Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 8. Оставив сумку с вещами в выделенной мне каюте, рванула следом за Фисником





 

Оставив сумку с вещами в выделенной мне каюте, рванула следом за Фисником. Похоже, я тут еще больше похудею, если придется постоянно бегать за этими рослыми длинноногими и стремительными мужчинами. Как тут же пояснил Фисник, общая столовая располагалась между палубами среднего и высшего должностного звена.

По пути туда все новые и новые члены экипажа уже привычно одаривали меня презрительными 'бриллиантовыми' взглядами, заставляя все ниже опускать глаза, уже не окидывая каждого встречного любопытным взглядом – казалось, что даже накладные плечи поникли. Ох, и тяжело же будет здесь работать. Даже не физически, а эмоционально. Но выбора нет…

Усилием воли отодвинув чужие эмоции на задний план и, тем не менее, не поднимая щиты – мало ли что! – старательно запоминала дорогу в столовую. Теперь это самый важный маршрут, как радостно сообщил мой порядком измученный от голода желудок в предвкушении пищи.

Столовая встретила гулкой тишиной, стоило нам с наставником войти в приличных размеров прямоугольное помещение. Привычных мне столов здесь не наблюдалось – несколько ровных рядов белых стоек из пластиформа, за которыми стояло множество илишту в форме и пристально разглядывало меня. Молча. С презрительным любопытством, не более того. Если бы не голод, аппетит бы точно пропал, но сейчас мне все равно, кто и как смотрит, вернее, есть хочется гораздо больше, чем задумываться над причиной всеобщего презрения.

Мы подошли к пищевым автоматам. Собственно, обычная система, но меню сплошь расписано непонятными символами, поэтому попросила Фисника помочь с выбором и наконец‑то радовалась жизни. Еда мне, в принципе, понравилась, единственное, что смутило, – количество мясных блюд, которое употребляли окружающие. Наставник, заметив, что я предпочитаю овощные или крупяные блюда, не удержался и с насмешкой подковырнул:

– Бледный, как женщина, волосатый, так еще и вегетарианец. Ешь нормально, еще успеешь на овощную диету сесть…

Я оторопело уставилась на него, а потом, проглотив застрявший в горле кусок, осторожно спросила:



– А зачем на диету? Я что, толстый… на ваш взгляд?

Фисник укоризненно глянул на меня, а потом, словно спохватившись, ответил:

– Прости, ты не илишту, тебе можно.

Посмотрел на мои выпученные от удивления глаза, которые я видела отраженными в его невероятных глазах, поэтому, наверное, ответил:

– Мясо меняет наш запах, Есь. У женщин более тонкий нюх, так что потом мы его не едим.

– Когда – потом? – снова не удержалась от вопроса.

Фисник нахмурился, бросил на меня злой взгляд и заметил:

– Слишком много не по теме болтаем, а у нас работы непочатый край.

Я тут же замолчала, усиленно работая челюстями и столовыми приборами, отмечая, что их руки, сейчас не скрытые перчатками, пятипалые черные и гладкие, но пальцы заканчиваются острыми длинными когтями. И еще впечатление произвели крепкие крупные зубы с солидными клыками, которые тоже раньше прятались за масками. Одно слово – хищники! Что ж, буду надеяться, что цивилизованные.

После того как под завязку наполнила желудок едой, захотелось пойти поспать хоть немного. Но мой наставник, поманив за собой рукой, пошел из столовой.

– Сейчас сходим в хозяйственную часть. Получишь одежду, служебный коммуникатор и набор инструментов для работы. А то если будешь здесь в черном ходить, мне влетит, да и засмеют.

Чем дольше я общалась с Фисником, тем меньше понимала.

– А что не так с моей черной одеждой? – поинтересовалась, оглядывая себя – вроде все в порядке. – Все нормально, по‑мужски и, главное, практично.

Эс Лека качнул головой и наставительно пробубнил, заворачивая в очередной коридор и направляясь к лифтам:

– Черный – это женский цвет. Настоящий мужской – белый, а в наших условиях и серый сойдет. Вот у меня дома все белое – и мебель, и…

Его монолог был прерван тремя огромными черноголовыми илишту, которые в тот момент, когда мы подошли к лифту, как раз из него выходили. Уже знакомый Шеран Адива и двое других, не менее высоких и, как мне показалось, еще более хищных, выходящих сразу за ним и о чем‑то тихо разговаривающих.

Фисник тут же сделал шаг к стене и вытянулся в струнку, пропуская эту троицу, я же не успела, засмотревшись на них. Слишком мощная мужская аура у всех троих, грация хищников и даже внутри все сжалось от ощущения опасности. Словно в клетку с голодным тугром попала.

Шеран, увидев меня, смерил раздраженным взглядом. Но сейчас я уже знала, что его так бесит. Моя бледная кожа, волосы, пусть редкие и короткие, но как у женщины, и черный цвет одежды. Тут, похоже, мужчины‑шовинисты собрались, которым не пристало даже чуточку на женщин походить, вот они меня демонстративно и презирают.

Выпрямилась и смело посмотрела ему в глаза – отводить взгляд первой не буду, так же как на станции перед подписанием контракта. Но попытка восстановить гордость и липовую мужественность оказалась тщетной, стоило услышать странный скрежещущий звук сбоку. Такой неожиданный, неприятный и пугающий, что, вздрогнув, я повернулась и похолодела. За мной наблюдала загадочная пара илишту, которую сопровождал Шеран, и один из них посмеивался, издавая этот жуткий звук.



В первый момент смотреть им в глаза не решилась, лишь отметила, что кители у них явно офицерские, с кучей нашивок. Спустя мгновение любопытство все же пересилило, и я почтительно взглянула на мужчин (при этом пришлось задирать голову) и снова поразилась. Эти двое разительно отличались от остальных: как и Шеран – черны. В ярком свете коридора их кожа блестела, как самый чистый сартор, а острые звериные уши чуть подрагивали, прислушиваясь к окружающим звукам. Жаль, в глаза посмотреть так и не решилась. Зато они смотрели на меня, испытывая презрение, – тут даже ментальными способностями обладать не надо: высокие широкие переносицы всех троих недовольно морщились. Крылья крупных носов подрагивали – уж не принюхиваются ли?

Обладатель суперпугающего смеха сложил руки на груди, а потом, приподняв одну из них, начал постукивать по полным губам, изогнутым в ухмылке, словно две волны сомкнулись. Да, коготь этого насмешника очень выразительно стучал по белоснежному клыку, спрятанному под мягкими, на первый взгляд, чувственными губами. Нет, весь облик этой тройки говорил, что они не мягкие и не пушистые, а лысые и жесткие, как…

Сравнение придумать не успела, Шеран повернулся к третьему мужчине, я тоже перевела взгляд, скользнув по белоснежному кителю с золотой вышивкой на груди к лицу, словно высеченному из камня. Жесткий, бескомпромиссный и безжалостный. Даже губы – тонкие и напряженно сжатые. Старпом с некоторой долей пиетета произнес, обращаясь к офицеру в белом кителе:

– Эсар Янат, это тот самый тсарек, которого пришлось нанять вместо Даро. По анкете у него седьмой уровень доступа и, кстати, расширенный языковой спектр лингво, так что непонимания, я надеюсь, возникнуть не должно.

Оба незнакомых илишту окинули меня внимательными взглядами, а я опустила голову, опасаясь, что вот сейчас раскроют и моя эпопея на этом корабле закончится, даже толком не начавшись, но все трое уже через мгновение потеряли ко мне интерес и двинулись дальше по коридору. Я же с невероятным облегчением выдохнула. Вздрогнула, когда Фисник насмешливо произнес у меня над головой:

– Пошли уже! Что, испугался?

Я согласно кивнула. Но мужчина неожиданно успокоил:

– Немудрено, этих троих все боятся и не только на нашем корабле. Эсар Адива – строгий, но справедливый. Только не попадайся ему под горячую руку: если работа плохо выполнена, достается всем одинаково. Он педантичен во всем, что касается порядка, и инцидент с Даро вывел его из себя. Но благодаря тебе, мы не выйдем из графика. Эсар Янат – наш командор. Не любит слабых и безвольных, так что ты – молодец: попытался показать, что не боишься Шерана. Хоть с виду и слабак, но характер есть…

Я дивилась словам Фисника, но впитывала информацию как губка. А мой наставник продолжал рассказывать, нажимая кнопку нижнего этажа, где по моим прикидкам должен был находиться склад:

– А третий – Тарий Биана. Вот его боятся все. Мне иногда кажется, что даже Шеран Адива, хоть они и друзья детства. Будь с ним осторожнее, он непредсказуем и… эсар Тарий – правая рука командора и отвечает за безопасность. Также возглавляет боевую группу. Ему таких вызовов как Шерану лучше не бросать, он не признает никакого верховодства над собой и лишь командор ладит с ним и полностью доверяет.

Уносясь вниз в лифте, я почему‑то снова, словно воочию, увидела полные чувственные губы в ухмылке и коготь, постукивающий по белоснежным клыкам… Бр‑р‑р! Даже близко не подойду к этому жуткому типу, который даже смеется, словно металл пережевывает.

 








Date: 2015-07-25; view: 32; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.009 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию