Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Правовое регулирование действия иммунитетов высших должностных лиц государств





 

 

Современное международное право чётко устанавливает определённые иммунитеты против юрисдикции иностранных судов в отношении определённого круга лиц, представляющих интересы государства в своих действиях [13].

Исследование иммунитетов высших должностных лиц государства напрямую связано с действием института иммунитета самого государства. Необходимость понимания природы и сущности иммунитета государства как основного субъекта международно-правовых отношений обуславливается тем, что такое понимание даёт представление о первоначальном источнике иммунитета должностных лиц государства. Когда мы говорим об иммунитете конкретного индивида, прежде всего, мы говорим об иммунитете государства, которое его таким статусом наделило. Именно для представления интересов конкретного государства, выполнения его функции лицу даруется исключение из юрисдикции другого государства. Международно-правовая доктрина в целом рассматривает иммунитет государства как непосредственное следствие принципов уважения суверенитета и равноправия государств.
Оппенгейм выводит принцип иммунитета из начала равенства государств. Он подчеркивает, что принцип судебного иммунитета есть норма международного права, несоблюдение которой влечёт международную ответственность государств [13].

Комиссия международного права, изучив судебную практику и доктрину многих государств, пришла к выводу о правовой природе иммунитета государства: «Наиболее убедительные аргументы в
пользу иммунитета государства можно найти в международном праве, которое воплощено в обыкновениях и практике государств принципами суверенитета, независимости, равенства и достоинства государств. Все эти понятия, видимо, взаимосвязаны и в целом составляют прочную международно-правовую основу иммунитета суверена. Иммунитет происходит из суверенитета. Когда двое находятся в равном положении, один не может осуществлять суверенитет или власть над другим: par in parem non habet imperium» [13]. Я.Броунли подчеркивает, что «суверенный иммунитет» зиждется, в частности, на принципе, находящем свое выражение в правиле равный над равным не имеет юрисдикции, отражающем статус равенства, присущий суверенам [14].

Традиционно норма об иммунитете государств носила императивный характер, а трактовка его содержания характеризовалась абсолютностью и неполнотой. В период феодализма, когда государство не отделялось от личности монарха и когда совпадали собственность государства и собственность суверена, иммунитет государства был неотделим от иммунитета монарха (государя). В современных условиях это совпадение не имеет места, поэтому иммунитет государства даже в монархиях шире понятия иммунитета её главы, т. е. самого монарха.

Таким образом, иммунитет государства представляет собой изъятие государства из-под действия юрисдикции других государств. Этот институт международного публичного права нашёл своё развитие из общего принципа международного права о суверенном равенстве государств как субъектов международного права в своих отношениях, а также из принципа невмешательства в дела друг друга.

Государство представляет собой юридическую фикцию, обладающую определёнными признаками и осуществляющее свои функции посредством физических лиц - своих официальных должностных лиц. Так, ст. 5 Проекта статей об ответственности государств за международные противоправные действия устанавливает, что «поведение любого органа государства, имеющего такой статус согласно внутреннему праву этого государства, рассматривается согласно международному праву и при условии, что в данном случае указанный орган действовал в качестве такового, как деяние такого государства»[13].

Конвенция ООН «О юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности» в п. 1 ст. 2 устанавливает, что «государство» означает государство и его различные органы управления; учреждения или институции государства либо другие образования в той мере, в какой они правомочны совершать и фактически совершают действия в осуществление суверенной власти государства; представителей государства, действующих в этом качестве [15].

Именно поэтому для осуществления функций государства последнее делегирует своим должностным лицам часть своего суверенитета.

Государственный иммунитет служит двум целям.

Первая — защита способности государства выполнять свои функции без вмешательства извне [13].

Вторая, менее важная цель государственного иммунитета, — защита достоинства государства, которое может пострадать, если суверенному государству придется выполнять приказы другого государства. Иммунитет, защищающий государство как субъект права, служит обеим названным целям. Субъектом права, которого государственный иммунитет призван защитить от исков в иностранных судах и от обязательств по административным актам иностранных держав, является само государство. Только государство — и ни в коем случае не отдельное лицо — может отказаться от иммунитета. Однако, было бы слишком легко обойти государственный иммунитет, если бы существовала возможность возбудить преследование или издать приказ в отношении государственных должностных лиц, а не самого государства. Поэтому государственный иммунитет существует не только для государства как юридического лица, но также и для государственных должностных лиц [13].

Рассматривая иммунитет должностных лиц государства, важно различать два типа иммунитета.

Первый тип, так называемый иммунитет ratione materiae, охватывает официальные действия должностного лица, т. е. действия, совершаемые им при исполнении его служебных обязанностей.

Второй тип иммунитета должностных лиц государства, так называемый иммунитет ratione personae, является абсолютным иммунитетом, т. е. не только защищает это должностное лицо, когда оно действует от имени государства, но и делает его абсолютно неподсудным иностранным судам, в каком бы качестве, официальном или личном, оно ни выступало. [13].

Таким образом, юрисдикционный иммунитет высших должностных лиц государства развился и представляет собой продолжение иммунитета самого государства.

Универсального международно-правового документа, который бы чётко устанавливал институт юрисдикционных иммунитетов высших должностных лиц государства, пределы действия этого иммунитета и случаи, когда иммунитет может быть снят с должностного лица, на данный момент не существует. Существуют различные региональные и универсальные конвенции и договоры, которые затрагивают частично вопросы иммунитета высших должностных лиц в некоторых специальных сферах отношений.

В 2004 г. Генеральная Ассамблея ООН Резолюцией A/RES/59/38 приняла Конвенцию ООН о юрисдикционных иммунитетах государств и их собственности. Согласно подпунктy i) п. 1b) ст. 2 Конвенции «государство» означает различные органы управления, а также представителей государства, действующих в таком качестве. Представляя на 59-й сессии Генеральной Ассамблеи доклад Специального Комитета, его председатель Г. Хафнер отметил, что Конвенция не затрагивает тех случаев, когда имеется специальный режим иммунитета, включая иммунитеты ratione personae (iex specialis) [13].

Уставы международных уголовных трибуналов ad hoc (Нюрнбергского, Токийского, Югославского, Руандийского), а также Статут Международного уголовного суда содержат положения, лишающие должностных лиц государств, в том числе высших должностных лиц, иммунитета от юрисдикции названных международных органов.

Так, статья 27 Римского статута Международного уголовного суда явным образом предполагает отмену всех существующих иммунитетов, основанных на должностном положении, от привлечения к ответственности этим судом.

При этом отменяются все иммунитеты от осуществления Судом юрисдикции не только в отношении лиц, уже находящихся в распоряжении Суда. Статья 27 Статута открывается следующей фразой: «Настоящий Статут применяется в равной мере ко всем лицам, без какого бы то ни было различия на основе должностного положения» [16].

Таким образом, государства-участники Статута отказались от любых существующих иммунитетов в том, что касается применения Статута, в том числе режима сотрудничества, предусмотренного в его части 9. Кроме этого, они приняли на себя обязательство не устанавливать новых иммунитетов.

Соответственно, выполняя просьбы Суда об аресте и передаче в распоряжение, государства-участники Статута не должны принимать в расчёт какие бы то ни было иммунитеты в отношении граждан других государств-участников Статута. Само собой разумеется, что дела, касающиеся основных преступлений, которые рассматриваются в национальных судах, не влияют на предусмотренные международным правом иммунитеты (т. е. иммунитеты ratione personae в отношении военных преступлений и преступлений против человечности) [16].

Таким образом, вышеуказанные международные органы своими решениями и выводами, как напрямую, так и косвенно подтверждая существование общего правила национальных правовых систем и доктрины общего международного права о том, что должностные лица защищены юрисдикционными иммунитетами, однако формулируют право игнорирования этих иммунитетов в исключительных случаях [13].








Date: 2016-05-23; view: 1462; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.007 sec.) - Пожаловаться на публикацию