Главная Случайная страница



Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?


Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Эрик Берн. Секс в человеческой любви





 

ЧАСТЬ 1. СЕКС И ПОЛОВЫЕ ОРГАНЫ

Зачем нужен секс

Введение

Жизнь - это объединение сложных химических соединений в ряды, кольца, спирали. Первое и наиболее важное дело всего живого - выжить, то есть препятствовать вторжению разрушения извне и поддерживать совместную работу рядов, колец и спиралей. К сожалению, любое живое существо подвержено опасности. Если оно проходит сквозь них, то лишь для того, чтобы рано или поздно постареть. Тогда ряды, кольца и спирали теряют свою упругость, и организм постепенно умирает. Ничто живое не может жить вечно в качестве индивидуума, и для выживания нужно воспроизведение. Если живые существа не воспроизводятся в достаточных количествах, чтобы пережить все опасности, род постепенно вымрет, как вымерли динозавры и дронты. Следовательно, самая важная вещь, которую индивидуум любого вида может сделать после того, как он обеспечил собственную безопасность, - это воспроизведение.

Хорошо известно, что половое воспроизведение - один из предпочтительных способов, так что секс - самая важная, после выживания, вещь для каждого организма, который наделен полом. Некоторые животные, такие, как пауки, готовы отдать за это свою жизнь.

Некоторые люди тоже так поступают, хотя большинство людей старается этого избежать. Таким образом, секс - это средство выживания. Для выживания индивидуума необходимо защищать тело, секс же необходим для выживания рода. Тело смертно, гены же могут жить вечно, если передаются от одного тела к другому в следующем поколении. Это как палочка, которую один передает другому в биологической эстафете, которой не видно конца.

Впрочем, иногда она кончается, как сказал поэт, жалобным воем, а иногда угрожает взрывом.

 

Что такое пол?

Пол - это результат эволюции и выживания наиболее приспособленных, и люди находятся на верху этой пирамиды. Люди более забавны, чем какие-либо иные существа, и человеческий секс лучше других (по крайней мере для людей), так что, как патриоты человеческой расы, мы должны гордиться. Кто этого не делает, может отправляться туда, откуда он пришел, - к медузам.



До полового воспроизведения были еще два способа в животном царстве, или в том, чему предстояло стать животным царством. Низшие организмы (то есть это мы полагаем их низшими, и до сих пор это еще не встретило возражений с их стороны) размножаются посредством двойного деления. Это одноклеточные малыши, которые едят до тех пор, пока не становятся слишком большими для своей оболочки; тогда они разрываются пополам, и на месте, где раньше был один, появляются два. Это больше похоже на Крючок с Приманкой ("Вот куда мы опять попали!" или даже "Почему это всегда со мной случается?"), чем на "у-у-у". И конечно же, это очень однообразно, потому что обе дочерние клетки сделаны из тех же колец и спиралей, что и материнская клетка, так что у них маловато простора для проявления оригинальности. Хуже того: поскольку все клетки одинаковы, то любое изменение в среде, которое разрушает одну из них, скорее всего разрушит их все.

 

Конъюгация - уже некоторое улучшение. Это предполагает участие двух организмов, одноклеточных одного и того же вида. Они прижимаются друг к другу и обмениваются некоторыми кольцами и спиралями, прежде чем разойтись. В результате дочерние клетки оказываются смешанными, и каждая несколько отличается от родительских клеток. Это помогает им выживать, потому что изменения в окружающей среде могут убить одних, но другие, которые от них отличаются, могут остаться в живых. У таких организмов нет мужских и женских клеток, но крайней мере их трудно отличить.

Более близка людям копуляция; животные, к которым это относится, уже разделены на два пола. Мужская особь тем или иным образом обычно внедряет свою сперму в женскую особь и оплодотворяет ее яйца. Поскольку сперма содержит многие различные гены, так же как и яйцеклетка, то в результате получается нечто вроде танца со сменой партнеров, и возможно множество различных комбинаций. Если не говорить об идентичных близнецах, все потомки отличаются друг от друга, что увеличивает шанс, что некоторые выживут при любых изменениях в музыки небесных и земных сфер. Есть животные - например, рыбы, - которые двуполы, но не копулируют, поскольку женские особи откладывают икринки в воду, и уже в воде мужские особи оплодотворяют их спермой. Улитки, по-видимому, получают удовольствия больше всех, не считая человека, поскольку являются гермафродитами и копулируют двумя концами одновременно.

Спаривание - это то же, что копуляция, хотя и звучит романтичнее. Этим словом пользуются любители птиц, школьные учителя и покровители домашних зверушек. Это подразумевает, что копулирующие животные тщательно выбирают партнера и очень его любят, но это не обязательно так.

У людей это называется "брачным союзом" - мы уже говорили, что этим выражением пользуются по большей части священники. Это означает, что присутствует или должен присутствовать духовный элемент, который делает это даже более прекрасным, чем спаривание животных; но это также не всегда соответствует истине. Тем не менее такие союзы обычно считаются благословенными, особенно если производят потомство.



Из всего вышесказанного возникает ощущение, что цель всей процедуры - воспроизведение, но это не всегда верно, и даже не верно в большинстве случаев, если речь идет о людях. Человечество проделало большой скачок, отделив удовольствие секса от его биологической цели, и человек - единственная известная форма жизни, способная по своему желанию устроить секс без воспроизведения потомства и воспроизведение без секса.

Как мы видели, сексуальное воспроизведение является усовершенствованием бинарного деления и конъюгации. Это способ перемешивания генов для обеспечения большего разнообразия потомства, что создает большие возможности выживания в изменяющихся условиях внешнего мира. Организмы, ищущие сексуальных партнеров, позволяют себе заходить дальше и идти на больший риск, нежели те, кто довольствуется менее чарующими способами воспроизведения. И чем более привлекателен секс, тем дальше организм отправится на поиски его, и тем на больший риск осмелится пойти. Следовательно, с биологической точки зрения секс и его удовольствия - прекрасное средство для создания большого разнообразия организмов, живущих в весьма разнообразных средах, и для эволюции более приспосабливающихся и отважных форм жизни.

 

 

Но о чем это все?

Объяснения, которые я до сих пор давал, могут удовлетворить пытливую улитку, так что она уползет, более печальная, но и более мудрая; но это не слишком помогает в понимании тех вибраций, которые проходят через мужчин и женщин в повседневной жизни.

Так что теперь я предлагаю список некоторых вещей, которые связываются с сексом в человеческой жизни: чем секс может быть временами почти для всех, и чем он может быть почти для каждого.

Прежде всего речь идет об оплодотворении: трепетный бросок спермы в плодородную каплю яйцеклетки, вдувающий новую жизнь в пульсирующее цветение. Но это может быть сделано без секса, с помощью искусственного оплодотворения. (Знаете ли вы, что существует самостоятельная профессия, состоящая в спринцевании индюшек, так что этих несчастных птиц не только ощипывают и съедают, но к тому же еще обманывают и спринцуют?)

Во-вторых, о зачатии, что может быть, а может не быть сексуальным, но удовлетворяет потребность женщины наполниться растущей новой жизнью и потребность мужчины наполнить ее и изменить ее тело и ее жизнь силой и властью своего инструмента.

В-третьих, речь может идти о долге для людей, которые думают и говорят об этом подобным образом. Вот что они говорят: долг женщины - рожать мужу детей, долг мужчины - давать их жене; долг женщины - уступать желаниям мужа, а долг мужа - дать ей то, чего она не могла иметь, когда была девушкой; а в наши дни долг женщины и мужчины - одарить друг друга вожделенным оргазмом.

В-четвертых, это может касаться ритуалов: ритуал ночного секса или утреннего секса; секса но поводу годовщины или по поводу пасхи.

В-пятых, это может быть облегчение, освобождение от сдерживаемых напряжений, вызывающих возбуждение, неудобство или даже боль. Как бы ни сопротивлялся человек подобному освобождению и сколь бы ни считал это недостойной распущенностью, рано или поздно он находит себе для этого оправдание, хотя некоторые продолжают борьбу с искушением, наслаждаясь при этом чувством собственного благородства и праведности. Для таких людей освобождение достигается посредством того, что называется "отдушина". Если "отдушиной" оказывается человек, то возникает чувство вины за использование человека в качестве "отдушины". Если же эта "отдушина" рассматривается в качестве человека, возникает чувство стыда за недостаток человечности. Если облегчение не требует другого человека, по принципу "каждый сам себе жена, или медовый месяц в руках", как они это называют - тогда мужчина ощущает тайный триумф самодостаточности вместе с одиночеством, разочарованием и отторженностью от человеческой расы, потому что это - один из первородных грехов, к которому многие вынуждаемы своей личностью или обстоятельствами.

В-шестых, это может быть новое физиологическое приспособление к жизни, соглашение, дающее взаимное ощущение благополучия.

В-седьмых, это может быть удовольствие, к которому неустанно стремятся, вечная погоня за обетованным оргазмом.

В-восьмых, это может быть взаимно приятное развлечение, способ провести время в ожидании Санта Клауса или смерти.

В-девятых, это может быть игра соблазнения и отступления, ссор и примирений, когда постель превращается в арену для всевозможных психологических игр, как уже известных, так и совсем новых, с изощренной изобретательностью рождаемых в отношениях между мужчиной и женщиной.

В-десятых, это может быть средством для достижения единства и понимания, для закрепления достигнутых соглашений и для заключения новых, для приближения к встрече двух душ, двух линий, скользящих вдоль тщательно возведенного для них барьера.

В-одиннадцатых, это может быть интимность и привязанность, сплавление двух твердых тел в огне страсти в союз, который может стать вечным, если не разобьется под ударами молота жизни или не сотрется монотонными каплями тривиальностеи, которые вечно тут как тут.

В-двенадцатых, это может быть предельное и вечно обновляемое выражение любви, кульминирующей естественным продуктом, оплодотворенной яйцеклеткой, давая тем самым завершение круга.

Часто вопрос "Да что же он вообще дает, этот секс?" задается с оттенком отчаяния. Это обычно означает две вещи. Во-первых, "почему я так ужасно этого хочу?" Ответ в том, что мы так устроены. Не будем забывать, что мы все начинали в качестве моллюсков, и потребовались миллионы лет естественного отбора, чтобы превратить нас в людей. Более сильные и более энергичные организмы, которые "ужасно этого хотят", в конце концов оставят больше потомства, и их вид скорее выживет, чем те, кто не так хочет. Так что мы стремимся получить это как только можем, если только не запутались совершенно, а самые различные люди стараются запутать нас еще больше.

Это приводит нас ко второму аспекту, который беспокоит множество людей: "Когда же мне достанется?" - Ответ состоит в том, что вы получите это, как только будете готовы. Вы можете получить это хоть сейчас, если согласитесь пойти достаточно далеко и принести необходимые жертвы, и принять то, что окажется связанным с этим. Вам придется столкнуться с последствиями: может быть, физическими, психическими, моральными, может быть, с предательством себя пли своих родителей; так что, может быть, лучше подождать, пока придет время. В некотором смысле ожидание - жалкий способ жизни, он расходится с природой, по - каждый волей иметь свои собственные "но" или выбросить их все вон.

 

Цель секса

Секс лучше всего выполняет свои цели, когда он самодостаточен. Эти цели можно разделить на две группы: те, которые развивались в течение биллионов лет работы природы, и те, которые возникли десяток тысяч лет назад благодаря работе человеческих умов.

С точки зрения природы наши тела не имеют никакого смысла, если они не продуктивны. Мы живем на очень маленькой планетке - Юпитер в 1300 раз больше - и паше отличие от других небесных тел состоит в том, что наша Земля населена прямоходящими людьми. Чтобы она продолжала быть обитаемой, мы должны воспроизводиться так быстро, как мы умираем, или быстрее. Следовательно, если у секса есть какие-либо цели, то величайшая, или космическая цель состоит в выживании нашего вида, а за ней просматривается цель продолжающейся эволюции посредством вариантов, то есть скрещиваний и улучшения посредством естественного отбора. Так что в этом отношении наши тела нужны лишь как носители спермы и яйцеклеток, а сами по себе не имеют большого значения. Наш единственный долг перед космосом - доживать до половой зрелости, чтобы иметь возможность воспроизводить свой род. Единственная функция спермы и яйцеклеток, в свою очередь, - быть носителями и оболочками для генов, которые в них содержатся. Иными словами, загадка, отличающая Землю от любой другой глыбы, летающей в космосе, - это пригоршня человеческих генов; я говорю это буквально, потому, что все гены человеческой расы могут уместиться в вашей ладони. А сперма и яйцеклетки существуют только для этих генов, а наши тела - ради спермы и яйцеклеток, и в этом состоит их священная миссия. В великом устройстве вселенной по замыслу творца каждый из нас - почтовый ящик для некоего великого Письма-эстафеты, о назначении которого мы никогда не узнаем, как всякий почтовый ящик не ведает, какие новости он несет в своем животе. Секс - топливо, которое влечет этот великий проект вперед, без секса он бы замер и распался, оставив лишь сухие кости в знак того, что когда-то существовал.

Тогда человеческую жизнь можно рассматривать как подготовку к нашей роли в произведении, за которым следует выращивание того, что произведено, а затем угасание, после того как это передано новому поколению. К счастью, многие могут по-прежнему наслаждаться сексом и после того, как их роль выполнена. Те, кто не смог участвовать в воспроизведении, в силу ли конституции или предопределения, могут все же быть привлекаемы друг к другу в великом экстазе, который отчасти компенсирует то, что они потеряли.

За помощь в реализации этого редкостного устройства Природа предлагает нам обычное и замечательное вознаграждение. Оргазм - это то, чем она расплачивается с нами за произведение ребенка.

С невероятным великодушием она позволяет нам черпать сколько нам угодно из ее корзины с удовольствиями и даже не требует их назад, если нам не удается быть продуктивными. Она также одаряет нас щедрой пенсией, когда мы становимся слишком старыми для продуцирования. И она не наказывает нас, когда мы пытаемся одурачить ее с помощью контрацептивов. Для религиозных людей все это должно быть несравненным примером Божьей милости. Есть, правда, одно исключение: страшные болезни, которые овладевают нами, как кажется, случайно. С другой стороны, тем, кто совершенно отвергает эти дары, остается быть медленно пожираемыми завистью и каменеть: то, что делает фригидным и секс, делает фригидными и их мозги.

Боковой побег секса - стремление устроить гнездо; это заставляет мужчин строить дома, а женщин - украшать их, обеспечивает детям уютное жилье, пока они ждут своей очереди. И, к счастью, мужчины и женщины привязываются друг к другу, так что все это поддерживается "на ходу". По крайней мере так должно быть; химический круговорот тела и устройство нервной системы обеспечивают это, если не вмешивается ничто постороннее.

Это - что касается природы и того, что она создала в течение эволюции от первых примитивных генов, сформировавшихся в океане, до человеческих семей, объединяющихся в общество для взаимопомощи. Но сами мы не удовлетворяемся тем, чтобы быть просто носителями семени, и мы разрабатываем секс и его возможности, превращая это в нечто более сложное и тонкое.

Во-первых, из секса проистекает наше бессмертие. Наши дома и заводы, наши фермы и фабрики, книги и картины, все эти продукты нашего труда и разума, которые мы накапливаем и передаем нашим детям, - рано или поздно исчезнут, как нам говорят. Шелли поведал нам, как все монументы Озимандии рассыпались в пыль. Священники твердят о том же с кафедр каждое воскресенье. Тот же смысл содержат жуткие слова, которые произносят в наше время: "Танки противника близко: они разрушат все, что мы построили и что нам дорого". Наша последняя надежда, что наши дети, порождение нашего секса, выживут, а наши внуки, порождение их секса, будут что-то о нас помнить, и наши наследники в далеком будущем узнают о нас из легенд, как об Основателях Племени.

Во-вторых, мы уже говорили о более непосредственных приобретениях. Даже как простое удовольствие это спорт, более популярный в каждой стране, чем футбол, хокей или телевидение; всегда готовое утешение бедных и вожделенное наслаждение богатых. Секс делает приятными часы, которые иначе были бы скучными и безотрадными; некоторые культивируют его как редкое растение, чтобы выжать из него до последней капли дурманящее наслаждение. Это оправдание привязанностей, которые мы продлеваем любой ценой. Это привязывает нас к человеку, оказывающемуся единственной надеждой в нашем космическом уделе одиночества. Для тех же, кто находит друг в друге духовное свершение, - это мистическая форма первичного единения.

Итак, чтобы подытожить все, что сказано, секс - матрица для всяческого рода наиболее живых взаимодействий: объятий и ссор, соблазнений и отступлений, созиданий и бед. Кроме того, это средство для счастья и для работы, заменитель всякого рода лекарств и целитель многих болезней. Он может служить забаве, удовольствию и экстазу. Он связывает людей узами романтики, признательности и любви. И он создает детей. Для человеческой жизни и человеческой любви, все это - то, что он объемлет и что является его целями.

 

Секс и наука

Что же мы даем ему в ответ? По большей части до сих пор, - страх, презрение, отвращение и отрицание. Многие рассказывали о его разнообразии. Этнографы неоднократно отправлялись в экспедиции, чтобы исследовать, как это происходит в других культурах. Но все это часто оборачивалось отрицанием секса. Наука предоставляет нам лишь ничтожную толику знания о сексе. Но даже то, что известно, зачастую встречает лишь подозрение, либо обвиняется в претенциозности. Многое из того, что я говорю, исходит из загадок, интуиции и отчетов, без строгой статистической оценки. Но средства против этого - под руками.

Возьмем утверждение: "хороший секс - хорошее здоровье". Я бы предложил следующее исследование.

Хорошо известно, что значительное число студентов живет регулярной половой жизнью. Значительное число студентов живет нерегулярной половой жизнью. Еще некоторая часть довольствуется мастурбацией, и небольшая часть (возможно) вообще обходится без половой жизни. Нетрудно было бы найти 4 000 желающих участвовать в эксперименте, по две тысячи мужчин и женщин, соответственно - по 500 человек в каждой категории (может быть, окажется проблемой найти 1000 человек, вообще не живущих половой жизнью). Необходимо лишь сопоставить сексуальные отчеты и отчеты о здоровье каждого из студентов в течение четырех лет обучения в колледже. Чтобы выяснить, связан ли удовлетворительный секс с лучшим или худшим здоровьем; а это было бы очень полезно знать как профессиональным врачам, так и всем людям. Это мог бы быть недорогой проект, легко выполнимый для одного хорошо работающего исследователя (40 опросов в день в течение 100 дней, остальное время-для разбора карточек и составления таблиц). Для более ленивого исследователя это можно превратить в более дорогой и более внушительный проект, с несколькими секретарями и компьютером. В любом случае это вполне выполнимо. Но до сих пор, насколько мне известно, никто этого не сделал.

 

Между прочим, если М-р Налогоплательщик платит 100 000 долларов в год, его годовой вклад в такое исследование составит менее одного цента. Я не думаю, что он поскупился бы на такой скромный вклад в важное научное предприятие, а также на правах вкладчика стал бы вмешиваться в ход его осуществления.

 

Секс и религия

Ничто так не нервирует религиозных людей, как секс, по крайней мере нерегулируемый секс. Поскольку каждая религия имеет собственные установки на этот счет, люди, принадлежащие к разным вероисповеданиям, нервничают по разным поводам. Но большинство из них разделяет мнение, что секс входит в компетенцию религии, и полагаются на священников, старейшин (или шаманов) в определении того, когда секс является священным, а когда - профаническим. Поскольку эти люди чаще всего стоят на страже "эстеблишмента", устанавливаемые ими правила обычно более благоприятны для старых, чем для молодых, и скорее для лиц, занимающих ответственные посты, чем для обычных людей.

И среди верующих, и среди неверующих есть люди, которые рассматривают всякий секс как священный. И каждый человек должен иметь тайное место для священных вещей, иначе его ум превращается в прах, и он движется к смерти. Но есть и такие люди, которые считают всякий секс нечестивым; к ним относятся разного рода фанатики вроде русских скопцов, которые кастрировали себя в залог доброй веры. Несколько отличаются от них люди, которые превращают в дело жизни профанирование всего, что другие считают священным. Они могут быть организованы в ведьмовские группы или просто разгуливать в общественных местах в свитерах фасона "плевать на вас на всех".

С определенной точки зрения секс может быть честным, а может быть мошенническим.

Это зависит от контракта или взаимопонимания между партнерами. Если они пришли к ясному пониманию и придерживаются его, то секс - честный. Если же имеет место подкуп или шантаж, эксплуатация, обман или скрытые мотивы, то в той мере, в какой это наличествует, - секс оказывается мошенническим. Следовательно, даже если кажется, что есть ясное понимание, то использование слабостей другого это мошенничество, так как здесь присутствует элемент шантажа или обмана. Например, соблазнение ребенка сладостями в обмен на секс - это мошенничество: даже если ребенок соглашается на это, он подвергается эксплуатации, так как он не знает, во что вовлекается, и какими могут быть последствия. Эта оценка соответствует юридическому понятию контракта: простого согласия недостаточно, это должно быть "информированное" согласие.

Священники, практикующие трансакционный анализ, различают как священный и нечестивый, так и честный и мошеннический секс. Если попытаться свести эти различия воедино, то можно сказать, что всякий мошеннический секс - профанический, нечестивый. С другой стороны, не всякий честный секс можно считать священным, и здесь эти подходы различаются.

Существует сильная тенденция приравнивать святость к напыщенной торжественности. Если нечто забавно и приятно, оно уже не может быть священным. Если кто-то смеется, он профанирует, чуть ли не оскверняет это. Я не думаю, что какое-либо из этих предположений верно. Если секс может быть священным, то смех и забава, будучи счастливыми человеческими чувствами, также святы.

В цивилизованных странах, как и повсюду, секс часто более свят, чем человеческая жизнь. Так, в Техасе человек может быть по закону убит даже за такие сексуальные правонарушения, при которых не применялось насилия. Вообще говоря считается правильным во время войны убивать как можно больше людей, если это указано соответствующей инстанцией. Но найдется ли кто-либо, кто смог бы санкционировать взрыв сексуальной радости?

В мирной жизни боевой клич "Лучше смерть, чем секс" находит наиболее злополучное применение в американской тюремной системе. Двести тысяч обитателей тюрем штатов и федеральных тюрем полностью лишены нормальных сексуальных отношений. Поэтому эти мужчины и женщины, в большинстве своем сильные и энергичные люди, используют для эмоционального выражения гомосексуальность и убийство. Но никто до сих пор не решился предложить хотя бы тем, кто состоит в законном браке, получать сексуальное удовлетворение с законными супругами, дав тем самым какую-то возможность соблюдения приличии (правда, недавно в этом отношении появилось несколько исключений).

 

ПОЛОВОЙ АКТ

Мужские и женские половые органы

Устройство половых органов у мужчины менее сложно, чем у женщины; гордость биологии женщины составляют ее округлые бедра и груди и четыре ямочки в нижней части спины, образующие ромбоид Микеля, столь любимый скульпторами женских форм. Действительно, этот ромбоид, когда он хорошо очерчен, - одна из прекраснейших фигур в природе, с его обещанием всеобъемлющей теплоты и плодородия, возбуждающим глубочайшие слои стремящейся к размножению и покровительство мужской природы. Если вы раньше не обращали внимания на эту прекраснейшую из всех долин на земле, я советую вам наверстать упущенное. Это непревзойденный объект чисто эстетического наслаждения, свободный от более насыщенных страстей, вызываемых впадинами между грудями, ягодицами или бедрами.

Половые органы у мужчин состоят из двух маленьких тиглей – яичек, каждое имеет свой дистиллятор, эпидидимис, с маленьким резервуаром, семянным пузырьком. Далее следует насос – простата, который проталкивает продукт через гидравлическую трубу – пенис. Женские половые органы – это, в первую очередь, яичники, оставляющие свои созревшие яица, как яблоки, около отверстий фаллопиевых труб, мягкие лепестки которых продвигают их через тоннель к матке. Матка устроена так, чтобы лелеять растущий эмбрион и выкармливать его до зрелости. По другую сторону этого устройства расположено влагалище, снабженное железами, дающими смазку, которая помогает фрикциям пениса, когда он проскальзывает вдоль своего пути, готовый осеменить новую жизнь. Влагалище также снабжено мышцами, которые сжимаются, пульсируя, и мягко проталкивают сперму к месту ее назначения в матке. Выше находится клитор, орган, специально устроенный и иннервированный для острого возбуждения, ведущего к последнему экстазу. Таким образом, у мужчины имеются две совершенные миниатюрные фабрики клеток и энергичная система доставки. Женщина имеет все необходимое, чтобы содействовать приему этих поставок, которые она заботливо помещает в самый совершенный инкубатор во Вселенной. Она также оснащена всем необходимым для взращивания благодатного продукта.

Но психологически сложности возникают из-за того, что мужское устройство вынесено вовне, а женское встроено внутрь. Мужчина, так сказать, снабжен неоновой витриной, которую он может зажечь тогда, когда обстоятельства этого требуют, в то время как женщина хлопочет внутри. Это напоминает различие между ярко освещенной придорожной закусочной и элегантной гостиницей со скромным фасадом, но уютной спальней.

 

Как это начинается?

Зигмунд Фрейд 70 лет назад утверждал, что большая часть сновидений взрослых людей имеет дело с сексуальным материалом и дает выражение эротическим желаниям. Он пришел к такому выводу, изучая психологию сновидений, но у него не было конкретных доказательств. Многие люди, включая представителей медицины, сочли это маловероятным, неприятным и даже отталкивающим, но Фрейд стоял на своем. Сейчас мы располагаем непосредственными доказательствами. Современные исследования сна показывают, что, по крайней мере, у мужчин, эрекция предшествует почти всем сновидениям или сопровождает их. То же, по-видимому, справедливо и для женщин, хотя это труднее установить. Это означает, что во время фазы сновидений у обоих полов имеет место значительная сексуальная активность; эрекции возникают каждые 90 минут в течение ночи. Это может происходить годами, даже всю жизнь, хотя человек может и не знать об этом.

В бодрствующем состоянии половой акт для мужчины начинается с эрекции. Нет эрекции – нет секса. Пенис был создан с тонким инженерным расчетом. Кровь втекает и вытекает без помехи, пока входящий поток не возрастет, а выходящий не будет блокирован. Если это происходит, кровь собирается в маленьких полостях, предусмотренных для этого. Орган впитывает ее как губка, и начинает весить несколько больше. По мере того, как кровь продолжает накапливаться, она заполняет все пространства. Довольно скоро пенис набухает и натягивается, как барабан.

Существуют две теории по поводу того, что происходит внутри, чтобы вызвать эрекцию. Кровь притекает по артериям и вытекает по венам. Одна теория состоит в том, что артерии раскрываются шире, так что кровь протекает быстрее, чем вены могут вывести ее. Другая утверждает, что самая большая вена перекрывается как раз в том месте, где она выходит из пениса в тело, и кровь скапливается пере этим местом.

Остановимся сначала на второй теории, потому что она более ясна. Если самая широкая вена перекрыта, кровь не может выйти, пока давление не станет достаточным чтобы прорвать блокировки или усилить прохождение вокруг через другие, меньшие вены. Эта главная вена имеет форму тонкостенной резиновой трубки. Около ее выхода из пениса находится тонкое кольцо мышц, лежащих поперек нее таким образом, что если мышцы сокращаются, то трубка перекрывается. Тогда кровь не может вытекать, как в обычном состоянии. Она скапливается за препятствием, и пенис набухает как… как… как пенис. И чем больше он набухает, тем тверже он становится. Чем более возбужден мужчина, тем более возбужден его фаллос. Он вырастает настолько, что если копчик подвижен, то он может немного отвернуться. Мужчина может чувствовать себя так, будто он разорвется, если он не найдет места, куда поместить его, но такой опасности нет. Кровь всегда может продавиться через другие малые вены, прежде чем произойдет что-либо подобное. Природа устроила это таким образом, что сколь напряженной ни была гидравлическая битва, возможности разрыва нет.

Маленькая мышца, которая начинает все это, называется анатомами Compressorvenae dorsalis penis, сжиматель вены в задней части пениса (не той вены, которую вы можете видеть, хотя она тоже может пульсировать, а той, которая спрятана внутри). Для краткости ее называют мышцей Хьюстона. Если справедливо, что эрекция зависит от этой мышцы, то от нее в значительной степени зависит и произведение потомства. Мышца Хьюстона всегда сокращается, если правильный род электрических импульсов проходит по соответствующим нервам, но остается расслабленной, пока импульсов нет. В ходе естественного отбора в течение эволюции эта мышца и входящие в нее нервы стали одними из самых надежных среди известных триггеров. Она может функционировать чуть ли не 88 лет без смазки и замены частей даже в тяжелейших условиях эксплуатации.

Чаще всего неполадки в эрекции связан с оператором, а не с механизмом: «ошибка пилота», как говорят летчики. Импульсы к пенису посылаются мозгом, там находится как бы маленький человечек, который должен держать палец на кнопке и нажимать на нее, когда загорается зеленый свет и все системы должны включиться. Но если он устал, испуган, отвлекся или огорчен, он может ослабить давление или вообще отпустить кнопку, даже когда горит зеленый свет. Поскольку это однозначный прерыватель, то как только кнопка отпущена, механизм разомкнут и возвращается в состояние покоя. Маленький человек – это, конечно, же Ребенок в человеке, и если он струсит, то эрекции не будет, даже если все контакты в порядке и извне приходит интенсивная стимуляция.

Интересно отметить, что существование мышцы Хьюстона неизвестно многим людям, даже медикам. Она даже не названа в «Анатомии» Грея, так что большинство студентов-медиков оканчивает институт, ничего о ней не слышав. Между тем, если эта теория верна, то само существование человеческой расы и ее наиболее экстатические моменты зависят от этой оставшейся без внимания полоски ткани, так прекрасно устроенной, чтобы превратить коротенький мягкий орган в длинный и твердый посредством использования физических законов.

Ни на людях, ни на животных не проводилось экспериментов, которые показали бы, что эта теория совершенно неверна, но некоторые эксперименты показали, что она не вполне верна. Фактически каждый мужчина может сам это проверить. Если эрекция происходит просто из-за сжатия вен пениса, так что кровь может свободно втекать, но не может свободно вытекать без очень большого давления, тогда все, что сожмет вены, не перекрывая артерий, приведет к эрекции. Нетрудно с помощью обычной резинки перевязать пенис и предположительно сжать вены, не перекрывая полностью кровообращение. Но даже если оставить резинку на пятьдесят минут – вполне достаточное время, чтобы кровь собралась, если только она может собраться, - эрекция не последует. Очень жаль, потому что, если бы это действовало, это было бы восхитительно просто лекарство от импотенции, и значительной доли человеческой фрустрации и человеческих несчастий можно было бы избежать. В этом самодеятельном эксперименте могут быть упущения, и он может быть не вполне убедительным для исследователя, но он вызывает серьезные сомнения в «теории резинки» в ее простейшей форме.

Вторая теория – что артерии расширяются и вносят так много крови, что вены просто не успевают ее выносить, - кажется теперь более правдоподобной. Но не существует возможности искусственно расширить артерии, так что потенция должна оставаться в руках природы и психиатрии.

Мы не должны чувствовать себя целиком зависящими от мышцы Хьюстона с ее совершенным механизмом, потому что вероятно, что наилучшая эрекция у мужчины создается взаимодействием обоих механизмов. Имеет место расширяющийся приток крови, благодаря расширению артерий, а также некоторая перетяжка вен, и под воздействием того и другого фаллос обретает высшую степень твердости.

У женщин дело обстоит сложнее. Половое возбуждение начинается увлажнением стенок влагалища (любрикацией), что может произойти через несколько секунд после того, как она решает продолжать. Через несколько секунд после этого расширяется клитор. Никто не знает вполне определенно, как это происходит, но нет основания отрицать возможность наличия мышцы Хьюстона у женщины, как у мужчины, поскольку анатомы полагают, что в женском клиторе есть мышечные ткани, подобные мышечным тканям пениса. Возможно, что происходит задержка крови в то же время, как возбужденные артерии увеличивают ее приток, и таким образом клитор становится больше и тверже. Но клитор также, поднимаясь вверх, может быть потерян из виду, что невозможно для пениса. Кроме того, у исполненной желания женщины также набухает и пульсирует шейка матки, «посылая сигналы полной боевой готовности», как выразилась по этому поводу Амариллис.

 

Мужская сексуальность

Сексуальная компетенция мужчины складывается их трех элементов: потенции, силы и напора. Потенция характеризуется твердостью полового члена в момент эрекции, сила – пылкостью и страстностью его фрикций, напор – начальной скоростью извергаемого семени.

Существует несколько степеней потенции или эрекции. В первой пенис немного увеличен и висит, несколько отклоняясь от тела. Находясь на людях, мужчина может даже не знать, что он возбужден. Он не испытывает смущения, так как увеличение пениса обычно не может быть замечено окружающими. Это может быть названо «интересом», как в следующей фразе: «Амариллис вызвала всеобщий интерес среди мужчин, войдя в комнату в своей возбуждающей мини-юбке». (В этом месте стоит отметить, что большинство женщин знает разницу между «хорошо одетой» и «не одетой хорошо» женщиной, но не многие знают разницу между «хорошо смотрящимся платьем» и «возбуждающим платьем». То же относится и к другим атрибутам женского туалета).

Во второй стадии половой член – длинный и плотный, но его все еще можно согнуть рукой, или он сгибается, если встречает какое-то препятствие. В этом состоянии, если партнерша не открыта и не произошло обильной любрикации, мужской член не сможет проникнуть внутрь, а будет сгибаться. Обычно это состояние вызывается наличием некоторых колебаний относительно уместности дальнейшего развития проекта. Мужчина может быть прельщен женщиной или собственным желанием доказать свою потенцию, но, как говорит доктор Хорсли, «ин пено веритас», - фаллос его остается неубежденным.

Это может быть вопрос примирения после ссоры, или проблема непосредственных последствий акта, или более отдаленного будущего, или недостаток твердости в отношении к противоположному полу. Короче, это некоторый страх или сомнение относительного того, стоит ли в данный момент пускаться в это предприятие. Мужчина (его Взрослый) может предпочесть не принимать во внимание это сомнение, но его пенис (управляемый более чувствительным Ребенком), не так легко завлечь, и она остается скептическим, несмотря на разрешение.

На третьей стадии фаллос достигает своего полного размера, но еще не всех достоинств. Он наполнен, тверд и готов к определенного рода действиям, но иногда слишком быстро, наткнувшись на препятствие, эякулирует, прежде, чем каждый из партнеров получает возможность полного самовыражения. В четвертой стадии мужчина подобен рвущемуся из упряжки единорогу, его член тверд и неумолим и настолько набухает, что мужчина чувствует, что если он сейчас же не приступит к действиям, то разорвется от наполняющей его энергии. В этой стадии головка иногда поворачивается вверх, как бы обращаясь к небесам с мольбой о немедленном удовлетворении. Это предельная «заведенность», когда мужчина будет стремиться вперед любой ценой. Это та ось желания, вокруг которой разворачиваются все страст в литературных романах. В тех случаях, когда головка члена загибается вверх, это можно назвать «гордостью Пейрони», в честь физиолога, впервые формально изучившего этот феномен.

Коль скоро цитадель захвачена, будь то в церкви или на сеновале, неодолимая страсть берет верх. Неподкупная биология мужчины охватывается желанием проникнуть во влагалище столь глубоко, сколь возможно, и оставить там свое семя.

Мужчина повторяет свои движения вновь и вновь, достигая глубочайших глубин, приникая к партнерше, будто никакая земная сила не может разорвать это сцепление во веки веков, хотя он чувствует, что завершение недалеко. Такая страстность наиболее вероятна, если фаллос находится в четвертой, благороднейшей стадии эрекции, становясь подлинным воспроизводящим инструментом человеческой природы. Но если в это силе есть элемент подделки, биологическая страстность движений утратит свою силу, и тогда придется сознательно их усиливать. Это обычно происходит, если мужчину больше интересует триумф, чем секс, или если он испуган тем, во что оказался вовлеченным, или если он обманывает женщину для собственного удовольствия. В таких случаях он может стараться продлить это как можно дольше, чтобы слышать ее возбуждение и наслаждение, или, наоборот, проделать это так быстро, как только возможно, чтобы поскорее убраться, или он может сознавать время с бесчувственным равнодушием. Если слишком быстрое завершение уязвит его гордость, он избегает стремительных движений, чтобы не расплескать прежде времени свой эликсир; он значительно замедляет свой темп, надеясь продлить действие по крайней мере до удовлетворения партнерши, после чего он может, продолжать с чистой совестью и не уронив достоинства, теперь с приятной ему скоростью.

Мужчина, входящий в это с неискаженным биологическим влечением, столь погружен в то, чем он занимается, и столь автоматичен, что он не заботится о времени и даже не очень занят реакцией партнерши, хотя если она реагирует естественно, это дает ему глубочайшее удовлетворение в этот динамический момент, когда он достигает своей цели и оставляет семя там, где ему всего более надлежит быть. Такое напряжение, почти нечувствительное состояние более всего может принести женщине высшую степень возбуждения и вызвать в ней наиболее удовлетворяющий оргазм. Сила фрикций – не жестокость, а биология. Но если женщина, вместо того, чтобы реагировать своей глубочайшей и подлинной природой, становится заинтересованной во фрикциях самих по себе, она может воспринимать их как жестокость и жаждать именно этого; то же относится и к мужчине.

Описание неискаженной биологической активности – скорее идеал, чем реальность. У человеческой расы нет неискаженного секса. Все общества организуются вокруг сексуальных запретов, которые проникают даже в моменты высшего возбуждения и искажают чистоту реакций. С одной стороны, имеет место уступчивость и преувеличенная забота, с другой – бунт, жестокость и нечестность. Где-то посередине находится реальная интимность, со свободно действующей сексуальностью. В своем наивысшем проявлении секс может быть взлетом над землей на 30 000 футов с последующим опьяняющим медленным спуском. Но и меньшего может быть вполне достаточно. Уже полет над крышами гораздо вдохновеннее, чем хождение по земле. Никто не может требовать большего, чем пробить крышу, и каждый фут сверх того – это уже добавочно вознаграждение.

Здесь речь идет о третьем аспекте мужской компетенции. Напор извержения – это то напряжение, посредством которого семя в момент эякуляции бросается во влагалище благодаря поршнеобразным сокращениям простаты. Возможно (хотя и необязательно), что высота оргазма, т.е. ощущаемая высота оргастического взлетав футах или метрах, зависит от силы извержения.

Итак, на полюсе спокойствия – мужчина с неполной эрекцией, ограниченной фрикцией и слабым извержением, на другом же полюсе – мужчина с переполненным, быкоподобным фаллосом, который производит мощные фрикции и проталкивает с огромной силой семя туда, где природа определила ему место. Но на всей этой шкале мужчина может оплодотворить женщину, а если она соответствующим образом готова – то и дать ей оргазм.

Из этих трех элементов фрикции более всего поддаются сознательному управлению. Эрекция может быть прекращена актом воли, что означает просто проговаривание «стоп» (или как в юмореске «вниз, Фидо»), но нет магического слова, которое могло бы его вернуть или усилить. «Вверх, Фидо» - не работает само по себе; нужна какая-то приманка, живая или искусственная, чтобы эрекция возобновилась. Наиболее автоматична эякуляция, которая не может быть сознательно ускорена, а задержана может быть лишь на несколько секунд, если она запущена. Сила извержения зависит в основном от физических факторов, в то время как мера эрекции, интенсивность фрикций – от психологических.

На сексуальную способность мужчины оказывают влияние в основном две женщины: его мать (или, может быть, старшая сестра), которая поощряла или развенчивала его мужественность и сексуальность в период, когда он рос; и его партнерша, во власти которой воодушевлять и возбуждать или угнетать и запрещать – в зависимости от ее поведения. Чем старше мужчина, тем он более чувствителен к партнерше. Если она слишком часто отвергает его, он начинает терять потенцию и переходит в разряд «угасающих в среднем возрасте» - состояние, постепенно прогрессирующее, но почти всегда обратимое в руках практика энтузиаста.

Часто сексуальная способность мужчины отражается в его повседневной жизни, как утверждают многие женщины. Он может быть твердым агрессивным, склонным к взрывам или легко гнущимся перед лицом оппозиции, не проявляющим силы и настойчивости и едва капающим в конце, или вообще неспособным закончить то, что начал.

 

Женская сексуальность

Женщины и мужчины дополняют друг друга, так что способности женщины содержат три соответствующих элемента: обилие, силу и сжатие. Обилие представ­лено любрикацией, сила проявляется в контрфрикциях, сжатие обеспечивается мышечными сокращениями.

Любрикация (увлажнение стенок) влагалища естественно облегчает проскальзывание фаллоса внутрь. Если любрикация отсутствует (аналойфия), это может вызвать сильное трение и болевые ощущения. Некоторые женщины, наоборот, возбуждаются в такой степени, что «счастливое масло» или «сок радости», как они его называют, слишком изобилен (гиперлойфия), пока они переходят от одного оргазма к следующему. Иногда женщина, даже находясь на людях, может настолько возбудиться, что у нее появляется незначительная или даже значительная любрикация, вызывая в ней гордость или смущение. Как и у мужчин, такое явленно может быть названо «интересом». Любрикация, однако, не всегда означает, что женщина готова реагировать; она может принять пенис, но отказываться быть возбужденной им. Но если все идет хорошо, за любрикацией следует расширение клитора. Любрикация влагалища и расширение клитора соответствуют потенции у мужчины, так что в целях удобства можно применять слово «потенция» к обоим полам.

Контрфрикции биологически могут быть реакцией женщины на предстоящее оплодотворение, а психологически - ее стремлением к недельной близости. Они могут быть снижены до простого механизма стремления к удовольствию. Истинные биологические контрфрикции не сознательны и не рассчитаны; это не старание выжать из акта как можно больше удовольствия. Это нечто, что женщина должна делать, поскольку она хочет, чтобы пенис проник в нее так глубоко, как только возможно. Некоторые женщины начинают с контрфрикций как стремления к удовольствию, но оказываются захваченными биологической компульсивностью и начинают реагировать более естественно.

Сжатие — это действие навстречу извержению. В момент оргазма, который может совпадать с эякуляцией у мужчины, влагалище вновь и вновь сжимает пенис волнами мышечных сокращений, как бы «выдавливая» сперму. Это посылает волны реакции партнеру и может увеличить силу извержения. Могут быть и более медленные сжимающие движения, также приятные.

Сексуальность женщины характерно отражается и в других ее реакциях на мужчину. Она делает себя доступной и «снабжает смазкой» совместные действия. Когда он идет к ней, она движется навстречу ему. Когда он стремится к какой-то цели, она отвечает ему точным эмоциональным ритмом и помогает выжать из себя все, на что он способен, вызывая в нем вдохновение. Если отец или мать воспитали в ней сдерживание подобных естественных реакций, то она будет неловкой и неприятной не только в сексуальных взаимодействиях, но также и в другого рода отношениях с мужчинами. Она будет недоступной или конфликтующей, соперничающей или унижающей, а не мягкой, чуткой и поощряющей.

Нa одном конце шкалы — женщина, у которой не происходит любрикации и которая не возбуждается, которая лежит, неподвижная и незаинтересованная, и пассивно принимает эякуляцию. На другом конце шкалы — женщина, обильно любрицирующая, достигающая высокого уровня возбуждения, отвечающая на каждую фрикцию, дающая столько же, сколько берущая, и сжимающая пенис, как бы помогая выдавить семя до последней капли.

 

Оргазм

Человеческий оргазм — одно из наиболее интим­но и восхитительно спроектированных и синхронизиро­ванных событий во всей природе. Как анатомически, так и физиологически он демонстрирует великолепный отбор в процессе эволюции. Именно то, в чем нуждается женщина, есть у мужчины, и именно то, в чем нуждается мужчина, есть у женщины. Температура, давление, ускорение ритма настолько правильно соответствуют друг другу, что возносят их на Девятое Небо в момент разряда творческой энергии, электрического и физиологического. Если все было хорошо, каждый из них остается с ясным и свободным умом, очищенным от забот и готовым начать жизнь заново. Кто-то сказал, что люди бывают здоровыми только в течение десяти минут после полового сношения. Или, как сказал кто-то другой, каждая ночь, проведенная в одиночестве, потеряна.

Каждый пол располагает двумя различными способами достижения этого. У мужчины головка - наиболее чувствительная часть пениса, стимуляция в этой области в соответствующий момент может привести к быстрой и не дающей удовлетворения эякуляции. Это оправдывает указание, которое маркиз де Сад давал своим партнерам: «Нe трогайте головку», одна из очень немногих вещей, в которых он оказался нрав. Тело пениса менее чувствительно и создаст менее острое наслаждение. Наиболее чувствительно место, где головка соединяется с телом у венчика, это триггерная зона для оргазма. У женщины также клитор более чувствителен, чем внутренняя поверхность влагалища, и стимуляция клитора может привести к оргазму, который, как полагают многие женщины, оставляет желать еще многого. У женщины наиболее чувствительной точкой может быть место, где клитор и внутренняя поверхность влагалища наиболее близко подходят друг к другу.

Мужской и женский оргазм превосходно синхронизированы. Таз мужчины движется, простата сокращается и сперма выбрасывается точно в том же ритме, в каком пульсируют влагалище н клитор женщины. Это происходит благодаря автоматическим реакциям определенных типов мышечных тканей. Эта взаимная обратная связь повторяется снова и снова, пока реакции одного из партнеров не исчезают. Второй может продолжать сокращения и расширения к удовольствию и восхищению уже удовлетворенного партнера. Некоторые партнеры даже предпочитают оргазмы в разное время, чтобы получить что-то вроде двойного наслаждения друг другом таким образом, другие же сходятся в одной захватывающей их волне экстаза.

Мышечный ритм толчков и сжатий поддерживает и усиливает ход двух внутренних часовых механизмов: один в простате — он определяет ритм эякуляционных спазмов, другой в клиторе, обладающем собственным ритмом, который регулирует pитм сокращений влагалища и совпадает с ним. Одно из чудес эволюции состоит в том, что эти два часовых механизма обычно работают с точно одинаковой скоростью: четыре пятых секунды на пульсацию. Балансиры этих часовых механизмов расположены в эякуляционном центре в спинном мозге, так что в основе всего этого лежит нервный ритм, как у медузы, улитки или ангела, играющего на арфе.

 

Психология секса

Сексуальные реакции обоих полов частично определяются встроенными, биологическими факторами, а частично «мысленным совокуплением» – психологическими факторами. Если механизм оргазма запущен, встроенные биологические цепочки берут верх и ум остается в стороне; но до этого момента голоса в постели и голоса в голове сильно влияют на то, что происходит, и как это происходит, когда и с кем. Но еще более, чем голоса, важны скрытые в уме картины, первичные образы партнеров, определяющие их потенцию и интенсивность желания.

Психологические факторы, работающие в мужчине (аналогичные факторы существуют и для женщины) таковы:

1) со страхом или с энтузиазмом относится он к сексу. Наиболее важным фактором здесь является голос матери, которая говорит либо «берегись», либо «давай»;

2) честен ли он в сексе. Это обычно решает голос или пример отца, который говорит или «хватай!», «пусть покричит!», или «радуйте друг друга»;

3) что делает партнерша – реагирует, нейтральна или отвергает. Об этом говорит ее голос – теплый и мягкий, безразличный или холодный и даже угрожающий. То же рассказывают ее мышцы любящие, мертвые пли сжатые; а ее железы делают это мягким и влажным или жестким и сухим;

4) внешняя ситуация, в особенности возможность, что другие прервут или, наоборот, стимулируют, – включая детей, комаров и прочее в таком роде;

5) первичный образ женских половых органов.

Если мужчине удается раскопать свой первичный образ, это может оказаться совсем не тем, что он ожидал. Так один врач-акушер (Взрослый в нем хорошо знал, как выглядят эти органы при самых разных обстоятельствах) обнаружил с большим удивлением, что ребенок в нем по-прежнему представляет себе влагалище как огромную, темную бездонную пещеру, в которой может потеряться его пенис и даже все его тело. В другом случае мужчина представлял себе узкий проход, полным колючек, которых должен был сторониться каждый, кто туда попадал. Возможность таких образов влиять на эрекцию, фрикцию и извержение может отчасти зависеть от действительного физического состояния влагалища и от того, как это ощущается фаллосом: если фаллос чувствует себя болтающимся, то «мужчина пещеры» может испугаться, а второй почувствует облегчение; если фаллос чувствует упругость, первый мужчина почувствует себя безопаснее, второй же будет настороже и захочет поскорее оттуда выбраться.

Сколь это ни кажется невероятным, но иногда пенисом или даже пальцами можно видеть, а не только чувствовать. Это называется сирэстэзией. Каждый взрослый знает, что влагалище на самом деле – красное, и остается красным, но для фаллоса его цвет может меняться в зависимости от степени увлажнения. Когда оно сухое, оно может выглядеть пурпурным; слегка увлажненное может казаться коричневым; когда же оно совсем скользкое, оно может представляться ярко-голубым. Это наиболее обычные синэстезические восприятия, но каждый пенис может иметь собственную цветовую гамму.

Первичный образ фаллоса у женщины таким же образом влияет на ее реакции. Для Ребенка в ней это может выглядеть как выпирающая масса чего-то твердого, что собирается проникнуть слишком далеко, или как острый нож, который хочет ее разрезать, или как маленький шарик, который слишком мал, чтобы она могла ухватить и задержать его прежде чем он ускользнет. Некоторые женщины также способны к цветовым восприятиям, зависящим от скользкости пениса, которая в действительности определяется их любрикацией.

Существуют и более благоприятные первичные образы. Для мужчины влагалище может выглядеть как уютное место отдыха или как ласковая рука; клитор может представляться соблазнительным сосочком; женщина может представлять себе пенис как леденец на палочке, шарик для матышей или как грибок. Эти образы не являются, как обычно предполагают, «бессознательными» Их легко может увидеть каждый, кто достаточно внимателен, чтобы установить их, когда они проплывают в нем. Это важно знать, потому что первичные образы могут оказывать решающее влияние на мужскую и женскую сексуальность, и не требуется много времени, чтобы их обнаружить. Они таятся в глубине, совершенно обнаженные.

Многие утверждения относительно психологии секса основываются скорее на личных предпочтениях, чем на тщательном исследовании. Некоторые психологи секса создают нечто вроде собственной строгой морали. Например: «Мужчина возбуждается тем, что он делает с женщиной, а не тем, что она делает с ним: женщина же возбуждается тем, что мужчина делает с ней a нe тем. что она делает с ним». Подобно пуританствующим школьным учителям, они недооценивают энергичных женщин и мужчин, любящих понежиться в роскоши, и пытаются утвердить какие-то стандарты, меж тем как люди обладают разными типами сексуальности. Это работает не лучше, чем законодательное внедрение стандартов секса для самых различных типов людей. Амариллис говорит, что стили в секте меняются: «Даже движение за контроль рождаемости изменило направление, – замечает она со свойственной ей загадочностью. Раньше это было движение руки вниз с колпачком, теперь это движение руки вверх с пилюлей».

 

Биология секса

В ходе эволюции потенция, фрикция и извержение мужчин, так же как любрикация, контрфрикция и сжатие женщин внесли свой вклад в распространение человеческой расы. Можно, например, вывести животных, которые не будут обладать этими качествами, и у них будет хуже с воспроизведением. Таким образом, благодаря физиологическому отбору, более сексуальные будут иметь преимущества над менее сексуальными в воспроизведении, так что мы можем предположить, что Homo Sapiens становился вce более и более сексуальным и течение веков и столетий, так что нынешние люди гораздо более похотливы, развратны и распутны, чем наши предшественники, жившие в пещерах, или чем те, которые жили в первобытных обезьяньих лесах, еще до того, как они стали людьми, поскольку человек – самое сексуальное из существующих млекопитающих, почти всегда готовый к совокуплению, в любой день недели и в любую фазу луны. Биологическая цель мужского оргазма состоит в направлении семени к его мишени, которой, как ни странно, является не маточный зев, а кармашек у задней стенки влагалища. Это выводит сперматозоиды на орбиту, после чего они включают собственные двигатели, готовясь ко второй стадии программы: отправления к луне, которой является маленькое яйцо, лежащее выше, в трубе яичника. Это беспощадная гонка, в которой победитель получает все, а проигравшие погибают. Сперматозоид, достигший яйца первым, захватывает его навсегда, отвергая всех остальных; в этих выборах но бывает вице-президента, нет второго места. Дистанция заплыва, в соотнесении с размером человека, – около двух миль, с препятствиями и поворотами, быстринами и запрудами, но часто против течения. Это более впечатляет, чем забег с участием миллионов людей, потому что здесь в каждом «забеге» — несколько сотен миллионов сперматозоидов. Невозможно не испытать трепет, поняв, что происходит в женщине каждый раз, когда мужчина стреляет из своего стартового пистолета. И каждый мужчина здесь – герой. Высок или низок, красив или безобразен, молод или стар - неважно; покуда он может извергать сперму, он может по своей воле устроить забег, подобный тому, как если бы все население Северной и Южном Америки пустилось вокруг озера Эрн.

Интенсивное удовольствие, входящее в оргазм мужчины, возможно, служит в основном привлекательности и желанности акта. Это касается и женского оргазма; впрочем, биологическая функция женского оргазма остается пока невыясненной. Сексуальное возбуждение, особенно любрикация, изменяет химическое состояние половых органов женщины, делая их более соответствующими приему спермы, но кажется, что сам по себе оргазм мало что к этому добавляет. Во всяком случае, женщины беременеют без оргазма так же, как при наличии оргазма, из чего можно сделать вывод, что оргазм, может быть, и способствует беременности, но не необходим.

Может показаться, что мужской оргазм необходим для оплодотворения, но даже в этом нет уверенности. Некоторые мужчины выделяют «воду любви» из простаты задолго до эякуляции, и в ней может быть немного спермы. Этот факт важен по двум причинам. Во-первых, это указывает на то, что даже если за «водой любви» не следует эякуляции, или если мужчина эякулировал вне влагалища, он может удовлетворить женщину. В особенности вероятно это в том случае, если некоторое количество спермы осталось после недавней предыдущей эякуляции. Во-вторых, сперматозоиды, которые попадают во влагалище с «водой любви», имеют преимущество раннего старта перед выбрасываемыми позже, поэтому у них больше шансов победить в гонке к яйцеклетке. Таким образом, возможно, что сперматозоиды в «воде любви» с большей вероятностью участву­ют в зачатии, чем сперматозоиды эякулируемой спермы; это может иметь определенное значение для различных проблем зачатия и рождения.

Итак, сделаем резюме биологических событий. Максимум эрекции и максимум любрикации обеспечи­вают максимальное проникновение, которому способству­ют фрикция и контрфрикция. В решающий момент максимальному напору извержения способствует максимальное сжимание. Все это гарантирует, что максималь­ное количество спермы попадет как можно дальше, и это — наилучшие условия для обеспечения зачатия. Как уже отмечалось, на другом полюсе шкалы — немного спермы, выпущенной на краю сухого влагалища, что дает мало шансов, что яйцеклетка будет оплодотворена. И существует множество промежуточных вариантов. Но одно действует с большей вероятностью, чем другое, и в эволюции еле заметное возрастание превращается в зна­чительное преимущество за много поколений, подобно сложным процентам. Необходимо, однако, помнить, что даже без эрекции, без любрикации, без фрикции вероятность оплодотворения больше, чем ноль. Не исключе­на возможность того, что в результате эякуляции, произошедшей вблизи от женских половых органов, может появиться на свет (хотя это случается не так уж час­то) вполне здоровое потомство, даже близнецы. (Можно получить двойню, как к своему удивлению обнаружил один благочестивый священник, даже если согрешишь однажды.)

Одним из интереснейших биологических изобретений является то, как устроена женщина, чтобы при­нимать мужчину. По мере возрастания возбуждения влагалище грациозно расширяется и удлиняется, чтобы создать максимальные удобства для гостя. В довершение всего, матка вежливо поднимается со своего места, что­бы пропустить его, полностью освобождая ему дорогу.

Только после ухода гостя матка возвращается на свое место и погружает свой зев в облако благодатной спер­мы, которую он с галантностью и щедростью подарил ей в ответ на ее открытое великодушие.

С другой стороны, половой акт во многих отно­шениях — битва между полами. Чем сильнее он толка­ет вниз, тем сильнее она толкает вверх, чем больше его пенис, тем сильнее она его сжимает; и наоборот, — чем сильнее она сжимает, тем больше может стать его пе­нис. Как будто она старается сделать его меньше, а он старается сделать ее больше. Но это весьма своеобраз­ная битва, потому что если они доводят ее до успеш­ного завершения, — оба побеждают. В итоге он стано­вится меньше, чем был вначале, она же становится все больше. В среднем это даже можно выразить в грубых цифрах. Его фаллосу необходимо потерять в весе не­сколько унций не один десяток, а то и добрую сотню раз, чтобы сделать ее на несколько фунтов тяжелее однажды.

Если это «битва» на равных, как это и предпо­лагается, она в действительности представляет собой скорее совместное деяние, чем состязание. Но если парт­неры в действительности не равны, это может превра­титься в конфликт и даже в скандал, потому что более сильный партнер чувствует себя фрустрированным, разо­чарованным и неоцененным, а более слабый — немощ­ным, виноватым и злым или еще хуже — злорадству­ющим по поводу извращенного и неподобающего триум­фа. Эти нездоровые чувства могут быть перенесены в повседневную жизнь пары, глубоко укоренившись в не­приятных играх, заставляющих пучиться их животы, сжиматься мышцы, увеличивающих кровяное давление, так что они будут годами жить в физическом и пси­хическом дискомфорте. Они будут выплескивать свое раздражение на детей и на окружающих (иногда обла­дая политическим весом), а тела их начнут уступать напряжению, пока не найдется слабое место — орган или система — и не появятся «психосоматические» расстройства.

В таком положении люди обычно ищут оружия против своих партнеров, и мне бы не хотелось, чтобы что-нибудь из много написанного послужило столь не­благородным целям. Если в биологии и эволюции секс — главный продукт жизни (недаром первыми инструк­циями Бога Адаму и Еве, едва Он успел их привет­ствовать, было: «Плодитесь и размножайтесь, и населяй­те землю»), на шкале человеческих ценностей он зани­мает — или должен занимать — лишь второе место. Вот почему Бог, прежде чем давать им какие бы то ни было инструкции, сказал им «Привет» (или «Будьте благословенны», vyorech asoin, Бытие 1:28). «Привет» — вещь более важная в человеческих отношениях, чем секс. Это значит: «Мы с тобой в этом вместе, так что давай играть честно». Мораль: не унижайте вашего мужчину или вашу жену по поводу того, что он (она) — не идеальный сексуальный партнер (партнерша). Сначала прислушайтесь к тому, как он (она) говорит «Привет», и к тому, как вы сами это произносите. Честный муж­чина с согнутым пенисом лучше, чем проходимец с прямым; и хорошая женщина с плохим влагалищем лучше, чем плохая женщина с хорошим влагалищем.

Это приводит нас к следующей специфически человеческой теме: как половые органы могут использо­ваться не вполне по назначению, то есть для целей иных, чем оплодотворение.

 

 

ЭКСПЛУАТАЦИЯ ПОЛОВЫХ ОРГАНОВ

Введение

Строго говоря, единственный естественный способ использования половых органов – это заниматься истинной любовью и производить детей. Любые другие цели в той или иной степени неуместны. Секс ради чистого удовольствия по взаимному соглашению может быть свободен от эмоционального обмана, но биологически это предательство, если используются как необходимо в таких случаях контрацептивы. Но, в дополнение к этому, человеческая раса, располагая большим количеством времени и испытывая страх перед открытой интимностью, создала множество способов использования своих органов для скрытых целей и для легкомысленных или ложных отношений. Здесь мы рассмотрим некоторые из этих способов, поскольку они играют значительную роль в повседневной жизни.

 

Эксплуатация пениса

Для чего можно использовать пенис? Разумеется, это лучший инструмент для оплодотворения женщины, и один из лучших - для сексуального наслаждения. Кроме того, он может выбросить поток воды на значительное расстояние, к гордости владельца, но здесь есть ловушка. Мистер и миссис Мургатройд договорились однажды, что тот, кто сможет пописать дальше другого,








Date: 2015-05-04; view: 365; Нарушение авторских прав



mydocx.ru - 2015-2021 year. (0.088 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию