные выделить какой-либо новый раздражитель из других постоянно действующих в данный момент. В психологи­ческой литературе обычно рассматривают две основные группы механизмов, осу­ществляющих фильтрацию раздражителей: периферические и центральные.

К периферическим механизмам можно отнести настройку органов чувств. При­слушиваясь к слабому звуку, человек поворачивает голову в сторону звука, и од­новременно соответствующая мышца натягивает барабанную перепонку, повы­шая ее чувствительность. При очень сильном звуке натяжение барабанной пере­понки ослабевает, что ухудшает передачу колебаний во внутреннее ухо. Остановка или задержка дыхания в моменты наивысшего внимания также способствуют обо­стрению слуха.

По мнению Д. Е. Бродбента, внимание — это фильтр, отбирающий информа­цию именно на входах, т. е. на периферии. Он установил, что если человеку пода­


вали разную информацию одновременно в оба уха, но, согласно инструкции, он должен был воспринимать ее лишь левым, то подававшаяся при этом в правое ухо информация полностью игнорировалась. В дальнейшем было установлено, что периферические механизмы отбирают информацию по физическим характери­стикам. У. Нейсер назвал эти механизмы предвниманием, связывая их с относи­тельно грубой обработкой информации (выделение фигуры из фона, слежение за внезапными изменениями во внешнем поле).

Центральные механизмы внимания связаны с возбуждением одних нервных центров и торможением других. Именно на этом уровне происходит выделение внешних воздействий, что связано с силой вызванного ими нервного возбужде­ния. В свою очередь, сила нервного возбуждения зависит от силы внешнего раз­дражения. Более сильное возбуждение подавляет возникающее одновременно с ним слабое возбуждение и определяет течение психической деятельности в со­ответствующем направлении. Однако возможно слияние двух или нескольких од­новременно воздействующих раздражителей, усиливающих друг друга. Этот вид взаимодействия раздражителей также является одной из основ выделения внеш­них воздействий и течения процессов в определенном направлении.

Говоря о физиологических основах внимания, нельзя не сказать еще о двух очень важных явлениях: об иррадиации нервных процессов и доминанте. Закон индукции нервных процессов, установленный Ч. Шеррингтоном и широко ис­пользованный И. П. Павловым, в определенной степени объясняет динамику фи­зиологических процессов, обеспечивающих внимание. Согласно этому закону, возбуждение, возникающее в одной области коры головного мозга, вызывает торможение в других ее областях (так называемая одновременная индукция) или сменяется торможением в данном участке мозга (последовательная индукция). Участок коры головного мозга, в котором возникает явление иррадиации, харак­теризуется оптимальными условиями для возбуждения, поэтому здесь легко вы­рабатываются дифференцировки, успешно образуются новые условные связи. Деятельность же других участков мозга связана в это время с тем, что обычно на­зывается неосознанной, автоматической деятельностью человека.

Согласно принципу доминанты, выдвинутому А. А. Ухтомским, в мозге всегда имеется временно господствующий очаг возбуждения, обусловливающий работу нервных центров в данный момент и придающий тем самым поведению человека определенную направленность. Благодаря особенностям доминанты происходит суммирование и накапливание импульсов, поступающих в нервную систему, с од­новременным подавлением активности других центров, за счет чего возбуждение еще больше усиливается. Благодаря этим свойствам доминанта является устой­чивым очагом возбуждения, что, в свою очередь, позволяет объяснить нервный механизм поддержания интенсивности внимания.

Следует отметить, что основой возникновения господствующего очага возбуж­дения является не только сила воздействующего на человека раздражения, но и внутреннее состояние нервной системы, обусловленное предшествующими воз­действиями и уже закрепленными нервными связями.

Однако ни закон индукции нервных процессов, ни учение о доминанте не рас­крывают до конца механизмы внимания, особенно произвольного. В отличие от животных люди целенаправленно управляют своим вниманием. Именно поста­новка и уточнение целей деятельности вызывает, поддерживает и переключает



 

Узнадзе Дмитрий Николаевич (1886-1950) — грузинский психолог и философ. Создатель общепсихологической теории установки. Один из основателей Тбилисского университета, где сформировал отделение психологии, директор Института пси­хологии АН Грузии.

Установка описывалась им как целостное, недифференци­рованное и бессознательное состояние субъекта, которое предшествует деятельности и выступает опосредствующим зве­ном между психическим и физическим, позволяющим снять по­стулат непосредственности. Возникает при столкновении по­требности субъекта и объективной ситуации ее удовлетворе­ния.

Узнадзе экспериментально изучал закономерности смены установок, разрабатывал вопросы психотехники, педологии, возрастной и педагогической психологии, зоопсихологии. Осо-


бое внимание уделял исследованиям языка, образованию понятий, постижению понятий.

Основные результаты теоретических поисков и экспериментальных исследований отражены в его работах «Основные положения теории установки» (1961) и «Экспериментальные основы психологии установки» (1966).

 

внимание. Поэтому развитие современной науки привело к появлению целого ряда концепций, пытающихся объяснить физиологические механизмы внимания. Современные исследователи большое внимание уделяют поиску механизмов вни­мания, исследуя нейрофизиологические процессы. Например, установлено, что у здоровых людей в условиях напряженного внимания возникают изменения био­электрической активности в лобных долях мозга. Эту активность связывают с ра­ботой особого типа нейронов, располагающихся в лобных долях. Первый тип ней­ронов — «детекторы новизны» активизируются при действии новых стимулов и снижают активность по мере привыкания к ним. В отличие от них нейроны «ожи­дания» возбуждаются только при встрече организма с объектом, способным удов­летворить актуальную потребность. По сути дела, в этих клетках закодирована информация о различных свойствах предметов и, в зависимости от возникающих потребностей, внимание сосредоточивается на той или иной их стороне. Так, сытая кошка не воспринимает мышь как пищу, но с удовольствием будет играть с ней.

Таким образом, внимание обусловлено активностью целой системы иерархи­чески связанных между собой мозговых структур. Весьма сложная структура фи­зиологических механизмов внимания и противоречивые взгляды на его природу привели к появлению целого ряда психологических теорий внимания.

H. Н. Ланге, анализируя наиболее известные подходы к пониманию природы
внимания, объединил существующие теории и концепции внимания в несколько
групп.

1. Внимание как результат двигательного приспособления. Приверженцы этого
подхода исходят из того, что поскольку человек может произвольно переносить
внимание с одного предмета на другой, то внимание невозможно без мышечных
движений. Именно мышечные движения обеспечивают приспособление органов
чувств к условиям наилучшего восприятия.

2. Внимание как результат ограниченности объема сознания. Не объясняя, что понимается под объемом сознания, И. Герберт и У. Гамильтон считают, что более


интенсивные представления в состоянии вытеснить или подавить менее интен­сивные.

3. Внимание как результат эмоции. Эта теория получила наибольшее призна­ние в английской ассоциационной психологии. Она основывается на утвержде­нии о зависимости внимания от эмоциональной окраски представления. Напри­мер, достаточно хорошо известно следующее высказывание представителя дан­ной точки зрения Дж. Миля: «Иметь приятное или тягостное ощущение или идею и быть к ним внимательным — это одно и то же».

4.Внимание как результат апперцепции, т. е. как результат жизненного опыта индивида.

5. Внимание как особая активная способность духа. Сторонники данной пози­ции принимают внимание за первичную и активную способность, происхождение которой необъяснимо.

6*. Внимание как усиление нервной раздражительности. Согласно данной гипо­тезе, внимание обусловлено увеличением местной раздражительности централь­ной нервной системы.

7. Теория нервного подавления пытается объяснить основной факт внимания — преобладание одного представления над другими — тем, что один физиологиче­ский нервный процесс задерживает или подавляет другие физиологические про­цессы, результатом чего является факт особой концентрации сознания.

Среди теорий внимания широкую известность также приобрела теория Т. Ри-6о, который считал, что внимание всегда связано с эмоциями и вызывается ими. Особенно тесную связь он усматривал между эмоциями и произвольным внима­нием. Рибо полагал, что интенсивность и продолжительность такого внимания обусловлена интенсивностью и продолжительностью ассоциированных с объек­том внимания эмоциональных состояний.

Кроме того. Рибо считал, что внимание всегда сопровождается изменениями физического и физиологического состояния организма. Это связано с тем, что с точки зрения физиологии внимание как своеобразное состояние включает ком­плекс сосудистых, дыхательных, двигательных и других произвольных или непро­извольных реакций. При этом особую роль в объяснении природы внимания Рибо отводил движениям. Он считал, что состояние сосредоточенности внимания со­провождается движениями всех частей тела — лица, туловища, конечностей, ко­торые вместе с органическими реакциями выступают как необходимое условие поддержания внимания на данном уровне. Движение физиологически поддержи­вает и усиливает данное состояние сознания. Так, для органов зрения и слуха вни­мание означает сосредоточение и задержку движений. Усилие, которое прилага­ется для сосредоточения и удержания внимания на чем-то, всегда имеет физио­логическую основу. Этому состоянию соответствует, по мнению Рибо, мышечное напряжение. В то же время отвлечение внимания Рибо связывал с мышечной уста­лостью. Следовательно, секрет произвольною внимания, как считал автор данно­го подхода, заключается в способности управлять движениями. Поэтому не слу­чайно данная теория получила название моторной теории внимания.

Кроме теории Т. Рибо существуют и другие не менее известные подходы к ис­следованию природы внимания. Например, Д. Н. Узнадзе полагал, что внимание напрямую связано с установкой. По его мнению, установка внутренне выражает


 
 


состояние внимания. Под влиянием установки происходит выделение определен­ного образа или впечатления, полученного при восприятии окружающей действи­тельности. Этот образ, или впечатление, и становится объектом внимания, а сам процесс был назван объективацией.

Не менее интересную концепцию внимания предложил П. Я. Гальперин. Его концепция состоит из следующих основных положений:

1. Внимание является одним из моментов ориентировочно-исследовательской
деятельности и представляет собой психологическое действие, направлен-
ное на содержание образа, мысли, другого феномена, имеющегося в данный
момент в психике человека.

2. Главная функция внимания — контроль над содержанием действия, психи­ческого образа и др. В каждом действии человека есть ориентировочная, ис­полнительная и контрольная части. Эта последняя и представлена внима­нием.

3. В отличие от действий, направленных на производство определенного про­дукта, деятельность контроля, или внимание, не имеет отдельного резуль­тата.

4. Внимание как самостоятельный акт выделяется лишь тогда, когда действие становится не только умственным, но и сокращенным. При этом не всякий контроль следует рассматривать как внимание. Контроль вообще лишь оце­нивает действие, в то время как внимание способствует его улучшению.

 

5. Если рассматривать внимание как деятельность психического контроля, то все конкретные акты внимания — и произвольного и непроизвольного — яв­ляются результатом формирования новых умственных действий.

6. Произвольное внимание есть планомерно осуществляемое внимание, т. е. форма контроля, выполняемого по заранее составленному плану, или об­разцу.

В заключение следует отметить, что, несмотря на значительное количество имеющихся теорий, проблема внимания не стала менее значимой. По-прежнему продолжаются споры о природе внимания.

 

14.2. Основные виды внимания

В современной психологической науке принято выделять несколько основных видов внимания (рис. 14.2). Направленность и сосредоточенность психической деятельности могут носить непроизвольный или произвольный характер. Когда дея­тельность захватывает нас и мы занимаемся ею без каких-либо волевых усилий, то направленность и сосредоточенность психических процессов носит непроиз­вольный характер. Когда же мы знаем, что нам надо выполнить определенную ра­боту, и беремся за нее в силу поставленной цели и принятого решения, то направ­ленность и сосредоточенность психических процессов уже носит произвольный характер. Поэтому по своему происхождению и способам осуществления обычно выделяют два основных вида внимания: непроизвольное и произвольное.


Непроизвольное внимание является наиболее простым видом внимания. Его часто называют пассивным, или вынужденным, так как оно возникает и поддер­живается независимо от сознания человека. Деятельность захватывает человека сама по себе, в силу своей увлекательности, занимательности или неожиданности. Однако такое понимание причин возникновения непроизвольного внимания весь­ма упрощенно. Обычно при возникновении непроизвольного внимания мы имеем дело с целым комплексом причин. В этот комплекс входят различные физические, психофизиологические и психические причины. Они взаимосвязаны друг с дру­гом, но условно их можно разделить на следующие четыре категории.

Первая группа причин связана с характером внешнего раздражителя. Сюда надо включить прежде всего силу, или интенсивность, раздражителя. Представь­те себе, что вы увлечены каким-то делом. В этом случае вы можете и не замечать легкого шума на улице или в соседней комнате. Но вот внезапно рядом раздается громкий стук от упавшей со стола тяжелой вещи. Это невольно привлечет ваше внимание. Таким образом, всякое достаточно сильное раздражение — громкие зву­ки, яркий свет, сильный толчок, резкий запах — невольно привлекает внимание. При этом наиболее значимую роль играет не столько абсолютная, сколько отно­сительная сила раздражителя. Например, если мы чем-то увлечены, то не замечаем слабых раздражителей. Это объясняется тем, что их интенсивность недостаточно велика по сравнению с интенсивностью раздражителей, составляющих предмет или условия нашей деятельности. В то же время в других условиях, например но­чью, когда мы отдыхам, мы можем очень чутко реагировать на всевозможные шо­рохи, скрипы и др.

Немаловажное значение имеет контраст между раздражителями, а также дли­тельность раздражителя и его величина и форма. К этой же группе причин следу­ет отнести и такое качество раздражителя, как его новизна, необычность. При этом под новизной понимают не только появление ранее отсутствовавшего раздражи­теля, но и изменение физических свойств действующих раздражителей, ослабле­ние или прекращение их действия, отсутствие знакомых раздражителей, переме­щение раздражителей в пространстве. Таким образом, к первой группе причин относятся характеристики воздействующего на человека раздражителя.

Вторая группа причин, вызывающих непроизвольное внимание, связана с со­ответствием внешних раздражителей внутреннему состоянию человека, и прежде всего имеющимся у него потребностям. Так, сытый и голодный человек будут со­вершенно по-разному реагировать на разговор о пище. Человек, испытывающий чувство голода, невольно обратит внимание па разговор, в котором идет речь о еде. Со стороны физиологии действие этих причин находит свое объяснение в предло­женном А. А. Ухтомским принципе доминанты.

Третья группа причин связана с общей направленностью личности. То, что нас интересует больше всего и что составляет сферу наших интересов, в том числе и профессиональных, как правило, обращает на себя внимание, даже если мы столк­нулись с этим случайно. Именно поэтому, идя по улице, милиционер обращает внимание на неправильно припаркованную машину, а архитектор или худож­ник — на красоту старинного здания. Редактор легко находит погрешности в текс­те книги, которую он просто взял почитать для развлечения, потому что выявле­ние стилистических и прочих ошибок составляет сферу его профессиональных ин-


тересов и подкреплено длительной практикой. Следовательно, общая направлен­ность личности и наличие предшествующего опыта непосредственно сказывают­ся на возникновении непроизвольного внимания.

В качестве четвертой самостоятельной группы причин, вызывающих непроиз­вольное внимание, следует назвать те чувства, которые вызывает у нас воздействую­щий раздражитель. То, что интересно нам, что вызывает у нас определенную эмо­циональную реакцию, является важнейшей причиной непроизвольного внимания. Например, читая интересную книгу, мы полностью сосредоточены на восприятии ее содержания и не обращаем внимания на то, что происходит вокруг нас. Такое внимание по праву может быть названо преимущественно эмоциональным.








Date: 2015-05-04; view: 351; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.015 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию