Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







Фрагмент картины Аверьянова «Бой под Малоярославцем» где изображен подвиг отца Василия (Василевского) ведущего за собой солдат его девятнадцатого Егерского полка





Скончался он в 1813 году, от полученных ран, во Франции, когда война была практически закончена, и свой долг в этом походе он выполнил сполна…

Можно вспомнить подвиг отца Иоанна (Телечкина), священника 240го пехотного Варского полка, который в Первую мировую войну, в критический момент, с крестом в руках вышел на передовую, воодушевив бойцов и, тем самым, решив исход боя.

Иеромонах Феликс, видя колебания солдат под шквальным огнем неприятеля, поднял крест и пошел вперед, увлекая за собой солдат (этот бой, кстати, помог выйти Первой русской армии из окружения и сохранить тысячи человеческих жизней).

Иеромонах Евтихий (Тулупов), летом 1915 года повел солдат на прорыв из окружения, идя впереди полка с поднятым крестом (Был в том бою смертельно ранен. Орден св. Владимира 4 степени получил посмертно…)

Огромное количество священников погибло, выполняя свой пасторский долг. Сотни искалечены, отравлены газами, умерли от ран…

На всю армию был известен подвиг протоиерея Могилевского полка отца Иоанна (Пятибокова). Во время штурма турецких батарей в 1854 году, когда под ужасающим артобстрелом русские полки дрогнули, отец Иоанн возложил на себя епитрахиль, взял в руки наперстный крест и пошел впереди солдат… В тот день священник получил две контузии в грудь, от креста была отбита левая сторона, а епитрахиль отца Иоанна была в клочья посечена картечью. Отца Иоанна наградили орденом св. Георгия 4 степени.

Тем, кто захочет узнать больше о подвигах и быте полковых священников я рекомендую замечательную книгу К.Г. Капкова «Памятная книга Российского военного и морского духовенства». Читается она как занимательный роман а по информационной насыщенности заслуживает поклона автору за этот труд.

Отец Лаврентий (Сушинский) участвовал в легендарном переходе Суворова через Альпы (награжден наперстным крестом). Протоиерей Домиан (Борщ) во время осады Севастополя, под пулями неприятеля, вытаскивал с поля боя раненных солдат. По словам очевидцев, когда заканчивались бинты, священник рвал для перевязки свою рубаху, рясу – лишь бы не дать солдатам истечь кровью. Был неоднократно ранен и контужен. Был с полками во множестве сражений и походов. На пули и снаряды просто не обращал внимания, занятый выполнением своего пастырского долга. (Награжден двумя наперстными крестами. Один – на «георгиевской» ленте. Орденами св. Анны 3 и 1 степеней, палицею, митрой и множеством прочих наград. )

(Протоиерей Дамиан Амвросиевич Борщ – уже после войны, и назначения настоятелем Санкт-Петербургского Адмиралтейского собора, и благочинным С-Петербургских и Новгородских церквей армейского ведомства. Фото из журнала "Разведчик" за 1896 год)

Во время взятия Измаила войсками Суворова, командир Полоцкого полка был убит и полк дрогнул, отступая. Тогда протоиерей Трофим (Куцинский), подняв крест с изображением Христа, крикнул: «Стойте! Вот ваш Командир!» и первым полез на крепостной вал. Крест был пробит двумя пулями, сам священник контужен, но Измаил пал…

Священник был примером для солдат во всем: в вере и знаниях, нравственности и отваге, в жизни мирной и «походной» …

(Фото отца Андрея (Малова)

Священник Малов возглавил атаку при взятии Ташкента в 1865 году, поведя солдат за собой на штурм крепостных стен. Эта атака определила победу русских солдат над превосходящими силами кокандского хана. На тот момент ему было 50 лет… Впоследствии еще не раз вел в бой за собой солдат, переламывая ход сражений и тем самым сохраняя солдатские жизни.Награжден орденом Святой Анны с мечами "за ободрение солдат под огнем неприятеля". Орденом Святого Владимира «с мечами» - за штурм крепости Ниазбека, во время которого он опять вел за собой солдат.

В апреле 1904 года, совершил свой подвиг священник 11-го Восточно - Сибирского стрелкового полка о. Стефан (Щербаковский).В бою под Тюренченом, у реки Ялу, с пением «Христос воскресе» батюшка пошел в атаку во главе знаменной роты, лишившейся командира. На поле боя был дважды ранен… По выздоровлению приставлен к офицерскому Георгиевскому кресту. Отличался о. Стефан Щербаковский и в последующих сражениях полка. За свою службу в годы Русско-японской войны он был награжден орденами святого великомученика Георгия Победоносца 4-й степени, св. Владимира «с мечами», св. Анны, 2 степени «с мечами», золотым наперсным крестом на Георгиевской ленте. В Первую мировую, за бои 30 июля 1914 года у деревни Ваббельн и 6 августа 1914 года при деревне Каушен о. Стефан был удостоен ордена святого Владимира 3-й степени «с мечами», а за бой 24 сентября представлен к ордену святой Анны 1-й степени.

(А на этой фотографии о. Стефан в госпитале с ранеными солдатами)

(А вот священник казачьего полка. Полный «Георгиевский кавалер», да еще «георгиевская медаль»!)

Я просто физически не могу перечислять все подвиги священников, совершенные ими во всех войнах, которые вела Россия. Их много. Очень много. Помянем их добрым словом. Они это заслужили…

Что бы подробнее и ярче осветить деятельность полковых священников, я специально коснулся «казуса Пересвета». («Казус» в переводе «происшествие», «инцидент»). Еще в первые века, во время гонений, христиане сталкивались с проблемой: только молиться о спасении, или все же что-то предпринимать для спасения жизни своей и своих близких? Что интересно, «жертвенности» от христиан более всего требовали (!) именно язычники и атеисты (хотя их фарисейский подход понятен…) Но как говорили древние: «Для торжества зла необходимо всего лишь бездействие добра». В свое время, такой же «французский Пересвет» - Жанна Д’Арк, на вопрос инквизиции: «Зачем ты полезла защищать страну? Разве ты не веришь в то, что Бог и без тебя бы все устроил как надо?!», ответила гениально: «Что бы Бог даровал победу, солдаты должны сражаться!».

Христианский священник приносит Богу бескровные жертвы, поэтому его руки должны быть чисты. Священнослужитель, совершивший даже непреднамеренное убийство, лишается возможности приносить Богу жертвы, снимая сан. Монах же – не священнослужитель. Он дает четыре обета: послушания (отказа от личной воли и вверения ее Богу), целомудрия (безбрачия), не стяжательства (отказа от личной собственности) и непрерывной молитвы. Он получает новое имя (как бы рождаясь заново и приобретая еще одного небесного покровителя на этом нелегком пути). При постриге в «великую схиму» (явление крайне редкое), ему вновь дается новое имя (поэтому, скорее всего, мы уже никогда не узнаем данных при рождении Пересвету и Ослябе имен. «Александр и Родион – имена данные им Сергием Радонежским при постриге в великую схиму, и носили они их чуть больше недели…) Все остальные «жизненные правила» у монахов такие же, как у обычного христианина, т. е. – Божьи Заповеди. Те, немногое, пытливые умы, все еще читающие серьезные исследования по истории России, а не только «исторические» сказки Бушкова и Акунина, еще помнят о беспримерной осаде лучшего войска Европы Троице- Сергиевой Лавры, героической осаде Соловетского монастыря и прочих, многочисленных подвигах монахов, дававших отпор врагу.

Монах – явление вообще уникальное. Как пошутил кто-то, явно хорошо разбирающийся в этом вопросе: «это казачество христианства». «Монах» - от греческого «один», «един», т.е. подразумевается, как «одинокий», так и «единый с Богом». Зародилось оно в третьем веке, и, строго говоря, «библейское» обоснование его существованию найти непросто: ни в Ветхом, ни в Новом Завете оно не упоминается. На заре возникновения монашества даже имели место интересные споры: дозволено ли человеку спасаться «индивидуально», покинув христианскую общину и мир в целом из-за понятных трудностей «идеальной жизни» в миру, или же христианин свой жизнью должен подавать пример, проповедовать Евангелие и заботиться о ближнем? Если оставить в стороне сложный ход битвы лучших умов того времени по данному вопросу, то вывод был сделан все же в пользу допустимости существования монастырей и пустынножительства. Монастырь ведь это и «лечебница для души», и дом, и даже крепость. Священник же, живет «в миру», проповедует, совершает таинства, выдерживая напор мира во всей его ярости и во всем его коварстве.

Кстати: забавно, что многие христианофобы, приводя в пример «миролюбие» буддистов, тут же, видя на экране ловко орудующего палками, ножами, серпами, и прочим, чем можно «душу в нирвану отправить», буддистских монахов, спешат записаться на курсы восточных единоборств. Я бы советовал «рекламщикам» буддийского миролюбия все же ознакомиться с историей восточных религий хотя бы «поверхностно». А то получается, что они изобретают какую-то новую религию, миру неизвестную… Но это так, к слову…

Искатели «сенсаций от истории» частенько говорят о том что личности Пересвета и Осляби выдуманы, ссылаясь на то, что не во всех летописях того времени упоминаются эти иноки. Что тут скажешь? В романах Бондарева и Васильева тоже не упоминается Зоя Космодемьянская и Александр Матросов… Тем, кто считает, что это «русские легенды», советую ознакомиться с трудами хронистов того времени Иоанна Пошильге, Линдерблата, Дитмара Любекского, Альберта Кранца, с ганзейскими и булгарскими летописями. Но больше всего забавляют ссылки на то, что Ослябя упоминается и в более поздних исторических летописях. А ведь историкам хорошо известно, что род Осляби (должен признаться, что правильно имя Ослябя будет склонять так же, как слово «дитя»: дитятя, дитяте и т.д. Я же сознательно делаю эту ошибку, что б не смущать читателя), нёс редкое и почетное послушание по охране князей и священнослужителей Руси. Согласно легендам, раненого Дмитрия Донского кто-то вынес с поля боя и укрыл, бесчувственного, в роще неподалеку. Можно смело предположить, что Ослябя с честью выполнил свой долг, и поручение Сергия Радонежского. А тело его (как и тело Пересвета), было похоронено не на поле боя, а перевезено в Москву и погребено рядом с храмом Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове. А имена телохранителей из рода Осляби (Родион, Андрей, Иаков и др.) встречаются на протяжении десятилетий после Куликовской битвы.

Согласно легенде, накануне сражения Александр Пересвет молился в часовне Димитрия Солунского, располагавшейся в 40 км от Куликова поля и в 7 км от города Скопина. Там святой и оставил свой монашеский посох, изготовленный из яблони.

(Посох из яблони, принадлежавший Пересвету. Перваночальная высота составляла более 170 сантиметров (был урезан), вес был около трех кг. Что интересно - сами музейщики в его подлинности не сомневаются… Интересно, как они трактуют поговорку: «Собака на сене»?)

И снова о наболевшем…«… В Москве во время празднования 626-й годовщины Куликовской битвы была запланирована передача посоха героя сражения святого Александра Пересвета из музея "Рязанский кремль" Святейшему патриарху Московскому и всея Руси Алексию II. Однако накануне глава Федерального агентства по культуре и кинематографии (ФАКК) Михаил Швыдкой реликвию передать отказался. Одновременно стало известно, что патриарх в намеченных торжествах участия не примет…»

… В 128 письме Василия Великого говориться: «Убийства, совершенные на войне, наши отцы не считали убийствами: по-моему, они хотели наделить прощением тех, кто воевал во имя благоразумия и любви Но возможно им (воинам) надо посоветовать воздерживаться от причастия всего на три года, так как у них не чистые руки» (Впрочем и это, по толкованию духовных писателей не закон, а рекомендация)

Знаменитый Тертуллиан был категорически против воинской службы христиан. Но надо учитывать, что в армии того времени существовало строгое (под страхом смертной казни) правило совместных молитв солдат всем (!) богам. Сам Тертуллиан, в одном из своих трактатов приводит в пример солдата-христианина, отказавшегося возложить на свою голову лавровый венок (языческий ритуал) и осужденного за это на смерть. Тертуллиан был истинным христианином, но сей «неистовый муж», как называли его собратья, еще не имел тысячелетнего опыта жесточайшего вырезания христианских общин. Он был свидетелем трудного, но все же рассвета христианства. А вот Афанасий Великий, имевший возможность видеть уничтожение христиан в течении последующих лет, писал (не менее жестко!), уже совсем иное: «К разным случаям жизни имеем разный подход, в зависимости от конкретных обстоятельств: непозволительно убивать, но убивать на поле брани законно и достойно похвалы.»

Нам, едва не уничтоженным фашистским планом «Ост» должно быть это понятно: убивать нельзя, но нельзя и быть пассивным соучастником убийства. Это ж кем надо быть, что б стоять в стороне и смотреть как жгут, расстреливают, вешают, уничтожая целые нации?! Это как-то плохо состыковывается с понятием «христианин», зато хорошо состыковывается с другими понятиями, которые я приводить здесь не буду…

Интересный спор на эту тему описывает знаменитый греческий канонист Феодор Вальсомон. В результате этого спора, павших на поле брани «за веру и Отечество» было решено причислять к мученикам, достойными наград.

А вот что говорит по этому поводу св. Филарет Московский (Дроздов): «Господь, нарицаемый Богом мира, нарицает Себя также "Господом воинств". Бог "научает руки" верных Своих "на ополчение, персты их на брань" (Пс. 143, 1). Авраам, образец кроткой веры, не воевал ли за своих родных и за союзных царей? Не войной ли, по повелению Божию, народ Божий приобрел землю Обетованную? Не Ангел ли Божий сделал гумно Гедеона военно-учебным поприщем и сильным небесным словом образовал его для победы над мадианитянами? Дух Божий, Который носился над Давидом от дня помазания его, не управлял ли рукою его, не только тогда, когда он извлекал из десятиструнной псалтири пророчественные звуки, но и тогда, когда он победоносно стрелял в Голиафа, хотя и не из лука стрелою, а камнем из пращи? Равноапостольный Царь Константин для чего первее всего употребил крест Христов, только что им познанный? Для брани и победы. Итак: Бог любит добродушный мир, и Бог же благословляет праведную брань. Ибо с тех пор, как на земле есть немирные люди, мира нельзя иметь без помощи военной. Честный и благонадежный мир большею частию надобно завоевать. И для сохранения приобретенного мира надобно, чтобы самый победитель не позволял заржаветь своему оружию".

Существует множество примеров (от Харитона Исповедника до Серафима Саровского) когда монах или священник, будучи схваченными разбойниками не оказывали сопротивления даже под страхом смерти от побоев. Но это – личный (!) подвиг христианина. Что же касается ситуации, когда на твоих глазах убивают женщину или ребенка, а ты стоишь и надеешься на то, что вместо тебя «немощного», за них вступиться Бог, то… Лучше бы вам с Ним потом не встречаться…

Был такой интересный случай в 976 году. Правитель восточных областей Византийской империи Варда Склир поднял мятеж, захватил столицу и жизнь императорской семьи висела на волоске. Царица Зоя срочно отправила гонца к преподобному Афанасию Афонскому, в обители которого монашествовал знаменитый военноначальник Торникий. Императрица писала: «Нынче молим Вашу светлость: помогите нам вашей силой и мужеством одолеть врага и освободить столицу». Монах Торникий пытался отказаться, говоря, что ведет жизнь уже иную, на что настоятелем было сказано: «Мы все дети одного Отечества и обязаны защищать его. Наша обязанность – ограждать Отечество от врагов молитвами, но если верховная власть признает нужным употребить на пользу общую и руки наши и грудь, мы беспрекословно должны повиноваться. Если ты не послушаешь царицу, то будешь отвечать за кровь своих соотечественников, которых ты не хотел спасти, и за разорение храмов Божьих…» Поставленный во главе двенадцатитысячного войска монах Торникий одержал целый ряд блистательных побед, разгромив неприятеля и пришедших к тому на помощь «соседей», освободил столицу, спас царскую семью и вернулся в монастырь под водительство мудрого Афанасия… Интересно: знал ли эту историю преподобный Сергий Радонежский?

(А это памятник монаху на Афоне... Да-да, и афонским монахам доводилось защищать свою землю и святыни. Ибо монахов можно назвать «христианами-идеалистами», но соучастниками зла они не были никогда…)

…Дмитрий Солунский (день памяти 26октября/ 8 ноября) был одним из самых почитаемый святых на Руси того времени. (Интересный факт: взятие Олегом Вещим Константинополя, греки приписывали не воинской доблести славян, а помощи святого Дмитрия Солунского, их покровителя… Значит, в войске язычника Олега… были христиане?). Почитание его было так велико, что практически во всех монастырях древней Руси было миро от его мощей, частичка гроба или одежды. Именно благодаря этому святому было так распространено имя Дмитрий. (От татаро-монгольского игра избавил Дмитрий Донской, от польского – Дмитрий Пожарский...) Русские цари называли своих первенцем в честь этого святого, а день его памяти считался большим праздником и службу вел сам Патриарх в присутствии царя).

…В более близкое к нам время, в 1925 году, окончивший школу Сергей Извеков принял постриг с именем Платон в Сретенском монастыре Москвы. В 1941 году был мобилизован, служил в должности заместителя командира роты… А в 1971 единогласным голосованием был избран Патриархом Московским и Всея Руси, известным ныне как Патриарх Пимен.

Ставший уже легендарным (благодаря, в том числе, и замечательной книге отца Тихона (Шевкунова) «Не святые святые»), наместник Псково-Печерского монастыря Алипий, до пострига прошел боевой путь от Москвы до Берлина в составе 4 танковой армии, награжден Орденом Красной Звезды и множеством медалей…

Обратите внимание на интересный промысел: монахи, само существование которых в 3-4 веках ставилось под сомнение и служило предметом споров, нынче составили то «благодатное хранилище», из которого избираются епископы и Патриархи. (До 4 века епископы могли иметь семью).

Тема монашества вообще крайне интересна, и, если хватит сил, я к ней еще вернусь в романе «Фактотум» (есть у меня мечта: написать роман про удивительный монастырь Александра Свирского. Признаюсь, что в начале я хотел объединить в романе историю монастыря Александра Свирского и Троицкого собора под общей тематикой возрождения святынь России, но работая над материалом, понял, что его так много и он так интересен, что объединять их в один роман нельзя – получиться «солянка»).

Помянем же добрым словом удивительных монахов Ослябю и Пересвета (день памяти 7/20 сентября) и всех тех, кто не щадя ни жизни, ни даже души своей, сложил голову «за други своя», за веру и за Отечество…

А теперь вернемся к славным «измайловцам». Скучные данные и цифры оставим военным историкам, а сами заглянем в копилку доблести… и курьезов, которых, за триста лет со дня основания славного полка накопилось немало.

В далеком 1730 году, на русский престол взошла племянница Петра Первого – Анна Иоанновна, или, по меткому выражению Валентина Пикуля – «царица зраку престрашного».

(Наградной портрет Анны Иоанновны)

Восхождение ее на престол было опутано сетью интриг, и потому в рядах «старой гвардии» - Семеновского и Преображенского полка, императрица особой популярностью не пользовалась. Граф Левенвольде был назначен шефом полка. Полковник Хрущев отобрал солдат из состава ландмилиции, охранявших южные рубежи страны, роста высокого, а для пущей красы (и в отличие от остальных полков), - сплошь брюнетов со столь же черными бородами. Офицеров подобрали из числа верных императрице дворян. Командиром полка был назначен Джеймс Кейт. (На фото)

После смерти графа Левенвольде в 1733 году, императрица взяла шефство над полком лично, приняв звание полковника. С этого момента и до расформирования, шефами полка были члены императорской семьи.

Первое знамя полка было малинового цвета, с золотыми зажжёнными бомбами («гренадами») по углам а в центре – золотой вензель Анны Иоанновны, наложенный на синий Андреевский крест.

 

Численность полка на протяжении всего его существования колебалась около трех тысяч человек личного состава.

(Унтер офицер и музыкант Измайловского полка. Гравюра из Эрмитажа)

(Обер-офицер и нижние чины Лейб-гвардии Измайловского полка. 1812-1816годы.)

А в 1737 году батальон измайловцев уже участвовал в русско-турецкой войне, штурмуя крепость Очаков. Собственно говоря, штурм и начался атакой измайловцев, проявивших в том сражении чудеса доблести и героизма, за что им и выпала честь войти первыми в павшую крепость (ворота, через которые они входили с тех пор назывались «измайловскими». В следующую военную компанию, полк вновь отличился в сражении с турками (была у этого полка странная особенность – больше всего от него доставалось именно турецким войскам, считавшимися во всем мире одними из сильнейших. Даже задиристая Англия предпочитала не связываться с могучей Османской империей… Но измайловцы то ли не знали этого, то ли не верили… В общем – били.)

Через некоторое время (в декабре 1761 года) на русский престол взошел Петр Третий и начал проводить столь дурную политику, что гвардейцы, и слыхом не слыхивавшие о всякого рода «импичментах», просто проткнули дурака вилкой, возводя на престол Екатерину Вторую. Командир Измайловского полка Разумовский был один из лидеров заговорщиков, а премьер-майор полка Рословцев, собрав солдат, кратко обрисовал ситуацию, пообещав, в случае удачи, немалые «корпоративные бонусы». Прибывшая в Петербург Екатерина первым делом направилась именно к измайловцам, подтверждая обещанное Рословцевым. Полк принес ей присягу. За Измайловским полком последовали остальные, и – дело было сделано.

(Измайловский полк приносит присягу Екатерине Второй, на заднем плане виден священник полка Гусев)

 

На второй день усиленных, воистину «гвардейских» гуляний, по поводу успешной «рокировки» императоров, бравым измайловцам «отчего-то» показалось, что новая императрица в опасности (что было бы крайне прискорбно: обещанные блага еще не успели пролиться золотым дождем) и дружной толпой они бросились ко дворцу, так, как когда-то штурмовали Очаков. Придворные пытались объяснить им, что на дворе – ночь, но бравые рожи были насуплено-подозрительны и изрядно пьяны, а потому в переговоры не вступали. Пришлось выкинуть белый флаг: императрица вышла к гвардейцам.

(Екатерина в Измайловском полку)

Счастливые солдаты, побывавшие «в гостях» у императрицы, на хмельную голову решили быть вежливыми, и принялись упрашивать нанести им «ответный визит». Вдумчиво оглядев приглашающих, и вспомнив о судьбе незадачливого мужа, Екатерина согласилась, но, на всякий случай, объявила себя шефом полка. Пешком она проводила измайловцев через весь Петербург до их полковой церкви… Надо отдать ей должное: мудрая женщина, она была не злопамятна, и не только простила самодуров, но и щедро одарила их, выполнив все свои обещания. Но и измайловцы, крови своей для шефа-императрицы тоже не жалели…

В свержении императора Павла, «чудившего» не меньше своего отца, но выводов из той истории не сделавшего, измайловцы вновь принимал активное участие: шарфом задушил своего «шефа» офицер Измайловского полка Скарятин.

Александр Первый, в отличии от деда и отца, выводы сделал правильные и в отношении армии не самодурствовал, но полк все же старался держать подальше от столицы, задействованным в боевых операциях. За время его правления «спецназ императора» пролил немало крови и получил немало наград. Про легендарную «психологическую атаку» при Аустерлице я уже рассказывал, а вот за битву под Кульмом в 1813, они были награждены «железными крестами» пораженным их беспримерным мужеством Вильгельмом Третьим. (Факт малоизвестный и крайне интересный… Награждения состоялось уже после победы над Наполеоном, в 1816 году. Солдатам вручили изготовленные в Пруссии кресты из жести. Так что смело можно сказать, что одними из первых награжденных знаменитым «железным крестом», так ценимом в Германии, были русские гвардейцы… Все же Гитлер плохо знал историю…) Впрочем, по статусу хваленый немецкий крест стоял в России ниже русских орденов: Николай Первый приравнивал его к медалям…

(Картина художника Кацебу «Сражение при Кульме»)

(«Кульмский крест»)

(Памятник русским героям при Кульме)

Ну а про сражение во время Бородинской битвы и последующем разгроме французской армии и вовсе говорить не приходится – тогда полк покрыл себя поистине неувядающей славой. (И во всех этих сражениях священники плечом к плечу шли рядом с солдатами, наравне с ними получая раны и награды).

(Картина Коцебу «Измайловский полк в Бородинском сражении»)

(Памятник Измайловскому полку на Бородинском поле)

19 марта 1814 года измайловцы «бегло» осмотрели захваченный Париж и триумфально вернулись в столицу.

Да, на счету лейб-гвардии Измайловского полка и впрямь немало подвигов…

 

(Взятие Безарджика)

(Склеп-памятник с остатками русских солдат, защищавшими Шипку… Ключи от Шипки так же хранились в музее Измайловского полка, как и ключи от Никополя, Плевны, Перваз-Бахри, Баязета, Карса и других захваченных в бою крепостей и городов… В каком подвале сейчас прячут их музейщики?..)

(Взятие Баязета)

(Картина художника Ф. Рубо «Взятие Карса»)

(Взятие крепости Никополь, гравюра)

(Взятие Горного Дубняка, картина А.Д. Кившенко)

 

В мирные дни несли службу по охране Зимнего дворца

 

(Смена караула лейб гвардии Измайловского полка. Художник А. Иебенс)

(... и на манёврах. Художник – полковник Измайловского полка Бакмасон)

 

 

Храбро воевал полк и в Первую мировую, участвуя в легендарном «Брусиловском прорыве» …

(Измайловский полк на походе 1916 год «Брусиловский прорыв»)

… Вот только пока они сражались на фронте, в Петрограде был сформирован «резервный полк», успешно разагитированный печально знаменитом Климом Ворошиловым. Дошло до того, что солдаты Измайловского полка избрали К. Е. Ворошилова своим представителем в Петроградский Совет рабочих и солдатских депутатов,

(Клим Ворошилов среди «полкового комитета» Измайловского резервного полка)

По сути, от легендарного полка, на тот момент в Петрограде оставалось лишь одно название. Новобранцы, не знавшие ни традиций, ни чести, воевать не хотели, говоруны-большевики были «многообещающи» и резервный полк пал, не сражаясь. А ведь даже Ленин на тот момент признавал, что революция в России не возможна в ближайшее столетие, но Николай Второй преподнес ему исключительный подарок… Как можно было оставить в столице сотни тысяч вооруженных (!!!) новобранцев, категорически не желающих воевать?! Да еще флот, ржавеющий без дела, но зато забитый под завязку оружием и пьяными морячками (так же не желающими воевать, а желающими, согласно агитации большевиков «быть как боги»). Да это было бы чудо, если б они не восстали, требуя свобод, мира, земли, заводов и сто грамм на опохмелку… (Очень интересные и обширные воспоминания о «революционных» событиях оставили офицеры Измайловского полка П.В. Данильченко и Б.В. Фомин. Их рукописи сейчас храниться в Гос. Архиве Р.Ф.) А тут еще и царь соизволил отречься, устав от тяжелой работы. Немцы срочно перебросили в Петроград с пломбированным вагоном, в котором ехали «Ильич и К», а прибывшие чуть раньше из-за границы Бронштейны-Герши-Розенфельды уже организовывали не желающих воевать солдат в «Советы солдат и рабочих» (воевать-то этим дезертирам потом все равно пришлось… И ох как пришлось, только уже за «красных» … Но, как известно, дураки понимают все «задним умом».) Измайловские офицеры, вернувшиеся в Петроград, по военному быстро организовали тайную антибольшевистскую организацию, но, как известно, помочь это уже не могло, и офицеры приняли участие в организации Белого движения. Участвовали в Бредовском походе, во взятии Киева… По приблизительным подсчетам, в Белом движении участвовали 52 офицера Измайловского полка. 37 из них были убиты… Был среди них такой замечательный мальчишка – Василий Парфенов, 1892 года рождения. В августе 1914 поступил добровольцем в бригаду конных разведчиков Измайловского полка. Вскоре, за героизм в боях был произведен в офицеры и 1917 год встретил уже штабс-капитаном.

Вот что писали о нем современники (офицер Векслер): «...очень скоро нас представили шт.-кап. В. Д. Парфенову, который на нас, маль­чишек, произвел очень сильное впечатление: совсем молодой, лет 25, с Георгиевским солдат­ским крестом 1-ой степени. Позже мы узнали о нем следующее: перед войной, будучи сыном очень богатых родителей, он увлекался конским спортом и по-видимому на этой почве сошел­ся со знаменитым скакуном л. гв. Измайловско­го полка полковником Руммель, что и повли­яло на его решение при объявлении войны поступить добровольцем л. гв. в Измайловский полк, в команду конных разведчиков. Своей исключительной храбростью он заработал все четыре Георгиевские креста, при чем крест 1-ой степени ему пожаловал сам Государь и за боевые отличия произвел его в офицеры. Остав­ленный в полку, он в 17-м году был уже штабс-капитаном…» В октябре 1917 Парфенов вступил в тайную монархическую организацию и начал формировать Особый юнкерский батальон. Славно воевал до лета 1920 года, дослужившись до звания полковника. На момент гибели ему было всего 28 лет… Но какая жизнь!..

В 1931 году последних оставшихся в России офицеров измайловцев арестовали по обвинению в заговоре и расстреляли… С момента организования полка минуло триста лет…

Стоит вспомнить известных людей, служивших в Измайловском полку. Их много, очень много. Помимо известнейших генералов, здесь служил дед Гоголя – Иван Матвеевич Косяровский, дядя Пушкина – Василий Львович (отец Поэта – Сергей Львович был приписан к Измайловскому полку, но служить, по факту, не служил). Кстати: эти полковые «связи» помогли Пушкину упросить священников открыть все тот же Троицкий собор в час ночи для венчания его сестры Ольги.

(Ольга Пушкина-Павлищева)

Дело в том, что родители были против ее брака с Павлищевым и «посадным отцом» на венчании был сам Александр Сергеевич, благословляя сестру «Иверской» иконой Божьей матери. Свидетелями были офицеры Измайловского полка.

Так же в Троицком соборе венчался Федор Достоевский с Анной Сниткиной

 

Служил здесь и знаменитый «диссидент» Екатерининских времен Николай Новиков, книгоиздатель, журналист и масон. Николай Батюшков – отец знаменитого поэта. Иван Мережко – дед писателя и религиозного философа Дмитрия Мережковского. Иван Иванович Козлов – «русский Гомер», ослепнув и парализованный, он писал известные всему Петербургу стихи и переводил зарубежных авторов. Василий Иванович Суворов, генерал – аншеф, отец будущего фельдмаршала (Да-да, Александр Васильевич с младых лет игрался аксельбантами Измайловского полка). Композитор Николай Яхонтов, так же не избежал этого общества. Предок Патриарха Алексия Первого (Симанского) – Лука Симанский был одним из командиров Измайловского полка и героически проявил себя в компании 1812 года.

Знаменитый архитектор Николай Львов (создатель удивительного землебитного замка Приорат в Гатчине, Борисоглебского собора в Торжке и святого Иосифа в Могилева. Но мало кто знает, что был он еще поэт и художник. Именно он создал проекты новых орденов св. Владимира и св. Анны).

(Николай Александрович Львов)

Национальный герой Греции, борец за свободу своей страны А. Ипсиланти тоже начинал службу именно в Измайловском полку. «Измайловцами» были наместник Москвы князь Дмитрий Голицын и граф Петр Панин, победитель и пленитель Пугачева. В храме измайловского полка отпевали знаменитого композитора Рубинштейна. Поэт Гавриил Романович Державин был постоянным и усердным прихожанином собора, каждое воскресение отстаивая здесь долгие службы со своим семейством.

 

 

 

(Поэт Г.Р. Державин)

 

 

Николай Рязанов, организатор первой кругосветной экспедиции и основатель Российско-американской компании (вы наверняка больше помните его как главного героя оперы «Юнона и Авось», так талантливо сыгранного Караченцовым) начинал службу в Измайловском полку, и занимался охраной императрицы Екатерины Великой во время ее путешествия по Крыму 1780 года.

(Николай Петрович Рязанов)

И многие, многие другие… Их было так много, этих талантов и знаменитостей, служивших в прославленном полку, что известный советский писатель и литературовед (лауреат Ленинской и Государственной премий), доктор наук и телеведущий Ираклий Андроников, так увлеченно «доставал» своих многочисленных друзей и знакомых о «птенцах гнезда измайловского», что писатель – острослов Юрий Шанин посвятил ему забавную эпиграмму:

«Всех литархивов сторожил,

Найдет, и убедит затем он,

Что даже лермонтовский Демон

В Измайловском полку служил».

А любителям авантюрных приключений хорошо знаком «подвиг» первого русского пирата, офицера Измайловского полка Петра Хрущева. За попытку организовать переворот в пользу князя Иоанна Антоновича поручик был сослан на Камчатку, где через семь лет познакомился с молодым авантюристом Морицем Августом Беневским, с которым организовал восстание и угнал галиот «Св. Петр», прихватив казну острога, военные припасы и две пушки. С тридцатью членами «команды» они принялись бороздить моря и океаны, ввязываясь во все встречные приключения и авантюры. Он даже успел побывать капитаном французской армии и предпринять вместе с Беневским авантюрную попытку завоевать Мадагаскар! (Будете смеяться, но это им практически удалось: они организовали на острове поселение и правили от имени французского короля полтора года. Потом им это просто надоело и они отправились на поиски новых приключений. Впрочем, Бенецкий позже вернулся туда и туземцы объявили его своим королем. Он был убит на поле боя во время битвы с французами в попытке добиться независимости Мадагаскара). А Хрущев, вдоволь наплававшись и навоевавшись, соскучился по России и через русского резидента в Париже умолял Екатерину простить дурака. Императрица, как известно, злопамятна не была, и, ответив: «видимо, русак любит свою Русь», разрешила вернуться (правда, на вольное поселение в ту же Сибирь, от столицы подальше. А то с измайловцами и без того было не все просто, а уж измайловец-пират, это даже для терпеливой Екатерины - чересчур. Сегодня Мадагаскар захватит, завтра Англию – объясняйся потом с зарубежными родственниками. В ее правление бывший «измайловец» Рязанов уже умудрился во время путешествия «Юноны» и «Авось», как бы между делом, «приватизировать» у японцев пару островов, «плохо лежавших» на пути следования его кораблей… Для них – «невинные шалости», а у державы имидж портиться…)

Но об одном измайловце, прославившем полк особо и необычно, хочется и рассказать вдумчивее…

Знакомьтесь: внук Николая Первого, Великий князь Константин Константинович Романов, командир роты Измайловского полка.

Личность незаурядная. Четыре года безвылазно бороздил моря в составе команды Морского училища, реально пройдя службу от рядового матроса до гардемарина. Во время русско-турецкой войны 1877-1878 участвовал в боях, получив за отличие в боевых действиях орден св. Георгия 4 степени. С декабря 1883 года – командир Первой роты лейб-гвардии Измайловского полка. Человек огромных дарований. Забегая вперед, перечислю лишь несколько его достижений: генерал от инфантерии (инспектор Военно-учебных заведений), Президент Санкт – Петербургской Академии наук, переводчик, поэт, драматург, Председатель археологического общества, Русского музыкального общества, Петербургского яхт-клуба, и т. д. и т.п. Создатель Зоологического музея в Петербурге, переводчик на русский язык Шиллера, Гете и Шекспира. Поэт, которого даже Афанасий Фет просил «редактировать» его стихи. Человек здоровья неважного, а энергии удивительной. Многие из вас наверняка слышали романс «Растворил я окно», на стихи князя, положенные на музыку Петра Чайковского. Он мечтал: «Мне страстно хотелось бы дать посетителям театра, народную, здоровую пищу, удовлетворять их потребности в зрелищах, душу возвышающих, а не щекочущих низменные поползновения, которым, к прискорбию, потворствуют многие из современного репертуара. Хочется верить, что проповедь добра, правды и красоты в художественной форме восторжествует над гнусностями корифеев литературы» … Актуально и сегодня, не так ли? Увы, добро и чистоту и сегодня многие называют «банальностью», желая видеть нечто такое, что Князь и называл «гнусностями корифеев» …

Семь лет командовал он ротой Измайловского полка. Что бы офицеры на «зимних квартирах» не впадали в скуку и разгильдяйство, придумал проводить «вечера измайловского досуга», прославивший полк с совершенно необычной стороны. Большой поклонник литературы и театра, он решил создать из офицеров театральный кружок, названный им «Измайловский досуг» и имевший девиз «Во имя доблести, добра и красоты».

Жетон Лейб-гвардии Измайловского полка «Измайловский досуг». С.-Петербург, 1912 г. Фирма «Э.Кортман». Клейма на ушке с оборотной стороны жетона: СПб окружного пробирного управления в щитке в форме лопатки и именное клеймо «К.П». Серебро, позолота, эмаль, Утвержден Главнокомандующим войсками Гвардии и Петербургского военного округа Великим Князем Владимиром Александровичем 25 мая 1891 г. Принадлежал Ф.Ф.Кирхгофу.

«Герб» «Измайловского досуга»

Поначалу посещать какой-то там «кружок», было, прямо говоря, немного. Иногда приходило девять человек, иногда – меньше… Но князь был оптимистом. Привлекал знаменитых писателей и поэтов того времени, ободрял энтузиастов, создавал своему детищу «имидж» и дело пошло. Вот что писал князь-поэт о себе самом:

«…Но пусть не тем, что знатного я рода,

Что царская во мне струиться кровь,

Родного православного народа

Я заслужу доверье и любовь,

Но тем, что песни русские, родные

Я буду петь немолчно до конца

И что во славу матушки России

Священный подвиг совершу певца…»

А своему «детищу» - «Измайловского досугу» он посвятил не менее яркие строки:

«…не ищем мы, друзья, ни славы, ни хвалений –

Пусть безымянные в могиле мы уснем,

Лишь бы Измайловцы грядущих поколений,

Священнодействуя пред тем же алтарем,

Собравшись, как и мы, стремятся к той же цели,

В досужие часы чрез многие года

Те песни вспомнили, что мы когда-то пели,

Не забывая нас и нашего труда.

Гремите, пойте же, Измайловские струны,

Во имя доблести, добра и красоты!

И меч наш с лирою неопытной и юной

Да оплетут нежней художества цветы.»

 

Человек искренне верующий (ходил в Троицкий собор каждый день, бывало и не раз), он более четверти века работал над драмой «Царь Иудейский». Позже, восхищенный этим произведением Михаил Булгаков позаимствует у него некоторые сцены для своего романа «Мастер и Маргарита». Кстати: князь применил уникальный литературный прием, позже так же взятый на вооружение Михаилом Афанасьевичем. Дело в том, что тогда вера была еще крепка, и люди считали, что Евангельские текста могут звучать только на проповедях и богослужениях, а самого Спасителя изображать актеру – не самая хорошая идея. Так вот, в книге князя нет действующего Христа, но пьеса устроена таким образом, что все происходящее – реакция на Его жизнь и слова, а потому Спаситель словно незримо присутствует в ней постоянно. (Булгаков, работая над повестью о Пушкине, использовал тот же прием и получилось на удивление славно). Невзирая на высочайший художественный уровень и православную корректность, пьеса все же была запрещена Священным Синодом по цензурным соображениям. Исключение было сделано лишь для «Измайловского досуга», так как его участники не были профессиональной труппой. Император разрешил поставить измайловцам пьесу в Эрмитажном театре Зимнего дворца.

 

 

(Не узнали? Молодой Николай Второй посреди членов «Измайловского досуга». )

 

 

Это был взрыв! Князь Константин Константинович сам играл Иосифа Аримафейского.

 

(Князь в роли Иосифа)

Последний акт драмы заканчивается пронзительным монологом Иосифа Аримафейского, потрясенного и восхищенного свершившимся Чудом. Князь читал свои пронзительные стихи:

Тебе, Воскресшему, благодаренье!

Минула ночь, и новая заря

Да знаменует миру обновленье,

В сердцах людей любовию горя.

Храните Господа с небес

И пойте непрестанно:

Исполнен мир Его чудес

И славы несказанной.

Хвалите Господа с небес

И славьте человеки!

Воскрес Христос! Христос Воскрес!

И смерть попрал навеки.

 

Артистами были офицеры Измайловского полка. Музыку писал прославленный Глазунов (бывший в то время директором Петербургской консерватории). На женские роли были приглашены известнейшие артистки Александрийского и Малого театров. Балетный номер «Танец рабыни» исполнял балет Мариинского театра. В пьесе приняли участие более шестидесяти офицеров Измайловского полка и сыновья Великого князя.

(Сыновья Великого князя Константин и Игорь исполнявшие роли „Префекта “и „Руфа “)

(Великий князь, группа офицеров лейб-гвардии Измайловского полка и петербургских артисток в театральных костюмах.)

Восторженные рецензии на спектакль опубликовали не только Петербургские и Московские газеты, но и издания Парижа, Вены, Берлина, Лондона. Пьеса тут же была переведена более чем на десять языков мира. Успех был ошеломляющий. К сожалению, вскоре началась война и пьеса больше не ставилась. Но «Измайловский досуг» теперь знали далеко за пределами Петербурга. Князь создавал образ измайловца, как рыцаря, одинаково хорошо владеющего пером и шпагой. Традиции «Измайловского досуга» офицеры сохранили и в эмиграции: вышло несколько журнальных номеров «Измайловского досуга».

Умер князь в 1915 году, подкошенный известием о гибели сына, павшего на полях сражений Первой мировой, и был последним из династии Романовых, умерших своей смертью до революции... Еще три его сына - Иоанн, Константин и Игорь будут убиты большевиками в 1918 году. Связав им руки и оглушив обухом топора, большевики сбросят их в шахту Алапаевского рудника вместе с другими членами династии Романовых, на следующий день после расстрела царской семьи. (Именно эта организованность уничтожения династии не позволяет верить тем историкам, которые говорят о «принятии решения на местах», и уверяют, что руководство о казнях не знало). По воспоминаниям свидетелей, из шахты еще пару дней доносились молитвенные песнопения – они умирали долго… Большевики утверждали, что заключенным удалось бежать. После отступления красных, тела были извлечены. Оказалось, что сын Великого князя – Иоанн упал на уступ шахты возле Великой княгини Елизаветы Федоровны (женщины удивительной внешней и духовной красоты, основательницы Марфо-Мариинской обители, после смерти мужа ведущую подвижнический образ жизни, и отказавшейся уезжать из России со словами: «Мне нечего боятся. Я никому ничего плохого не сделала» … Она плохо знала большевиков…), и был перевязан ее апостольником. Видимо, пели они…

Сколько прекрасных людей было загублено тогда…

(Дочери Николая Второго – Великие княжны Ольга и Татьяна. Первая в форме полковника (была шефом) третьего гусарского полка, вторая в форме полковника (была шефом) восьмого Вознесенского уланского полка. Безумно жаль девочек…)

 

 

(Великая княжна Мария Николаевна Романова, Николай Второй в форме лейб гвардии Конного полка и царевич Алексей)

 

Не стоит так же забывать, что при соборе действовало общество помощи бедным, содержавшее богадельню для старушек, приют для девочек сирот (к сожалению не могу поместить здесь фото занятий девочек танцами и рукоделием – очень плохое качество), бесплатные квартиры, а с 1912 года – Братство православного воспитания детей. Все эти благотворительные общества большевики уничтожили…

Чем больше я читаю мемуаров и документов той эпохи, тем больший ужас охватывает меня: что это было? Кто были эти люди, называвшие себя «большевиками»? А ведь мы не знаем еще и десятой доли всей правды – архивы раскрыли свои глубины далеко не до конца, а правительство не торопиться подвергать пересмотру на государственном уровне «точку зрения» на события той поры…

Образ настоятеля Варфоломея в этой повести – собирательный. Это мой «благодарный поклон» всем строителям и восстановителям монастырей и соборов России. И то, что мы чудом не потеряли такую редкость как Свято Троицкий собор лейб гвардии Измайловского полка – заслуга всех его настоятелей, от первого - отца Иоанна (Назарова), до восстанавливающего ныне собор в прямом смысле «из руин» - митрофорного протоиерея отца Геннадия (Бартова). Когда, в начале «перестройки» заброшенный, ободранный, полузатопленный собор возвратили Церкви, мало кто верил, что вообще удастся его восстановить. Священники приняли интереснейшее решение: вести службы одновременно с восстановлением храма. И, по факту, выходит так, что храм строится под молитвы… Сколько бы не было совершено в соборе венчаний, крещений, сколько бы не было прочитано проповедей, как не скоро еще собиралась бы вокруг собора община, как долго не увидели бы храм жители и гости города… Восстанавливать всегда сложнее чем строить заново. А ведь настоятель, одновременно со строительством собора, искал документы по истории храма, восстанавливал разрушенную большевиками «Колону воинской славы», открывал памятник архитектору Стасову, руководил клиром (клир замечательный – не буду лукавить: их характеры я взял как «прототипы» для героев повести… ну, что делать- похулиганил немножко… Просто в жизни все намного интересней и ярче, чем придуманное искусственно), подбирал иконы, подготавливал проекты восстановления колоколов, паникадила… Я думаю, даже далекие от религии люди согласятся: собор с такой историей – это достояние Петербурга. Измайловский полк, военное духовенство, Николай Первый и Стасов, победа русского оружия, честь офицерства, «Измайловский досуг» плиты, «помнящие» Пушкина, Филарета (Дроздова), Достоевского, русских императоров… Сейчас в соборе находится удивительная и самая древняя икона «Святой Троицы» в Петербурге 1406 года (только вдумайтесь:15 век… Век свержения татаро-монгольского ига, век борьбы за свободу, век объединения земель русских в единое государство. Век Андрея Рублева и Феофана Грека, век Афанасия Никитина… Век, когда Россия приняла на себя историческую и христианскую миссию из рук гибнущей Византийской империи…). Она была украдена у людей большевиками и продана за рубеж, в частную коллекцию. На западе ей посвящено огромное количество статей и исследований. Она включена во все мировые каталоги иконописи (Говорят, ей восхищался Сальвадор Дали). В начале 2000 года икона была выкуплена на аукционе «Кристис» русскими бизнесменами и затем подарена Президентом Р.Ф. - Свято – Троицкому собору лейб гвардии Измайловского полка…. Теперь люди снова могут увидеть ее.

(Удивимтельная икона с удивительной «судьбой»)

В соборе находятся древние и почитаемые иконы, целителя Пантелеймона, Матроны Московской, Петра и Февронии Муромских, по благословению митрополита Петербуржского и Ладожского Владимира, были привезены из Иерусалима частицы мощей трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. Привезена с Афона икона Георгия Победоносца с частицей мощей святого.

Келейная икона одного из самых почитаемых в России старцев – архимандрита Псково-Печерского монастыря Иоанна (Крестьянкина) с изображением Николая Чудотворца и частицей мощей святителя. (на фото)

Уникальная икона Ксении Петербуржской, написанная с прижизненного портрета (хранящегося ныне в запасниках Эрмитажа), и много, многое другое, собранное с любовью, почтением, а главное – ради людей, сюда приходящих.


2 марта 2003 г. митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Владимир благословил возрождение при Свято-Троицком Измайловском соборе приюта на Лермонтовском проспекте для безнадзорных детей дошкольного возраста.

Еще одна приписная к Свято-Троицкому Измайловскому собору домовая церковь — св. блгв, вел. кн. Александра Невского при ТМО по психиатрии № 5. При соборе действует воскресная школа…

Но, как известно, дьявол бьет всегда в самое опасное для него, и 25 августа 2006 года в Троицком соборе вспыхнул пожар.

Трагедия страшная. Даже сложно представить себе, что тогда чувствовали священники, настоятель, прихожане, рабочие собора… Но уже на следующее утро, прямо на паперти собора служили Литургию… Вы знаете, есть люди, которых не сломить… Но вот что интересно: «благодаря» этой трагедии стали поступать новые пожертвования на восстановление (что бы не говорили, а не у всех еще зачерствели сердца даже в безумном 21 веке...), о воинском храме узнали даже те, кто до этого и слыхом не слыхивал о таком явлении как «военное духовенство» и «воинский собор». Да и сам храм проявил своеобразное «своеволие»: если б не пожар, ремонт завершился бы несколько раньше, а так получается, что собор восстановиться к круглой дате – 300летию военного духовенства… Как говорил мудрый Тертуллиан: «Случайности не случайны».

(Настоятель Троицкого собора лейб гвардии Измайловского полка отец Геннадий (Бартов) благословляет новобранцев на защиту Отечества… Традиции возрождаются…)

 

«…Нам нужно зафиксировать годы церковного возрождения в исторической памяти людей. Эти 25 лет – это с точки зрения возрождения церковной религиозной жизни феномен, которому нет равных в мировой истории…» - сказал Святейший Патриарх Московский и вся Руси Кирилл.

(Освящение знамен воинских частей уже в наше время… Традиция немыслимо прекрасная, возвращающая понимание того, Что есть воинское знамя… И, может быть, мы еще застанем то время, когда офицеры вновь захотят не «обмывать», а – освящать свои погоны…)

К нам возвращается наша история, традиции, мы снова имеем возможность безбоязненно узнавать о духовной жизни… Но какой ценой это оплачено и каких трудов это стоит сейчас…

Немало перенес на своем веку этот воинский собор… Я вчитывался в биографии священников, служивших в нем и удивлялся яркости их судеб. Иногда даже суеверная мысль возникала: они выбирали собор, или собор призывал их? Революция мало кого из них пощадила. Они выжили под пулями и осколками на фронтах и были расстреляны в своей стране… Они были живым укором как оставшимся в тылу трусам и дезертирам, так и эмигрантам-космополитам, без Родины, веры и чести…

В соборе есть икона причисленного к лику святых настоятеля Троицкого собора- протоиерея Чельцова. Большевики несколько раз арестовывали его. Невзирая ни на что, священник продолжал служить, проповедовать, уже догадываясь, какой финал готовят большевики для русской церкви. Ему довелось даже сидеть в камере смертников, ежечасно ожидая расстрела. На допросах держался достойно. Оставил удивительные воспоминания. В 1930 году вновь арестован по делу графини Зарнекау (белогвардейцам удалось выкрасть из большевистского Петрограда дочь принца Ольденбургского – сюжет достойный приключенческого романа… Если б только спасенная графиня не дала зарубежной прессе «благодарственное» интервью, в котором поименно поблагодарила всех, кто помог ей спастись. Большевики были, конечно, сволочи, но не дураки, и читать умели). Протоиерея арестовали и расстреляли вместе с еще одним священнослужителем Троицкого собора – отцом Михаилом (Николаевским), в Рождество 1931 года. По воспоминаниям красноармейцев, идя на расстрел, Чельцов пел тропари Рождеству…

(Настоятель, протоиерей Геннадий Бартов, рассказывает о подвиге отца Михаила, а священники собора держат икону, приготовленную для освящения.)

Судьбу одного из героев повести «диакона Сергия – младшего» я перенял с биографии диакона Троицкого собора Федора Ивановича Юдина. Во время Второй мировой войны он оказался на оккупированной немцами территории (служил протодиаконом при архиепископе Нарвском Павле (Ивановском). Арестован в 1944 по обвинению в измене Родине. Освобожден в 1955. В 1958 вернулся в Петербург, служил в церкви на Смоленском кладбище. С 1963 – в Троице– Сергиевой Лавре. Скончался в 1974 году, в возрасте 74 лет. Братия монастыря оставила о нем очень хорошие воспоминания. С ранней юности до самой смерти он служил Церкви и Богу… Признан «неподлежащим реабилитации» …

Увы, мне не удалось найти сведений о послереволюционной судьбе колоритнейшего протодиакона Крестовского, послужившего прообразом «отца Сергия-старшего». Да-да, это вполне реальная личность именно с таким характером, как я и описывал.(Вот он, на фото, во время службы в соборе Семеновского полка, рядом с настоятелем.)

Офицер Семеновского полка Юрий Макаров в воспоминаниях «Моя служба в старой гвардии», пишет: «Бесспорно, самой красочной фигурой нашего причта был протодиакон Николай Васильевич Крестовский. Гвардейского роста, с черной бородкой и гривой вьющихся волос, всегда веселый, с громоподобным голосом, он был любимцем полка и всего Введенского прихода. Выпить мог – море, каковое обстоятельство не могло не способствовать его широкой популярности. Он был не только добродушен, но и очень сострадателен и активно добр. Ночлежный дом, столовая и оказание всяческой помощи – находились в непосредственном его ведении, и не бывало церковной службы, чтобы, при выходе, его не ожидало несколько скудно одетых личностей. Приходская голытьба стояла за него горой. Когда его произвели в протодиаконы, он был этим очень горд и на обращение «отец диакон» отзываться перестал. Рассказывали, что какая-то старуха раз после службы долго плелась за ним по церкви, взывая:

— Отец диакон! Отец диакон!

Тот никакого внимания. Наконец, на пятый раз, Николай Васильевич наклонил голову и бархатной октавой в нижнем «до» пустил:

— Прото! — Отец диакон!

— Прото…

Наконец, старуху осенило:

— Отец протодиакон!

— То-то! — отозвался он на два тона ниже и остановился…»

В Троицком соборе он служил два года и дальнейшая его судьба мне неизвестна. Хочется верить, что большевики пощадили хотя бы его седины, но… Уж больно горячим был характер этого замечательного хулигана…

А вот образ штабс-капитана Касаткина я «составил» из судеб двух людей. Первый – председатель «двадцатки» - Григорий Александрович Толоконцев. После закрытия большевиками собора, он призывал прихожан «сплотиться вокруг церквей и не давать их закрывать». Своими ключами открыл собор, впуская верующих. Был задержан и предупрежден о «возможных последствиях» … И уже тем же вечером вновь открыл собор для людей. Два дня он открывал двери храма, прекрасно понимая на что идет. На третий день был арестован и вскоре расстрелян.

Ну а второй, чье имя и фамилию я менять не стал, был комендантом Троицкого собора уже в наши дни. Работал в храме практически с первых дней его возвращения Церкви. Работал много, не жалея себя. Последние годы болел раком. За то время, что мы были знакомы, я не слышал от него ни одного слова жалобы, хотя было заметно, что боли мучали его сильно. Помню, когда незадолго до своей смерти он повел меня по бесконечной лестнице на купола, он то и дело останавливался, собираясь с силами и перебарывая боль. Когда я не выдержал и стал требовать вернуться, он сказал: «Нет. Ты должен все осмотреть, увидеть, понять. Составить общую картину. Рассказать… Что б люди знали… Помнили… Что б больше не допустили… Это ведь больше чем история… Это та борьба, которая еще не закончилась… А если будут помнить – какой ценой заплачено за их право входить в этот храм…Тогда больше не допустят…Так что – вперед!»

 

Всем этим людям: священникам и служителям соборов, строителям и солдатам, защищавшим Веру и Отечество, отстраивающим и восстанавливающим святыни, я и посвящаю свой скромный труд… Что б помнили…

 








Date: 2015-07-17; view: 379; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.206 sec.) - Пожаловаться на публикацию