Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 48. Страхование 7 page





Однако суды не признают перехода права требования без перехода права на иск. Таким образом, договор страхования, в котором ни страхователь, ни выгодоприобретатель не имеют возможности предъявить иск к лицу, ответственному за вред, не соответствует ст. 387 ГК и поэтому недействителен на основании ст. 168 ГК. В договоре может быть специально предусмотрено исключение суброгации (п. 1 комментируемой статьи), и тогда договор остается действительным.

4. Следует различать невозможность осуществления права требования к лицу, ответственному за вред, и невозможность осуществления суброгации, т.е. самого перехода к страховщику права требования.

Последствия, описанные в п. 4 комментируемой статьи, возникают только в случаях, предусмотренных этой нормой. Однако существуют иные ситуации, в которых страховщик не сможет осуществить соответствующее право требования. Они возникают, во-первых, если осуществление стало невозможным без вины страхователя (выгодоприобретателя), а во-вторых, если осуществление возможно, но его не может осуществить страховщик, так как право требования к нему не перешло, т.е. не осуществилась суброгация.

В случаях, когда осуществление права требования стало невозможным не по вине страхователя (выгодоприобретателя) либо суброгация не произошла в связи с действиями (бездействием) страхователя или выгодоприобретателя, страховое обязательство сохраняет силу, и страховщик обязан выплатить возмещение.

В случаях, когда возможность осуществления права требования сохранилась, но его не может осуществить страховщик, так как суброгация не произошла в результате действия (бездействия) страхователя (выгодоприобретателя):

действия, создавшие препятствия для суброгации, недействительны (ничтожны) на основании ст. 168 ГК как не соответствующие ст. 387 ГК;

страхователь (выгодоприобретатель) может быть принужден к совершению необходимых действий, если они не совершены.

5. До 1 марта 1996 г. правило о суброгации действовало только в отношении договоров страхования имущества (ст. 22 в первоначальной редакции Закона об организации страхового дела). Со вступлением в силу второй части ГК правило о суброгации стало действовать и в отношении других договоров имущественного страхования (п. 1 комментируемой статьи). Отсюда у некоторых авторов возникла мысль о том, что и при страховании ответственности страховщик, выплативший возмещение потерпевшему, должен получить в порядке суброгации требование к лицу, ответственному за убытки, т.е. к лицу, чью ответственность он застраховал.



Однако это верно только для случаев страхования ответственности по договору (см. коммент. к ст. 932). Для страхования ответственности за причинение вреда это неверно. Суброгация - это перемена кредитора в обязательстве, следовательно, для того, чтобы суброгация могла произойти должно существовать обязательство, в котором кредитором являлся бы страхователь (выгодоприобретатель), а должником - лицо, ответственное за вред, возмещенный страховщиком.

При суброгации страховщик становится кредитором вместо страхователя (выгодоприобретателя) в этом же обязательстве и, являясь в нем кредитором, вправе требовать от лица, ответственного за причинение вреда, возмещения. Из этого, в частности, следует, что обязательство, первоначально возникшее у лица, ответственного за причинение вреда перед страхователем (выгодоприобретателем), должно существовать как до страховой выплаты, так и после нее.

Возможность перехода права в порядке суброгации от выгодоприобретателя. В соответствии со ст. 931 ГК выгодоприобретателем по договору страхования ответственности является потерпевший.

Потерпевший является кредитором в обязательстве, вытекающем из причинения вреда, а должником является лицо, причинившее вред. В соответствии с комментируемой статьей суброгация происходит при выплате страхового возмещения. Однако при выплате страхового возмещения обязательство, возникшее между потерпевшим и лицом, причинившим вред, прекращается исполнением (ст. 408 ГК), так как вред возмещен. Следовательно, и замена кредитора в обязательстве становится невозможной, поскольку нет самого обязательства. Таким образом, переход к страховщику прав кредитора от выгодоприобретателя невозможен.

Возможность перехода права в порядке суброгации от страхователя. Страхователем в договоре страхования ответственности может выступать любое лицо, ответственность же может быть возложена и на другое лицо. Здесь возможны два варианта:

1) страхователь и лицо, на которое возложена ответственность за причиненный вред, являются одним и тем же лицом. В этом случае суброгация не может произойти, поскольку никаких обязательств между страхователем и лицом, ответственным за вред, не может возникнуть - при совпадении кредитора и должника в обязательстве оно прекращается в соответствии со ст. 413 ГК;

2) страхователь и лицо, ответственное за вред, - это разные лица. В этом случае суброгация не может произойти, поскольку у страхователя нет прав требования к лицу, ответственному за вред.



Таким образом, переход к страховщику прав кредитора от страхователя также невозможен.

 

Статья 966. Исковая давность по требованиям, связанным с имущественным страхованием

 

1. Основные требования, вытекающие из договора страхования, к которым применяется сокращенная исковая давность комментируемой статьи, следующие:

о выплате страхового возмещения или обеспечения;

о возмещении затрат в соответствии с п. 2 ст. 962 ГК;

об уплате премии или ее части, когда такая уплата является обязательством (см. коммент. к ст. 957);

о возврате премии или ее части при прекращении договора.

Из договора страхования могут вытекать и другие требования, к которым сокращенная давность также применяется.

Однако в страховании часто возникают споры, связанные с требованиями, вытекающими из закона, а не из договора страхования, к которым не применима сокращенная исковая давность. Наиболее частые из этих требований:

о признании договора страхования незаключенным или недействительным и о применении последствий недействительности;

о расторжении или изменении договора страхования;

о признании факта наступления (ненаступления) страхового случая;

полученное в порядке суброгации к лицу, ответственному за вред;

о понуждении к заключению договора страхования.

Срок исковой давности определяется в этих случаях по правилам гл. 12 ГК.

2. Иногда встречаются смешанные договоры, носящие название договоров страхования, но содержащие в себе, кроме элементов договора имущественного страхования, также элементы иного договора (п. 3 ст. 421 ГК). Сокращенный срок исковой давности применяется только к требованиям, вытекающим из "страховой части" такого договора.

 

Статья 967. Перестрахование

 

1. Страховая выплата не создает убытков у страховщика в том смысле, как понимает их ст. 15 ГК, так как не нарушает прав страховщика. Страховая выплата является исполнением добровольно принятого на себя страховщиком обязательства. Поэтому иногда считают, что выплата не причиняет страховщику вред и с ней не связан страховой интерес.

Однако в гл. 48 понятие "убытки" используется в более широком смысле, чем в ст. 15 ГК (см. коммент. к ст. 929). Поэтому в комментируемой статье и в ст. 13 Закона о страховании законодатель позитивно признал наличие у страховщика страхового интереса, связанного с возможностью выплаты. Следовательно, перестрахование - это особый вид имущественного страхования, и на отношения по перестрахованию распространяются как общие правила гл. 48, так и специальные правила, относящиеся к страхованию предпринимательского риска (п. 2 комментируемой статьи).

2. В связи с использованием термина "риск" в п. 1 комментируемой статьи и в п. 1 ст. 13 Закона о страховании, возникла неопределенность в том, что следует считать наступлением страхового случая по договору перестрахования - факт страховой выплаты по основному договору или возникновение обязанности произвести страховую выплату. Разрешение этого вопроса имеет важное значение, так как страховая выплата в связи со страховым случаем по основному договору, наступившему в период действия договора перестрахования, может произойти уже после окончания его действия.

В судебной практике этот вопрос нашел свое однозначное разрешение - страховым случаем по договору перестрахования признается факт страховой выплаты, если договором перестрахования не установлено иное (п. 22 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования).

3. Принятие на себя риска страховой выплаты страховщиком происходит в момент вступления в силу основного договора страхования. В этот момент и возникает страховой интерес, связанный с возможной выплатой. Следовательно, договор перестрахования, заключенный до вступления в силу основного договора, не соответствует норме п. 1 комментируемой статьи и является недействительным на основании ст. 168 ГК.

Однако в практике перестрахования существуют так называемые облигаторные договоры, которые заключаются до заключения основных договоров. Эти договоры не порождают отношений по перестрахованию и являются предварительными договорами, если они заключены в соответствии с правилами ст. 429 ГК.

В практике перестрахования существуют также договоры, по которым перестраховочная защита представляется на случай, если по определенной группе основных договоров суммарная величина выплат превысит согласованный в договоре уровень (договоры "эксцедента убыточности"). При этом не обязательно, чтобы все основные договоры из группы были заключены до заключения договора перестрахования. Такие договоры, строго говоря, не являются договорами перестрахования. Однако практика и орган страхового надзора считают возможным заключение таких договоров и признают наличие в таких отношениях страхового интереса. Таким образом, правила, относящиеся к страхованию, применимы и к подобным договорам, однако спорным является применимость к ним правил комментируемой статьи. Однако раз стороны употребили в названии договора термин "перестрахование", следовательно, применимость правил комментируемой статьи вытекает не из закона, а из соглашения сторон.

4. Перестрахование не является страхованием предпринимательского риска страховщика - к этим отношениям лишь применяются соответствующие правила, если договором не предусмотрено иное.

В отношениях по перестрахованию применяется также целый ряд обычаев делового оборота, большинство из которых перенято у стран с развитым страховым рынком. Часть из этих обычаев не соответствует правилам гл. 48 ГК, применяемым к страхованию предпринимательского риска, и в соответствии с п. 2 ст. 5 ГК они не должны применяться. Однако используя диспозитивную норму п. 2 комментируемой статьи, можно предусмотреть соответствующие условия в договоре и применять эти правила не в качестве обычаев оборота, а по соглашению сторон.

5. В практике перестрахования весьма устойчиво употребляются термины "передача риска", "передача ответственности". Стороны договора называют себя "цедент" и "цессионарий", последовательные договоры перестрахования называют "ретроцессией", тем самым подчеркивая, что при перестраховании от перестрахователя к перестраховщику что-то передается. Это совершенно неверно. При перестраховании не происходит оборота никаких оборотоспособных объектов гражданских прав (ст. 128 ГК) и никто никому ничего не передает.

В особенности это касается ответственности страховщика перед страхователем за выплату по основному договору. В п. 3 комментируемой статьи специально подчеркнуто, что эта ответственность полностью сохраняется за страховщиком и не происходит ее разделения, как об этом часто говорят участники перестраховочных отношений. Разделение ответственности, долевая ответcтвенность возможны только при множественности должников в одном обязательстве (ст. 321 ГК). Для страховых oтношений это возможно только при состраховании и только если долевая ответственность специально предусмотрена в договоре сострахования (ст. 953 ГК).

В документах, связанных со страховыми случаями, при наличии договора перестрахования часто приходится встречать термины "доля перестраховщика", "долевое участие перестраховщика в риске" и т.п. Следует иметь в виду, что такие документы являются письменными доказательствами ничтожности сделки перестрахования. Они письменно подтверждают то, что обычно бывает очень трудно доказать - намерения сторон при заключении договора, в данном случае - намерение сторон договора перестрахования нести долевую ответственность перед страхователем по основному договору. Однако одним из важнейших правовых последствий сделки перестрахования является сохранение ответственности страховщика перед страхователем в полном объеме (п. 3 комментируемой статьи). Сделка перестрахования, заключенная без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна по основаниям п. 1 ст. 170 ГК.

6. Важным элементом почти всех договоров перестрахования является так называемая "оговорка о следовании судьбе". Смысл ее в том, что перестраховщик не вмешивается во взаимоотношения между страховщиком и страхователем по основному договору и при предъявлении страховщику требования о выплате перестраховщик обязуется следовать тем решениям, которые примет страховщик. В частности, если страховщик принял решение о выплате страхователю, то и перестраховщик обязан произвести выплату страховщику, не ревизуя его решение. Таким образом, перестрахование превращается в своеобразную гарантию.

В странах с развитым страховым рынком, откуда и была перенята "оговорка о следовании судьбе", именно такой гарантией и представляется перестрахование, но с важным добавлением: страховщик должен принимать решение о выплате, исходя из полного объема своей ответственности перед страхователем. Однако когда 95% страховой суммы перестрахованы с оговоркой о следовании судьбе и у страховщика имеются определенные гарантии, принятие решения, исходя из полного объема ответственности, требует от страховщика значительно более высокой степени добросовестности, чем обычно в гражданском обороте. В странах с развитым рынком страхования суды весьма чувствительно реагируют на проявление в таких отношениях недостаточной добросовестности.

К сожалению, в отечественном хозяйственном обороте пока рано говорить не только о повышенной добросовестности, но и о добросовестности вообще. В практике имеются дела, когда решения о выплате значительных сумм принимаются при весьма сомнительных обстоятельствах страховых случаев, так как почти вся страховая сумма перестрахована. Делается это с очевидной целью сохранить выгодного клиента и выглядеть состоятельным плательщиком за чужой счет. Суды, к сожалению, в большинстве таких случаев не встают на сторону перестраховщика, так как оговорка о следовании судьбе им подписана. Поэтому представление о перестраховании, как о своего рода гарантии страховщику, является преждевременным и приводит к безответственности при принятии решений.

Учитывая все это, судебная практика пошла по пути предоставления перестраховщику права оспаривать правомерность выплаты по основному договору, несмотря на наличие в договоре перестрахования оговорки "о следовании судьбе" (п. 23 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования).

7. При урегулировании убытков по основному договору страховщики часто прибегают к услугам аварийных комиссаров (сюрвейеров), оплачивают их услуги и затем предъявляют перестраховщику требование о возмещении этих расходов в cooтветствующей части.

Если такое условие предусмотрено в договоре перестрахования, то вопросов не возникает: возмещение этих расходов является обязательством перестраховщика, принятым но договору. Иными словами, перестраховщик не только перестраховывает риск по основному договору, но и страхует совершенно иной риск страховщика, связанный с возможностью расходов на урегулирование убытков. Для этого перестраховщик должен иметь лицензию на страхование таких финансовых рисков, и за это дополнительное страхование перестраховщику положена премия.

Если же такого условия в договоре нет, то страховщик ссылается на оговорку о следовании судьбе: поскольку решение об услугах сюрвейера было страховщиком принято, а перестраховщик обязан следовать всем решениям страховщика, то он обязан следовать и этому решению. Если предъявлять это требование в такой форме, то оно не основано на законе. По договору перестрахования без включения указанного выше условия перестраховщик страхует только один интерес основного страховщика, а именно интерес, связанный с возможностью страховой выплаты.

Однако расходы на урегулирование убытков можно рассматривать как расходы, произведенные страховщиком на то, чтобы уменьшить размер страховой выплаты, т.е. как расходы на уменьшение убытков от страхового случая. Такие расходы подлежат возмещению в соответствии со ст. 962 ГК независимо от условий договора. Предъявляя требование в такой форме, страховщик может рассчитывать на успех, если докажет необходимость этих расходов для уменьшения убытков и представит обоснование суммы, предъявляемой перестраховщику.

 

Статья 968. Взаимное страхование

 

1. Общества взаимного страхования своих членов на некоммерческой (бесприбыльной) основе исторически возникли гораздо раньше коммерческих страховых организаций, и эта форма страхования была широко развита в России в начале XX в. и в настоящее время используется во многих странах.

Однако в отечественной системе хозяйствования в отношении обществ взаимного страхования практически не создано нормативной базы и отсутствует судебная практика. Практика создания и деятельности подобных обществ незначительна, так как сама возможность их эффективной работы основана на взаимном доверии, которое испытывают по oтношению друг к другу члены такого общества и которое в отечественном гражданском обороте по большей части отсутствует.

Развитие обществ взаимного страхования - будущее отечественного страхового рынка, и комментируемая статья закладывает для этого правовые основы.

2. Между обществом взаимного страхования и его членом, как в других видах страховых отношений, возникает страховое обязательство, но, как правило, не из договора, а из иных оснований - учредительных документов или правил страхования.

Правила, регулирующие взаимоотношения по этому обязательству, могут отличаться от правил гл. 48 ГК и устанавливаться специализированным законом. Пока такого закона не принято, соответствующее регулирование может производиться учредительными документами общества или правилами страхования.

ГК применяется субсидиарно по отношению к специализированному закону, учредительным документам и правилам страхования только при регулировании страховых отношений между обществом и его членами. В остальном специализированный закон должен соответствовать ГК.

3. В комментируемой статье содержится неопределенность в регулировании организационно-правовой формы обществ взаимного страхования, осуществляющих страхование как своих членов, так и иных лиц, существенно затрудняющих ее применение.

С одной стороны, в п. 2 комментируемой статьи для всех без исключения обществ взаимного страхования императивно предусмотрена форма некоммерческой организации. С другой стороны, в п. 5 данной статьи для обществ, страхующих интересы не только своих членов, столь же императивно предусмотрена форма коммерческой организации. Воля законодателя здесь совершенно не ясна.

В отношении коммерческих обществ взаимного страхования имеется еще одна не настолько очевидная неопределенность. Общество взаимного страхования должно быть основано на членстве. Единственная форма коммерческой организации, основанная на членстве, - производственный кооператив (ст. 107-112 ГК). Но члены кооператива несут субсидиарную ответственность по его обязательствам (п. 2 ст. 107 ГК), что недопустимо для страховой организации, ответственность которой может быть разделена только с другим страховщиком в порядке сострахования и не может быть передана никому другому (см. коммент. к ст. 929).

 

Статья 969. Обязательное государственное страхование

 

1. В комментируемой статье разрешается устанавливать обязательное государственное страхование только для государственных служащих. Определение государственного служащего дано в ст. 3 Закона о государственной службе: это гражданин России, занимающий государственные должности категорий "Б" и "В", как они определены в ст. 1 указанного Закона.

Это положение ГК систематически нарушается самим законодателем. Например, ни депутаты, ни судьи не относятся к государственным служащим, так как по перечню ст. 1 Закона о государственной службе они занимают государственные должности категории "А". Однако установлено обязательное государственное страхование как судей (ст. 20 Закона РФ от 26.06.92 N 3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" (в ред. от 21.06.95)*(219), ст. 13 Федерального конституционного закона от 21.07.94 N 1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации"*(220)), так и депутатов (ст. 21 Федерального закона от 08.05.94 N 3-ФЗ "О статусе депутата Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации"*(223)).

Кроме того, ГК устанавливает обязательное государственное страхование для определенных категорий государственных служащих, а подп. 8 п. 1 ст. 15 Закона о государственной службе гарантирует обязательное государственное страхование всем государственным служащим.

Однако поскольку п. 4 комментируемой статьи устанавливает субсидиарное применение правил гл. 48 ГК по отношению к законам, устанавливающим обязательное государственное страхование, все эти правила указанной статьи можно не принимать во внимание.

2. Обязательное государственное страхование осуществляется за счет бюджетных средств. Бюджетные средства по своему правовому положению не являются объектами гражданского оборота, так как их оборот регулируется нормами финансового, а не гражданского права.

Страхователями в обязательном государственном страховании являются государственные органы. В тех случаях, когда страховщиками являются государственные организации, весь оборот денежных средств регулируется не гражданским, а специальным финансовым правом. Следовательно, и отношения по обязательному государственному страхованию являются в основе своей не гражданско-правовыми, а финансово-правовыми, и нормы гражданского права применимы к ним лишь в тех случаях, когда обязательное государственное страхование осуществляется на основе договоров.

Когда обязательное государственное страхование осуществляется на основе договоров, уплата страховой премии тем не менее не регулируется гражданским правом, так как премия платится за счет бюджетных средств, а оборот этих средств является объектом регулирования специального финансового права.

3. Помимо регулирования оборота денежных средств регулирование отношений по договору обязательного государственного страхования также не может рассматриваться как полностью частно-правовое. Так, Конституционный Суд РФ в своем Постановлении от 26.12.02 N 17-П указал, что хотя обязательство страховщика по договору обязательного государственного страхования "...возникает для него из гражданско-правового договора, по которому застрахованные лица выступают в качестве выгодоприобретателей, страховщик, осуществляя выплату страховых сумм, действует во взаимоотношениях с ними от имени государства, т.е. выполняет одновременно и публичную функцию.... Использование инструментов гражданско-правового регулирования, в частности договора, при осуществлении обязательного государственного страхования не может изменить в конечном счете природу прав и обязанностей, которые связывают государство и лиц, жизни или здоровью которых причинен вред"*(224).

Иными словами, в договорах обязательного государственного страхования страховщик рассматривается лишь как своеобразный посредник между государством и застрахованными.

 

Статья 970. Применение общих правил о страховании к специальным видам страхования

 

В настоящее время действуют следующие законодательные акты по специальным видам страхования, перечисленным в комментируемой статье: КТМ (гл. ХV); Закон РФ "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации"; несколько федеральных законов о пенсионном обеспечении; Федеральный закон "О негосударственных пенсионных фондах" (в ред. от 10.01.03); Закон о банках (ст. 38, 39).

Из этих актов только первые четыре содержат нормы, регулирующие страховые отношения. Закон о банках, по существу, содержит только декларацию, а сами отношения пока не отрегулированы.

В отношении страхования иностранных инвестиций от некоммерческих рисков действует Указ Президента РФ от 26.02.93 N 282 "О создании международного агентства по страхованию иностранных инвестиций в Российскую Федерацию от некоммерческих рисков"*(225), однако в нем лишь одобрена инициатива по созданию такого агентства, но никаких конкретных норм, регулирующих соответствующие отношения, Указ не содержит.

 






Date: 2015-06-07; view: 214; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.011 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию