Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Ночь на 15июля 2010 года





 

Специальный агент ЦРУ Кевин Ди Бейкер замер на месте, словно статуя темным выделяясь на фоне более светлого неба.

— Скажи своему — пусть замрет. Он на прицеле, ты тоже.

— Дик, спокойно. Не стрелять — негромко сказал Ди Бейкер.

Собака рванулась с поводка молча, лишь захрипела, когда ремешок перетянул горло — задыхаясь, она рвалась вперед, желая вонзить зубы в горло врага.

— Кто ты?

— Баакуба. Шейх.

— Маршалл?

— Он самый. Два шага назад.

— Ты один?

— Угадай с трех раз. Оружие есть?

— Да.

— Не дергайся. Бросать не требую, но ты знаешь, как я умею стрелять.

— Знаю.

— Здесь можно где-то поговорить?

— Да, в доме.

— Ищи дураков в зеркале. Сейчас я встану, и мы медленно пойдем от дома. Ты делаешь шаг — и я делаю шаг. Второй остается здесь. В ваших интересах — не делать лишних движений, соображаешь?

— Соображаю. Кажется — мы на одной стороне.

— Уверен?

— Ты здесь хозяин?

— Нет.

— И я тоже — нет.

— Ночные облеты здесь не практикуются.

— Не знаю. Но торчать на открытой местности здесь не рекомендуется, что днем что ночью.

— Учту. Пошли.

Это был самый опасный момент. Могу ставить сто долларов против десятки — что на машине он приехал не один. И под прицелом снайпера будет не только он — но и я. А их снайпер — может и сглупить, нервы сейчас у всех не железные.

Я поднялся из травы, подставляясь как мишень — единственный из всей четверки. Про то что рядом еще и сержант — будем надеяться они не знают.

— Я под прицелом?

— А сам как думаешь?

— Скажи, чтобы не делали глупостей.

— Не делай глупости сам. Сейчас ты как раз делаешь одну.

— Во всем мире я доверяю только двум людям. Один из них — это я. Второй — не ты. Пошли. Медленно и спокойно.

Собака рвалась с поводка — но ее хрипение отвлекало внимание и позволяло затаиться сержанту Родерику. Они знают, что у нас есть снайпер — но они не знают о стрелке, который затаился буквально у них под носом.

Шаг. Еще шаг.

— Мы как в танце. На выпускном — сострил Ди Бейкер.

— Остается только решить, кто из нас этим вечером лишится девственности.[40]



— Брось. Мы давно уже не целки.

— Я закурю?

— Не стоит. Береги здоровье — рак легких сейчас лечить некому. Да и сигарет скоро не будет — некому их выпускать. Или у вас — есть?

— Стой. У кого это — у вас.

— Это ты мне скажи.

— Может хватит играть в кошки-мышки капитан? — разозлился Ди Бейкер, но я знал сотрудников ЦРУ, работал с ними и знал, как они могут играть роли и насколько им можно верить — ты сейчас на службе?

— На службе. А ты?

— И я тоже. Вопрос в том кому мы служим. Законной власти нет, ты это понимаешь.

— Понимаю. Так кому ты служишь?

— Тем, кто еще сопротивляется.

— Конкретнее. Кому сопротивляется?

— Узурпаторам. Убийцам.

— Громкие слова.

— От тебя я не услышал ни одного. Кому служишь ты?

Смысл скрывать? Все равно — узнает рано или поздно, если не говорить — то смысл разговора вообще.

— Вооруженная милиция Техаса.

— Ты считаешь это законной властью?

— Другой нет. Помнишь, что сказано в декларации независимости? Если же данная форма правительства становится гибельной для этой цели, то народ имеет право изменить или уничтожить ее и учредить новое правительство, основанное на таких принципах и с такой организацией власти, какие, по мнению этого народа, всего более могут способствовать его безопасности и счастью. Ты воспользовались этим правом.

— Ты считаешь, что наше правительство было гибельным для вас?

— Оглянись вокруг.

— Кто у вас командующий?

— Не так быстро. Так на кого работаешь ты?

— На тех, кто противостоит безумию. Добро пожаловать в новые Соединенные штаты Америки, капитан Маршалл, страну беззакония и террора. Может быть, пройдем в дом и там я все расскажу? Последние новости.

— Люблю свежий воздух.

— Тогда останемся здесь. Кстати — ваш брат добрался до вас, капитан? Судя по тому, что вы здесь и с оружием, а не бродите в поисках относительно свежего мяска — добрался. Кстати — ты кажется покусан.

Я вздрогнул — пробили меня неожиданно. ЦРУ есть ЦРУ.

— Покусала меня собака, набрел на собак в лесу. Да и к тому же — я несовместим. Знаете что это такое?

— Да. Не всем Господь дал второй шанс — и надо постараться его оправдать, а не целиться друг в друга. Теперь слушайте…

 

История выходила весьма и весьма интересной. Если верить Ди Бейкеру — он, и еще некоторое количество людей были в Вашингтоне до конца. Видели все что там происходило — а происходило там чертовски много всего. При нем произошло непонятное и вызывающее массу вопросов убийство президента, при нем власть в стране перехватила ФЕМА, при нем в стране попытались ввести диктатуру. При нем же — начались случаи заражения, но они не знали, что происходит и потеряли немало людей от этого. По его словам — люди взбесились совсем неожиданно, набрасывались на других людей и вели себя как безумные.

Как только брат понял, что происходит — они каким-то образом, непонятно каким раздобыли какое-то количество вакцины и провакцинировались — перед этим они потеряли до половины своей группы. Группа эта создавалась в спешке из тех, кто был под рукой и не попал под удар в основных, известных всем зданиях. По словам Ди Бейкера — и Лэнгли и Пентагон и центр Вашингтона с его правительственными зданиями очень быстро отрезали и попытались взять штурмом. Попытались — потому что им это удалось не сразу, а по Пентагону даже наносились удары авиацией, причем — армейской авиацией. Значит — у заговорщиков была какая-то поддержка в армии. Часть армии — на их стороне.



Выйдя из Вашингтона, они разделились на несколько групп — часть ушла на Западное побережье, часть — попыталась прорваться на Юг, к нам. Часть попыталась действовать в центральных штатах, в частности — в хорошо прикрытых от возможных диверсионных вылазок авиабазах,[41]где размещались немногие оставшиеся у нас стратегические ракеты. Последнее что они поняли — зараза расползлась по всему миру, и надо временно вывести из строя систему командования STRATCOM. О том — было ли выполнено это задание — физически уничтожить пусковые комплексы ракет — Ди Бейкер не знал.

— То есть как — физически уничтожить? Вы что, собрались взрывать ракеты в шахтах?

— Зачем? Нужно просто уничтожить блок наведения на цель — он размером с автомобильный телевизор. Если этот блок уничтожен — ракета становится ни на что не годна ее можно только подорвать на месте. Но кому и зачем это надо.

— А если снять боеголовку и использовать ее как фугас? Доставка — автомобилем в нужный район…

— Без кодов?

— Любой грамотный специалист без труда обойдет эти коды — не расколет, а именно обойдет. То есть выстроит временную линию подрыва — напрямую.

— Тогда он выведет из строя боеголовку. Система подрыва — чрезвычайно точная вещь, синхронность подрыва должна быть соблюдена до миллионных болей секунды, иначе цепной реакции не последует и будет не взрыв, а пшик. У них нет ни специалистов, ни оборудования такого уровня, чтобы воспроизвести схему подрыва напрямую.

— Надеюсь, что ты прав…

Опять таки, если верить Ди Бейкеру, из того множества частей, что были расквартированы Форт Брэгге, большая часть находилась в Ираке, Афганистане и Йемене, меньшая часть заразилась, еще меньшая — перешла на сторону тех кто это все устроил, и совсем крошечная — скрывалась сейчас на местности, просо пытаясь выжить. Как и они — связи у них были, но организованного сопротивления никто не оказывает.

— Ты знаешь, где находятся эти, кто все это устроил?

— Нет.

Это могло быть как правдой, так и ложью.

— Поддержка здесь какая-то есть?

— Может да — а может и нет.

Обижаться за такой ответ было бы глупо.

— Что ты делал здесь?

— Здесь живет семья, которая умудрилась выжить в этом мире. Так получилось — что глава семьи бывший полицейский. Я вошел к ним в доверие.

— С целью?

— Мне нужны какие-то опарные пункты.

— Для чего?

ЦРУшник задумался — и это подтолкнуло меня к мысли, что он не врет. Мы все, осколки старого мира, внезапно попавшие в новый, жестокий и страшный, залитый кровью и воняющий тухлятиной, в душе не желаем признавать, что старый мир мертв, и действуем, по сути, по его законам. Куда иду сейчас я? К вымершей военной базе, проведать своих, которых, наверное, уже не осталось в живых. Грохнуть того, кто все это затеял? А зачем? Это что-то изменит? Это вернет тот мир, который умер в одночасье, с Макдональдсом, ипотекой и семейными пикниками? Ради справедливости? Не кажется ли вам, что это слово потеряло свое значение среди мертвых пустошей, населенных озверевшими, сбившимися в стаи собаками-людоедами и в погребенных мертвечиной городах? Тот кто это устроил превратился в еще одного феодального князька, просто он сильнее всех потому что готовился заранее. И только. Ради чего мы идем и ради чего собираемся подставить свои головы за право сделать выстрел и убить убившего мир изувера. Может просто — попытаться выжить в этом мире?

Вот и Ди Бейкер действует так, как привык — создает сеть поддержки, какую-то агентуру. Не понимая, что этим уже ничего не изменишь.

— Твои планы на будущее?

Создать сеть. Опираясь на нее работать. В ответ, капитан — где ваши ближайшие территории?

— Техас наш. Флорида, Майами — опорные пункты. Не более.

— Как думаете дальше?

— По обстановке. А вы?

— Не мой уровень. Тоже — по обстановке.

— Ты понимаешь, что если вы там, а они здесь — надо ждать удара?

— Понимаю. К нему уже готовятся. И к ответному — тоже. Поможешь? — я все таки решил поверить.

— Если ты перестанешь делать глупости.

 

Собрались на первом этаже дома, он назывался ground floor и был даже не на земле — а под ней. Обычный этаж с котлом, иногда здесь все таки нужным — работал он на топливных гранулах и на кизяках — сушеном коровьем дерьме, о чем мне с гордостью поведал хозяин — и был завален старыми вещами, которых в доме, где в течение нескольких поколений жила среднестатистическая американская семья — накапливается предостаточно. За последнее время здесь разобрались — здесь семья жила, здесь и пряталась.

— Они приходили?

— Было дело… — недовольно проговорил хозяин дома, кряжистый, степенный ирландец, поглаживая приклад Ремингтона.

— И что? Что-то попытались отнять?

— Нет. Просто предупредили что опасно, поснимали все на камеру и уехали. Сказали — что представляют ФЕМА, так их мать. Не верю я всем этим вашингтонским организациям. Хуже здесь другое…

Значит — те, кто это все устроил — действовали от имени законной власти. ФЕМА — достаточно надежное прикрытие.

— Был кто-то еще?

— Из крестников. Макс Гордон — ему судья Нуз двадцатку впарил. А недавно заявился, с дружком и со стволами. Ему ж еще лет десять оставалось как минимум. Похоронили…

— Бандитов много?

— Есть. И эти… выходят.

Кто такие «эти» понятно было и без объяснений.

— Быстрые? Или полудохлые?

— Да всякие. Один в корову вцепился… тварь, забить пришлось.

— А корова?

Экс-полицейский внимательно посмотрел на меня.

— Сэр, вы ее едите.

Черт, а если корову задрал одержимый — ее можно есть? Или нет. Я не про этические, я про медицинские ограничения.

— Сэр, там откуда вы прибыли — там сохранилась власть?

Те, кто собрался в этом подвале — с надеждой смотрели на меня. Семья, двое работников один из которых тоже с семьей. Тяжело жить в обстановке безвластия и беспредела — признаю.

— Кое-какая есть. Называется — «свободная территория Техаса».

Это я выдумал на ходу. Странно — но так потом и а самом деле стал называться Техас.

 








Date: 2015-11-13; view: 38; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.038 sec.) - Пожаловаться на публикацию