Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Одноуровневые и многоуровневые семиотики





В этом противопоставлении учитывается наличие от­ношений иерархии (субординации, подчинения) между под­системами, образующими некоторую сложную семиотику. Если в некоторой семиотике между ее подсистемами имеют место отно­шения иерархии, то это (много)уровневая семиотика, а ее иерар­хически связанные подсистемы — это отдельные уровни. В уров-невых семиотиках знаки подчиненного уровня образуют знаки бо­лее высокого уровня. Классическим примером многоуровневой се­миотики может быть естественный язык (с той, правда, суще­ственной оговоркой, что единицы двух первых уровней — фоне­мы и морфемы — это не знаки, а субзнаки, см. пп. 6.3): фонемы образуют морфемы, из морфем образуются слова, из слов — пред­ложения (высказывания), из высказываний — устные и письмен­ные тексты (речи) (подробнее см. ниже, п. 102).

Одно- или многоуровневость строения семиотик не зависит от простоты или сложности системы, поэтому возможны любые ком­бинации названных признаков. Есть сложные и при этом одно­уровневые семиотики (знаки дорожного движения; географическая карта) и, наоборот, простые и при этом многоуровневые семио­тики (арабские цифры).

В самом деле, знаки дорожного движения представляют собой сложную семиотику, поскольку данная система включает семь подсистем: собственно знаки (предупреждающие, запрещающие, предписывающие, знаки сервиса и т.д.), знаки дорожной размет­ки, сигналы светофора и сигналы регулировщика, однако при этом система является одноуровневой, поскольку в ней отсут­ствуют сложные знаки более высокого уровня, составленные из элементарных знаков. На перекрестках дорог довольно часто мож­но видеть 2—3 дорожных знака, расположенных рядом, напри­мер: 1) 'движение на велосипеде запрещено'; 2) 'обязателен пра-


1) движение на велосипеде запрещено

2) обязателен правый поворот

3) ограничение скорости

Рис. 1. Соседство трех дорожных знаков не образует нового сложного знака.

вый поворот'; 3) 'ограничение скорости', — однако они не обра­зуют нового знака более высокого уровня (рисунок 1).

Таким образом, одноуровневые семиотики характеризуются следующими чертами: 1) помещенные рядом знаки не образуют нового сложного знака; 2) топология взаимного расположения знаков (какой из них левее, выше, ниже и т.д.) не влияет на их содержание; 3) если место какого-то из названных знаков (допу­стим 'движение на велосипедах запрещено') займет какой-либо новый элементарный знак (допустим, предупреждение 'выезд на набережную'), то это не повлияет на содержание двух других зна­ков. Иначе говоря, в одноуровневой семиотике отсутствуют пра­вила комбинирования (синтаксиса) элементарных зна­ков: в такой системе невозможно образовать новый сложный знак путем комбинирования элементарных знаков или, меняя порядок расположения знаков, изменять семантику всей комбинации зна­ков.

Роль синтаксиса (т. е. правил комбинирования знаков) можно увидеть, рассмотрев одну простую, но при этом многоуровневую семиотику — систему арабских цифр. Ее синтаксис составляют такие правила: 1) цифры, стоящие слева перед запятой, обо­значают целые числа; цифры, стоящие справа после запятой, обозначают десятичные дроби; 2) первая цифра до запятой обо­значает единицы, вторая — десятки, третья — сотни, четвертая — тысячи и т.д., поэтому порядок следования цифр значим: напри­мер, 853*835*385*358*538*583; иначе говоря, разные комбина­ции одних и тех же элементарных знаков образуют новые слож­ные знаки.

Свой синтаксис есть в таких простых семиотиках, как нумерация помещений в современных многоэтажных зданиях: первая цифра номе­ра (иногда первые две цифры) обозначает этаж, последующие цифры указывают на номер помещения именно на данном этаже: например, № 815 (читается: восемь — пятнадцать) означает '15-е помещение на


g-м этаже'. Аналогичным образом обозначаются номера домов в городах США: № 927 означает '27-й дом на 9-й стрит'.

Таким образом, можно сформулировать четкий дифференци­альный признак многоуровневых семиотик: это семиотики, име­ющие свой синтаксис. Отсутствие синтаксиса в одноуровневых семиотиках означает, что в них количество возможных выска­зываний равно количеству элементарных знаков.

В целом две пары противопоставленных признаков «простота/ сложность» и «одно-/многоуровневость» позволяют различать че­тыре типа строения семиотик: 1) простые одноуровневые; 2) про­стые многоуровневые; 3) сложные одноуровневые; 4) сложные многоуровневые. В таблице 13 представлены названные типы и иллюстрирующие их примеры.

Преимущество многоуровневых семиотик (в сравнении с од­ноуровневыми) состоит в возможности передавать новую инфор­мацию путем создания сложных знаков без изменения состава простых знаков. Информационная емкость одноуровневой семио­тики равна сумме (набору) значений всех входящих в нее знаков. Например, количество «высказываний», которые можно передать с помощью дорожных знаков, равно количеству самих знаков; все значения этих «высказываний» (в вербальной форме подписи под знаком) пронумерованы и перечислены в «Правилах дорож-

Таблица 13 Типы строения семиотик

 

\. Количество \уровней Простота/Ч сложность Х^ Одноуровневые семиотики Многоуровневые семиотики
Простые биосемиотики; флаги госу­дарств — членов ООН; пиктограммы олимпийских видов спорта; эмблемы родов войск (в вооруженных силах РФ) арабские цифры; нумерация помещений в современных мно­гоэтажных зданиях (вклю­чающая номер этажа); нумеА рация домов в американских городах (включающая номер улицы)
Сложные знаки дорожного движения; семиотика географической карты; семиотики техни­ческого и архитектурного {рисунка и черчения естественные языки; музы­ ка; все виды искусств, использующих язык; математическая символика; \формулы строения веществ в \органической химии______

 

 


 

264 Часть четвертая. СОДЕРЖАНИЕ И СТРУКТУРА ЗНАКОВЫХ СИСТЕМ

ного движения». В отличие от них многоуровневые семиотики об­ладают практически неограниченными возможностями в переда­че информации, в том числе новой. Так, с помощью арабских цифр, запятой (или точки) можно обозначить с любой необходи­мой степенью точности любые величины — и бесконечно малые, и бесконечно большие.

О нечленораздельных звуках в мире людей IwUi и животных.Для одноуровневых семиотик харак­терно то, что в них элементарный знак выступает как самостоя­тельное сообщение (высказывание), а не как «стройматери­ал» для сложных знаков-сообщений. Поскольку в одноуровневых кодах количество возможных высказываний равно количеству эле­ментарных знаков, то в таких языках высказывание является слит­ным в смысловом отношении и не распадается на значимые части (члены, элементы),.т.е. оно нечленораздельно.

Членораздельность издавна мыслилась людьми как то качество человеческой речи, которое отличает ее от звуковых сигналов животных.

Об этом есть замечательное рассуждение одного из отцов цер­кви, ранневизантийского богослова и философа Григория, епис­копа Нисского (ок. 335 — после 394){ в его основном труде по антропологии «Об устроении человека»2.

Св. Григорий писал, что строение человеческого рта приспособлено к произношению членораздельных звуков главным образом благодаря че­ловеческой руке. «Содействие рук помогает потребности слова, и если кто-то услугу рук назовет особенностью словесного существа — челове­ка, если сочтет это главным в его телесной организации, тот нисколько не ошибется. <...> Поэтому, если бы у тела не было рук, то как образо­вался бы у него членораздельный звук, когда устройство рта не было бы приспособлено к потребности произношения? Без сомнения, необходи­мо было бы человеку или блеять, или мычать, или лаять, или ржать, или реветь подобно волам и ослам, или издавать какое-либо зверское рыкание. А теперь, когда телу дана рука, уста свободны для служения слову» (там же, 189).

Слова членораздельный/нечленораздельный принадлежат общему (неспециальному) языку. В их антонимии отразилось общенарод­ное представление о звуковом общении в мире животных, содер­жащее мысль о том, что «речь» животных — это какое-то слит-

1По оценке С.С.Аверинцева, Григорий Нисский превосходил современни­
ков «смелостью и глубиной философского умозрения» (Аверинцев 1977, 300).

2Цит. по: Эделыитейн Ю.М. Проблемы языка в памятниках патристики /
История лингвистических учений: Средневековая Европа. —Л., 1985. — С. 157—
207. Цитаты из Григория Нисского приводятся далее по названной работе.








Date: 2015-07-25; view: 976; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.011 sec.) - Пожаловаться на публикацию