Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







ОБЛИК СОВЕТСКОГО ТРЕНЕРА





 

Успешная работа спортивного коллектива, показателем кото­рой служат победы боксеров на ринге, требует от тренера вы­сокой квалификации: он должен глубоко и всесторонне знать бокс, иметь серьезную педагогическую подготовку и обладать гибкой и разносторонней педагогической техникой.

А. С. Макаренко дал яркую характеристику требований, ко­торым должен отвечать педагог: «... уверенное и четкое знание, умение, искусство, золотые руки, немногословие и полное отсут­ствие фразы, постоянная готовность к работе — вот что увле­кает ребят в наибольшей степени. Вы можете быть с ними су­хи до последней степени, требовательны до придирчивости, вы можете не замечать их, если они торчат у вас под рукой, може­те даже безразлично относиться к их симпатии, но если вы бле­щете работой, знанием, удачей... они все на вашей стороне... И наоборот, как бы вы ни были ласковы, занимательны в разговоре, добры и приветливы, как бы вы ни были симпатичны в быту и отдыхе, если ваше дело сопровождается неудачами и провалами, если на каждом шагу видно, что вы своего дела не знаете, если все у вас оканчивается браком или «пшиком», ни­когда ничего вы не заслужите, кроме презрения, иногда снисхо­дительного и иронического, иногда гневного и уничтожающе враждебного, иногда назойливо шельмующего»... (А. С. Ма­каренко, Педагогическая поэма, изд-во «Правда», 1947).

Высокие требования, предъявляемые к каждому воспитате­лю, не должны смущать молодого тренера, а, наоборот, побуж­дать его к постоянному творческому совершенствованию, к упор­ной работе над собой. Всякая остановка, успокоение на достиг­нутом, шаблон в методах работы могут погубить даже способ­ного и энергичного педагога.

Воспитывая боксера-подростка и юношу, побуждая его со­вершенствоваться, тренер и сам не может стоять на месте; фор­мируя характеры, он формируется сам; воздействуя на волю других, он укрепляет свою волю.

«Вы цените только такого преподавателя и такого руководи­теля, который вместе с массами загорается и, загораясь сам, это горение внедряет в сознание той массы, в среде которой он работает» (М. И. Калинин).

Тренер прежде всего должен быть образцом и авторитетом для своих учеников. На него глядят, у него учатся, ему подра­жают. Это значит, что и внешне, начиная от костюма и кончая манерой держаться, все должно импонировать ученикам.

Тренер должен не позировать, но быть таким, какими он хо­тел он видеть своих учеников. Если тренер не хочет, чтобы, ученики держали руки в карманах, он сам никогда не должен этого делать. Нельзя убедить боксера не курить, если тренер не расстается с папиросой. Нельзя приучить боксера держать свой спортивный костюм чистым и опрятным, если тренер неряшлив и не следит за собой.

Тренер должен работать над выразительностью и образностью своей речи. Следя за правильностью и точностью своей речи, тренер в свою очередь борется с речевой разболтанностью своих воспитанников, не допуская жаргонных выражений, «модных» словечек. Если боксеры употребляют такие выраже­ния, как «мировецкий», «закачаешься», «на большой палец», «оторвал», если в речь физкультурника просачивается жаргон уголовника — в этом прямая вина тренера.

Четкость и точность речи тренера — важнейший признак правильного уроковедения. Речь тренера должна быть не только правильной, но и образной. Без этого он не может быть уверен, что ученики легко и прочно усвоят учебный материал.

Исключительно образным был язык Л. Г. Темуряна. «Пока­жи мизинцем левой ноги, куда хочешь шагнуть», — говорил он, и ученики при движении вперед верно и точно направляли, ногу. «При шаге вперед пощупай большим пальцем ноги — не вязко ли?» — указывал Л. Г. Темурян, и ученики правильно ставили ногу на переднюю часть стопы. Он советовал: «При передвижении скользящим шагом, расслабь руки и слегка двигай ими вперед, как поршнями. Описывай кулаками круги, малень­кие, как пятачки», — и боксеры-новички легко избавлялись от манеры держать руки напряженно и неподвижно.

Объяснение лучше всего вести в императивной форме, даже при обращении к группе употребляя повелительное наклонение в единственном числе: «направь, поставь, бей». Такую речь уче­ник всегда воспринимает, как обращенную к нему лично. Это значительно повышает внимание, а значит, и усвоение урока. Вообще, императивный стиль ведения урока, особенно в начале учебного периода, экономный сам по себе, дает прекрасные ре­зультаты: боксеры привыкают действовать быстро, энергично и собранно.

Другое важное требование к тренеру — точность и вырази­тельность показа. К. В. Градополов правильно считает, что нельзя быть хорошим тренером, если показ ударов, защит и при­емов не доведен до предельной точности и выразительности. В этом отношении тренер никогда не может выходить из формы; он должен постоянно тренироваться, проверяя правильность движений, сочетая демонстрацию приема с рассказом, научив­шись выделять и демонстрировать главное в каждом движе­нии.

Тренеру необходимо также научиться копировать типичные ошибки учеников и уметь показывать их. Но в позитивном по­казе у тренера движение должно быть предельно правильным: ученик может ошибаться, тренер — никогда.

Обязательно и тщательно готовиться к каждому уроку — это нерушимое правило, долг тренера. Каждый урок необходимо продумать, записать и детально отрепетировать. Только при этом условии тренер избавится от кустарщины, и его работа бу­дет продуктивной.

Один из признаков подлинного педагогического таланта — умение подойти к каждому ученику соответственно его личным особенностям. Те средства воспитательного влияния, которые применимы к одному ученику, могут оказаться совершенно не­пригодными для другого.

Приглядываться к каждому, изучать особенности физиче­ского склада, характера, темперамента, общекультурного разви­тия и соответственно этим особенностям избирать и средства воспитания — это большое искусство, и упражняться в этом направлении тренер обязан постоянно, повседневно. Без этого его воспитательная работа превратится в пустышку. Здесь нельзя положиться только на свою память и способность к ана­лизу действий и поступков ученика. Лучше всего вести запись своих наблюдений, периодически возвращаясь в них персональ­но к каждому ученику, консультироваться с преподавателями других дисциплин и в ряде случаев, — там, где личного влия­ния окажется мало, — принимать совместные решения и меро­приятия.

Образцовый внешний вид тренера, его манера держаться, выразительность и образность рассказа и показа, умение наблюдать индивидуально за каждым учеником и избирательно при­менять те или иные педагогические приемы, тщательная подго­товка к занятиям, вот те условия, которые делают урок полно­ценным. Но, помимо этого, тренер должен постоянно заботиться об эмоциональной насыщенности урока, о положительном эмо­циональном тоне занятий, стремясь, чтобы они проходили весело и активно и оставляли у всего коллектива ощущение радости и постоянное стремление к боксу. Перефразируя известное» выра­жение, можно сказать, что все виды уроков хороши, кроме скуч­ного.

В особенности это верно для уроков с новичками-подростками. Не засушивать уроков, сделать основой их игровой метод, постоянно вводить в них элементы нового, — только при этих условиях будет постоянно поддерживаться интерес к занятиям, а отсюда — расти их успех.

В боксе, где подростков, недостаточно еще окрепших в физи­ческом и волевом отношениях, нужно вести бережно и осторож­но, не перегружая их физически и морально, показателем педа­гогической неудачи тренера служит значительный отсев зани­мающихся. Конечно, такой отсев характерен для бокса больше, чем для какого бы то ни было другого вида спорта, но объяс­няется он не спецификой бокса, а тем, что тренеры еще недостаточно овладели воспитательными средствами, используя которые, они свели бы на нет отсев учеников.

Утверждение, что отсеиваются неволевые, инертные, затор­моженные ученики — правильно, но оно не снимает задачи пе­дагогически воздействовать именно на инертных и слабоволь­ных. И если тренер и их сумеет сохранить в секции, и из них сумеет воспитать хороших боксеров с высокими боевыми ка­чествами — он только выполнит свой педагогический долг.

Тренер, работающий с коллективом, каков он есть, стремя­щийся к тому, чтобы сохранить, а следовательно, и воспитать в нем большее число учеников, должен проявлять большую гиб' кость в подходе к отдельным ученикам, то, что называется пе­дагогическим тактом. В особенности этот такт необходим в тех случаях, когда тренер поощряет или наказывает уче­ника.

Каждый удачный шаг новичка должен быть в той или иной форме отмечен. Иногда для этого достаточно одобрительного взгляда или реплики: «отлично!», и удача зафиксируется в па­мяти ученика или всего коллектива. Особенно важно выделять и поощрять такие факты, которые помогут формировать поведе­ние всего коллектива. Так, например, полезно поставить перед строем физкультурников, спортивный костюм которых в образ­цовом порядке. Это дает более ощутимые результаты, чем, на­пример, демонстрация перед строем неряшливого или нечисто­плотного ученика.

Тренер должен широко пользоваться многообразными формами поощрения — от одобрительного замечания до благодар­ности в приказе и выборов в президиум торжественных собра­ний или в бюро секции. Ничто так не закрепляет достижений ученика, как фиксированное на успехе одобрение тренера и кол­лектива.

Особенно важно отмечать спортивные успехи коллектива. Грамоты и призы, которые завоевывает молодой боксер в пер­вых боях, должны вручаться своевременно и в торжественной обстановке. Присвоение разряда обязательно должно отмечать­ся вручением квалификационного билета.

Не менее важно умело применять наказания. А. С. Мака­ренко правильно считал, что безнаказанность воспитывает без­вольного человека. Наказание дисциплинирует новичка, оно за­щищает коллектив от своеволия отдельных учеников, сосредо­тачивает внимание коллектива на неправильном поведении и проступке, формирует общественное отношение к тому или ино­му случаю и оценку его. Это не значит, что наказание обяза­тельно при всяком проступке. Но там, где не действует убежде­ние, замечание, предупреждение, i— наказание нужно приме­нить обязательно.

В секции бокса сама специфика работы подсказывает дей­ственные и своеобразные формы наказания.

Полезной формой наказания, проверенной на опыте, служит лишение вольного боя. «Сегодня ты в перчатках тренироваться не будешь», — эта фраза не ущемляет виновного морально, но дает прекрасные результаты, выравнивая поведение новичка». Непосредственно влияя как средство наказания, лишение права тренироваться в перчатках имеет и другую, не менее сущест­венную цель. Оно прививает отношение к тренировке и бою в перчатках, как к делу почетному, как к награде, воспитывает стремление к бою и тем самым значительно ослабляет страх пе­ред перчатками.

Тренер может также не допустить боксера на соревнования или снять его с соревнования. Но иной раз достаточно преду­предить боксера, что он не будет выделен, например, на «от­крытый ринг», чтобы резко изменить его поведение.

В сложившемся и хорошо воспитанном коллективе редко приходится прибегать к наказаниям, и большей частью доста­точно простой беседы или замечания, чтобы исправить поведение ученика.

Прекрасно действует постоянно применявшееся в коллекти­вах, руководимых А. С. Макаренко, — объяснение про­винившегося на общем собрании, причем то, что собрание ре­шило, осуществляется неукоснительно.

Тренер должен, однако, иметь в виду, что поведение учени­ка в значительной мере может зависеть от его физического состояния. Например, ученик плохо слушает указания, рассеян, вял, пропускает уроки. Все это может быть вызвано перетрени­рованностью, и ученику просто нужно дать отдохнуть. Приве­дем характерный в этом отношении факт.

Студент А. Ф. 17 лет. В июне 1940 г. лечился в стационаре Центрального научно-исследовательского института физической; культуры в связи с начальными патологическими изменениями сердца, вызванными перетренированностью. В 1945 г. — чемпи­он города Н. по боксу по группе юношей в наилегчайшем весе. Перед соревнованием с большим трудом «сгонял» более 2 кг веса.

А. Ф. так описывает свою тренировку: «В секции я был са­мым легким. Юноши и взрослые занимались вместе. После гим­настики и различных упражнений я работал в перчатках. Все мои партнеры были тяжелее меня, а тренер заставлял меня драться и со взрослыми, и с тяжеловесами. Бились всегда в пол­ную силу. Удары более тяжелых боксеров оглушали и ошелом­ляли меня, но я шел в атаку, побуждаемый командой тренера: «Вперед, вперед!». После тренировки я чувствовал себя совер­шенно разбитым и за два дня до следующей тренировки не мог отдохнуть. На тренировку я шел без всякой охоты, с ощуще­нием страшной усталости. Лишь стыд перед товарищами и само­любие заставляли меня продолжать тренировку. Первенство го­рода я выиграл. Но вскоре я бросил бокс и сейчас не могу ду­мать о нем без отвращения».

Тренировка новичка-подростка и юноши никогда не должна вестись на предельной нагрузке: при всяком проявлении чрез­мерной усталости нагрузку нужно снизить.

Данные систематического медицинского контроля, при кото­ром боксер детально обследуется не реже одного раза в 2-3 ме­сяца, подскажут тренеру, как строить нагрузки ученика, какие методы избирать для его тренировки.

Наконец, тренер должен иметь в виду факты истероидного поведения, когда ученик всеми способами старается об­ратить на себя внимание или вывести преподавателя из себя. Такого ученика не следует наказывать — он сам этого доби­вается. Лучше всего полностью игнорировать такое поведение, и тогда можно быть уверенным, что товарищи сами одернут ученика, выпадающего из общей линии поведения. В этом же ряду стоят проявления так называемого негативизма, часто пе­реходящего в упрямство, при которых ученик отвергает всякое предложение, исходящее от руководителя или стремится дей­ствовать вопреки его указаниям. Объективная необоснованность поступка в данном случае говорит не о твердости, а о слабости воли ученика. И здесь нужно прибегать не к наказанию, а тер­пеливо, без раздражения объяснить ученику (и, главное, всему коллективу) неразумность его поведения.

Действенность поощрения и наказания зависят от авторите­та, который сумел заслужить тренер. Похвала человека, которо­го не уважаешь, — немногого стоит. Наказание, от него исхо­дящее, вызывает насмешку. Но если ученик видит, что совет тренера приносит ему пользу, что техника, которой тренер его научил, дает ему победу, что тренер знает свое дело отлично и что, наконец, тренер — волевой человек, который не бросает слов на ветер и коллектив под его руководством успешно идет вперед,— он будет уважать и любить своего тренера. Любовь же и авторитет достигаются не подлаживанием, а принципиаль­ностью и упорным трудом.

«Главное — это быть честными с ребятами, следить за собой, воспитывать из наших ребят действительно хороших, действительно социалистических граждан — честных, храбрых, «е развитым товарищеским чувством, дисциплинированных в пределах ребячьей психологии и ребячьих возможностей» (М. И. Калинин).

 








Date: 2015-05-04; view: 169; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.009 sec.) - Пожаловаться на публикацию