Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






У СТАРЕЙШИН





 

Джуин вел гостей по огирскому городку, и Ранд видел, как Лойала все больше и больше одолевает тревога. Напряженные, стоящие торчком уши, одеревенелая спина; глаза его округлялись все больше с каждым разом, как он ловил на себе взгляды других огир, особенно женщин и девушек, причем казалось, что почти все они обращают на него внимание. Вид у Лойала был такой, будто идет он на собственную казнь.

Бородатый огир указал на широкие, ступени, ведущие вниз, внутрь поросшего травой кургана, который был намного больше всех прочих; вообще говоря, это был целый холм почти у самого подножия одного из Великих Древ.

– Почему бы тебе, Лойал, не подождать здесь? – сказал Ранд.

– Старейшины… – начал было Джуин.

– …Скорей всего, просто хотят увидеть остальных, – договорил за него Ранд.

– Почему им не оставить его в покое? – обронил Мэт.

Лойал энергично закивал:

– Да. Да, я думаю… – За ним наблюдало немало женщин‑огир, от беловолосых бабушек до дочек возраста Эрит; стоя неподалеку небольшой группкой, они переговаривались между собой, но все не сводили глаз с него. Уши Лойала подрагивали, но он посмотрел на широкую дверь, к которой вели каменные ступени, и вновь кивнул: – Да, я посижу здесь и почитаю. Вот именно! Почитаю. – Пошарив в кармане куртки, он вытащил книгу. Устроился на бугорке подле ступеней и вперил взор в страницу, книга в его ладонях казалась совсем маленькой. – Я буду просто сидеть тут и читать, пока вы не выйдете. – Уши у него подергивались, будто он чувствовал на себе женские взгляды.

Джуин покачал головой, потом пожал плечами и повел рукой, опять указывая на ступени:

– Прошу вас. Старейшины ждут.

Громадная, без окон, комната внутри кургана была в самый раз под рост огир, с потолком из толстых балок более чем в четырех спанах вверху; а своими размерами скорей подходила под зал какого‑нибудь дворца. Комната, правда, казалась немного меньше, из‑за семерых огир, восседавших на возвышении прямо напротив двери, но у Ранда возникло ощущение, что он находится в пещере. Темные камни пола были ровными, хоть и большими и неправильной формы, но серые стены вполне могли оказаться нетесаным боком скалы. Грубо обтесанные балки потолка напоминали огромные корни.



Не считая стула, на котором лицом к возвышению сидела Верин, всю обстановку составляли тяжелые, с резьбой в виде вьющихся стеблей, кресла Старейшин. В центре возвышения на кресле чуть выше прочих сидела женщина‑огир, слева от нее – трое бородатых мужчин в долгополых, широких книзу куртках, по правую руку от нее – три женщины в платьях, таких же, как у нее, вышитых плющами и цветами от ворота до подола. У всех огир – умудренные годами лица и выбеленные сединой волосы, вплоть до кисточек на ушах, и все огир были преисполнены неизбывного достоинства.

Хурин без зазрения совести хлопал глазами, и Ранд чувствовал, что и сам недалек от этого. Даже в облике Верин не было той мудрости, что светилась в огромных глазах Старейшин, даже у Моргейз, в короне ее властности, даже у Морейн с ее невозмутимым спокойствием. Первым опомнился Ингтар и поклонился первым, столь церемонно, как Ранд никогда не видел, пока остальные стояли как вкопанные.

– Я – Алар, – произнесла сидящая в самом высоком кресле женщина‑огир, когда пришедшие наконец разместились возле Верин. – Старейшая Старейшин Стеддинга Тсофу. Верин поведала нам, что вам нужно воспользоваться здешними Путевыми Вратами. Да, вернуть Рог Валир, отобрать его у Приспешников Темного необходимо, это великая цель, но мы более сотни лет не позволяли никому ступать на Пути. И мы, и Старейшины любого другого стеддинга.

– Я найду Рог, – яростно сказал Ингтар. – Я должен. Если вы не разрешите нам воспользоваться Путевыми Вратами…

Когда Верин взглянула на него, он умолк, но смотрел на Старейшин набычась.

Алар улыбнулась:

– Не будь столь поспешен, шайнарец. У вас, людей, никогда нет времени поразмыслить. Верны только те решения, что приняты в спокойной обстановке, спокойным умом. – Ее улыбка сменилась серьезностью, но в голосе оставалось неторопливое спокойствие. – Опасности Путей не встретить с мечом в руке, это не атакующие Айил или рыщущие троллоки. Я обязана сказать вам: шагнуть на Пути чревато не только смертью и безумием, но вы рискуете и самими вашими душами.

– Мы видели Мачин Шин, – сказал Ранд, а Мэт с Перрином согласились. Вряд ли они сумели бы придать своим голосам жажду новой с ним встречи.

– Если потребуется, я пойду за Рогом Валир до самого Шайол Гула, – твердо заявил Ингтар. Хурин лишь кивнул, как бы подтверждая от себя слова Ингтара.

– Приведите Трайала, – распорядилась Алар, и Джуин, остававшийся у двери, поклонился и вышел. – Недостаточно, – сказала она, обращаясь к Верин, – только услышать, что может случиться. Нужно увидеть, понять сердцем.

Пока не возвратился Джуин, в комнате царило тягостное молчание, и тишина сгустилась еще более неприятно, когда за ним вошли две женщины‑огир, ведя под руки темнобородого огир средних лет, который шаркающей походкой шагал между ними, словно не вполне понимал, как следует переставлять ноги. Безвольное лицо без всякого выражения, большие глаза пусты и немигающи, они не смотрят, не видят, даже, кажется, вообще незрячи. Одна из женщин заботливо утерла струйку слюны, побежавшую из уголка его рта. Они взяли его за руки, чтобы остановить; нога его двинулась вперед, застыла в воздухе, потом со стуком упала на пол. Ему было все равно.



– Среди нас Трайал был последним, кто ходил по Путям, – тихо произнесла Алар. – Вышел он таким, каким вы его видите. Не хотите ли коснуться его, Верин?

Верин посмотрела на нее долгим взглядом, потом встала и быстро подошла к Трайалу. Он не шелохнулся, когда она положила ладони ему на широкую грудь, в глазах даже не мелькнуло проблеска сознания ее прикосновения. Зашипев, Айз Седай отдернула руки и отшатнулась, глядя на огир, потом крутанулась на каблуках лицом к Старейшинам.

– Он… пуст. Это тело живет, но внутри него ничего нет. Ничего.

На лице у всех Старейшин отражалась непередаваемая печаль.

– Ничего, – тихо повторила одна из Старейшин справа от Алар. Ее глаза будто вобрали всю ту боль, что Трайал не испытывал более. – Ни разума. Ни души. Ничего не осталось от Трайала, кроме тела.

– Он был великолепным Древопевцем, – вздохнул один мужчина.

Алар сделала знак рукой, и две сопровождающие развернули Трайала к дверям; чтобы тот сделал шаг, им пришлось его подтолкнуть.

– Мы знаем о риске, – сказала Верин. – Но, каков бы ни был риск, мы должны идти за Рогом Валир.

Старейшая кивнула:

– Рог Валир. Не знаю, какая из вестей хуже: что он в руках Друзей Темного или что он вообще найден. – Она опустила взор на ряд Старейшин; каждый поочередно кивал. Один из мужчин, прежде чем кивнуть, задумчиво подергал бороду. – Очень хорошо. Верин говорила мне, что время поджимает. Я сама покажу вам Путевые Врата.

Ранд испытал наполовину облегчение, наполовину опасение, когда Алар добавила:

– С вами юный огир. Лойал, сын Арента, сына Халана, из Стеддинга Шангтай. Далековато он от дома.

– Он нам нужен, – быстро сказал Ранд. Под удивленными взглядами Старейшин и Верин речь его стала медленней, но он упрямо продолжил: – Нам нужно, чтобы он шел с нами, и он сам этого хочет.

– Лойал – друг, – сказал Перрин, а Мэт в то же время сказал:

– Он никому не мешает, даже наоборот, он для нас важен.

То, что пристальное внимание Старейшин переместилось на них, ребятам пришлось очень не по душе, но они не дрогнули.

– Есть какая‑ни6удь причина, чтобы он не мог идти с ними? – спросил Ингтар. – Как говорит Мэт, перед трудностями Лойал не пасует. Не знаю, нужен ли он нам, но раз он хочет идти, так почему?…

– Он нам нужен, – ровным тоном перебила Верин. – Не многие ныне знают Пути, но Лойал изучал их. Он способен расшифровывать Указатели.

Алар оглядела каждого по очереди, затем принялась изучать Ранда. Она смотрела на него так, словно знала, в чем дело. Такой вид был и у всех Старейшин, но она словно понимала более всех.

– Верин говорит, ты – та'верен, – произнесла она наконец, – и я чувствую это в тебе. Последнее означает, что ты поистине должен быть очень сильным та'верен, поскольку Таланты в нас слабеют, если вообще проявляются. Так ты затягиваешь Лойала, сына Арента, сына Халана, в та'марал'айлен, в Паутину, что Узор сплетает вкруг тебя?

– Я… я просто хочу найти Рог и… – Ранд умолк, не договорив фразу до конца. Про Мэтов кинжал Алар не упомянула. Он не знал, рассказала ли Верин о кинжале Старейшинам или же по какой‑то причине умолчала. – Он мой друг, Старейшая.

– Твой друг, – промолвила Алар. – Согласно нашим понятиям, он еще юн. Ты тоже юн, но ты – та'верен. Ты присмотришь за ним, а когда сплетение завершится, ты проследишь, чтобы он благополучно вернулся домой, в Стеддинг Шангтай.

– Присмотрю, – сказал ей Ранд. Было в этом какое‑то ощущение, что он берет некое обязательство, дает клятву.

– Тогда пойдемте к Путевым Вратам.

Все потянулись к выходу, во главе шагали Алар и Верин. Когда они вышли из зала Старейшин, то поджидавший у кургана Лойал неуклюже встал на ноги. Ингтар велел Хурину сбегать за Уно и солдатами. Лойал настороженно посмотрел на Старейшую, потом отстал с Рандом в хвост процессии. Женщины‑огир, наблюдавшие за Лойалом, куда‑то исчезли.

– Старейшины обо мне что‑нибудь говорили? Она?… – Он уставился в широкую спину Алар, когда она распорядилась Джуину привести лошадей. Джуин еще пятился, кланяясь, а Старейшая уже шагала вместе с Верин дальше и тихо беседовала с Айз Седай, склонив к ней голову.

– Она просила Ранда заботиться о тебе, – напустив на себя важный вид, заявил Лойалу Мэт, – и проследить, чтобы тебя благополучно отвели домой, как ребенка, за ручку. Не понимаю, почему бы тебе не остаться тут и не жениться.

– Она разрешила тебе идти с нами. – Ранд глянул на Мэта, отчего тот сдавленно захихикал. Смех прозвучал странно, особенно в сочетании с изможденным лицом. Лойал вертел между пальцев стебель с цветком верноцвета. – Ты ходил собирать цветы? – спросил Ранд.

– Мне его Эрит подарила. – Лойал наблюдал за вертящимися желтыми лепестками. – Она и вправду очень хорошенькая, даже если Мэт того и не видит.

– Так ты, значит, теперь не хочешь с нами идти?

Лойал вздрогнул:

– Что? Ох нет! То есть да. Я хочу отправиться с вами. Она просто подарила мне цветок. Простой цветок, ничего такого. – Правда, сам он вынул из кармана книгу и заложил цветок под обложку. Спрятав книгу, он пробормотал сам себе – Ранд едва расслышал: – И она сказала, что я тоже красивый. – Мэт всхлипнул и сложился вдвое, с трудом шагая дальше и схватившись руками за живот. Щеки Лойала заалели. – Ну… она так сказала. Не я.

Перрин постучал Мэту по макушке согнутыми пальцами – небольно, но чувствительно.

– Никто никогда не говорил Мэту, что он красивый. Он просто‑напросто завидует.

– Это неправда, – заявил Мэт, разом выпрямившись. – Нейса Айеллин считает меня красивым. Она сама не раз мне так говорила.

– А Нейса хорошенькая? – поинтересовался Лойал.

– У нее лицо как у козы, – вкрадчиво отметил Перрин. Мэт аж поперхнулся, попытавшись вставить возражения.

Против воли Ранд расплылся в ухмылке. Нейса Айеллин была такой же красивой, как и Эгвейн. И разговор был совсем как в старые добрые времена, совсем как дома: поддразнивания, шуточки – и ничего в мире важнее, чем смех и подтрунивания над приятелем.

Они шли по городку, и огир приветствовали Старейшую поклонами и реверансами, с интересом разглядывая гостей. Но, видя лицо Алар, заговаривать никто не решался. О том, что путники миновали границу городка, свидетельствовало единственно отсутствие курганов; огир вокруг меньше не стало, они осматривали деревья, иногда заботливо обихаживая их смолой или аккуратно действовали пилой или топором – где требовалось удалить мертвые сучья или где дерево нуждалось в большем солнце.

К отряду присоединился Джуин, он привел лошадей, чуть погодя прискакал Хурин с Уно и остальными воинами и с вьючными лошадьми. Вскоре после этого Алар указала вперед и заметила:

– Вот они, там.

Смешки тут же стихли.

Ранд удивился, но удивление было недолгим. Путевые Врата должны находиться вне пределов стеддинга – Путям ведь дало начало Единая Сила; они не могли быть созданы внутри стеддинга, – но ничто не говорило, что отряд пересек эту границу. Затем он уловил отличие: ощущение потери, которое появилось, едва он ступил в пределы стеддинга, пропало. Теперь по спине опять пробежал холодок, но по другой причине. Вновь появился саидин. Поджидающий…

Алар провела отряд мимо высокого дуба, и за ним на маленькой прогалине стояла большая плита Путевых Врат, лицевая сторона покрыта изящной резьбой – плотное кружево виноградных лоз и листьев сотни всевозможных растений. По кромке поляны огир построили невысокую каменную ограду, которая имела такой вид, будто выросла тут, напоминая кольцо корней. При взгляде на нее Ранду стало неуютно. Через миг он понял, что корни эти наводят на мысли о ежевике и шиповнике, жгучелистнике и чесоточном дубе. Совсем не те растения, в заросли которых кому‑нибудь хотелось бы забрести.

Старейшина остановилась, не доходя до изгороди.

– Стена – дабы предупредить того, кто придет сюда. Нельзя сказать, что многие из нас это делают. Сама я не переступлю за нее. Но вы можете.

Джуин держался дальше от Врат, чем Алар; он стоял в стороне и все утирал руки о перед своей куртки, и на Путевые Врата и смотреть не желал.

– Спасибо вам, – сказала Верин Старейшей. – Нужда велика, иначе я не просила бы.

Ранд напрягся, когда Айз Седай перешагнула через ограду и приблизилась к Путевым Вратам. Лойал глубоко вздохнул и забормотал. Уно и солдаты заерзали в седлах и потянулись к мечам. На Путях не было ничего, против чего пригодился бы меч, но прикосновение к оружию убеждало воинов, что они готовы ко всему. Спокойными казались лишь Ингтар и Айз Седай; даже Алар стиснула юбку пальцами.

Верин выдернула лист Авендесоры, и Ранд подался вперед. Он осознавал желание обратиться к пустоте, чтобы, если понадобится, суметь дотянуться до саидин.

Под неощутимым ветерком шевельнулась растительность, вырезанная на Путевых Вратах, затрепетали листья, когда по центру монолита вскрылась щель и две створки начали распахиваться.

Ранд пристально всматривался в появившуюся брешь. Там не было тусклого серебристого отблеска, лишь мрак чернее смоли.

– Закрывайте их! – выкрикнул он. – Черный Ветер! Закрывайте!

Верин бросила всего один пораженный взгляд и тотчас воткнула трехконечный лист обратно, в гущу всевозможных листьев; он остался там, когда она убрала руку и попятилась к ограде. Едва лист Авендесоры вернулся на место, как Путевые Врата сразу начали закрываться. Щель исчезла, лозы и листья слились, скрывая черноту Мачин Шин, и Путевые Врата вновь стали всего лишь камнем, хотя и камнем, вырезанным в таком близком сходстве с жизнью, с живыми растениями, которое казалось почти невероятным.

Алар испустила прерывистый выдох:

Мачин Шин. Так близко!

– Он не пытался выйти, – сказал Ранд. Джуин издал сдавленный стон.

– Я же говорила вам, – сказала Верин. – Черный Ветер – создание Путей. Он не может их покинуть.

Голос у Айз Седай был спокойным, но она по‑прежнему вытирала ладони о свою юбку. Ранд открыл рот, но потом передумал.

– И тем не менее, – продолжила она, – меня удивляет, что он тут объявился. Сначала в Кайриэне, потом здесь. Странно…

Искоса Верин кинула на Ранда быстрый взгляд, отчего тот вздрогнул. Взгляд был таким молниеносным, что вряд ли его заметил еще кто‑то, но Ранду казалось, что он связывает его с Черным Ветром.

– Никогда прежде не слышала о таком, – медленно вымолвила Алар, – чтобы Мачин Шин поджидал, когда откроют Путевые Врата. Он всегда бродил по Путям. Но минуло много лет, и, возможно, Черный Ветер испытывает голод и надеется подловить кого‑нибудь, неосторожно вошедшего в ворота. Верин, вне всяких сомнений, вам этими Путевыми Вратами не воспользоваться. И какой бы великой ни была ваша нужда, не могу сказать, что сожалею о таком исходе. Отныне Пути принадлежат Тени.

Ранд насупленно смотрел на Путевые Врата. Неужели он явился сюда вслед за мной? Слишком много вопросов. Фейн приказал Черному Ветру? Верин утверждает, что это невозможно. И зачем Фейну требовать, чтобы Ранд отправился за ним, а потом пытаться остановить его? Ранд знал одно: посланию он верит. Нужно идти на Мыс Томан. Даже если они завтра найдут под кустом Рог Валир и кинжал Мэта, он все равно должен идти туда.

Верин стояла, задумавшись, взор устремлен в никуда. Мэт сидел на ограде, уронив голову на руки, и Перрин озабоченно смотрел на него. Лойал, казалось, испытывал облегчение оттого, что им не удалось воспользоваться Путевыми Вратами, и стыд за это облегчение.

– Тут нам делать нечего, – заявил Ингтар. – Верин Седай, я следовал за вами вопреки своему убеждению, но больше идти за вами не могу. Я намерен вернуться в Кайриэн. Бартанес мне скажет, куда отправились Приспешники Тьмы. Как‑нибудь я заставлю его сказать мне об этом.

– Фейн ушел на Мыс Томан, – устало заметил Ранд. – И там, куда он ушел, – и Рог, и кинжал.

– Я считаю… – без охоты протянул Перрин. – Я считаю, мы могли бы и другими Вратами воспользоваться. В другом стеддинге?

Лойал погладил подбородок и быстро заговорил, будто стараясь сгладить впечатление от своего облегчения за неудачу тут.

– Стеддинг Кантойн лежит сразу за Рекой Иралелл, а Стеддинг Тайджин восточное его, на Хребте Мира. Но Путевые Врата в Кэймлине, где была роща, ближе, а из прочих ближе всего Врата в роще у Тар Валона.

– Какими бы Путевыми Вратами мы ни попытались пройти, – отсутствующим тоном произнесла Верин, – боюсь, мы и там обнаружим притаившийся Мачин Шин. – Алар с вопросом в глазах посмотрела на нее, но Айз Седай больше во всеуслышание ничего не добавила. Вместо этого она тихо забормотала, качая головой, будто споря с собой.

– Что нам надо, – робко промолвил Хурин, – это один из тех Портальных Камней. – Он поглядел на Алар, потом на Верин, и, раз никто из них не велел ему замолчать, он продолжил, все более и более уверенно: – Леди Селин говорила: те, прежние, Айз Седай изучали те миры, и так они узнали, как сотворить Пути. А в том месте, где мы были… вот там всего за два дня… да нет, меньше, мы одолели сотню лиг! Если мы сумеем использовать Портальный Камень и отправиться в тот мир или в какой‑нибудь с ним схожий, ну, глядишь, за неделю‑другую доберемся до Океана Арит и вернемся обратно прямиком на Мыс Томан. Может, и не так быстро, как по Путям, но все равно это куда лучше и осмысленней, чем просто скакать на запад. Что скажете. Лорд Ингтар? Лорд Ранд?

Ему ответила Верин:

– То, что ты предлагаешь, нюхач, может, и выполнимо, но надеяться найти Портальный Камень… все равно что надеяться, вновь открыв эти Врата, обнаружить, что Мачин Шин пропал. Ни одного Камня ближе, чем в Айильской Пустыне, я не знаю. Правда, можно вернуться в Кинжал Убийцы Родичей, если ты, или Ранд, или Лойал считаете, что сумеете вновь отыскать тот Камень.

Ранд посмотрел на Мэта. Когда разговор зашел о Камнях, он с надеждой поднял голову. Несколько недель – так сказала Верин. Если просто поскакать на запад, то Мэту не увидеть Мыс Томан, он не доживет до того дня.

– Я смогу его отыскать, – неохотно признался Ранд. Ему было стыдно. Мэт скоро умрет. Рог Валир у Друзей Темного, Фейн готов разорить Эмондов Луг, если за ним не пойти, а ты боишься направлять Силу. Один раз – туда добраться, и один раз – вернуться. От двух раз с ума не сойдешь. Правда, на самом деле юношу испугало другое. При одной мысли о том, чтобы опять направлять, в душе Ранда вспыхнуло нетерпеливое желание, стремление вновь ощутить наполняющую его Силу, почувствовать себя поистине живым.

– Не понимаю, – медленно сказала Алар. – Портальными Камнями не пользовались с Эпохи Легенд. Мне казалось, что нет никого, кто еще знает, как с ними обращаться.

– Коричневым Айя известно многое, – холодно заметила Верин, – и мне известно, как можно воспользоваться Камнями.

Старейшина кивнула:

– Воистину, в Белой Башне есть чудеса, о которых мы и не грезили. Но, раз вы умеете обращаться с Портальным Камнем, незачем скакать к Кинжалу Убийцы Родичей. Неподалеку от того места, где мы стоим, имеется Камень.

– Колесо плетет, как угодно Колесу, и в Узоре есть все, что нам нужно. – С этими словами рассеянное выражение слетело с лица Верин. – Ведите нас к нему, – оживившись, сказала она. – Мы и так уже потеряли слишком много времени.

 








Date: 2015-11-15; view: 45; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.016 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию