Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






ПЕРВОВОСХОЖДЕНИЕ НА ПИК МОСКВА



 

Утро выдалось ясным, безоблачным и тихим, но мы были измучены переходами предшествующих дней, и о восхождении в тот же день на пик «5183» не могло быть и речи. Трое из нас даже начали агитацию за немедлен­ное возвращение в Кштут: сделано много, время уже позднее — нужно спешить в Москву, к своим делам.

Приняли решение посвятить день изучению района юго-западной группы вершин и обследованию подходов к пику «5183». Нам с Мухиным не хотелось возвращать­ся к «мирной жизни», не попытавшись добиться победы еще над одним «пятитысячником». С целью разведки пути на вершину пика «5183» мы направились к его подно­жью, надеясь найти достаточно удобный выход на седло­вину между его вершиной и пиком Амшут; путь же от седловины к вершине казался нетрудным.

Выйдя в полдень, мы примерно через час по камням морен и галечнику бывшего русла потока подошли к ба­раньим лбам, сглаженным скалистым уступам, метров в двадцать высотою. В самой низкой части уступа с него ниспадал небольшой поток, скрытый ледяной оболочкой сосулек, придававших ему вид замерзшего водопада.

Сначала мы остановились перед этим препятствием, но, внимательно осмотрев каменную стену, обнаружили в ней узенький камин и, связавшись, стали осторожно под­ниматься по нему. К своему удивлению, мы довольно бы­стро преодолели подъем и увидели перед собой амфите­атр сглаженных скальных стен, над которыми оправа поднимались крутые фирны, уходящие к вершине пика «5183», слева — скалистый массив пика Амшут, а впере­ди виднелась седловина между этими вершинами. От сед­ловины поднимался фирновый склон северо-восточного гребня, по которому, как мы видели еще с вершины пика Энергия, был прямой путь на вершину. Попасть на седловину, — значит разрешить задачу восхождения на пик «5183».

Внимательно осмотрев скалы, мы заметили идущую слева вдоль стены амфитеатра крутую полку, переходящую выше стены в осыпь. Тогда мы поднялись по этой полке и в три часа дня уже стояли на седловине, на высоте около 4400 м. Перед нами на востоке предстали почти все главные вершины Фанских гор: Чимтарга, Энергия, Скальная стена, пик Черный, Малая Ганза, Большая Ганза, пик Красных Зорь. На переднем плане к северу от Скальной стены был виден перевал в верховье реки Apr, к югу — Двойной перевал. Внизу, километра на три, про­тянулся пройденный нами по пути к Двойному перевалу ледник; гребень, на котором мы стояли, отвесно обрывал­ся к этому леднику; наклонные плиты местами нависали над обрывом.



К северу от седловины гребень повышался и, стано­вясь все круче, поднимался к вершине Амшут; к югу, сразу от седловины, начинались фирны пика «5183», сползающие по крутому склону на запад в амфитеатр и постелено сходящие там на нет. На северо-востоке они нависали над обращенной в сторону ледника стеной, вре­мя от времени обрушиваясь вниз небольшими лавинами. Подъем по фирну близ седловины был не крут, по крайней мере, в нижней части, путь к вершине был ясен, и нам казалось, что от седла его можно пройти налегке за четыре-пять часов. Подъем от базы на седло занял у нас около трех часов, спуск займет значительно мень­ше, значит, весь подъем от базы до вершины может быть совершен за семь-восемь часов, а со спуском, по всей ве­роятности, понадобится не более 12 часов. Восхождение становилось вполне реальным. Сделав засечки, сложив тур и оставив в нем записку, мы отправились вниз. Через полчаса мы были уже у водопада, а еще через час — на своей базе.

Романов, Чернышев и Арсеньев, ходившие на водо­раздельный гребень между реками Амшут и Ахмат, что­бы сделать фотоснимки юго-западной группы с запада, вернулись немного раньше нас. После обеда долго обсу­ждали вопрос о восхождении на пик «5183»; взвесили все «за» и «против». Наконец, решили: завтра, если не испортится погода, не позднее шести часов утра идем на восхождение вчетвером, Романов остается на базе.

К началу седьмого часа утра, оставив спальные меш­ки и палатки и взяв с собой только легкие рюкзаки и альпинистское снаряжение, мы вышли из лагеря. Через сорок минут мы были у водопада; он почти полностью замерз: вода еле бежала подо льдом. По знакомому пути мы начали не торопясь, но довольно 'быстро подниматься и около девяти часов утра уже были на седловине.

Через полчаса, надев кошки и связавшись по двое, мы ступили на фирн. Мы с Мухиным шли впереди; за нами во второй связке Чернышев и Арсеньев. Первые сотни метров шли по твердому, обледенелому фирну, ме­стами гладкому, местами покрытому небольшими кальгаспорами. Скоро впереди показался массивный скальный выступ. Дальше можно было идти или вправо от скал к крутому фирну прямо в направлении вершины, или, тра­версировав пологий фирновый склон левее скал, выйти на северо-восточный снежный гребень и по нему продол­жать путь. Мы выбрали второй вариант — пошли по фир­новому склону, полого опускавшемуся к северо-востоку, увязая почти по колена в глубоком мягком снегу.

Перед выходом на гребень путь преградила широкая предкарнизная трещина. Ее можно было перейти по пере­кинувшемуся через нее снежному мостику, но прочность фирнового карниза, по которому легче всего было бы идти к вершине, была сомнительна.



С надежной страховкой товарищей я осторожно пере­сек трещину, почти ползком подобрался к краю карниза и заглянул вниз. Карниз нависал над страшным обрывом, уходившим вниз на несколько сот метров, но толщина его перегнувшегося за гребень фирнового покрова была до­статочной, и фирн, обледеневший в нижней части карни­за, прочно держался на скальном основании. Всей группе можно было без риска выходить на гребень.

Прямо перед нами на юге поднималась прекрасная вершина пика Сахарная голова. Эта белоголовая верши­на, действительно, прекрасна: она обрывается неприступ­ными скалами во все стороны и только на северо-западе соединяется с пиком «5183» узким крутым гребнем с не­большой промежуточной вершиной на нем. Единственный путь на вершину идет по этому гребню. Особенно труд­ным он будет, вероятно, на переходе от соединительного гребня к гребню самой вершины, где даже снег не дер­жится на крутых сглаженных скалах.

После короткого отдыха мы пошли вверх вдоль юж­ной стороны гребня. Склон становился все круче, но кальгаспоры помогали хорошо держаться на нем. Скоро мы подошли к очень крутому, совершенно гладкому ледяно­му склону метров в десять высотою, на котором при­шлось вырубить десятка два ступеней. За ним последовал небольшой скальный участок, который мы прошли, не сни­мая кошек.

Теперь мы снова попали на северный склон. Твердый фирн круто уходил вправо вниз на многие сотни метров; место было опасное: если споткнешься, то задержаться будет почти невозможно, а фирновый склон кончался скальным обрывом в 300-400 м высотой. Мы удвои­ли осторожность. К счастью, кошки хорошо держались на шероховатой поверхности фирна.

Обойдя снизу вторую скальную грядку, мы опять ста­ли подниматься к самому гребню, свисавшему на юг го­товыми сорваться вниз фирновыми массами. На крутом обледеневшем склоне нам пришлось вырубить еще десят­ка три ступеней и «лоханок». Так в несколько приемов мы вновь вышли на фирновый гребень и пошли по нему к скалам, выдерживая необходимое расстояние от края. Здесь было менее круто, нежели на склоне, идти было легче и менее опасно.


Вершины Фанских гор с юго-запада (панорама).

1 – Чимтарга; 2 – пик Энергия; 3 – Большая Ганза; 4 – Малая Ганза 5 –пик Чер­ный,

6 — пик Скальная стена; 7 — перевал Двойной


Фирновый гребень был недлинен: скоро мы подошли к скалам вершинного гребня, сняли кошки и поднялись на гребень, имеющий вверху ширину около метра. Он состоял из ряда небольших округлых «жандармов», повы­шающихся к юго-западу; мы брали их «в лоб» и только последний перед вершиной обошли по узкому карнизу с северной стороны. Путь по гребню был в общем не тру­ден, но при прохождении его требовалась большая осто­рожность. Он обрывался на юго-восток почти отвесными скалами и падал на северо-запад очень крутым обледе­нелым фирновым склоном не менее, чем на тысячу метров.

В 12 часов 40 минут дня мы уже стояли на высшей точке пика. На самой вершине негде было сложить тур, и мы использовали для этой цели маленькую площадку метра на полтора ниже высшей точки.

Нам очень понравилось это восхождение. Но как наз­вать вершину?

Кто-то предложил назвать ее «Москвой», в честь любимого родного города — сердца нашей Родины; все под­держали это предложение.

Вершина пика Москва (5183) с востока

Фото Б.А. Чернышева

 

Выполнили обычный ритуал: записку с нашей оцен­кой степени трудности восхождения, датой восхождения и именами первовосходителей спрятали в консервную бан­ку, которую заложили в каменный тур.

Пока Чернышев и Арсеньев выполняли эти обязан­ности, остальные занялись наблюдениями. Погода немного испортилась, начавшее затуманиваться еще с утра небо теперь было почти сплошь затянуто слоистыми облаками, исчезла ясность в планах, которую дает в горах боковое солнечное освещение. Надежды на хорошие снимки не оправдались.

С вершины пика Москва в секторе горизонта от севе­ра до востока были видны все пятитысячники централь­ной части главного хребта Фанского массива. Ни одна из средних вершин не выделялась своей высотой, их кон­туры сливались на высоте в 5000-5200 м в одну до­вольно ровную линию, только Ганза и Чимтарга стояли по флангам, не имея себе равных ни по высоте, ни по массивности.

На севере ближе всех Других вершин стоял суровый скалистый Амшут, за ним — стена Двойного пика и еще дальше — Сары-шах — массивная вершина, высотою не­многим менее пяти тысяч метров. Характерная особен­ность пейзажа северной половины горизонта — малая заснеженность склонов: куда ни взглянешь, всюду скалы и скалы, и только кое-где на них видны небольшие пятна снега.

На южной половине горизонта виднелись те же ска­листые вершины и гребни, но ущелья между ними были заполнены ледниками, а все пологие участки, углубления и морщины были покрыты снегом. От этого вершины вы­глядели гораздо красивее. Особенно хороша была пре­красная Сахарная голова, стоявшая невдалеке на юго-востоке, на фоне многочисленных менее высоких, но более снежных вершин. На юго-западе громоздились темные, сильно заснеженные пики в районе перевала Дукдон и урочища Сары-ходан. Лишь западный сектор горизонта был относительно свободен: за ущельем реки Вору лежа­ли спокойные гребни, едва ли превышающие четыре тыся­чи метров.

Итак вершина покорена, тур сложен, буссольные за­сечки сделаны, панорамы сфотографированы, — можно возвращаться. В половине второго немного озябшие мы начали спуск, точно придерживаясь пути восхождения, и к шести часам вечера вернулись в свой лагерь.

Расчет оказался верным: восхождение заняло немного менее двенадцати часов. За это сравнительно короткое время мы поднялись по вертикали на высоту больше, чем в полтора километра и успели спуститься обратно. После многодневных переходов и восхождений мы были уже хо­рошо тренированы и той усталости, которой сопровожда­лись наши первые восхождения, мы не чувствовали.

Наше второе путешествие было закончено интересным комбинированным восхождением.

 








Date: 2015-09-24; view: 157; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.006 sec.) - Пожаловаться на публикацию