Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Работа энкаунтер-групп





В нашей психологической и психотерапевтической литерату­ре термин энкаунтер-группы переводится как группы встреч. Это не совсем правильно, вернее - недостаточно полно передает тот смысл, который вкладывал в этот термин основатель этого те­рапевтического приема Карл Роджерс. Дело в том, что англий­ское слово энкаунтер имеет несколько значений и первое из них переводится на русский язык как столкновение. В дальнейшем мы увидим, что это толкование очень существенно дополняет принятый у нас термин группы встреч, который является слишком общим и нуждается в обязательном уточнении, какие груп­пы, каких встреч, для чего и т.п. Поэтому мы считаем, что хотя и менее складно, но более точно было бы говорить группы встреч-столкновений.

Кратко охарактеризуем сущность работы таких групп.

Здесь, так же как и в индивидуальной работе психотерапевта с клиентом, важнейшим условием является создание атмосферы за­щищенности, ощущения того, что тебя принимают таким, как ты есть (без моральных оценок), и ты принимаешь так же других членов группы.

Групповая работа, как и индивидуальная, проходит несколько этапов, но имеет свою более сложную специфику. Такая работа по сравнению с индивидуальной имеет как плюсы, так и минусы. Плюсы ее заключаются в том, что, по мнению Карла Роджерса и его последователей, группа своей атмосферой и поддержкой уси­ливает (или по крайней мере может усилить) все процессы реше­ния личностных проблем. А минусы в том, что на первом этапе многих членов группы постигает разочарование, что с ними ни­кто целенаправленно не занимается и они на первый взгляд пре­доставлены сами себе, обычным бытовым разговорам, не имею­щим прямого отношения к решению тех проблем, с которыми они обратились к терапевту.

Можно сказать, что это первый критический период в работе группы, так как некоторые участники, настроившиеся на бы­строе и эффективное решение своих проблем не своими силами, а психотерапевтом, на этом этапе прекращают занятия и поки­дают группу. Однако те, кто решает остаться, в дальнейшем по­степенно начинают видеть в такой работе все меньше минусов и все больше плюсов.



Дело в том, что такое неорганизованное начало группового общения как раз и входит в программу Карла Роджерса. Он счи­тает, что именно такая неопределенность людей, вынужденных находить какие-то формы общения (раз уж их собрали в группу), и позволит сложиться наиболее естественным для каждого спосо­бам общения. Психотерапевт лишь предлагает им начать общать­ся друг с другом на произвольные темы, постепенно раскрывать себя и изучать других, а затем самим определить, чем они будут заниматься в группе. Разумеется, некоторую информацию о том, чем занимаются в подобных группах, они уже имеют или могут выяснить у психотерапевта, но окончательный выбор должны по­стараться сделать сами.

Это, как правило, вызывает у многих членов группы разочаро­вание, так как они хотели бы, чтобы с ними сразу же стали целе­направленно работать по решению их проблемы. Однако психо­терапевт старается убедить их, что если уж они включились в сис­тему энкаунтер-группы, то должны пройти все строго определен­ные этапы, первым из которых и является такая спонтанная само­организация, которая у всех начинается с подобных трудностей и разочарований. Поэтому надо проявить определенные самостоя­тельные усилия для налаживания внутригруппового общения и взаимодействия.

Обычно такое общение начинается нерешительно, с ничего не значащих фраз, но постепенно темы разговоров так или иначе на­чинают замыкаться на тех проблемах, для решения которых каж­дый и оказался здесь.

Большинство впервые встретившихся в такой группе психоло­гически защищают свои проблемы и склонны говорить о них в общих чертах, а не конкретно. Затем они постепенно конкретизи­руют свои проблемы, но представляя их не объективно, а в вы­годном для себя ракурсе. Причем такая защита (в виде некоторого искажения действительности) может быть как сознательная, так и неосознанная (самообман).

Одновременно на первом этапе функционирования таких групп возникает первоначальное сопротивление личному выра­жению самого себя или изучению других. Руководитель группы (психотерапевт) на этом этапе лишь удерживает деятельность чле­нов группы в русле самоизучения и изучения друг друга. При этом он старается ненавязчиво подправлять ход обсуждения проблем на сегодняшние актуальные переживания и события по принципу «здесь и сейчас».

Дело в том, что у большинства членов группы, особенно на первом этапе, обнаруживается тенденция к обсуждению именно прошлых событий, проблем и людей, не присутствующих в дан­ной группе. Этим они как бы защищают свое настоящее, то, что болит и беспокоит именно сейчас. Им трудно дается переход с рассказов о прошлом на обсуждение сегодняшних проблем. По­этому не надо ждать сразу же гладкого и спокойного их обсужде­ния. Первые попытки анализа настоящего чаще всего поверхно­стны, непоследовательны и находятся в русле негативных эмо­циональных оценок, жалоб и обвинений.



Вот здесь и важно вспомнить, что термин энкаунтер перево­дится и как столкновение. Тонко провоцируемые психотерапев­том члены группы начинают сталкиваться при различных эмо­циональных оценках переживаний, высказываний и поведения друг друга. Здесь от психотерапевта требуются одновременно творческая смелость и обостренное чувство меры.

Дело в том, что его задача - соединение двух противоречий. С одной стороны, он должен создать (а иногда и спровоцировать) атмосферу максимальной раскрепощенности, раскрытия своего истинного Я и спонтанного выражения своих эмоций, в том числе и отрицательных реакций на высказывания и поведение других членов группы. (Исходя из концепции Роджерса, без такого ярко­го эмоционального столкновения не получится самораскрытия членов группы, обнажения истинных причин их проблем и обре­тения свободы самовыражения, освобождения от самообмана, принятия себя и других в истинном виде.)

Психотерапевт должен постараться не доводить эмоциональ­ные столкновения до той границы, когда это приводит к активно­му неприятию другого и к распаду группы. Однако такое сохра­нение группы не должно идти за счет недостаточного саморас­крытия ее членов - пусть лучше группа людей, оказавшихся несо­вместимыми, распадется, чем будет работать по устранению про­блем, причины которых недостаточно раскрыты, а люди не гото­вы к дальнейшей работе, необходимым условием которой являет­ся полное самораскрытие и принятие себя и других несмотря на эмоциональные столкновения.

Можно сказать, что это второй критический период, во время которого некоторые группы нередко распадаются полностью, а из других уходят отдельные члены группы.

Те группы, которые, пройдя испытания столкновением, не рас­падаются, обретают определенное единство, у них образуется единый личностно значимый (для каждого члена группы) матери­ал, устанавливается так называемый климат доверия.

Роджерс и его последователи считают, что только после всех этих испытаний, после раскрытия своих истинных чувств и мыс­лей у группы появляется самоисцеляющая способность, то есть уже одно присутствие в группе, ее атмосфера начинают оказывать исцеляющее воздействие.

Глядя на себя глазами других, индивид начинает объективизи­ровать свое собственное самовосприятие и самопринятие. Этот механизм называется обратной связью, позволяющей как созна­тельно, так и неосознанно корректировать самооценку, фактиче­ски этот процесс можно назвать путь к себе через других.

Сторонники этого вида психотерапии считают, что даже обна­ружение у себя существенных недостатков и ошибок является средством самораскрытия, необходимым для положительных из­менений личности и ее проявлений в виде внутренних психических состояний и внешних поведенческих реакций.

Неоднократное преодоление самого себя, обмана себя и дру­гих, прямые и честные оценки себя и других через некоторое вре­мя становятся потребностью, а защитные самообманы начинают вызывать все более активное неприятие.

Замечая малейшую неискренность какого-то из членов группы, другие участники требуют перестать лгать и стать естественным и правдивым.

Интересно, что большинство индивидов, отказываясь под воздействием группы от таких самообманов и самооправданий, начинают себя чувствовать более уверенными и защищенными. Они видят, что группа принимает их такими, какие они есть, не отторгает и не вынуждает изображать из себя не то, чем они ре­ально являются.

Неоднократное повторение такого опыта все более закрепляет чувство защищенности, безопасности, уверенности в себе и ведет к снижению уровня тревожности, вселяет веру в собственные воз­можности преодолевать жизненные проблемы.

ПСИХОТЕРАПИЯ А. МАСЛОУ

Другой крупный представитель гуманистической терапии -американский психолог и психотерапевт Абрахам Маслоу. В ос­нову своего подхода Маслоу положил такие понятия, каклично­стный рост и развитие. Он в определенной мере противопоставил свои взгляды на активную творческую роль человека положениям психоаналитических и бихевиористских школ, фактически отри­цавших силы духовного саморазвития человека.

Маслоу утверждает, что в человеке изначально заложены не только животные инстинкты, но и потребность в духовном само­совершенствовании, творчестве, бескорыстной любви и дружбе, стремление к альтруизму вплоть до самопожертвования и т.п.

Основу учения А. Маслоу составляеттеория самоактуализации.Признавая авторитет З.Фрейда и многих его теоретических и практических достижений, он считал, что психоанализ Фрейда более ориентирован на работу с невротическими личностями. Маслоу предлагал дополнить данные Фрейда результатами рабо­ты с практически здоровыми людьми.

Можно сказать, что основную работу над теорией самоак­туализации А. Маслоу начал с изучения выдающихся людей, ко­торые, по всеобщему мнению, являлись вполне душевно здоро­выми личностями. Среди таких знаменитых людей оказались Авраам Линкольн, Томас Джефферсон, Альберт Эйнштейн, Франклин Рузвельт, Альберт Швейцер и другие, чьи биографии, труды и воспоминая современников о них были им тщательно проанализированы.

В результате такого анализа А. Маслоу выделил следующие характеристики людей, которых он назвал самоактуализирующимися. Несмотря на многие индивидуальные различия, всем им оказалось свойственно:

- более эффективное (действенное) восприятие реальности и более комфортное отношение к ней, чем у большинства людей;

- принятие себя,других, природы реально и позитивно;

- спонтанность, простота, естественность;

- центрированность на задаче, деятельности, внешнем объекте (в отличие от центрированности на себе);

- некоторая отдельность от других (при готовности к коопера­ции), самодостаточность, здоровая потребность в периодическом уединении;

- автономия, независимость основных черт характера и пове­дения от влияния культуры и среды;

- постоянная свежесть (не стереотипность) оценки людей и собы­тий, готовность к объективной коррекции своих взглядов, мнений;

- мистичность (как неосознанная вера в предопределенность некоторых событий) и опыт высших состояний, интуитивных озарений;

- чувство сопричастности, единства с другими (при сохранении индивидуальной «отдельности»);

- более глубокие межличностные отношения, чем у большин­ства людей;

-демократическая структура характера (здесь надо отметить, что Маслоу исследовал в основном политических деятелей США, воспитанных в демократических традициях. -А. Р.);

-разъединение средств и целей, добра и зла (здесь тоже важно отметить пропагандируемую политическими деятелями США систему ценностей, тогда как мы знаем из истории, что многие выдающиеся политики своими поступками не соответствовали провозглашаемым ими ценностям);

- неагрессивное чувство юмора;

- самоактуализирующееся творчество;

- сопротивление аккультурации: трансцендирование любой частной культуры (то есть умение достойно оценить различные аспекты различных культур без предвзятости, вкусовщины и стремления подогнать их под общий знаменатель).

При этом А. Маслоу не утверждал, что самоактуализирующие­ся личности совершенны. У них, как и у других людей, могут про­являться эгоцентризм, неадекватная агрессивность, вздорность, они могут периодически испытывать чувство депрессии. Однако эти негативные чувства у них не превалируют над выше отмечен­ными положительными особенностями и не играют решающей роли в их образе мышления и деятельности, не мешают им отде­лить реальные проблемы от проблем настроения.

Говоря словами А. Маслоу, «самоактуализация - это не отсут­ствие проблем, а движение от проблем кажущихся и простых к проблемам реальным и сложным» (цит. по Н.Линде).

А. Маслоу приводит восемь определений самоактуализации с позиции путей ее достижения:

1. Самоактуализация - это полное мысленное и эмоциональное включение в реальную проблему, задачу, деятельность.

2. Самоактуализация - это движение при каждом жизненном выборе в сторону личностного роста, прогресса, даже если это связано с риском, прежде всего с риском столкнуться с новыми, еще неизвестными проблемами.

3. Самоактуализация - это значит реализация своих потенци­альных творческих возможностей в практической деятельности, а не только в мечтах и планах.

4. Самоактуализация - это честность перед собой и другими и принятие ответственности за свои решения и действия, а не пере­кладывание ее на других людей и обстоятельства.

5. Самоактуализация - это развитие в себе стратегии «лучшего жизненного выбора», укрепление веры в своих способностях при­нимать правильное решение как на основании объективного ана­лиза, так и с помощью интуиции.

6. Самоактуализация — это не только процесс реализации сво­их имеющихся в данный момент личностных ресурсов, но и даль­нейшее постоянное развитие потенциальных возможностей для их последующей практической реализации.

7. Самоактуализация - это прогрессирующая способность ис­пытывать периодически «пик переживания», как состояние наи­высшей интеграции личностных ресурсов, в котором наступают прорывы лучшего осознания себя и окружающей действительно­сти, принятия ясных и точных решений и их эффективная практи­ческая реализация.

8. Самоактуализация - это способность честно, критически взглянуть на себя и свои проблемы, разоблачить психологические защиты, самообманы и начать решительно устранять их.

Абрахамом Маслоу была также разработанаконцепция иерархии фундаментальных потребностей. В соответствии с этой концепцией наши потребности последовательно развиваются от низших, физиологических потребностей организма (в еде, сне и др.) до высших.

К высшим потребностям А. Маслоу в первую очередь относит потребность человека чувствовать безопасность, любовь, сопринадлежность к какой-то группе, уважение и, наконец, потребность в самоактуализации, куда входят практически все духовные по­требности.

Согласно А.Маслоу высшие потребности могут успешно реали­зовываться лишь после удовлетворения низших, то есть после соз­дания удовлетворительных первоочередных жизненных условий.

Это очень важный вывод с социальной точки зрения для обще­ства в целом. Нельзя надеяться на повышение культурного уровня и раскрытия творческого потенциала людей, не обеспеченных удовлетворением первоочередных потребностей.

Важен этот вывод и для психотерапевта, который, прежде чем начать работать с конкретным клиентом над проблемой его твор­ческой самоактуализации, должен знать, насколько удовлетворе­ны его низшие первоочередные потребности.

Однако при этом не следует забывать, что высшие потребности (в безопасности, любви, уважении и др.) тоже относятся не к «архитектурным излишествам», а к важнейшим фундаментальным потребностям, без удовлетворения которых личность не может получить нормального развития и самореализации.

Сам А.Маслоу не считал себя психотерапевтом-практиком, однако его влияние на практику психотерапии не подвергается сомнению. Важнейшем условием эффективной психотерапии А. Маслоу считал установление доверительных отношений между клиентом и терапевтом. При этом терапевт выступает в роли рав­ного партнера, мудрого друга, а не руководителя. В творческом общении с клиентом, он должен максимально придерживаться так называемоймодели помощи даоса, то есть помощи без вмешатель­ства, постепенно передавая все больше инициативы и ответствен­ности самому клиенту.

Главной задачей психотерапевта здесь является создание оп­тимальной доброжелательной и защищенной атмосферы для са­мораскрытия и самоактуализации клиента.

Как мы уже говорили, психотерапевт должен знать об удовле­творенности низших потребностей клиента, но работает он в на­правлении удовлетворения его высших потребностей.

А.Маслоу подчеркивает, что большинство людей, обращаю­щихся за помощью к психотерапевту, страдают (испытывают фрустрацию) из-за неудовлетворения потребности в любви, уважении и реальном (а не показном) самоуважении.

Выход из невротического состояния клиента Маслоу видит в пробуждении сил его самоактуализации. Психотерапевт помогает клиенту осознать свои истинные потенциальные способности, по­верить в возможность их успешной практической реализации, создать атмосферу, способствующую началу этого процесса, пси­хологически поддержать при трудностях и поощрить первые ус­пехи на этом пути.

ЭКЗИСТЕНЦИАЛЬНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Одним из распространенных (особенно среди творческой ин­теллигенции) видов гуманистической психотерапии является экзи­стенциальная психотерапия. Как следует из названия, данная те­рапия возникла на базе идей куда более известного соответст­вующего философского направления - экзистенциализма.

Экзистенциализм возник из творческого соединения идей мно­гих выдающихся деятелей науки и культуры (Кьёркегора, Гуссер­ля, Сартра, Камю, Ясперса, Хайдеггера и др.). Название этого на­правления возникло из термина экзистенция (то есть сущность, существование), постоянно употребляемого в трудах Кьёркегора, которые и послужили первым толчком к оформлению экзистен­циализма как самостоятельного философского направления.

Другим источником развития экзистенциализма считается фе­номенология Гуссерля.

Так как центральное место в философии экзистенциализма за­нимает изучение человека как субъекта и его субъективных пере­живаний своего существования, то это не могло не привлечь к данному учению внимание психологов, которые в дальнейшем и сами внесли значительный психологический вклад в экзистенци­альную философию, а также применили и развили идеи экзистен­циализма в психологии и психотерапии.

В оформлении экзистенциальной психологии как самостоя­тельного психологического направления в первую очередь следу­ет отметить роль таких психологов и философов, как В.Дильтей, Э.Фромм, В.Франкл, Ф.Пёрлз и др. Так, Ф.Пёрлз всегда считал, что разработанное им направление гештальттерапии является од­ним из видов (направлений) экзистенциальной психотерапии.

В настоящее время экзистенциальная психотерапия имеет мно­го подвидов, школ и модификаций, которые невозможно рас­смотреть в одной работе. Поэтому ограничимся знакомством с теоретическими и практическими подходами одного из наиболее типичных представителей и основателей экзистенциальной психо­терапии - Виктора Франкла.

По мнению В. Франкла, главное стремление человека - найти или понять смысл своего существования. Если это сделать не удается, то человек ощущает фрустрацию или экзистенциальный ваку­ум (пустоту, бессмысленность существования). В.Франкл считает, что не человек ставит вопрос о смысле жизни, а жизнь ставит этот вопрос перед человеком, и ему приходится постоянно отвечать на него не словами, а делами.

Сторонники экзистенциальной терапии утверждают, что обре­тение смысла существования доступно каждому нормальному че­ловеку, независимо от пола, возраста, интеллекта, характера, ок­ружающей среды, религиозных и идеологических убеждений. При этом экзистенциалисты подчеркивают, что научить этому нельзя, так как смысл существования всегда индивидуален и каждый че­ловек должен сам его найти или понять и не уходить от ответст­венности за осмысление своей жизни перед собой и перед другими в любых жизненных обстоятельствах.

Что же позволяет человеку самостоятельно найти свой жиз­ненный смысл? Экзистенциалисты считают, что таким путеводи­телем является совесть, которую В.Франкл называет органом смысла, а способность самостоятельно находить этот смысл - самотрансценденцией человека.

По мнению экзистенциалистов, человек может найти смысл своего существования только выйдя за пределы своего личного Я, переключая внимание с внутренних переживаний собственной персоны на реальную действительность, на активное сотрудниче­ство, на практическую помощь другим. Чем больше человек вы­ходит из пассивного переживания своих проблем наружу (на ак­тивную полезную деятельность, помощь другим), тем более пол­ноценным и психологически здоровым он становится.

Известно много исторических примеров, когда люди, имеющие высокие жизненные цели, веру, идеологическую убежденность и пр., значительно легче переносили чрезвычайно тяжелые условия и лишения. Это и протопоп Аввакум, и Эрнст Тельман, и много­численные узники фашистских и сталинских концлагерей. Это и сам В.Франкл, мужественно переживший Освенцим и Дахау. Он считал, что в этих невыносимых для многих людей условиях преимущество получали те, кто концентрировал свои мысли и чувства не на тоске по прошлому и не на сегодняшних личных пе­реживаниях, а на будущем, на практическом осуществлении смысла своего существования ради более высоких целей, дел и для помощи другим.

Именно экзистенциальный вакуум (ощущение пустоты и бес­смысленности жизни) не позволяет индивиду достойно выстоять перед жизненными катаклизмами.

Даже в объективно комфортных жизненных условиях люди, не нашедшие смысла своего существования вне самокопаний и гипер­трофированного восприятия внутриличностных проблем, начина­ют страдать усугубляющимися неврозами, становятся более подвер­женными алкогольным и наркотическим зависимостям. В.Франкл утверждает, что 90% алкоголиков и 100% наркоманов стали тако­выми из-за не найденного ими или утраченного смысла жизни Эти зависимости возникают из-за необходимости заполнить этот ваку­ум иллюзией удовлетворения и самодостаточности. То есть, не по­лучив реального удовлетворения, человек заменяет его иллюзор­ным, за счет химического воздействия на свою нервную систему. А проблемы так и остаются нерешенными и продолжение иллюзии удовлетворения требует продолжения алкогольного или наркоти­ческого воздействия. Образуется порочный замкнутый круг.

Но даже если человек, не нашедший смысла жизни вне собст­венной персоны, не становится наркоманом, то он уходит в нев­розы бездеятельных внутриличностных переживаний и в поиск каких-то временных удовольствий, избавляющих от гнетущего чувства бессмысленности своего существования. При этом проис­ходит парадоксальный процесс - рефлексия, концентрация внима­ния на собственной персоне в поисках счастья (или по крайне ме­ре ухода от несчастья) уводит от возможности обретения этого счастья все дальше и дальше.

Исходя именно из этой гипотезы, Франкл разработал ориги­нальный вид психотерапии, который он назвал в широком смысле логотерапией, а ее конкретные методы дерефлексией (то есть про­тиводействием рефлексии, как бесполезному самокопанию), пара­доксальной интенцией (парадоксальным намерением) и др.

Итак, рассмотрим два вышеупомянутых и, пожалуй, основных метода логотерапии: парадоксальную интенцию и дерефлексию при преодолении неврозов навязчивых состояний и фобий (навязчивых, преувеличенных страхов).

Считается, что классические характеристики механизмов обра­зования фобий и неврозов навязчивых состояний даны Фрейдом. Подход Франкла не противоречит им, но достаточно наглядно дополняет их.

Механизм образования фобий Франкл описывает по схеме: страх порождает страх. То есть данный индивид, испытавший какой-то страх, начинает бояться и того, что этот страх может повториться. Он уже боится не первопричины страха, а самого страха, вызванного этой причиной. Он боится вновь испытать это состояние, так часто думает об этом, что сама эта боязнь (ненормальность, болезненность которой он сознает) становится причиной его постоянных переживаний.

В тяжелых случаях такой человек может вообще отказаться от вы­хода из дома, от входа в закрытые помещения, от взгляда с высоты.

Более часты менее опасные и легче преодолимые страхи пуб­личных выступлений, предстоящих экзаменов, соревнований и другие. Однако и здесь возникают труднопреодолимые барьеры. Так, существует большое количество спортсменов, которые на протяжении многих лет на соревнованиях не могут даже прибли­зиться к результатам, которые они давно и легко показывают на тренировках. Такие люди на каком-то этапе смиряются с тем, что в определенных условиях у них обязательно возникнет страх, тре­вога, которые помешают им действовать как надо и они должны потерпеть неудачу. Чтобы избежать этого, они отказываются от соревнований, экзаменов, поиска лучшей работы, жизненного партнера и вообще - лучшей жизни.

В широком смысле (иллюстрируя основную идею Франкла) можно сказать, что человек очень часто становится несчастным, больным, одиноким, безработным, бедным именно от страха стать несчастным, больным, одиноким и т.д. То есть, еще не став тем, кем он боится стать, он уже живет его эмоциями, страхами и страданиями, входит в его образ и в конечном итоге таким и ста­новится. (На «противоходе» этому процессу строится имаготерапия (от image - образ), когда индивид вживается в образ своего лучшего Я - такого человека (здорового, счастливого, уверенного в себе и т.п.), каким он хотел бы себя видеть.)

Однако здесь происходит парадоксальная реакция - чем силь­нее индивид подавляет в себе навязчивое состояние, старается от­торгнуть его, тем сильнее оно оказывает на него давление.

Франкл предлагает использовать этот парадоксальный меха­низм в противоположном направлении. То есть индивид должен постараться внушить себе, что он очень хочет испытать как мож­но более ярко то чувство, которое он до этого стремился во что бы то ни стало подавить, забыть, уничтожить.

Другой, не менее популярный метод логотерапии Франкла -дерефлексия, то есть преодоление рефлексии - болезненного са­мокопания, неврозов навязчивых состояний.

Этот метод часто используется при лечении неврозов, связан­ных с различными сексуальными расстройствами и проблемами или с боязнью таких расстройств и проблем. Как правило, это проблемы потенции и оргазма (или страхи импотенции, фригид­ности и пр.).

Франкл утверждает, что большинство неврозов навязчивых со­стояний сексуальных расстройств связано со стремлением клиента к сексуальному удовольствию и боязнью того, что он его не смо­жет получить. То есть вновь иллюстрируется основная идея Франкла - именно в погоне за счастьем (наслаждением) человек теряет его. Индивид уходит в рефлексию, и вместо того, чтобы полностью отдаться сексуальному контакту, он постоянно на­блюдет себя со стороны, анализирует свои ощущения с опасением того, что у него ничего не получится.

Отсюда Франкл делает вывод, что избавление от такого невро­за лежит через преодоление рефлексии (дерефлексию), полное са­мозабвение и самоотдачу.

Надо сказать, что причисление различных видов психотерапии к гуманистическому направлению неоднозначно трактуется раз­ными авторами.

Некоторые из них вполне обоснованно причисляют сюда и гештальттерапию и трансакционный анализ. Не будем спорить. Главное - это сама суть гуманистической психологии и психоте­рапии, которая в центр внимания ставит целостную уникальную личность каждого конкретного индивида.

Вопросы для самопроверки

1. В чем сущность гуманистической психотерапии?

2. Какие авторы внесли наибольший вклад в развитие этого направления?

3. Что такое терапия, центрированная на клиенте?

4. Перечислите основные взгляды А. Маслоу.

5. Что такое экзистенцильная психотерапия?

НЕЙРОЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ПРОГРАММИРОВАНИЕ (НЛП)

НЛП - одно из наиболее популярных в настоящее время на­правлений психотерапии, зародившееся в начале 70-х годов. Его основоположниками считаются Ричард Бэндлер и Джон Гриндер. Они в свою очередь признают, что отправной точкой их работы стало обобщение опыта Федерика Пёрлза, Вирджинии Сатир и Милтона Эриксона.

Однако принципиальная схема терапевтического воздействия НЛП существовала с незапамятных времен, когда жрецы, шама­ны, целители, а также некоторые властители и полководцы ис­пользовали «магическую» силу слова, способного в соответст­вующих условиях и состояниях вызывать изменение сознания и поведения. Этот механизм используется и во внушении (включая гипноз), и в самовнушении (от традиционного аутотренинга до самогипноза).

Теоретическое обоснование такого воздействия прекрасно представлено в трудах И.П.Павлова, В.М.Бехтерева, К. И. Платонова и других выдающихся отечественных и зарубежных физио­логов, психологов и психотерапевтов. Так, Павлов писал: «Слово, благодаря всей предшествующей жизни взрослого человека, свя­зано со всеми внешними и внутренними раздражениями, прихо­дящими в большие полушария, все их сигнализирует, все их заме­няет и потому может вызвать все те действия, реакции организма, которые обусловливают те раздражения».

В НЛП механизм воздействия слова сочетается с различными физическими«закрепителями» (якорями), что также соответствует механизмам сочетанного рефлекса по В.М.Бехтереву или условно­го рефлекса по И.П.Павлову. (Как мы знаем, их труды, особенно условно-рефлекторная теория и исследования И.П.Павлова, очень высоко ценятся и интенсивно используются в США.)

И все же о нейролингвистическом программировании в его со­временном виде можно говорить как о самостоятельном направ­лении психотерапии.

Согласно НЛП, у каждого человека есть преобладающий ка­нал приема информации:модальность. То есть, хотя любой нор­мальный человек воспринимает мир всем спектром органов чувств: и слухом, и зрением, и обонянием, и мышечно-двигательно (кинестетически) и т.д., однако у одного человека ведущей модальностью является зрительное восприятие, у другого -слуховое (а другие - дополняют их).

Причем внутри этой ведущей модальности специалисты НЛП видят дальнейшую градацию признаков, уточняющих индивиду­альные особенности приема и переработки информации.

Для уточнения доминирующего канала, направленности и осо­бенностей приема информации в НЛП большую роль играет ана­лиз типов сканирующего движения глаз.

Так, сканирующее движение глаз показывает, какой репрезен­тативной системой получения информации человек пользуется в определенные моменты.

Считается, что движение глаз вверх-налево сигнализирует о процессе извлечения из зрительной памяти эйдетических (нагляд­ных) образов.

По классификации НЛП выделяют восемь основных типов (паттернов) направлений движений глаз и соответствующих им репрезентативных систем:

1) сканирующее движение глаз вверх-налево - зрительный эй­детический образ;

2) вверх-направо - зрительный конструируемый образ;

3) прямой расфокусированный (не сосредоточенный внима­тельно на внешнем объекте) взгляд - представляемый зрительный образ;

4) глаза на среднем уровне направо - слуховое конструирование;

5) глаза на среднем уровне налево - слуховые образы;

6) глаза прикрыты, взгляд обращен в себя - внутренний диалог;

7) глаза вниз и налево - слушание телефонного типа;

8) глаза вниз и направо - кинестетические ощущения, чувства.

Уточнению преобладающей репрезентативной системы спо­собствуетконтент-анализ (анализ содержания) употребляемых клиентом сенсорно-специфических терминов. Например, употреб­ление слов типа глядеть, видеть, рисовать, показывать, яркий, красный (или другой цвет) и т.п. характерно для визуальной репре­зентативной системы. Для преобладания кинестетической (мышечно-двигательной) репрезентативной системы типичны та­кие слова: трогать, теплый, мягкий - жесткий, гладкий - шерша­вый, почувствовать, схватить, погладить, потрогать и т.д. При преобладающем слуховом восприятии преобладают слова: гром­кий - тихий, шумный, мелодичный, слышать, кричать и т.п.

Доминирование в употреблении соответствующего типа сен­сорно-специфических слов указывает на основную для данного индивидуума (первичную) репрезентативную систему, то есть сен­сорную систему восприятия, которая используется данным чело­веком чаще, чем другие.

Для того чтобы установить наиболее эффективный контакт с клиентом, психотерапевт должен выявить его доминирующую систему восприятия (модальность) и использовать преимущест­венно вербальное (словесное) или невербальное (язык мимики и жестов) общение. Причем при вербальном общении он должен опираться на термины, наиболее типичные для выявленной пер­вичной модальности, характерные для нее термины или действия.

Психотерапевт осуществляет подстройку к первичной репре­зентативной системе клиента и только после этого начинает вне­дрять в установившийся контакт стратегию необходимых измене­ний поведения и состояния клиента.

Одну из причин отсутствия между супругами взаимопонима­ния и сексуальной неудовлетворенности специалисты НЛП видят в том, что супруги имеют различные первичные репрезентативные системы и не умеют осуществлять подстройку друг к другу.

Одним из ключевых рабочих терминов НЛП является понятие «якорь», под которым подразумевается какое-то специфическое ощущение (например, нажатие на плечо, руку, колено), пережива­ние клиентом соответствующего состояния. Специально вызывая или «подкарауливая» это состояние, психотерапевт каждый раз за­крепляет его якорем (т.е. мышечным или другим фиксированным ощущением). При таких повторах устанавливается условно-реф­лекторная связь между якорем и нужным состоянием, и в дальней­шем уже одно использование якоря будет вызывать это состояние.

Итак, первой задачей психотерапевтаНЛП является выявление ведущей у данного клиента репрезентативной системы восприятия и общения. Далее психотерапевт должен подстроиться к выявленной доминирующей системе, то есть заговорить с клиентом на его языке.

Затем надо уточнить, какие нежелательные состояния и их по­веденческие проявления нуждаются в терапевтической коррекции.

Обычно это делается поэтапно следующим образом.

Первый этап

Выявление характерного признака (внешнего ключа) искомого нежелательного состояния.

Второй этап

Закрепление этого состояния якорем.

Третий этап

Закрепление якоря при регулярных повторениях его одновре­менно с появлением нежелательного состояния. Для этого клиента просят пуститься в обратный путь по своей памяти, вспоминая как можно ярче ситуации, порождавшие именно эти нежелатель­ные чувства. Ощутив эти состояния, клиент сигнализирует о них психотерапевту, который закрепляет их якорем.

Четвертый этап

Психотерапевт возвращает клиента в настоящее время, создает чувство безопасности и удовлетворения, просит его изложить свою версию о том, чему его научило это путешествие в прошлое.

Лишь после выяснения и доведения до сознания клиента причин возникновения нежелательных состояний и поведенческих реакций начинается работа по рефреймингу (переформированию).

Рефрейминг распределяется по шести этапам (ступеням).

Первая ступень

Задача первой ступени - убедиться, что вы точно локализо­вали нежелательное поведение или внешний симптом нежела­тельного состояния клиента или неконтролируемый им физиоло­гический симптом.

Вторая ступень

На второй ступени психотерапевт входит в контакт с психоло­гической частью клиента, порождающей нежелательное поведение или симптомы. Именно с этого начинается наведение моста между сознательной и бессознательной сферами психики клиента.

Клиенту рекомендуется начать сосредоточенное проникнове­ние в свой внутренний мир с вопросом: «Хочет ли психологическая часть меня, порождающая это поведение, говорить со мной?» При­слушиваясь к ответу на этот неоднократно обращаемый к себе вопрос, клиент старается чутко улавливать и запоминать любые реакции (ощущения, зрительные образы, чувства, слова, непроиз­вольные действия), возникающие в его внутреннем мире.

При этом психотерапевт не только анализирует впечатления клиента, но и следит за любыми поведенческими реакциями и симптомами, которые нередко не замечаются или неправильно фиксируются клиентом.

Третья ступень

На третьей ступени необходимо отделить намерения от их по­веденческого проявления, а затем установить и проанализировать связь между намерением и соответствующей ему или искаженной поведенческой реакцией. Задача состоит в том, чтобы обнаружить намерение, стоящее за поведением.

Предложите клиенту спросить свою психологическую часть, от­ветственную за это поведение. «Что ты стараешься сделать для меня?» Ответ может прийти не только в словах, но и в зрительных образах, ощущениях, чувствах и пр.

Психотерапевт строит свои вопросы, поэтапно проникая вглубь причин, порождающих нежелательные состояния и модели поведе­ния. Так, например, если клиент скажет, что какая-то его психоло­гическая (психическая) часть говорит ему: «Я не позволю тебе всту­пать в сексуальные отношения», вы просите его задать этой части следующий вопрос: «Почему ты запрещаешь мне это

Здесь может быть получен уже более рациональный ответ типа «Потому что, если ты меня не послушаешь и вступишь в сексуальные отношения, тебе будет причинен вред и станет плохо». То есть мы видим, что за первой реакцией запрета стоит реакция защиты.

Четвертая ступень

Психотерапевт помогает клиенту найти три новых способа удовлетворить намерение. Для этого клиент обращается к своей креативной (творческой) части с задачей найти или изобрести три новых, более приемлемых варианта удовлетворения желания.

Если не удается обнаружить творческую часть - психотерапевт должен сформировать ее. Обычно это делается с помощью воспо­минания ситуаций, в которых клиент проявлял себя творчески-находчиво. Как только такую ситуацию удается возродить в па­мяти клиента, психотерапевт закрепляет ее якорем (то есть каким-то условным касанием, движением, словом), который будет помо­гать связываться с творческой частью клиента.

Желательно, чтобы клиент сам нашел свою креативную (творческую) часть, а затем разработал три новых способа удов­летворения потребности. Психотерапевт должен выполнять здесь лишь роль консультанта, стимулятора. Однако нередки случаи, когда у клиента не хватает самостоятельности для решения этой задачи. В этих случаях (и только в этих случаях) психотерапевт сам предлагает клиенту целесообразные варианты.

Пятая ступень

На пятой ступени психотерапевт предлагает клиенту прочувст­вовать, что та его часть, которая ведает этим поведением, прини­мает, осознает найденные новые варианты эффективными и берет на себя ответственность за их применение в нужной ситуации. (Здесь очень важно не путать эту часть, ведающую данным пове­дением, и найденную или созданную у клиента творческую часть, разрабатывающую и предлагающую ведающей части новые моде­ли поведения.)

Для этого клиент сначала спрашивает ведающую часть себя, согласна ли она, что новые варианты решения фрустрирующей ситуации (разработанные творческой частью) более эффективны, чем прежние, которые не приносили желаемого результата. Если ведающая часть признает это и ответит согласием, следует спро­сить ее, согласна ли она принять на себя ответственность за реа­лизацию новых моделей поведения в прежних ситуациях.

Если эта часть не соглашается, что новые возможности лучше, чем первоначальное поведение, предложите клиенту попросить ведающую часть приблизиться к творческой части и поработать с ней вместе, чтобы лучше понять открывающиеся новые возмож­ности. То есть клиент играет в игру, в которой он отстраняется от неполучающегося решения проблемы, передавая ее на обсуждение убеждающей и возражающей частям своего Я.

В этом нет ничего странного - ведь фактически мы постоянно спорим сами с собой по разным вопросам, сами себя убеждая и опровергая в поисках удовлетворительного решения. Авторы НЛП считают, что такой внутренний спор будет более конструк­тивным, если мы устранимся от спорящих частей и сможем менее эмоционально и более трезво рассмотреть со стороны доводы наших внутренних оппонентов.

Если все же ведающая часть так и не примет доводов творче­ской части и не возьмет на себя ответственности за применение новых моделей поведения, психотерапевт предлагает (и помогает) клиенту найти в себе другую психологическую часть, которая со­гласится это делать.

Шестая ступень

На шестой ступени проводится так называемая экологическая проверка. Для этого психотерапевт предлагает клиенту спросить себя, не сопротивляется ли какая-нибудь его часть проводившимся рабочим переговорам разных частей. Если согласие частей достигну­то, считается, что задача данной ступени выполнена и можно идти дальше. Если же какая-то часть не удовлетворена этими перегово­рами, психотерапевт вместе с клиентом возвращаются по пройден­ным шагам, для того чтобы отделить намерение клиента к осущест­влению данного процесса от каких-то частных возражений, опреде­лить причины этого сопротивления и попытаться устранить их.

Только когда экологическая проверка показывает отсутствие сопротивления всех задействованных (двух и более) частей к их рабочему взаимодействию, процесс считается завершенным.

Приведенная поэтапная схема реализации НЛП наиболее ти­пичная, однако далеко не единственная.

В настоящее время в практике НЛП применяется большое ко­личество вариантов в зависимости от конкретно сформулирован­ных целей. Тем не менее можно сказать, что все они так или иначе укладываются в приведенную схему.

Психотерапевту при семейном консультировании особенно важно уметь выявить у супругов различие модальностей (репре­зентативных систем) и, приняв на себя роль переводчика, помочь им лучше понять друг друга, а в дальнейшем обрести способность лучше понимать язык другого и заблаговременно учитывать сиг­налы нарастающего конфликта, чтобы предотвращать его или, если уж он произошел, - легче преодолевать.

Вопросы для самопроверки

1. В чем сущность НЛП?

2. Назовите и кратко охарактеризуйте основные рабочие термины НЛП

3. Что такое ведающая (первичная) модальность?

4. Что такое якорь и как он используется?

5. Что такое рефрейминг и в чем его сущность?

6. Перечислите и кратко охарактеризуйте шесть ступеней рефрейминга.

МЕДИТАТИВНАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Медитативная психотерапия обычно не выделяется как само­стоятельное психотерапевтическое направление. Но в связи с тем, что элементы медитации широко используются или могут быть использованы во многих других психотерапевтических направле­ниях, мы считаем целесообразным рассмотреть ее отдельно.

Словомедитация, хотя и привнесено в психотерапию с англий­ского языка, где meditation означает размышление, но смысл его взят из буддизма и отражает состояние отрешения от суеты, пас­сивного созерцания, течения собственной мысли.

В настоящее время термин медитация применяется настолько широко, что имеет множество оттенков, поэтому ни одно опреде­ление не устраивает всех специалистов этого метода.

На наш взгляд толкование термина «медитация» наиболее хо­рошо изложено Н.Линде («Психотерапия в социальной работе», М., 1992). Сравнивая его с другими базовыми понятиями психоте­рапии - деятельностью и общением, Н.Линде пишет:

«Если деятельность - это всегда взаимодействие субъекта (S) с объектом (О), где всегда вся активность (познающая, использующая, преобразующая и т.д.) принадлежит субъекту, то в случае общения происходит взаимодействие субъекта с равноправным ему субъек­том и активность в равной мере принадлежит обеим сторонам.

В случае же медитации нет второй стороны, нет деятельности и нет общения, субъект не рефлектирует, беседуя с самим собой, он просто становится собой».

Сторонники медитации утверждают, что она благодаря освобо­ждению от мешающих суетных мыслей и эмоций приводит к про­светлению, озарению (чаще всего - к молниеносному интуитивно­му), так называемомуинсайту. Этот процесс они характеризуют как развитие самого человека, как процесс познания себя, других и ок­ружающей (а иногда и потусторонней) действительности. Происхо­дит скачкообразный (от озарения к озарению) рост личности, приоб­ретающей ранее недоступное новое, более совершенное знание.

В некоторых классических направлениях буддизма медитация происходит в процессе концентрации сознания в одной точке. При этом совершенствуется способность к максимальному освобождению сознания от потока образов и мыслей. Одновременно совершенствуется процесс все более полной релаксации (психо­мышечного расслабления).

Задачей каждого такого сеанса является все более глубокое и длительное (стабильное) обретение внутреннего покоя и гармо­нии, стабилизация сознания, максимальное освобождение от пси­хомышечного напряжения, любых (не только негативных) эмоций и мыслей, психического напряжения и достижение предельно уравновешенного состояния.

Постепенно эта сосредоточенность сознания должна уходить от фиксации на конкретном объекте - точке, которая на началь­ном этапе помогает освободить сознание от посторонних, сует­ных раздражителей.

Выполнив свою роль «громоотвода», «точка» сама становится ненужной. То есть взгляд медитирующего может оставаться на ней, но уже не замечая ее.

Начинается этап совершенствования способности «отпускать» свое очищенное от суеты и конкретных мыслей сознание в «свободное плавание». При этом сам «корабль нашего сознания», отпущенный в свободное плавание, не аморфный, а достаточно прочный - наше сознание, свободно перемещаясь с объекта на объект, не «цепляется» за эти объекты, как утопающий или как любопытный, а царственно проплывает над ними, спокойно и уверенно защищенное от суеты конкретных образов и мыслей.

Можно сказать, что медитация - концентрация сознания на отрешении от суеты конкретных образов и мыслей с целью обре­тения и совершенствования состояния внутренней гармонии в единстве с гармонией мира. Природы, Вселенной. Это такое со­стояние сознания, когда все духовные силы находятся в равнове­сии, так что ни одна мысль, ни одна склонность не может доми­нировать над другими.

В этом состоянии человек обретает устойчивое равновесие в противовес состояниям зависимостей от мыслей, чувств, людей и привычек. Крайним (противоположным медитации) проявлением этих зависимостей являются страсти, нервно-психические состоя­ния и поведенческие реакции, от которых человек страдает, хотел бы освободиться, но не может. К таким зависимостям можно от­нести и большинство неврозов (или наоборот - неврозы отнести к зависимостям).

А так как главной задачей любого направления классической психотерапии является максимально возможное освобождение че­ловека от неврозов и других мешающих ему зависимостей, то мы ви­дим, что медитативная терапия, используя свои средства и методы, направлена на решение этой общей психотерапевтической задачи.

На первых занятиях практически невозможно обрести способ­ность полного освобождения сознания от конкретных образов и мыслей. Это процесс длительный. Поэтому вначале нужна трени­ровка концентрации сознания на каком-нибудь удобном для кли­ента и не раздражающем образе или мысли, используя их «как громоотводы» от других, менее приятных и более суетных объек­тов внимания. В это же время начинается тренировка сначала ак­тивного, а потом все более ненасильственного удержания созна­ния на выбранных объектах, стараясь, чтобы оно все реже пере­скакивало на «непрошенные» мысли.

Перечислим кратко суть основных этапов медитативной тре­нировки.

Надо сказать, что последовательность этих этапов не жесткая. Нередко они применяются в различных комбинациях друг с дру­гом. В этом случае их можно рассматривать не как этапы, а как упражнения или подходы.

Первый этап

На первом этапе освоения техники медитации лучше направ­лять внимание занимающегося на ощущения, которые он может контролировать и регулировать физически. Они легче, чем мысли, поддаются наблюдению и удержанию на них внимания.

Чаще всего для этого используется направление внимания кли­ента на процесс своего дыхания: слежение за всеми ощущениями, сопровождающими вдох, выдох, контроль за спокойным ритмом дыхания с одновременным расслаблением мышц.

Второй этап

В классической йоге (а сейчас и почти во всех техниках меди­тации) к этим дыхательным упражнениям добавляются так назы­ваемые мантры, простейшими, древнейшими и наиболее эффек­тивными из которых считаются мысленные произнесения при вы­дохе слов «ОУМ» (в переводе - абсолют) или «ОЛЕ» (один). Не­которые терапевты рекомендуют произносить эти мантры (назовем их - камертоны) вслух.

Это простейшие мантры, которые в дальнейшем во многих медитативных техниках существенно усложняются. Однако пси­хотерапевт должен помнить, что любое усложнение процедуры должно быть оправдано повышением ее эффективности и рас­сматриваться с учетом конкретной задачи и индивидуальных особенностей клиентов.

Третий этап

В дальнейшем (а некоторые терапевты сразу начинают с это­го) клиентам предлагают просто спокойно следовать своим мыслям, не прогоняя их и не принимая близко к сердцу, наблю­дая их как бы со стороны и все более отстраняясь от них эмо­ционально.

Этот подход учитывает присущий всем нам дух противоречия, когда запрет думать о чем-то нередко еще глубже фиксирует мысль на запрещенном объекте.

Такое упражнение применяется не во всех случаях, а лишь ко­гда не удается устраниться от мешающих мыслей. Тогда человек делает вид, что умышленно поддается им («ну хорошо, давай по­думаем об этом»), а сам постепенно тренирует в себе все более монотонное, автоматическое, притупленное (все менее эмоцио­нальное) следование этой мысли, постепенно отстраняясь от нее как от постороннего объекта.

Четвертый этап

Хотя этот прием давно известен в медитациях, в последнее время он распространился под названием имаготерапии (терапии воображением), когда для уменьшения тревожности и стресса клиенту предлагается представить самого себя в зоне комфорта и полной защищенности. При этом его внимание сосредоточивается на все более отчетливом видении себя самого в образе олицетво­рения спокойствия и удовлетворения.

В настоящее время имаготерапия часто применяется как само­стоятельное психотерапевтическое направление или включается как технический прием в гештальттерапию, психосинтез, поведен­ческую терапию и пр.

В настоящее время широко применяются не только пассивные, но и активные методы медитации. В данном случае определенные движения выполняют или усиливают роль мантр (камертонов) с целью отвлечения от мешающих и суетных образов и мыслей и включения свободного от конкретики сознания в состояние внут­ренней и внешней гармонии.

Одним из известных активных методов является так называе­мая мандала-медитация. Она состоит из нескольких ступеней.

(Продолжительность активного освоения каждой ступени -15 минут.)

Первая ступень

Пробуждение энергии

Бег на месте с максимально высоким подниманием колен (глаза открыты). Темп бега и высота подъема колен подбираются исходя из индивидуального состояния здоровья занимающихся.

Инструктор просит сосредоточить внимание на глубоком и ровном дыхании.

Вторая ступень

Чтобы пробужденная энергия попала в нужный центр, следует сесть с закрытыми глазами, полностью расслабиться и мягко по­качиваться. Обратить особое внимание на полное расслабление мышц лица.

Мышцы челюстей полностью расслаблены, рот свободно по­луоткрыт (как у спящего), веки не подрагивают, лицо выражает спокойствие и комфорт.

Третья ступень

Направление энергии к «третьему глазу». Для этого рекомен­дуется лечь на спину и вращать открытыми глазами по часовой стрелке, делая полные обороты глазами, все быстрее и быстрее.

Все тело полностью расслаблено, особенно лицо, рот естест­венно полуоткрыт (как у спящего), расслаблен, голова совершен­но неподвижна, дыхание легкое, спокойное.

Четвертая ступень

Прекратите все движения, закройте глаза и прочувствуйте мак­симально полное расслабление и спокойствие и пребывайте в спокойствии.

Американский психолог Р.Найдиффер предлагает различные варианты активной медитации с элементами спорта, особенно циклических видов.

Монотонный ритм движений и дыхания длительного бега, ходьбы на лыжах, гребков в плавании или в гребле, езды на вело­сипеде и даже просто ходьбы может выполнять рольмантры-камертона, сосредоточение на которой сначала служит «громо­отводом» от раздражающих и суетных мыслей, а затем помогает обрести гармонию психофизического состояния.

Разумеется, интенсивность таких нагрузок должна подбираться с учетом психофизического состояния.

В так называемой активной релаксации мы (А.Н.Романин с сотр., 1986) применяем индивидуально подобранные и постоянно совершенствуемые комбинации активной медитации с формулами самовнушения.

Вопросы для самопроверки

1. Что такое медитация?

2. В чем сущность медитативной психотерапии?

3. Опишите отношение медитации к инсайту.

4. Перечислите кратко основные этапы (ступени) медитации.

5. Приведите собственный пример активной медитации.

ГРУППОВАЯ ПСИХОТЕРАПИЯ

Несмотря на то, что мы в различных разделах уже затрагивали элементы и упражнения групповой терапии, она настолько попу­лярна, что заслуживает подробного самостоятельного рассмотре­ния. Поэтому приносим извинения за некоторые повторы. К тому же читателям полезно ознакомиться с различными определениями и подходами к групповой психотерапии наиболее известных тео­ретиков и практиков.

Групповая психотерапия в настоящее время очень популярна и имеет множество определений.

Важно отличать групповую психотерапию как форму проведе­ния учебных и психокоррекционных занятий во многих других направлениях психотерапии (поведенческая терапия, психодрама, гештальт, психосинтез и др.) от групповой психотерапии как са­мостоятельного психотерапевтического направления, в котором могут применяться элементы других видов психотерапии, но ко­торое принципиально отличается тем, что в нем основная работа и ответственность за нее переносится с психотерапевта на саму группу и отдельных ее членов.

Эти идеи групповой психотерапии особенно близки подходам гуманистической психологии и психотерапии, хотя начало этих подходов можно увидеть и в идеях Адлера.

Впервые термин «групповая психотерапия» употребил Якоб Морено в 1932 г., обозначив этим просто психотерапию, проводи­мую не индивидуально, а в группах. В дальнейшем многие пред­ставители как медицинской, так и не медицинской психотерапии давали свои определения этой форме и методу.

При этом каждый акцентировал внимание на какой-то одной важной стороне этого метода. С.Крахотвил (1978) указывал на то, что при проведении групповой терапии хорошо используется процесс групповой динамики отношений и взаимодействия как по вертикали (клиентов и психотерапевта), так и по горизонтали (клиентов между собой). Хотя надо сказать, что понятия «вертикаль» и «горизонталь» здесь применяются не как в менедж­менте (начальник - подчиненные), так как большинство подходов к групповой терапии подразумевает создание атмосферы взаимо­отношений клиентов с психотерапевтом, которую еще Адлер на­зывал равным партнерством.

Большинство авторов (Н.К.Липгард с сотр., 1978, С.Ледар, 1990 и многие другие) отмечают как главную заслугу этого метода именно создание атмосферы совместной активности и творческо­го единства как клиентов с психотерапевтом, так и клиентов друг с другом.

Иногда можно встретить употребление терминов групповая психотерапия и коллективная психотерапия. Такие известные спе­циалисты, как Либих (1974), Вельвовский (1986) и другие, считают эти термины идентичными. Однако есть и другие мнения.

Некоторые авторы считают, что понятие коллективная психо­терапия подчеркивает лишь коллективную форму занятия, содер­жание которого не обязательно исповедует принципы усиливаю­щего (самоисцеляющего) эффекта использования внутренних ре­зервов группы - «динамики группового процесса» (К.Роджерс), тогда как групповая терапия именно и строится на этом эффекте.

В.Т.Кондрашенко, В.И.Донской (1997) и многие другие ав­торы считают, что коллективная терапия скорее относится к массовой терапии, которая по многим параметрам далеко не идентична групповой, главным образом именно по недостаточ­ной активизации и использованию внутригрупповых резервов самопомощи.

Однако еще В.М.Бехтерев считал, что «коллективом не может быть названо случайное скопление лиц в данный период времени в определенном месте». По его мнению, это должна быть группа людей, объединенных какой-то общей целью, настроением, зада­чей и т.п. Хотя это определение вполне может быть отнесено практически к любой психотерапевтической группе.

К этим спорам следует еще добавить и то обстоятельство, что в нашей политизированной педагогической и психологической лите­ратуре на протяжении десятилетий коллектив трактовался как группа высшего типа, объединенная ценностно-ориентационным единством и общественно значимой целью. Думается, что такое определение, идущее от трудов А.С.Макаренко и развитое в совет­ской психологии под руководством А.В.Петровского и др., имеет право на существование и в современной научной литературе.

Однако сегодня, раз мы вышли в открытое общество, то для лучшего взаимопонимания с коллегами очень важно точно знать те различия, которые мы вкладываем в толкование одних и тех же терминов. Мы понимаем коллектив как наиболее высокооргани­зованную, единую, активную, положительно социально ориенти­рованную группу, а в западной психологии словом коллектив час­то называется собрание людей, которым необходимо определенное объединение и включение процессов групповой динамики, что­бы быть охарактеризованным как группа.

Некоторые оппоненты приводят неопровержимые факты уси­ления терапевтического воздействия (главным образом, дирек­тивной терапии, самовнушения, внушения, гипноза) даже среди стихийно собранных или незнакомых (и не стремящихся к этому) лю­дей. Действительно, у В.М.Бехтерева и других можно найти мно­го примеров психического заражения при массовом гипнозе или в таких явлениях, как паника и даже массовые эпидемии психических заболеваний. Однако, несмотря на внешнюю общность повышения эффективности взаимовоздействия, у массовой, коллективной и групповой терапии есть и принципиальная разница.

При массовом, коллективном внушении, или психическом за­ражении, этот процесс происходит стихийно, нередко выходит из-под контроля и приносит не исцеляющие, а, напротив, усугуб­ляющие последствия. (Это отнюдь не исключает возможности грамотного применения коллективного гипноза и других видов терапевтического внушения.)

Это то, что касается западного употребления (впрочем, весьма редкого) понятия коллективная терапия. Однако, как уже говори­лось, за годы советской власти мы привыкли к противоположно­му толкованию термина коллектив, подразумевая под ним как раз не просто группу, а ее высшую форму с точки зрения единства со­циально значимых ценностей и путей ее достижения.

Разумеется, в этом понимании коллектив приобретает многие черты, отличающие его от обычной психокоррекционной группы, и может оказывать весьма своеобразное (причем не только усили­вающее, но и сдерживающее индивидуальное развитие личности) воздействие.

В этом социальном смысле употребляемые до сих пор некото­рыми нашими специалистами понятия коллектив и коллективная терапия имеют определенные достижения, оригинальные теоре­тические и практические подходы, которые могут претендовать даже на самостоятельное направление. Однако мы считаем, что их следует рассматривать отдельно, так как они не вписываются в традиционное понимание групповой терапии.

Что касается групповой терапии (в строгом научном толкова­нии этого термина), то здесь процесс организован (хотя и не имеет жесткой регламентации) и направлен на совместное решение со­вершенно конкретных психологических проблем или их доступ­ных этапов, о которых мы поговорим подробнее.

Групповая психотерапия - это не стихийный, а достаточно от­лаженный (хотя не жесткосконструированный) процесс, имеющий много различных видов и форм осуществления и применения в различных комбинациях почти со всеми классическими направле­ниями современной психотерапии.

Как и у каждого психотерапевтического направления, в группо­вой терапии имеется набор уже устоявшихся понятий и терминов.

Начнем с такого понятия, какпсихокоррекционная группа.

Психокоррекционной группой называется малая (до 20 чело­век) терапевтическая группа, состоящая из людей, добровольно объединившихся для совместного изучения и решения общих психологических проблем как личного, так и межличностного характера.

Группа работает главным образом по принципу «здесь и те­перь», то есть перенося все свои переживания и попытки их изуче­ния и решения из прошлого в настоящее.

Наиболее популярны два типа психокоррекционных групп:

- группы тренинга умений;

- encounter-группы (группы встреч - столкновений).

Группы тренинга умений обычно центрированы на психотера­певте, то есть его руководство ощущается достаточно четко.

Encounter-группы (см. выше) переносят основную работу и от­ветственность на самих себя, то есть на всех участников группы.

Считается, что первым эффект положительного влияния груп­пы на процесс оздоровления больных заметил американский врач Дж.Пратт при лечении больных туберкулезом. В процесс лечения он включал разъяснительные беседы о гигиенических правилах поведения, во время которых старался укрепить у больных веру в окончательное выздоровление. Сначала он вел эти беседы инди­видуально, а затем с целью экономии времени стал проводить их с группой больных.

Через некоторое время такие беседы стали спонтанно допол­няться беседами больных друг с другом, атмосферой взаимопод­держки. Такая форма общения понравилась самим больным и на­чала оказывать значительное психотерапевтическое воздействие, хотя это еще нельзя было назвать групповой психотерапией в со­временном смысле этого понятия.

Надо сказать, что эффект усиленного взаимовоздействия лю­дей друг на друга в группах и массах отмечали многие социологи, психологи, психотерапевты и психиатры (Лебон, Фрейд, Бехтерев, Московичи и другие), однако это больше касалось стихийного воз­действия (заражения) или усиления директивного (прямого) внуше­ния (включая гипноз). Что касается применения психотерапевтиче­ского эффекта взаимодействия членов группы в недирективной психотерапии, то можно сказать, что его первыми стали использо­вать ученики З.Фрейда - А.Адлер, Л.Уэндер и др. Причем сам Фрейд весьма критически относился к возможности проведения психоанализа в группе, считая, что влияние и даже само присутст­вие группы могут исказить продуцируемую клиентом информацию.

Однако в настоящее время многие психоаналитики применяют групповой метод не только с целью экономии времени, но и счи­тая его более эффективным (при правильном подборе группы).

И все же автором групповой психотерапии как направления и метода принято считать Якоба Морено, издавшего в 1931 г. жур­нал, который так и назывался «Групповая психотерапия».

В дальнейшем одним из наиболее видных представителей групповой психотерапии стал Карл Роджерс, внесший в нее мн








Date: 2015-06-07; view: 76; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.078 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию