Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







ЮРИСДИКЦИОННЫХ ОРГАНОВ В РОССИИ





 

2.1. Общая характеристика развития

принудительного исполнения

 

Принудительное исполнение решений государственных органов имеет весьма богатую историю. Обращение к ней позволяет понять многие причины тех явлений, которые характеризуют современную правовую действительность в рассматриваемой сфере. Более того, без обстоятельного анализа процедур государственного принуждения в их исторической ретроспективе едва ли возможно приблизиться к сущности принудительного исполнения актов юрисдикционных органов и выявить существующие закономерности в современной России.

Несмотря на активизировавшиеся в последние годы исследования, тем не менее в отечественной историографии и историко-правовых исследованиях тема возникновения и развития системы принудительного исполнения решений государственных органов (в основном судебных) в целом до сих пор остается малоизученной и нуждается в дальнейших догматических разработках.

В то же время заслуживают самого пристального внимания работы отдельных авторов, в которых предпринимаются попытки проанализировать как всю историю, так и отдельные периоды (этапы) развития института судебных приставов. Так, В.М. Голубев в 2007 г. подготовил "Очерки по истории судебных приставов России" <1>, а чуть ранее, в 2002 г., С.В. Самохваловым был предпринят исторический анализ в работе "Судебные приставы допетровской Руси (очерк истории развития института судебных приставов в XII - XVII веках)" <2>.

--------------------------------

<1> См.: Голубев В.М. Очерки по истории судебных приставов России. М., 2007.

<2> См.: Самохвалов С.В. Судебные приставы допетровской Руси (очерк истории развития института судебных приставов в XII - XVII веках). М., 2002.

 

Вопросы становления института принудительного исполнения периодически становились предметом и диссертационных исследований <1>. Отдельно следует упомянуть весьма глубокое исследование, проведенное В.В. Захаровым под названием "Основные этапы реформирования российского суда и института исполнения судебных решений в сфере частного права в 1832 - 1917 гг. (историко-правовое исследование)" <2>.

--------------------------------

<1> См.: Пастухова В.П. История законодательства об исполнении судебных решений в Украинской ССР: Дис. ... канд. юрид. наук. Киев, 1970; Валеева Р.Х. Органы исполнения судебных решений по советскому гражданскому процессуальному праву: Дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1961; Сергун А.К. Проблемы исполнительного производства в советском гражданском процессе: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 1980 и др.

<2> См.: Захаров В.В. Основные этапы реформирования российского суда и института исполнения судебных решений в сфере частного права в 1832 - 1917 гг. (историко-правовое исследование): Дис. ... д-ра юрид. наук. М., 2009.

 

Пожалуй, следует согласиться с Е.Н. Вороновым в том, что сегодня так и не сложилось общепринятой периодизации развития органов принудительного исполнения, что, разумеется, не способствует непротиворечивому уяснению основных вех в истории <1>.

--------------------------------

<1> Воронов Е.Н. Проблемы периодизации истории органов принудительного исполнения в России // История государства и права. 2009. N 10.

 

В рамках настоящего учебника нами будет использована следующая периодизация:

- догосударственный этап принудительного исполнения;

- государственное принудительное исполнение в X в. и его развитие до конца XV в.;

- принудительное исполнение в централизованном государстве (с конца XV до конца XVII в.);

- принудительное исполнение в России с начала XVIII до первой четверти XIX в.;

- принудительное исполнение в России с первой четверти XIX в. до 1917 г.;

- советский период развития принудительного исполнения;

- современный этап принудительного исполнения с 1997 г. по настоящее время.

Подчеркнем, что в основе приведенного деления на периоды лежат имеющиеся в рамках каждого из них особенности механизма государственного принуждения при исполнении актов юрисдикционных органов.

 

2.2. Догосударственный этап принудительного исполнения

 

Как известно, исторически первой формой регулирования общественных отношений выступал обычай. Именно правила, стихийно складывающиеся и признаваемые вследствие неоднократного применения, являлись первоосновой для долгого процесса формирования позитивного нормативного правового регулирования.

Правила разрешения возникающих споров во все времена и у всех народностей имели приоритетное значение, однако следует учитывать, что степень их определенности детерминировалась общим уровнем развития общественных отношений.

Так, догосударственный этап характеризуется положением дел, при котором функции рассмотрения возникавшего спора принимала на себя родовая община в лице наиболее уважаемого ее представителя - старейшины. Все споры подлежали публичному (гласному) обсуждению, и только при соблюдении данного условия становилось возможным рассчитывать на легитимность принимаемых по итогам разбирательства решений. В силу того что власть старейшины опиралась на его авторитет, а также общее стремление всех членов общины упорядочить общественную жизнь и, как следствие, более успешно противостоять внешним угрозам, принимаемые решения обеспечивались социальными регуляторами, т.е. силой общественного мнения, порицанием и даже изгнанием из общины, что, по мнению отдельных исследователей, выступало на тот период весьма суровой мерой к нарушителям и влекло с большой долей вероятности гибель изгнанного лица. Более того, потерпевшее лицо, по мнению известного дореволюционного исследователя российской государственности Н. Дювернуа, всегда могло полагаться на поддержку как своего рода, так и ближайших соседей <1>.

--------------------------------

<1> См.: Дювернуа Н. Источники права и суд в Древней Руси. М., 1869. С. 27 - 29.

 

В таком порядке, однако, подлежали исполнению лишь наиболее значимые для общины дела, так или иначе затрагивающие публичные интересы. Применительно же к случаям столкновения между частными интересами индивидов каких бы то ни было действенных правил исполнения принимаемых общиной решений на тот период не существовало. В этой связи, пожалуй, стоит согласиться с мнением В.В. Захарова о том, что "частноправовые споры решались путем саморасправы" <1>. Причем такое положение обусловливалось общей слабостью публичной власти в родовой общине и, соответственно, достаточно невысоким уровнем и, самое главное, избирательностью принуждения, используемого лишь в наиболее ответственных с точки зрения общины ситуациях.

--------------------------------

<1> Захаров В.В. Будет исполнено! Организационно-правовые основы становления и функционирования института судебных приставов дореволюционной России (1864 - 1917 гг.). Курск, 2007. С. 19.

 

2.3. Государственное принудительное исполнение

в X в. и его развитие до конца XV в.

 

Формирование государственных институтов власти привело к определенным изменениям в сфере принудительного исполнения выносимых решений. Хотя имеющиеся у современных исследователей сведения весьма фрагментарны и не позволяют определенно судить о существовавшей модели принудительного исполнения в Древней Руси, тем не менее дошедшие до нас памятники правотворчества свидетельствуют о слабом внимании государства к регламентации исполнительных действий.

В самом начале принудительное осуществление кредитором своих претензий проводилось личными силами и средствами самого кредитора, причем сперва даже без какого бы то ни было предварительного разбора и подтверждения правильности самой претензии, а затем - с введением предварительного, чаще всего судебного, признания права кредитора и ограничения пределов допустимого самоосуществления права, т.е. самоуправства со стороны кредитора <1>. Подобное положение дел объяснялось утвердившимся в те времена подходом, в соответствии с которым суду принадлежала пассивная роль в разбирательстве, а тяжущиеся самостоятельно определяли не только ход процесса, но и дальнейшее исполнение вынесенного решения. В этом контексте о государственном принуждении в рассматриваемой сфере можно было говорить лишь с известной долей условности.

--------------------------------

<1> См. подробнее: Тарасова М.П. Исполнительное производство Российской Федерации как административный процесс: Дис. ... канд. юрид. наук. М., 2003. С. 11.

 

Институциональным источником отечественного законодательства древнерусского государства, впитавшим в себя большинство норм обычного права, выступала Русская Правда. Как известно, до наших дней дошло более ста ее списков, которые в зависимости от их содержания принято делить на три редакции: Краткая Правда, Пространная Правда и Сокращенная Правда. Древнейшей является Краткая редакция, и уже в ней содержалось указание на специальное должностное лицо - мечника <1>, уполномоченного взыскивать денежные средства с должника. В то же время исполнение решений судебных органов относилось также и к полномочиям других категорий служащих - метельникам, рядовичам, отрокам и детским.

--------------------------------

<1> Название, вероятно, обусловливалось тем обстоятельством, что он был вооружен мечом.

 

Названные лица обеспечивали явку в суд сторон и свидетелей ("послухов"), участвовали в организации судебного поединка ("поле") и ордалий (так называемых испытаний железом или водой). При этом, как замечает В.М. Голубев, нормы о "поле" не входили в число предусмотренных Русской Правдой судебных обычаев <1>. Указанное обстоятельство объясняется, по мнению В.О. Ключевского, исключением его из последующих редакций правового акта духовенством как составителем летописей в силу языческого происхождения "поля" <2>.

--------------------------------

<1> См.: Голубев В.М. Указ. соч. С. 17.

<2> См.: Ключевский В.О. Русская история. М., 2006. С. 69,70.

 

В Пространной Правде предусматривалась возможность поступать с должником-купцом по "произволу" хозяина погибшего по вине этого купца товара. Указанные правила практически дословно повторяют положения древнеримского права, согласно которым сам кредитор при наступлении срока платежа мог арестовать должника и путем продажи его с публичных торгов получить удовлетворение из вырученной суммы либо держать ответчика у себя до полной отработки долга. Таким образом, расправа по обязательствам могла производиться без суда и состязательного или следственного начала, что свидетельствует еще о нестабильности государственного принуждения в рассматриваемой сфере.

Тем не менее лица, осуществлявшие исполнительные функции, получали часть судебных доходов, и это обстоятельство в значительной степени мотивировало их к активному выполнению возложенных на них функций.

Разумеется, приставы исполняли и собственно судебные решения, а также постановления внесудебного (административного) характера. Кроме того, они использовались в качестве лиц, которым поручалась охрана заключенных.

В период раздробленности феодальное право, в том числе и институт принудительного исполнения, может быть исследовано в основном по двум источникам: Новгородской и Псковской судным грамотам.

Так, небезынтересной для того времени выступала функция пристава по медиации, т.е. примирению спорящих сторон. Однако достоверно об этом можно судить лишь применительно к положениям Новгородской судной грамоты, в ст. 29 которой говорилось о возможности истца в затянувшемся споре "взять от Великого Новгорода приставов ино ему тот суд кончати перед тыми приставы" <1>. Лишь с сожалением можно констатировать, что посреднические функции современного судебного пристава не находят абсолютно никакого законодательного закрепления.

--------------------------------

<1> Новгородская Судная грамота // Российское законодательство X - XX веков. М., 1984. Т. 1. С. 307 (ссылка приводится по: Голубев В.М. Указ. соч. С. 23).

 

Принудительное исполнение решения суда обеспечивалось путем выдачи "судной грамоты". В том случае, если ответчик уклонялся от явки в суд, то истцу выдавалась "безсудная грамота". При этом само дело по существу не рассматривалось. После выдачи одной из грамот должнику предоставлялся месячный срок, в течение которого он должен был исполнить решение суда или договориться с истцом о порядке его исполнения.

Псковская судная грамота также содержала ряд статей, относившихся к правовому положению приставов и их роли в механизме принуждения к надлежащему исполнению выносимых решений. Так, приставы осуществляли вызов в суд тяжущихся сторон, поддерживали порядок в судебных помещениях, обеспечивали проведение судебных поединков. Само же исполнение нередко связывалось с мерами личного воздействия на должника, что, по мнению В.В. Захарова, объясняется низким уровнем жизни населения и специфическими отношениями собственности, в большинстве случаев неразрывно связанными со служебной деятельностью того или иного лица <1>.

--------------------------------

<1> См.: Захаров В.В. Указ. соч. С. 30, 31.

 

Таким образом, уже в период феодальной раздробленности государственные органы стремились ограничить саморасправу и взять принуждение должника под собственный контроль. Об этом, в частности, свидетельствует устанавливаемый должнику срок для добровольного исполнения. Вместе с тем регламентация самой процедуры принудительного исполнения была еще весьма фрагментарной и не позволяла полностью исключить насилие, применяемое к должнику со стороны истца.

 

2.4. Принудительное исполнение в централизованном

государстве (с конца XV до конца XVII в.)

 

Процесс становления общерусского права, имевший место на протяжении второй половины XV в., в качестве своего итога привел к появлению нового общегосударственного сборника законов - Судебника 1497 г. ("Судебник Ивана Великого").

По мнению большинства историков, в качестве основных источников Судебника выступали: Русская Правда, Псковская судная грамота, уставные и судные грамоты московских князей, а также судебные решения по отдельным вопросам. Основное предназначение Судебника состояло в усилении власти московского государя на территории присоединенных княжеств и земель. В этой связи достаточное количество его статей было посвящено судебному процессу, ориентированному на власть московского царя.

Примечательно, что в нормах рассматриваемого Судебника содержится упоминание об особых судебных исполнителях - недельщиках. В нем были изложены их права и обязанности <1>. Недельщик - должностное лицо, в обязанность которого входили вызов в суд сторон, арест и пытка обвиняемых, а также передача в суд дел о воровстве, организация судебного поединка и исполнение решения суда. Подобное наименование должностных лиц предопределялось графиком их работы - они исполняли свои обязанности по неделям, чередуя службу с отдыхом. Недельщики могли назначаться судом по просьбе истца для помощи ему в отыскании ответчика и обеспечения его явки в суд, что лишний раз свидетельствует о преемственности полномочий судебного пристава.

--------------------------------

<1> См.: Самохвалов С.В. Указ. соч. С. 12.

 

В целом в историко-правовой литературе отмечается, что в Судебнике 1497 г. институт приставов продолжал носить еще частный характер. Это проявляется в том, что приставы ездили за ответчиками и на поруки отдавали их сами либо посылали своих племянников или зависимых людей, но отправлять посторонних людей им запрещалось <1>. Примечателен, однако, тот факт, что деятельность судебных приставов получила более детальную регламентацию по сравнению с ранее действовавшими актами древнерусского права.

--------------------------------

<1> См.: Голубев В.М. Указ. соч. С. 36.

 

Судебник 1550 г. укрепил статус приставов, дополнительно предоставив им полномочия досудебного исследования обстоятельств совершенного преступления, собирания доказательств, а также содержания обвиняемых до и после суда. Кроме того, осуществляя розыск скрывающихся и доставление уклоняющихся от явки ответчиков, он также мог их содержать под стражей до разбирательства дела судом.

Все это свидетельствует об усилении принудительных начал в области исполнения решений суда со стороны государства, выступающего в свою очередь прямым следствием формирования в тот период розыскной (инквизиционной) модели осуществления судебной деятельности.

Без преувеличения можно сказать, что новой вехой в развитии отечественного правового регулирования общественных отношений стало принятие в 1649 г. Соборного Уложения. В целом, сохранив прежний набор полномочий пристава и способов его воздействия на должника, Уложение усилило ответственность приставов за недобросовестные действия, совершаемые в процессе исполнения ими решений судебных органов. Тем самым это позволило укрепить предсказуемость принудительного исполнения и в целом стабилизировать применяемые к должнику принудительные меры. В частности, к последним в то время относились: правеж; взыскание с имущества должника; выдача должника кредитору "головою до искупа долга" - отдача головою.

Правеж являлся мерой личного воздействия на должника и заключался в принудительном помещении его на площадь перед зданием суда и битье по ногам палками в течение всего времени, пока заседал суд. Любопытен тот факт, что пристав бил должника с такой силой, как ему было оплачено взыскателем <1>.

--------------------------------

<1> См.: Голубев В.М. Указ. соч. С. 47.

 

При этом законодательно срок правежа не устанавливался, и только согласно царскому указу от 1555 г. "стояние на правеже" ограничивалось одним месяцем на каждые 100 руб. взыскиваемой суммы. Если же сумма отличалась в большую или меньшую стороны, то срок правежа также подлежал соразмерному увеличению или же уменьшению <1>.

--------------------------------

<1> См.: Захаров В.В. Указ. соч. С. 56 - 57.

 

После применения данной меры должник при отсутствии у него денежных средств для уплаты долга мог просить о предоставлении отсрочки. Если же и в этом случае должник не расплачивался с кредиторами, суд обращал взыскание на принадлежавшее ему имущество, т.е. оно оценивалось и продавалось, а вырученные суммы поступали на оплату долга и погашение сопутствующих расходов.

Последний способ - отдача головою - применялся только в тех случаях, когда в течение установленного срока правеж не давал желаемых результатов, а должник не имел ни имущества, ни поручителей по оплате долга. Суть данной меры заключалась в необходимости отработки долга у кредитора, что иными словами могло быть охарактеризовано в качестве специфической разновидности долгового рабства.

В 1628 г. законодательно закрепляется первый перечень имущества, на которое нельзя обращать взыскание в порядке исполнительного производства (к такому имуществу были отнесены поместья и вотчины ответчика <1>), что и предопределило впоследствии выделение современного принципа неприкосновенности минимума средств существования должника.

--------------------------------

<1> См.: Михайлов М.М. История образования и развития системы русского гражданского судопроизводства до Уложения 1649 года. М., 1848. С. 121.

 

Таким образом, в рассматриваемый период хотя и произошла унификация процедуры исполнительного производства, однако по-прежнему сохранялся приоритет принуждения должника к исполнению обязательства через его личность. Другой характерной чертой принуждения того времени стала непосредственная связь между движением всего процесса принудительного исполнения и активностью со стороны взыскателя.

 

2.5. Принудительное исполнение в России

с начала XVIII до первой четверти XIX в.

 

Новый этап в развитии системы исполнения актов юрисдикционных органов связан в первую очередь с петровскими преобразованиями, развитием государственной власти в рамках общеевропейской традиции и первой попыткой отделить судебные органы от административных. Так, Указом от 24 мая 1700 г. "О посылке солдат дворцового караула для сыска и представления в Судный приказ ответчиков и для взыскания с них пошлинных денег и истцовых исков" прекращено направление подьячих и приставов из Судного приказа. Для данных целей Преображенскому приказу отдавалось распоряжение направлять солдат по мере надобности <1>. Таким образом, постепенно служебные функции судебных приставов переходят к другим категориям государственных служащих, в том числе к военнослужащим. Соответственно, в конце XVII - начале XVIII в. судебные приставы перестают существовать как вспомогательный институт судебной и административной власти в России, а их функции передаются мелким судебным чинам, полицейским и другим государственным служащим. Таким образом, полномочия судебного пристава оказались распылены среди других служащих, и ранее столь медленно и сложно протекавший процесс их консолидации у единого должностного лица был перечеркнут начатыми реформами.

--------------------------------

<1> Голубев В.М. Указ. соч. С. 56, 57.

 

Хотя лейтмотивом проводимых в начале XVIII в. преобразований было как раз стремление упорядочить механизмы государственного управления, а также создать структуру, пригодную для эффективного развития в будущем централизованного государства, противоречивость этих реформ была предопределена уже изначально.

Петр I упразднил такие меры принуждения, как правеж и отдача головою. Взамен были введены иные меры личного воздействия в виде тюремного заключения и принудительных работ на галерах. Вместе с тем, как нам представляется, наиболее важными оказались изменения характера воздействия на должника. Именно в начале XVIII в. получили свое развитие меры имущественного воздействия на должника, что знаменует собой смену модели принудительного исполнения. Так, стало применяться наложение запрещения на недвижимое имущество, арест движимого имущества, "вычет долгов из жалования, пенсионов и аренд" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Захаров В.В. Указ. соч. С. 39.

 

Все эти изменения в принудительном исполнении происходили не изолированно, а основывались на существовавшей в тот период модели судебной деятельности.

В предшествующие времена господствовал обвинительный судебный процесс, который предполагал активность тяжущихся в поиске доказательств и подчиненную, способствующую роль государственных служащих (в том числе судебных приставов) в этом. Разумеется, инициатива истца, выигравшего дело, перемещалась и в сферу принудительного исполнения вынесенного решения, что в общем-то выглядело вполне логично. Следует отметить, что подобное положение детерминировалось и общей слабостью публичной власти, не имевшей на тот момент реальной возможности столь массового использования механизма государственного принуждения.

Корреляции в судебной деятельности в конечном счете привели и к смене модели принудительного исполнения. Так, постепенный переход в XVIII - начале XIX в. к следственной (розыскной) модели судебной деятельности, с одной стороны, обусловливался укреплением государственной власти и ее желанием более четко регламентировать судебное разбирательство, а с другой - приводил к усилению публичных начал в принудительном исполнении. Последнее все в меньшей степени стало зависеть от активности взыскателя.

 

2.6. Принудительное исполнение в России

с первой четверти XIX в. до 1917 г.

 

Вехой в развитии российского права, в том числе и исполнительного производства, стало создание начиная с середины 20-х годов XIX в. Свода законов Российской империи, в один из разделов которого вошли "законы гражданские и межевые", включавшие в себя "законы о судопроизводстве гражданском и законы о мерах гражданских взысканий". В Своде законов гражданское право впервые было выделено как особая отрасль права, хотя материальное право еще не было отделено от процессуального <1>.

--------------------------------

<1> Малешин Д. Исполнение решений суда о взыскании денежных средств // Арбитражный и гражданский процесс. 1999. N 1. С. 56.

 

Несмотря на стремление разработчиков Свода законов усовершенствовать правовую регламентацию применяемых в отношении должников мер, концептуально принудительное исполнение сохранялось в прежних горизонтах.

Так, выносимые судом решения подлежали исполнению без какого-либо заявления со стороны взыскателя (ст. 635 Свода законов Российской империи), причем направлялись на исполнение непосредственно в уполномоченные органы, минуя самого взыскателя. Отсюда мы можем утвердительно говорить лишь об укреплении в рассматриваемый период представлений об инквизиционном (следственном) характере принудительного исполнения.

Пожалуй, не требует дополнительной аргументации утверждение о том, что эффективность судебных органов не в последнюю очередь зависит от исполнимости выносимых ими решений. В связи с этим наличие недостатков в принудительном исполнении не могло не влиять и на общее восприятие судов среди населения.

В конце XVIII - начале XIX в. предпринимались попытки реформирования системы органов государственной власти. Так, согласно царскому манифесту от 8 сентября 1802 г. "Об учреждении министерств" было создано восемь министерств. Среди них министерство юстиции и министерство внутренних дел.

По оценке ряда исследователей того периода, судебная система обладала множеством недостатков, связанных с волокитой, взяточничеством и отсутствием четких процессуальных механизмов <1>. Первым министром юстиции Г.Р. Державиным была начата работа, продолженная его преемником П.В. Лопухиным, которая затрагивала правовой статус судебных учреждений. Тем не менее каких-либо серьезных результатов достигнуто не было.

--------------------------------

<1> См.: Миронов Б.Н. Социальная история России. СПб., 1999. Т. 2. С. 56 - 60.

 

К началу XIX в. исполнительное производство было по-прежнему сосредоточено у полиции <1>, все органы которой подразделялись на два вида - земскую и городскую полицию. С 1811 г. Министерство полиции было разделено на 3 департамента: хозяйственный, медицинский и исполнительный. Последний аккумулировал функции в области принудительного исполнения.

--------------------------------

<1> См.: В 1810 году из Министерства внутренних дел было выделено Министерство полиции, которое, однако, в 1819 г. вновь вошло в МВД. См. об этом: Голубев В.М. Указ. соч. С. 74.

 

Территориальное деление органов полиции предполагало выделение в городах (преимущественно крупных) полицейских частей, в пределах которых осуществляли возложенные на них полномочия "частные" приставы. Именно они выступали основными исполнителями судебных решений и актов иных административных органов.

В 1837 г. проводится реформирование земской полиции и уезды делятся на станы, в которые губернатором назначался становый пристав. Его полномочия отличались достаточной широтой, и наряду с принудительным исполнением актов юрисдикционных органов он осуществлял наблюдение за благоустройством общины, исправностью дорог, мостов; дознание по преступлениям, следствие по делам, связанным с воровством; исполнение приговоров суда и др. <1>.

--------------------------------

<1> См.: Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. СПб., 1839. Т. XII. N 10305 (ссылка приводится по: Захаров В.В. Указ. соч. С. 81).

 

Таким образом, принудительное исполнение не выступало основной функцией указанных должностных лиц, что, разумеется, отражалось и на эффективности исполнительного производства. Кроме того, негативным фактором было также установление коллегиальной ответственности служащих за несвоевременное исполнение. Все это предопределило необходимость реформирования существовавшей системы принудительного исполнения и поиска наиболее оптимальной модели, способной оперативно претворять в жизнь "правосудие на бумаге".

В середине XIX в. среди реформаторов преобладала точка зрения, согласно которой любое качественное улучшение исполнительного производства будет решительно невозможным при сохранении существующей модели принудительного исполнения органами полиции.

Важным итогом проведения судебной реформы 1864 г. применительно к исследуемой сфере явилась передача указанных функций судам и возрождение в несколько обновленном качестве института судебных приставов <1>.

--------------------------------

<1> Реформирование в 1864 г. системы принудительного исполнения рассматривается сегодня в качестве даты зарождения в России института судебных приставов. Более того, начиная с 2009 года установлен профессиональный праздник - День судебного пристава, который отмечается 1 ноября (см.: Указ Президента РФ от 8 сентября 2009 г. N 1019 "Об установлении Дня судебного пристава" // СЗ РФ. 2009. N 37. Ст. 4395).

 

В рамках осуществления своей деятельности судебные приставы всецело находились под контролем суда, при котором они и состояли (ст. 11 Учреждения судебных установлений). К примеру, приступая к исполнительным действиям, судебный пристав докладывал председателю суда об избранном взыскателем способе исполнения. Кроме того, судебный пристав обязан был вести особый журнал, куда он записывал все свои действия по исполнению решений (ст. 950 Устава гражданского судопроизводства). Следует подчеркнуть, что судебные приставы тем не менее не входили в структуру судебных органов и скорее рассматривались в качестве вспомогательного по отношению к суду института.

В результате судебной реформы 1864 г. на основе Устава гражданского судопроизводства были пересмотрены и отдельные способы исполнения решений. Так, к мерам принудительного исполнения стали относить: 1) передачу имущества натурой лицу, которому оно было присуждено; 2) производство за счет ответчика тех действий или работ, которые должны быть совершены в назначенный судом срок; 3) обращение взыскания на имущество должника (движимое и недвижимое).

Вместе с тем, как отмечает В.В. Захаров, порядок наложения мер принудительного исполнения мало изменился по сравнению с дореформенным временем <1>.

--------------------------------

<1> См.: Захаров В.В. Указ. соч. С. 109.

 

В этот же период была проведена классификация субъектов исполнительных правоотношений. Участники исполнительного производства разделены на государственные (суд; органы, приводящие в исполнение акты власти) и частные стороны (взыскатель и должник, а также третьи лица, если их интересы затронуты процессом взыскания). Взыскателем именовалось лицо, в пользу которого постановлено решение, подлежащее исполнению, а должником - лицо, против которого решение исполняется. Обычно взыскателем являлся истец, выигравший судебное дело, а должником - ответчик. Но бывало и наоборот, когда, например, ответчику были присуждены с истца судебные издержки.

Однако главным следствием проведенной реформы процессуального законодательства стало кардинальное переосмысление генезиса государственного принуждения в сфере принудительного исполнения и, в частности, роли взыскателя в рамках исполнительного производства.

Появившаяся состязательность судебного процесса проникла также и в процесс исполнительный. Теперь для инициализации принуждения со стороны государства взыскатель должен был вначале обратиться с заявлением в суд о выдаче исполнительного листа (ст. 926 Устава гражданского судопроизводства), а затем обратиться к председателю суда с просьбой о назначении судебного пристава. Характеристикой, свидетельствующей об отказе от следственной модели принудительного исполнения, выступал и тот факт, что взыскатель мог самостоятельно выбирать способ исполнения решения (ст. ст. 935, 936 Устава гражданского судопроизводства).

В целом сказанное выше продолжало быть актуальным вплоть до конца первой четверти XX в. Примечательно, что даже после падения царской власти Временное правительство не подвергало серьезным изменениям сферу принудительного исполнения. Данный факт связывался как с относительно коротким периодом его существования (с февраля по октябрь 1917 г.), так и с общей слабостью государственного управления.

 

2.7. Советский период развития принудительного исполнения

 

Советскому этапу развития законодательства об исполнительном производстве была присуща известная специфика, являющаяся частью социально-политического курса страны в целом.

В жизнь проводился принцип, согласно которому даже права, признанные судебным решением, предполагалось охранять законом лишь постольку, поскольку их осуществление не входило в противоречие с их социально-хозяйственным назначением <1>.

--------------------------------

<1> См.: Гойхбарг А.Г. Курс гражданского процесса. М.; Л., 1928. С. 265, 266; Валеева Р.Х. Органы исполнения судебных решений по советскому гражданскому процессуальному праву: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Л., 1961. С. 5.

 

Принудительное исполнение отражало приоритеты государственной и социальной политики на соответствующем этапе. Это особенно ярко проявлялось в регулировании таких институтов, как очередность имущества, на которое обращалось взыскание, и очередность удовлетворения требований различных категорий взыскателей, имущественные и субъектные иммунитеты при денежных взысканиях, возможность и порядок обжалования действий органов исполнения, правосубъектность участников исполнительного производства, исполнительные расходы и ответственность.

Так, Декрет Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета (ВЦИК) от 7 марта 1918 г. N 2 "О суде" предусматривал, что исполнение решений до избрания новых органов исполнения должно производиться Красной гвардией по установленному ранее порядку. Все решения предполагалось исполнять немедленно, невзирая на возможное обжалование. Государственное принуждение, таким образом, стало носить безапелляционный характер. Подобный порядок неминуемо породил к жизни множество злоупотреблений. В связи с этим 23 июля 1918 г. Народным комиссариатом юстиции РСФСР была утверждена Инструкция об организации и действии местных народных судов, которая ограничила немедленное исполнение решений по делам, по которым присуждено не более 500 руб. Положение о народном суде, утвержденное ВЦИК 21 октября 1920 г., и вовсе предоставило право решать вопрос о предварительном исполнении решения народному суду, вынесшему это решение; все же остальные решения исполнялись лишь по истечении срока на обжалование.

Принятый 7 июля 1923 г. первый Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, вступивший в силу с 1 сентября того же года, содержал специальный раздел 5, где находились нормы, регулирующие исполнительное производство. Исполнение судебных решений было предоставлено сторонам. И только в случае отказа от добровольного исполнения взыскатель мог просить суд, вынесший решение, о принудительном исполнении последнего и о выдаче исполнительного листа. Целью исполнительного производства стало быстрое, удобное и дешевое исполнение требований кредитора при сохранении должника как хозяйственной и рабочей силы <1>. Примечательно, что планируемая умеренность государственного принуждения в сфере исполнительного производства предполагалась как следствие общего снижения роли государства при переходе к коммунистическому обществу.

--------------------------------

<1> См.: Гойхбарг А.Г. Указ. соч. С. 266.

 

В 1923 г. принимается Инструкция о порядке приведения в исполнение решений по гражданским делам, которая и выступила специальным актом, регламентировавшим исполнительное производство того периода.

В 1924 г. Постановлением Центрального исполнительного комитета СССР были утверждены Основы судоустройства Союза ССР и союзных республик. Согласно данному нормативному правовому акту основой судебной системы стал народный суд, который по общему правилу действовал в составе народного судьи и двух народных заседателей. Исполнение вынесенных судебных решений, а также актов административных органов помимо судебных исполнителей, состоявших при судах, могло быть возложено и на волостные комитеты, а также органы милиции <1>. Данное правило предусматривалось Особым циркуляром Народного комиссариата юстиции и Народного комиссариата внутренних дел от 12 февраля 1925 г. N 48/75 <2>.

--------------------------------

<1> См.: Голубев В.М. Указ. соч. С. 109.

<2> Как правило, начальниками рабоче-крестьянской милиции районов или председателями волисполкомов, которые действовали по тем же правилам, что и судебные исполнители.

 

После недолгого периода исполнения актов юрисдикционных органов военизированными подразделениями окрепшее советское государство приняло решение о возложении этих функций на судебных исполнителей, состоявших при судах, и тем самым по существу вернулось к дореволюционному институту судебных приставов. Стоит заметить, что такое положение дел сохранялось вплоть до реформы исполнительного производства 1997 г.

Для возбуждения исполнительного производства на основании исполнительного листа взыскатель должен был обратиться с устным или письменным заявлением. Повестка о возбуждении исполнительного производства доставлялась судебным исполнителем должнику немедленно после получения исполнительного листа (кроме случаев, когда исполнялось определение суда об обеспечении иска).

Срок на добровольное исполнение устанавливался обычно в самом судебном решении. Если же судья не указывал в решении конкретного срока, его мог установить судебный исполнитель, но не более семи дней по обычным взысканиям. Однако при взыскании заработной платы срок на добровольное исполнение не мог превышать трех дней, а при взысканиях с государственных предприятий он, наоборот, удлинялся и составлял от двух недель до одного месяца. В законодательном регулировании исполнительного производства, как верно заметила О.В. Исаенкова, "проявлялась доминирующая роль государственных интересов над частными и особое покровительство государства трудовым интересам и правам работников и служащих" <1>.

--------------------------------

<1> См.: Исаенкова О.В. Проблемы исполнительного права в гражданской юрисдикции: Дис. ... д-ра юрид. наук. Саратов, 2003. С. 91.

 

Можно говорить о том, что с 1923 г. в отечественном законодательстве была в четком виде установлена очередность удовлетворения взысканий, которая также несла в себе отражение приоритетов государственной охраны отдельных прав и защищаемых законом интересов. При этом расходы по исполнительному производству удовлетворялись вне всякой очереди. Исходя из положений ГПК РСФСР 1923 г., в первую очередь удовлетворялись взыскания по заработной плате рабочим и служащим, по социальному страхованию и алиментным платежам; во вторую - требования о взыскании недоимок по налогам и сборам; в третью - претензии государственных органов, вытекающие из договоров подряда и поставки; в четвертую - претензии, обеспеченные залогом в отношении заложенного имущества; в пятую - оставшиеся претензии государственных учреждений и предприятий, учреждений сельскохозяйственного кредита, кооперативных организаций и акционерных обществ (акционерами которых являлись только государственные и кооперативные учреждения и предприятия), в шестую - претензии остальных кредиторов.

Жалобы на действия судебного исполнителя можно было подавать народному судье в течение семи дней со дня совершения обжалуемого действия или со дня, когда о его совершении стало известно жалобщику. Вынесенные по вопросу жалобы постановления народного судьи являлись окончательными и дальнейшему обжалованию не подлежали.

За исполнением решений арбитражных комиссий, созданных в России в 1922 г. и действовавших до учреждения в 1931 г. Государственного арбитража, которые рассматривали споры имущественного характера между государственными предприятиями и организациями, надзирали члены этих комиссий. Они же руководили действиями судебного исполнителя в данной области. Учитывая, что арбитражные комиссии создавались, как правило, при совнаркомах и областных экономических совещаниях, а Высшая арбитражная комиссия - при Совете труда и обороны, можно констатировать, что деятельность этих комиссий носила скорее административный, чем судебный характер.

Таким образом, хотя принудительное исполнение и закреплялось за судебными исполнителями, тем не менее было поставлено в зависимость от решений иных государственных органов и действий их должностных лиц.

Законом ограничивался перечень имущества, на которое можно обратить взыскание, особенно широкий перечень был установлен в отношении имущества крестьянского двора <1>. Что касается взысканий с государственных учреждений, находящихся на государственном бюджете, то тут и вовсе был установлен своеобразный иммунитет: на принадлежащее им имущество ни при каких условиях обратить взыскание было нельзя, можно было лишь жаловаться на это учреждение в административном порядке. Подобное положение дел наглядно свидетельствует об избирательности принуждения в рассматриваемый период, что в общем-то соответствовало социально-политическому контексту.

--------------------------------

<1> См.: Гойхбарг А.Г. Указ. соч. С. 274, 275.

 

При обращении взыскания на заработную плату за работником или служащим в любом случае после всех удержаний должно было остаться не менее 50% заработка (ст. 289 ГПК РСФСР 1923 г.).

На имущество должника взыскание обращалось путем составления описи и ареста имущества, при этом были установлены особые правила обращения взыскания на строения, права застройки, денежные суммы и имущество, находящиеся у третьих лиц <1>.

--------------------------------

<1> См.: Там же. С. 279.

 

Продажа арестованного имущества осуществлялась с публичных торгов или, с согласия взыскателя и должника, через биржевого маклера на товарной бирже. Срок между арестом и продажей арестованного имущества не мог быть менее семи дней (за исключением скоропортящихся товаров) и не более одного месяца.

После принятия Конституции СССР 1936 г. многие отрасли российского права подверглись реформированию, целью которого было показать успехи социалистического государства и победу социализма в нашей стране. Не избежали этой участи и гражданское процессуальное право и его институты, одним из которых в тот период считалось исполнительное производство. Нормативным правовым актом, являвшимся основой для развития исполнительного производства конца 30-х годов XX в., была Инструкция о порядке исполнения судебных решений, утвержденная Народным комиссариатом юстиции СССР 28 сентября 1939 г. Следует отметить, что принудительное исполнение рассматривалось как важное средство укрепления социалистической законности.

Инструкция подробно регламентировала порядок применения различных мер принудительного исполнения решения, делопроизводство и отчетность судебных исполнителей, обжалование их действий и призвана была способствовать реальному осуществлению прав участвующих в деле лиц, установленных и подтвержденных судебными решениями <1>.

--------------------------------

<1> См.: Курс советского гражданского процессуального права: В 2 т. М., 1981. Т. 2. С. 456 (автор гл. 29 - А.А. Мельников).

 

Названным документом был окончательно сформирован механизм исполнения судебных решений, существовавший в 30 - 40 годы XX в. <1>.

--------------------------------

<1> См.: Голубев В.М. Указ. соч. С. 115.

 

Между тем данная Инструкция, равно как и многие другие нормативные правовые акты по исполнению, не смогла в полной мере достичь своей цели, так как менее чем через два года после ее издания в связи с началом Великой Отечественной войны Постановлением Пленума Верховного Суда СССР от 30 августа 1941 г. судам было указано на необходимость приостановления исполнения вступивших в законную силу судебных решений по гражданским делам, ответчиками по которым являлись лица, состоящие в действующих частях Красной Армии и Военно-Морского Флота, за исключением дел о взыскании алиментов <1>. Фактически указанные нормы остановили принудительное исполнение по большей части исполнительных документов, так как основная часть мужского населения и значительная часть женщин находились на фронте. Разумеется, принуждение в период войны было ориентировано на иные, более значимые для государства цели.

--------------------------------

<1> См.: Сборник постановлений Пленума и определений коллегий Верховного Суда СССР, 1941 год. М., 1947. С. 20.

 

Многочисленные случаи утраты материалов исполнительных производств в связи с военными действиями вызвали к жизни необходимость в детальном урегулировании вопросов, связанных с выдачей дубликата исполнительного листа. Это было сделано Инструкцией о порядке выдачи дубликатов исполнительных листов в случае утраты по обстоятельствам военного времени судебного или исполнительного производства, утвержденной Народным комиссариатом юстиции СССР 22 апреля 1942 г.

Приоритет государственных интересов над интересами личности в тот период особенно наглядно проявляется при анализе утвержденной Народным комиссариатом юстиции СССР 1 февраля 1945 г. Инструкции о порядке рассмотрения судами дел о взыскании недоимок по обязательным натуральным поставкам, налогам, обязательному окладному страхованию, самообложению и не внесенных в срок штрафов. Инструкция предусматривала немедленное исполнение решений по делам о недоимках по государственным и местным налогам, по обязательному страхованию и самообложению, по недоимкам и штрафам по поставкам сельскохозяйственной продукции государству с колхозных дворов и единоличных хозяйств, а также по штрафам, наложенным в административном порядке в части описи имущества, независимо от их обжалования <1>. Исполнительные листы на взыскание административных штрафов выписывались и передавались для немедленной описи имущества, оштрафованного в день вынесения решения (но само имущество могло быть изъято лишь по истечении 10 дней, если за это время должник не уплатит наложенного штрафа).

--------------------------------

<1> См.: Сборник приказов и инструкций Министерства юстиции СССР: 1936 - 1948 гг. М., 1949. С. 316 - 319.

 

Исполнительные листы о взыскании с предприятий, учреждений и организаций при сумме взыскания от 500 руб. (с одногородних должников - от 250 руб.) направлялись судом непосредственно истцу. Истцы-организации в таких случаях сами предъявляли исполнительные листы в учреждения Государственного банка. При меньших суммах исполнительные листы выдавались истцу или передавались судебному исполнителю по требованию истца. Исполнительные листы на взыскание с одних граждан в пользу других граждан (кроме алиментных платежей) выдавались взыскателям по их просьбе.

Процессуальное законодательство устанавливало срок предъявления исполнительного листа к исполнению для организаций - один год, для граждан - три года (ст. 255 ГПК РСФСР 1923 г.). Срок исчислялся со дня вступления решения или приговора суда в законную силу, а по периодическим платежам - со дня окончания срока, на который присуждены платежи. При пропуске срока истцу отказывалось в выдаче исполнительного листа. Тем не менее этот срок мог быть восстановлен судом. Определение суда по вопросам восстановления данного срока обжаловалось в вышестоящий суд в течение пяти дней (ст. 249 ГПК РСФСР 1923 г.).

Особое внимание в рассматриваемый период уделялось принудительному исполнению в сфере алиментных правоотношений. Это обусловливалось социальной политикой государства по охране материнства и детства, а также повышению уровня рождаемости. Исходя из этого исполнительный лист по делам о взыскании алиментов направлялся по месту работы должника не позднее следующего дня после вынесения судебного решения. По требованию взыскателя исполнительный лист о взыскании алиментов мог быть выдан ему на руки (ст. 75 Инструкции по делопроизводству в народном суде, утвержденной Министерством юстиции СССР 31 августа 1949 г.). По данной категории дел взыскатель не был обязан подчиняться правилам территориальной компетенции: независимо от того, в каком суде рассматривалось дело об алиментах, где находятся взыскатель и должник, судья или судебный исполнитель, к которому обратилась женщина-мать, был обязан направить для взыскания исполнительный лист по месту работы ответчика <1>.

--------------------------------

<1> См.: Лисковец Б.А., Чугунов Г.В. Исполнение судебных решений. М., 1952. С. 11 - 13.

 

Примечательно, что принудительное исполнение решений суда предполагалось бесплатным для взыскателя. Предпосылкой данного положения являлось то обстоятельство, что исполнительное производство считалось частью, стадией гражданского судопроизводства, за осуществление которого в доход государства уже поступила государственная пошлина. Судебный исполнитель не имел права взыскивать с истца или ответчика какие-либо сборы за исполнение решения. Все средства он получал от суда, а затем судья выносил определение об утверждении расчета исполнителя по расходам и о взыскании этих расходов с должника.

Разъяснять и толковать решение мог только суд, его вынесший, а не тот, при котором состоял судебный исполнитель. При этом жалобы на действия судебного исполнителя могли быть поданы в пятидневный срок судье, в районе которого производилось исполнение.

Надзор за законностью действий судебных исполнителей осуществляли прокуроры. Генеральный прокурор СССР и прокуроры союзных республик обладали правом приостановления исполнения решения суда.

Интересным является тот факт, что прокурор не мог самостоятельно отменять действия судебных исполнителей. Прокурорский надзор заключался в праве опротестования этих действий в суд.

В исполнительном производстве того времени присутствовала и диспозитивность, проявляющаяся в том, что исполнительные листы выдавались главным образом по просьбе взыскателя, последний мог уменьшить размер своих требований, отказаться от них, а также заключить мировую сделку с должником. Суд проверял основания отказа и мог его принять либо отказать взыскателю в реализации данного правомочия.

Исполнение считалось оконченным лишь тогда, когда решение было полностью исполнено. Между тем само гражданское дело считалось оконченным после вручения истцу исполнительного листа, а если исполнительный лист истцом не требовался, то через два месяца со дня вступления решения в законную силу дело сдавалось в архив <1>. Случаи, когда исполнительные действия заканчивались до полного удовлетворения требований взыскателя (например, при неустановлении места жительства должника, при отсутствии у должника имущества и заработка, на которые по закону может быть обращено взыскание), не считались окончанием исполнения решения, а лишь служили основанием для возвращения исполнительного документа взыскателю <2>, что, на наш взгляд, является правильным и заслуживающим внимания со стороны современного законодателя.

--------------------------------

<1> См.: Газиянц Л.И., Козлова О.И. и др. Исполнение судебных решений. М., 1959. С. 86.

<2> См.: Лисковец Б.А., Чугунов Г.В. Указ. соч. С. 35.

 

В середине 60-х годов XX в. в СССР была проведена кодификация гражданского процессуального законодательства, которая отразилась и на регулировании принудительного исполнения актов юрисдикционных органов.

В Гражданском процессуальном кодексе РСФСР 1964 г. (далее - ГПК РСФСР 1964 г.) исполнительному производству был посвящен раздел V "Исполнительное производство" (главы 38 - 42), а также приложения N 1 и N 2. Многие из норм раздела V ГПК РСФСР 1964 г. регулировали правоотношения в сфере исполнительного производства вплоть до 1 февраля 2003 г. Примечательно, что исполнительное производство практически целиком регламентировалось гражданским процессуальным законодательством и считалось частью гражданского процесса, его заключительной стадией. Именно это убеждение, ставшее впоследствии уже законодательной традицией, оказывается на сегодня сдерживающим фактором развития доктрины исполнительного права <1>.

--------------------------------

<1> См. об этом более подробно: Гуреев В.А., Гущин В.В. Исполнительное производство: Учебник. М., 2009. С. 11 - 31.

 

В течение длительного времени действовала Инструкция об исполнительном производстве, утвержденная Приказом Министерства юстиции СССР от 15 ноября 1985 г. N 22.

Тесная связь исполнительного и гражданского процессов предопределялась тем фактом, что судебные исполнители состояли при районных судах (ст. 348 ГПК РСФСР 1964 г.).

Таким образом, в советский период продолжала существовать государственная (публичная) модель принудительного исполнения. Ее отличительной чертой выступала очевидная ориентация на приоритетную защиту государственной, общественной собственности. Более того, отсутствовал четкий механизм защиты прав и интересов участников исполнительного производства.

 

2.8. Современный этап принудительного исполнения:

с 1997 г. по настоящее время

 

Очередной этап в развитии законодательства об исполнительном производстве связывается лишь со второй половиной 90-х годов XX в. В 1997 г., 21 июля, принимаются два Федеральных закона: N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве" и N 118-ФЗ "О судебных приставах", что дает право говорить о начале реформы системы принудительного исполнения с целью придания ей нового облика, соответствующего современным социально-экономическим реалиям.

Указанные законопроекты, реформирующие принудительное исполнение и решающие задачи обеспечения установленного порядка деятельности судов, были разработаны Министерством юстиции РФ совместно с Верховным Судом РФ и Высшим Арбитражным Судом РФ. На объединенном Пленуме этих высших судебных инстанций 28 февраля 1995 г. было принято Постановление о внесении законопроектов в Государственную Думу. 12 мая 1995 г. они были внесены в Государственную Думу. В июле 1995 г. данные законопроекты приняты Думой в первом чтении, 16 апреля 1997 г. (после значительной доработки) - во втором чтении, 4 июня 1997 г. - в третьем. 3 июля 1997 г. они были одобрены Советом Федерации, а 21 июля 1997 г. подписаны Президентом РФ.

До вступления в силу рассматриваемых Федеральных законов вопросы принудительного исполнения и порядок деятельности судебных исполнителей решались в основном нормами Закона о судоустройстве РСФСР от 8 июля 1981 г.; упомянутого раздела V ГПК РСФСР, действовавшего с 1 октября 1964 г.; Положения о Министерстве юстиции РФ (последнее в рассматриваемый период Положение было утверждено указом Президента РФ от 2 августа 1999 г. N 954 "Вопросы Министерства юстиции Российской Федерации") и Инструкции об исполнительном производстве Министерства юстиции СССР, введенной в действие с 1 апреля 1986 г.

Без преувеличения можно говорить о том, что принятые в 1997 г. законы подорвали устоявшееся за многие десятилетия в юридической литературе положение о том, что исполнение судебных решений и иных юрисдикционных актов - завершающая, заключительная стадия гражданского процесса <1>. Необходимо отметить, что государство впервые после 1917 г. посчитало возможным и необходимым принять специальные законы, регулирующие правоотношения в сфере принудительного исполнения исполнительных документов, главным образом судебных актов.

--------------------------------

<1> См., например: Авдюков М.Г. Исполнение судебных решений. М., 1960; Гринько Ю.И. Исполнение судебных решений. Казань, 1969. С. 3; Сергун А.К. Проблемы исполнительного производства в советском гражданском процессе: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. М., 1980. С. 9 - 13.

 

Ключевым моментом в преобразованном нормативно-правовом регулировании исполнительного производства того периода стало создание самостоятельной службы судебных приставов как органа принудительного исполнения судебных актов и актов других органов. Указанная служба первоначально была организована в рамках Министерства юстиции РФ и возглавлялась заместителем Министра юстиции Российской Федерации - главным судебным приставом Российской Федерации. В 2004 г. в результате проводившейся административной реформы она была преобразована в Федеральную службу судебных приставов.

Впервые в законодательстве последовательно был реализован принцип равенства защиты всех форм собственности в сфере исполнительного производства, что привело к положению, когда принудительное исполнение стало рассматриваться в качестве института, обеспечивающего защиту в одинаковой степени частной, государственной и муниципальной форм собственности.

Судебный пристав-исполнитель получил более широкие возможности по исполнению своих обязанностей за счет наделения его правом осуществлять полномочия в сфере административной и уголовной юрисдикций.

Кроме того, можно утвердительно говорить о сформировавшемся механизме защиты прав участников исполнительного производства.

Учитывая наметившуюся в целом положительную тенденцию в правовом регулировании данной сферы общественных отношений с конца 90-х годов XX в., тем не менее стоит признать, что законодательство об исполнительном производстве за 10 лет своего применения обнаружило в себе целый ряд недостатков и, безусловно, еще нуждалось в реформировании.

В целях совершенствования нормативной базы в сфере исполнительного производства 2 октября 2007 г. был подписан, а 6 октября 2007 г. опубликован новый Федеральный закон "Об исполнительном производстве", вступивший в силу с 1 февраля 2008 г., который и действует в настоящее время.

Закон об исполнительном производстве 2007 г., как представляется, реформы в исполнительном производстве не произвел, хотя существенно отличается от Федерального закона от 21 июля 1997 г. N 119-ФЗ "Об исполнительном производстве". Отдельные положения ныне действующего Закона не в полной мере согласованы с частным законодательством, а некоторые - попросту неудачно сформулированы с точки зрения юридической техники. Сказанное позволяет предположить, что реформа отечественного законодательства об исполнительном производстве еще далека от своего завершения и принятие нового законодательного акта (желательно кодифицированного) является лишь очередным этапом на ее пути.

Несмотря на все положительные изменения, произошедшие в указанной сфере, современный этап принудительного исполнения актов юрисдикционных органов может быть охарактеризован известной двойственностью и непоследовательностью в применении мер государственного принуждения. Так, по общему правилу исполнение исполнительных документов возлагается на Федеральную службу судебных приставов, выступающую в качестве органа принудительного исполнения (ст. 5 Закона об исполнительном производстве). Вместе с тем согласно ч. 2 ст. 1 названного Закона условия и порядок исполнения судебных актов по передаче гражданам и организациям денежных средств соответствующего бюджета бюджетной системы Российской Федерации устанавливаются уже бюджетным законодательством, а именно гл. 24.1 Бюджетного кодекса РФ "Исполнение судебных актов по обращению взыскания на средства бюджетов бюджетной системы Российской Федерации".

Обозначенная специфика в источниках правового регулирования является лишь следствием различий в существующей процедуре исполнения судебных актов. Причем последовательное установление принципа иммунитета бюджетов (ст. 239 БК РФ), срока исполнения более трех месяцев (ч. 6 ст. 242.2 БК РФ), а также отсутствие в законодательстве эффективных механизмов воздействия на Министерство финансов РФ и Федеральное казначейство в случае неисполнения ими требований исполнительных документов, - все это приводит к выводу о своего рода привилегированном положении должника - государства и применении к нему менее жесткой модели принудительного исполнения.

Представляется, что подобное положение дел нуждается в скорейшем переосмыслении, и не в последнюю очередь это должно предопределяться конституционным принципом равенства форм собственности.

 








Date: 2015-11-15; view: 496; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.189 sec.) - Пожаловаться на публикацию