Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Понятие и сущность иммунитета





 

Что же такое иммунитет как правовая категория? «Иммунитет» переводят с латинского как «освобождение», «избавление» или «независимость», «неподверженность»; в юридическом смысле его трактуют как исклю­чительное право не подчиняться некоторым общим законам, предостав­ленное лицам, занимающим особое положение в государстве.. Правовые иммунитеты есть особые льготы и привилегии, преиму­щественно связанные с освобождением конкретно установленных в нормах международного права, Конституции и законах лиц от определенных обязанностей и ответственности, призванные обеспечивать выполнение ими соответствующих функций [4].

Иммунитеты — особый вид привилегий, которые в свою очередь являются сутью специфической разновидности льгот, юридических изъятий. Это, в частности, подтверждается содержанием международных договоров. Так, в разделе 19 ст. 5 Конвенции о привилегиях и иммунитетах Объединенных Наций от 13 февраля 1946 г. привилегии и иммунитеты соответственно называются «изъятиями и льготами, предоставляемыми, согласно международному праву, дипломати­ческим представителям» [6]. .Аналогичное разъяснение содержится в Генеральном Соглашении о привилегиях и иммунитетах Совета Европы от 2 сентября 1949г., согласно ст. 2 которого привилегии и иммунитеты также строго определяются в качестве «изъятий и льгот, перечисленных в настоящем Соглашении» [7].

Иммунитеты, выступая специфическими разновидностями льгот и привилегий, имеют с ними следующие общие черты.

1. Они создают особый юридический режим, позволяют облегчать положение соответствующих субъектов, расширяют возможности по удовлетво­рению тех или иных интересов. Действительно, на это направлены не только льготы и привилегии, но и иммунитеты, в частности, дипломатический и депутатский иммунитеты.

2. Иммунитеты призваны быть право стимулирующими средствами, побуждающими к определенному поведению и обозначающими положи­тельную правовую мотивацию. Иммунитет, как верно отмечает С. В. Мирошник, в качестве правового стимула «представляет собой совокупность особых правовых преимуществ...» [8].

3. Иммунитеты являются гарантиями социально полезной деятельности, способствуют осуществлению тех или иных обязанностей.

4. Названные средства выступают своеобразными изъятиями, правомер­ными исключениями для конкретных лиц, установленными в специальных юридических нормах.

5. Они представляют собой формы проявления дифференциации юридического упорядочения социальных связей [4].

Вместе с тем иммунитеты имеют специфические признаки, свидетель­ствующие об их самостоятельной юридической природе и позволяющие выделить их в системе льгот и привилегий.

Во-первых, если привилегии в большей мере воплощаются в преиму­ществах, так называемых положительных льготах, то иммунитеты, наоборот, проявляются в виде отрицательных льгот (освобождении от выполнения отдельных обязанностей — уплаты налогов, пошлин, освобождении от ответственности). «Применительно к уголовно-процессуальному законо­дательству понятие "иммунитет", — подчеркивает В. И. Руднев, — может пониматься как освобождение от выполнения процессуальных обязанностей и ответственности... Это означает, что некоторые лица— депутаты, судьи, прокуроры, близкие родственники лица, привлекаемого к уголовной ответственности, — в определённых ситуациях могут иметь возможность не давать показаний, не привлекаться к ответственности»[9].

Во-вторых, целью иммунитетов является обеспечение выполнения международных, государственных и общественных функций, служебных официальных обязанностей. Так, в ст. 5 Протокола к Генеральному Согла­шению о привилегиях и иммунитетах Совета Европы, принятого 6 ноября 1952 г., прямо установлено, что «привилегии и иммунитеты предоставляются представителям Членов не в личных интересах соответствующих лиц, а для обеспечения независимого выполнения ими обязанностей, связанных с Советом Европы». Согласно ст. 40 Устава Совета Европы, принятого 5 мая 1949 г., «Совет Европы, представители Членов и Секретариат пользуются на территории Членов такими привилегиями и иммунитетами, которые разумно необходимы для выполнения ими своих обязанностей». В соответствии со ст. 6 Четвертого Протокола к Генеральному Соглашению о привилегиях и иммунитетах Совета Европы, принятого 16 декабря 1961 г., «привилегии и иммунитеты предоставляются судьям не для их личной выгоды, а с целью обеспечить независимое осуществление их функций» [4].

Правовой иммунитет не должен иметь абсолютного характера. Он может быть в ряде случаев отменен, ограничен либо от него могут отказаться сами обладатели иммунитета. Это связано в основном с тем, что иммунитет из законного и эффективного юридического средства превращается в препят­ствующий фактор, о чём сказано и в ст. 11 Генерального Соглашения о привилегиях и иммунитетах Совета Европы от 2 сентября 1949г.: «...Член Организации не только имеет право, но и обязан отказаться от иммунитета своего представителя в каждом случае, когда, по мнению Члена Организации, иммунитет препятствует отправлению правосудия, и этот отказ может быть произведен без ущерба для цели, с которой иммунитет был предоставлен» [4].

В-третьих, круг лиц, на который распространен иммунитет, должен быть чётко определён в нормах международного права, Конституциях и законах.

Предложенные признаки правовых иммунитетов весьма условны, их значение нельзя абсолютизировать, ибо привилегии и иммунитеты во многом весьма тесно связанные явления и понятия. К тому же строгого разграничения между ними в международной договорной практике, а равно и во внутри­государственном законодательстве не проводится. Думается, данное положение объясняется тем, что каждый иммунитет и каждая привилегия не существуют в «чистом» виде, представляя собой совокупность правил, обладающих признаками как иммунитета, так и привилегии в собственном значении [4].

Принцип иммунитета государства от иностранной юрисдикции, т.е. от юрисдикции любого другого государства, является общепризнан­ным принципом международного права: он настолько укоренился в международном праве, что безоговорочно признается всеми государст­вами, соблюдается в практике их взаимоотношений и утверждается в международно-правовой доктрине.

Термин «принцип», как и в других аналогичных случаях, означает юридическую норму общего характера, в концентрированном виде вы­ражающую существо соответствующих правоотношений.

Поскольку об иммунитете государства речь идёт как о междуна­родно-правовом принципе, то он должен быть соответствующим обра­зом выражен, в частности потому, что является прежде всего обычно-правовой нормой [10].

Однако, этот принцип лежит ныне в основе ряда кодификационных универсальных конвенций. В их числе Венская конвенция о дипломатических сношениях 1961 г., Венская конвенция о специальных миссиях 1969 г., Венская конвенция о представительстве государств в их отношениях с международными организациями универсального ха­рактера 1975 г., Венская конвенция о консульских сношениях 1963 г. (подробнее см. гл. 15). Следовательно, принцип иммунитета государ­ства от иностранной юрисдикции может быть сформулирован также исходя из изложенных в этих конвенциях международно-правовых норм.

Представляется, что принцип иммунитета может быть сформули­рован следующим образом: «Каждое государство пользуется иммуни­тетом от юрисдикции другого государства».

Предстоит, однако, выяснить значение употребленных терминов «иммунитет» и «юрисдикция». «Иммунитет» означает в данном случае изъятие или освобождение от юрисдикции. Соответственно, определе­ние принципа иммунитета в иной редакции будет гласить: «Каждое государство не подчинено юрисдикции другого государства».

Термин «юрисдикция» употребляется в международном (а также в национальном) праве в различных его значениях. Однако, в данном случае он употребляется в широком его значении как осуществление государством совокупности его властных правомочий. Следовательно, принцип иммунитета означает: «Каждое государство не подчинено власти другого государства».

Однако, государственная власть, будучи единой, проявляется как власть законодательная, исполнительная (административная) и судеб­ная, что и выражается в общем виде понятием «юрисдикция» [10].

Таким образом, принцип иммунитета также означает, что каждое государство пользуется иммунитетом от законодательной, админи­стративной и судебной юрисдикции другого государства.

Принцип иммунитета как право каждого государства на изъятие из юрисдикции других государств и одновременно как международно-правовая обязанность не подчинять своей юрисдикции другие государ­ства является обычно-правовой нормой общего международного права, т.е. нормой, установленной и признанной международным сообщест­вом государств. И в качестве таковой она не нуждается в специальном обосновании. Это позволяет лучше уяс­нить как юридическую природу этого принципа, так и возможные пре­делы его действия. Ниже приводятся некоторые соответствующие по­ложения, более подробно изложенные мной ранее [11].

Иммунитет государства - это «принцип международного права, вытекающий из начала государ­ственного суверенитета. Иммунитет государства состоит в том, что в силу равенства всех государств одно государство не может осущест­влять власть в отношении другого государства («равный не имеет влас­ти над равным») [10].

Л.А. Лунц утверждал, что иммунитеты государства «вытекают из общепризнанного начала международного публичного права — из на­чала суверенитета государств» [12].

Советская международно-правовая наука, отмечал в одном из своих трудов Е.Т. Усенко, твёрдо придерживается воззрения на имму­нитет как на следствие суверенитета государств, их независимости и равноправия. Глубокий смысл иммунитета, его существо заключается именно в неподчинении одного государства другому [13].

Можно также утверждать, что международно-правовая доктрина в целом рассматривает иммунитет государства как непосредственное следствие принципов уважения суверенитета и равноправия государств. Целесообразно рассмотреть вопрос о действии принципа иммунитета государства от иностранной юрисдикции во времени и в пространстве.

Иммунитет государства во времени действует с момента возникно­вения данного государства и вступления его в общение с другими го­сударствами и до тех пор, пока это государство существует.

С точки же зрения пространственной сферы принцип иммунитета действует в том пространстве, где действует юрисдикция предоставля­ющего иммунитет государства. Такой пространственной сферой дей­ствия юрисдикции государства является главным образом его терри­тория, т.е. область территориального верховенства государства и его независимости во внутренних делах. Иначе говоря, иммунитет действует прежде всего в сфере территориальной юрисдикции государства. Юрисдикция государства действует не только в пределах его территории, т.е. в пределах его территориального верховенства. Она действует также на территории, не находящейся под суверенитетом какого-либо государства, а именно в морских пространствах за преде­лами территориальных вод, в Антарктике и в космическом простран­стве.

При этом налицо существенная разница между юрисдикцией в пре­делах государственной территории и юрисдикцией за её пределами.

Первая – территориальная юрисдикция, полновластие государства в пределах своей территории, — будучи правовой категорией, про­истекает не из права, а из присущего государству свойства, выражае­мого понятием «суверенитет». Международное право лишь исходит из этого свойства и утверждает его, возводя уважение суверенитета госу­дарства в норму межгосударственных взаимоотношений.

Вторая — юрисдикция вне государственной территории — сущест­вует лишь в силу разрешительной международно-правовой нормы, ес­тественно, исходящей из взаимных интересов государств и междуна­родного сообщества государств в целом.

Соответственно объём и пределы такой юрисдикции определяются нормами современного международного права. Специфичен и имму­нитет в этой пространственной сфере от иностранной юрисдикции [10].

Вытекая из основных принципов международного права — уваже­ния суверенитета и суверенного равенства государств, принцип имму­нитета государства от юрисдикции любого другого государства, тем не менее, не перестает быть самостоятельным принципом общего между­народного права и в этом качестве общепризнанной международно-правовой нормой. Иными словами, речь идёт о взаимном обязательстве государств воздерживаться от осуществления своей власти в отношении любого другого государства в пределах своей территории, а также пространствах вне государственной территории, на которые распро­страняется юрисдикция данного государства. Тем самым государства на взаимной и равноправной основе подчиняют себя действию этой нормы, так же как и международному праву в целом [11].

Надо полагать, что ныне достаточно очевидно, что взятие на себя международно-правовых обязательств, в том числе об иммунитете ино­странного государства, является осуществлением государствами своего суверенитета, а не умалением или ограничением его, разумеется, при условии, что такие обязательства не противоречат основным принци­пам международного права, имеющим императивный характер.

Будучи одним из принципов общего международного права, прин­цип иммунитета государства от иностранной юрисдикции не относится к числу основных принципов международного права и не носит импе­ративного характера. Международное сообщество государств не при­дало ему императивного характера, исходя, очевидно, из того, что то или иное отступление от условий его действия во взаимоотношениях двух или нескольких государств не затрагивает жизненно важных ин­тересов других государств и международного сообщества государств.

Принцип иммунитета в общей форме означает, как уже говорилось, обязательство любого государства воздерживаться от осуществления своей юрисдикции, понимаемой как совокупность властных прерогатив или властной компетенции, в отношении любого другого государства. Этому обязательству соответствует право других государств на иммунитет.

Государство может отказаться в одностороннем порядке от части своих прав, проистекающих из принципа иммунитета. Однако, обязанное государство не может, естественно, в одностороннем порядке ввести какие-либо ограничения прав другого или других государств. С его стороны возможно осуществление лишь, тех исключений из этих прав, которые установлены по общему международному праву или по специальному соглашению с управомоченным государством. В таком соглашении речь может идти об отказе от иммунитета лишь в отношении конкретных ситуаций либо на взаимной основе, либо в одностороннем порядке [10].

В цитировавшейся выше работе Е.Т. Усенко автор также говорил, что под иммунитетом в международном праве понимают неприменение к иностранному государству законов данного государства.

Представляется, что такая общая формула весьма наглядна и пло­дотворна, но требует пояснения и известного уточнения.

Так, достаточно очевидно, что термин «закон» употреблён здесь в смысле национального законодательства или внутреннего права дан­ного государства. А термин «неприменение» должен пониматься как неприменение своего законодательства данным государством в лице его органов власти, в частности и в особенности судебными и административными его органами.

Соответственно различают судебный иммунитет как неподсуд­ность иностранного государства органам правосудия данного государ­ства и иммунитет от административной юрисдикции как непримене­ние административными органами мер по решению органов правосу­дия. В общем виде такое толкование означает воздержание государств от принудительного применения своего национального права.

В то же время общая формула о неприменении к иностранному государству законов данного государства не должна толковаться в смысле полного изъятия иностранного государства из действия наци­онального права данного государства, или иначе, в смысле неподчине­ния государства национальному праву другого государства.

Иммунитет государства вовсе не означает, что, действуя в сфере юрисдикции другого государства, оно не должно сообразовывать свои действия с предписаниями национального права этого другого государ­ства. Это ясно следует из соответствующих кодификационных конвен­ций. Так, ст. 41 Венской конвенции о дипломатических сношениях, в частности, устанавливает: «Без ущерба для их привилегий и иммунитетов все лица, пользующиеся такими привилегиями и иммунитетами, обязаны уважать законы и постановления государства пребывания. Они также обязаны не вмешиваться во внутренние дела этого государ­ства».

Иммунитет от иностранной юрисдикции вовсе не означает, что го­сударство, пользующееся иммунитетом в сфере юрисдикции другого государства, может не считаться с правопорядком этого другого госу­дарства. Наоборот, оно обязано его соблюдать. В частности, оно может совершать только такие действия в сфере правопорядка другого госу­дарства, которые допускаются последним. Всё это служит цели уваже­ния суверенитета государства, предоставляющего иммунитет, а соблю­дение иммунитета иностранного государства - делу уважения суве­ренности этого государства.

Споры же по поводу несоблюдения национального права иностран­ным государством и о причинении такими действиями убытков подле­жат разрешению не с помощью судебной или иной внутригосударственной процедуры, а в рамках каналов, используемых во взаимоотно­шениях государств и именуемых обычно дипломатическими [12].

Следует также помнить, что формула об определении иммунитета как неприменения к иностранному государству законодательства дан­ного государства явно не имеет в виду ту часть национального законо­дательства, которая содержит положения об иммунитете иностранного государства от национальной юрисдикции, ибо эта часть национально­го законодательства подлежит как раз применению.

Национальное законодательство об иммунитете иностранного го­сударства должно соответствовать установленным международно-пра­вовым предписаниям, содержать лишь такие правила об изъятиях из иммунитета, которые вытекают из норм общего международного права или в соответствующих случаях из действующих международных со­глашений. В случае же противоречия законодательства государства международно-правовым требованиям иностранное государство впра­ве не подчиниться такому законодательству, заявить протест и потре­бовать его отмены или изменения.

Таковы основные соображения о происхождении и сущности прин­ципа иммунитета государства от иностранной юрисдикции как диспозитивного принципа общего международного права [10].

Таким образом,институт правового иммунитета возник в эпоху феодализма и является его специфическим признаком. В феодальной России правовой иммунитет составляли привилегии крупных земельных собственников, заключавшиеся в обладании правом политической власти над населением вотчины; чем крупнее была вотчина, тем большей политической властью обладал её собственник. Вместе с усилением центральной государственной власти роль иммуни­тетов начинает всё больше ограничиваться. С изменением общественной жизни институт правового иммунитета трансформировался в совершенно иное юридическое средство — в инстру­мент, освобождающий от определённых обязанностей и юридической ответственности отдельных субъектов (дипломатов, консулов, депутатов и др.) в целях выполнения ими соответствующих социально полезных функций.

Правовые иммунитеты есть особые льготы и привилегии, преиму­щественно связанные с освобождением конкретно установленных в нормах международного права, Конституции и законах лиц от определённых обязанностей и ответственности, призванные обеспечивать выполнение ими соответствующих функций.

Иммунитеты — особый вид привилегий, которые в свою очередь являются сутью специфической разновидности льгот, юридических изъятий.

 

 

ГЛАВА II








Date: 2016-05-23; view: 1382; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.007 sec.) - Пожаловаться на публикацию