Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Теории прав собственности





Теория прав собственности (economics of property right) сформировалась в 1960-1970-е гг. В настоящее время ее развитие продолжается не столько в качестве самостоятельной концепции, сколько в качестве методологической и общетеоретической основы трех направлений экономического анализа: экономики права, новой экономической истории и теории экономической организации.

Основоположниками теории прав собственности считаются два известных американских экономиста — Р. Коуз и А. Алчиян. В ее последующую разработку внесли свой вклад Й. Барцель, Л. де Алесси, Г. Демсец, М. Дженсен, Г. Калабрези, У. Меклинг, Д. Норт, Р. Познер, С. Пейович, О. Уильямсон, Ю. Фама, Э. Фуруботн, С. Чёнг. В российской экономической литературе теория прав собственности получила развитие в работах Р. Капелюшникова, А. Радыгина и других.

Теория прав собственности изучает роль правового механизма в повседневной хозяйственной жизни общества. Центральной проблемой при этом признается вопрос об оптимальном распределении прав собственности. Вопрос о том, кто является
собственником, по мнению неоинституционалистов, менее важен; гораздо важнее вопрос о спецификации (уточнении границ) прав собственности.

Под правами собственности понимаются санкционированные поведенческие отношения между людьми, которые возникают в связи с существованием благ и касаются их использования. Эти отношения определяют нормы поведения по поводу благ, которые любое лицо должно соблюдать в своих взаимодействиях с другими людьми или же нести издержки из-за их несоблюдения.

Рассмотрим основные положения теории прав собственности, перечисленные Р. Капелюшниковым:

• отношения собственности трактуются как отношения между людьми, а не как отношения «человек/вещь»: термин права собственности описывает отношения между людьми по
поводу использования редких вещей, а не отношения между людьми и вещами;

• отношения собственности выводятся из проблемы редкости: без какой-либо предпосылки редкости бессмысленно говорить о собственности и справедливости;



• трактовка прав собственности носит всеохватывающий характер, вбирая в себя как материальные, так и бестелесные объекты (вплоть до неотчуждаемых личных свобод). Права
собственности фиксируют позицию человека по отношению к использованию редких ресурсов любого рода;

• отношения собственности рассматриваются как санкционированные обществом, но не обязательно государством. Следовательно, они могут закрепляться и охраняться не только
в виде законов и судебных решений, но и в виде неписаных правил, традиций, обычаев, моральных норм;

• правам собственности приписывается поведенческое значение — одни способы поведения они поощряют, другие подавляют;

• несанкционированное поведение также остается в поле зрения теории. Оно понимается экономически: запреты и ограничения не устраняют его, а действуют как отрицательные стимулы, повышая связанные с ним издержки (в виде возможного наказания). И соблюдение, и нарушение санкционированных поведенческих норм превращаются в акты рационального экономического выбора.

В рамках теории прав собственности категория «собственность» трактуется как «пучок» (набор) прав, которые обычно распределены в неодинаковых пропорциях между различными лицами. «Полным» считается определение права собственности, предложенное английским юристом А. Оноре, которое включает 11 элементов:

1) право владения, то есть исключительного физического контроля над вещью;

2) право пользования, то есть личного использования вещи;

3) право управления, то есть решения, как и кем вещь может быть использована;

4) право на доход, то есть на блага, проистекающие от предшествующего личного пользования вещью или от разрешения другим лицам пользоваться ею (иными словами — право присвоения);

5) право на «капитальную стоимость» вещи, предполагающее право на отчуждение, потребление, изменение или уничтожение вещи;

6) право на безопасность, то есть иммунитет от экспроприации;

7) право на переход вещи по наследству или по завещанию;

8) бессрочность;

9) запрещение вредного использования, то есть обязанность воздерживаться от использования вещи вредным для других способом;

10) ответственность в виде взыскания, то есть возможность отобрания вещи в уплату долга;

11) остаточный характер, то есть ожидание «естественного» возврата переданных кому-либо правомочий по истечении срока передачи или в случае утраты их силы по любой иной причине.

Несмотря на кажущуюся четкость в определении, эти 11 элементов дают огромное количество комбинаций — примерно 1,5 тыс., а если учесть их варьирование по субъектам и объектам права, то разнообразие форм собственности становится, по словам Л. Беккера, поистине устрашающим.

С точки зрения экономистов-теоретиков прав собственности, подход с жестко проводимой границей между ситуациями, где есть право собственности и где его уже нет, не вполне корректен. Право собственности — это непрерывный ряд, а не фиксированная точка. По замечанию А. Алчияна и Г. Демсеца, в какой мере то или иное правомочие на вещь принадлежит собственнику, можно судить по тому, насколько его решение предопределяет ее действительное использование. По словам Г. Демсеца: «Когда на рынке заключается сделка, обмениваются два пучка прав собственности. Пучок прав обычно прикрепляется к определенному физическому благу или услуге, но именно ценность прав определяет ценность обмениваемых товаров... Экономисты обыкновенно принимают пучок прав как данный и ищут объяснение, чем определяются цена и количество подлежащего обмену товара, к которому относятся эти права». Теория прав собственности исходит из базового представления о том, что любой акт обмена есть, по существу, обмен пучками правомочий.



 

  1. Экономическое обоснование права собственности

Как можно обосновать необходимость установления прав собственности и почему индивидам выгодно соблюдать их, вести себя на основе нормы легализма? Во-первых, права собственности являются одним из институтов, снижающих неопределенность во взаимодействиях индивидов. В терминах теории игр снижение неопределенности происходит за счет выбора на основе зафиксированных прав собственности одного из исходов, когда равновесие по Нэшу либо отсутствует, либо не единственно. Убедимся в этом на простейшем примере двух пастухов, которые могут пасти свои стада на двух пастбищах, одно из которых менее плодородно. Запасы кормов на любом из пастбищ не позволяют выпасать одновременно оба стада (рис. 1):

Рис. 1.

 

Очевидно наличие в данной ситуации проблемы кооперации, так как существует два равнозначных с точки зрения оптимальности по Парето исхода. Институциональных решений, фиксирующих один из исходов (4, 8) или (8, 4), может быть несколько. Самое
простое заключается в применении правила, закрепляющего приоритет в использовании пастбища за тем пастухом, который первым привел на него стадо (first came — first served). Распределение редкого ресурса (пастбища) по порядку прибытия отражает один из принципов, которые лежат в основе функционирования института очереди. Однако использование института очереди не снижает, а усиливает неопределенность пастухов в момент принятия решения, на какое пастбище вести стадо. Кроме того, неопределенность будет воспроизводиться каждый раз при выборе пастбища и в дальнейшем.

Альтернативным решением будет установление прав собственности на пастбище: скажем, 1-й пастух становится собственником первого пастбища, а 2-й — второго. Даже учитывая асимметричность такого решения с точки зрения полезности пастухов, в интересах обоих признать и уважать право собственности. Действительно, сравним полезность 2-го пастуха, получающего менее плодородное пастбище, до и после введения прав собственности. До установления прав собственности 2-й пастух, если он ведет стадо на первое пастбище, получает Х + 8(1 — Рх) = 8 — Х, если он ведет стадо на второе пастбище: АРХ + 1(1 — /'|) = 3/>| + 1. Далее, учитывая вероятность выбора 2-м пастухом первого пастбища, Р2, получим EU= Р2 (8 - 6/»,) + (1 - Р2)(ЗР2 + 1), в обычном случае Рх= Р2 = 1/2, что дает EU= 3 3/4. После же установления прав собственности 2-му пастуху гарантирован выигрыш, равный 4, 4 > 3 V4.

Особое внимание следует уделить объяснению низких выигрышей обоих пастухов в случае использования ими одного и того же пастбища одновременно. Эта ситуация хорошо иллюстрирует «трагедию общественной собственности», заключающуюся в нерациональном, вплоть до варварского, использовании ресурсов, находящихся в открытом доступе. К истощению ресурсов, находящихся в открытом доступе, приводит несоответствие частных и общественных издержек их использования. Иными словами, при отсутствии четко установленных прав собственности на ресурс его использование связано с возникновением отрицательных внешних эффектов, или экстерналий. Рассмотрим в качестве примера модель, описывающую использование пастбища двумя пастухами одновременно. Пусть в модели задействованы лишь два фактора производства — земля и труд пастухов. Тогда результат использования пастбища может быть отражен с помощью рисунка 2.

Рис. 2.

VA4P = dQ/dL — график предельного продукта; VAP = Q/L — график среднего продукта; fV0альтернативная стоимость труда пастухов (рыночная заработная плата при альтернативной занятости)

Предположим, что дополнительная единица труда приложена к пастбищу, т. е. на уже занятое 1 -м пастухом пастбище привел свое стадо 2-й. В этом случае дополнительная единица труда производит Q/L продукции (поголовья скота), где L — общий объем трудозатрат. Одновременно дополнительная единица труда снижаетсредний продукт, оба эффекта — увеличение общего объема производства и снижение среднего продукта — отражены на графике предельного продукта VMP. Если пастбище находится в частной собственности, то собственник учитывает оба эффекта, его частные издержки совпадают с социальными. При этом использование пастбища будет остановлено на уровне М затрат труда, именно в этой точке рента от использования пастбища, соответствующая площади треугольника А, будет максимальна. Если же пастбище находится в открытом доступе, то его использование будет продолжено до уровня трудозатрат L, когда стоимость среднего продукта сравняется с альтернативной заработной платой. Однако при этом рента исчезает (площадь фигуры В равна площади фигуры А). Подводя итог, отметим, что установление прав собственности соответствует интересам экономических агентов как минимум по двум причинам: снижается неопределенность в их взаимодействиях и оптимизируется использование ресурсов.

  1. Подходы к спецификации прав собственности

Каким же образом происходит установление, или спецификация, прав собственности? Каждая из правовых традиций, а их специалисты насчитывают до десятка: романо-германская правовая семья, общее право, мусульманское право, китайское право, африканское право, до последнего времени социалистическое право — характеризуется особым взглядом на право собственности и на процедуру его установления. Однако с точки зрения рыночных принципов взаимодействия между экономическими агентами особый интерес представляют две правовые традиции — общее право (common law) и гражданское, или романо-германское, право (civil law). Именно эти правовые традиции лежали у истоков формирования рынка в европейских странах, общее право — в Великобритании и ее колониях, включая США, романо-германское право — в странах континентальной Европы. Различия между двумя традициями существенны и касаются многих аспектов.

Во-первых, различаются сами источники права. В романогерманском праве новые нормы принимаются на основе дедукции из уже существующих законов: конституции, кодексов, простых законов, регламентов и декретов. С другой стороны, в общем праве центральную роль играет прецедент, под которым понимаются традиции и предыдущие решения судов по сходному вопросу. Например, закрепить легально право собственности можно и на основе доказательства того, что претендент на это право осуществлял его де-факто в течение длительного времени. Так, легальное право собственности на землю закрепляется за ее фактическим пользователем по истечении периода в 12—20 лет, если за это время никто другой не предъявит более обоснованных претензий на собственность. Более того, договор длительной аренды позволяет арендатору приобретать вещные права на арендуемое имущество, т. е. становиться его владельцем. Британский Закон 1967 г. о реформе лизгольдов (арендных отношений) позволил жильцам, проживающим в домах на основе длительных арендных отношений, выкупать право владения домом или в качестве альтернативы получать продление аренды на срок до 50 лет.

Во-вторых, две традиции существенным образом отличаются ролью, отводимой в принятии юридического решения судье. В романо-германском праве действия судьи лучше всего определены термином «подчинение закону», т. е. его задача сводится к поиску
и применению той правовой нормы, которая наилучшим образом описывает спорную ситуацию. Общее право предоставляет судье большую свободу действий — он не только интерпретатор существующей правовой нормы, но и в определенной мере ее создатель
(через механизм прецедента). Судья должен ориентироваться на вынесение справедливого решения, и в его поиске он вправе обратиться не только к существующим нормам, но и к субъективным критериям справедливости. Именно на допущении субъективного фактора строится механизм индивидуализации судебных решений в общем праве.

Однако наиболее интересное для нас отличие общего права от романо-германского права заключается в самой трактовке права собственности. Начиная с Кодекса Наполеона (1804), который лег в основу гражданских кодексов Франции, Бельгии, Голландии, Италии, Испании, Португалии, ряда Балканских стран, право собственности рассматривается в романо-германской традиции как единое, неограниченное и неделимое. Это предполагает, что собственником какого-либо ресурса может быть лишь один человек. Этот человек наделялся тремя основными правомочиями — правом владения (abusus), правом пользования (usus fructus) и правом распоряжения (usus). В странах романо-германского права по-разному определяются основные правомочия. Так, во Франции они сводятся к двум: «Собственник пользуется и распоряжается вещами наиболее абсолютным образом». В российском праве устанавливается, что «Собственнику принадлежат права владения, пользования и распоряжения своим имуществом». В рамках гражданского права ситуация, когда право собственности на один и тот же ресурс разделялось между двумя и более субъектами, исключалась как пережиток феодализма и характерного для этого строя делегирования владельцем земли, королем, прав пользования ею своим вассалам.

С другой стороны, общее право исходит из концепции собственности как сложного пучка правомочий, причем правомочия на один и тот же ресурс могут принадлежать разным людям. Спецификация права собственности предполагает закрепление за каждым правомочием четко определенного собственника, а не определение единого и абсолютного собственника ресурса. Иными словами, право собственности полностью специфицировано, когда у каждого правомочия есть свой исключительный собственник, а доступ к нему других субъектов ограничен. О каких правомочиях идет речь? Остановимся на одном из вариантов определения пучка правомочий, принадлежащем английскому юристу А. Оноре:

Правомочиясобственника:

право владения (ius possendi). заключающееся в «физическом контроле над собственностью и в намерении осуществлять исключительный контроль, в том числе посредством представителей владельца, агентов»;

право пользования (ius utendi), т. е. личного использования вещи;

право распоряжения или управления (ius abutendi)решение, как и кем вещь может быгь использована;

право присвоения или право на доход (ius fruendi), т. е. на блага, проистекающие or предшествующего личного использования вещи или от разрешения другим лицам пользоваться ею;

право на остаточную стоимость (право суверена, ius vindicandi) - право на отчуждение, потребление, проматывание, изменение или уничтожение вещи:

право на безопасность, (арантирующее иммунитет от экспроприации;

право на переход вещи по наследству или по завещанию;

• бессрочность — неограниченность обладания правомочиями во времени, если иное не оговорено специально в контракте;

право на запрещение вредного использования – право запретить использовать вещь, если это связано с производством негативных внешних эффектов;

ответственность в виде взыскания, т. е. Возможность отобрания вещи в уплату долга;

остаточный характер, заключающийся в ожидании «естественного» возврата переданных кому-либо правомочий по истечении срока передачи.

Заметим, что не всех обладателей указанных правомочий можно назвать собственниками. Скорее собственником является тот, кому принадлежит комбинация, включающая одно или несколько основных правомочий (первые пять). Еще одна возможная трудность в понимании данного подхода заключается в том, что содержание правомочий в гражданском и общем праве различно. Фактически три основных правомочия гражданского права представлены в классификации А. Оноре лишь более детализированным и развернутым образом. Например, право распоряжение в гражданском праве включает в себя право на остаточную стоимость, право на переход вещи по наследству или по завещанию, а право пользования — право присвоения. Право на запрещение вредного использования обычно интерпретируется с помощью нормы, согласно которой собственник «вправе по своему усмотрению совершать в отношении принадлежащего ему имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам, не нарушающие охраняемые законом интересы других лиц».

Наконец, в гражданском праве допускается передача собственником части своих правомочий другим лицам, например, в рамках договора аренды. «Арендатор обязан пользоваться арендованным имуществом в соответствии с условиями договора аренды... Арендатор
вправе с согласия арендодателя сдавать арендованное имущество в субаренду (поднаем) и передавать свои права и обязанности по договору аренды другому лицу (перенаем)». Иными словами, собственник передает арендатору права пользования и распоряжения, оставаясь, тем не менее, единственным собственником имущества. Особый интерес в этой связи представляет юридическая конструкция, лежащая в основе оперативного хозяйственного управления. Она возникла еще в рамках социалистического права, приняв сегодня организационно-правовую форму унитарного предприятия, основанного на оперативном управлении (федерального казенного предприятия). Согласно ст. 2961 Гражданского кодекса РФ «казенное предприятие осуществляет в пределах, установленных законом, в соответствии с целями своей деятельности, заданиями собственника и назначением имущества права владения, пользования и распоряжения».

Собственник ожидает «естественного возврата» переданных им в рамках аренды правомочий, даже если он передает арендатору . все правомочия, как, например, в случае оперативного хозяйственного управления или продажи автомобиля на основе генеральной доверенности. Лицо, на чье имя оформлена генеральная доверенность, получает все права собственника, вплоть до продажи транспортного средства, но не признается правом в качестве собственника. Поэтому правовая защита интересов лица, приобретшего автомобиль через оформление генеральной доверенности, существенно слабее: доверитель («продавец») имеет право в любое время отозвать доверенность. Кроме того, действие доверенности прекращается со смертью доверителя, признанием его недееспособным, ограниченно дееспособным или безвестно отсутствующим. Словом, все приведенные выше аргументы лишь подчеркивают тот факт, что в общем праве у одной и той же вещи собственников может быть много, тогда как в гражданском праве собственник всегда один, и именно на страже его интересов стоит закон.

Таким образом, подход общего права к спецификации права собственности более гибок и пластичен, что делает его особенно эффективным при заключении сложных сделок на рынке, осуществлении любых сложных взаимодействий между индивидами по поводу использования ресурсов. Например, сложная конфигурация возникает при трастовом управлении собственностью, лизинге, франчайзинге и других современных формах организации
коммерческой деятельности. Рассмотрим более подробно трастовое (доверительное) управление имуществом. В рамках общего права траст (trust) — сложная система отношений, при которой учредитель траста (settlor) наделяет своими правами управляющего (trustee), который должен управлять имуществом в пользу третьего лица — выгодоприобретателя (beneficiary). При этом считается, что каждый участник отношений траста в определенном объеме имеет правомочия собственника. Ни один из участников отношений не обладает всей совокупностью правомочий собственности, но каждый из них сохраняет у себя какую-то часть. Взаимоотношения учредителя и управляющего предполагают высокую степень доверия, отвечающего представлениям о справедливости (equity), которым и должны руководствоваться суды. Только на базе этих представлений о справедливости и возможно контролировать действия управляющего, оценивая реализацию им интересов учредителя и выгодоприобретателя.

В гражданском праве нет прямого аналога трастовому управлению собственностью. Так, договор доверительного управления имуществом «не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему». Иными словами, учредитель доверительного управления не перестает быть собственником, что делает актуальным вопрос о специальной защите прав и интересов доверительного управляющего, особенно в случае прекращения договора по инициативе учредителя. Возможно, именно по этой причине практика доверительного управления денежными ресурсами, ценными бумагами, недвижимостью и другим имуществом до сих пор не распространена в России, несмотря на длительную историю доверительного управления в современном российском праве. Таким образом, преимущества, например, банков в управлении портфелями денежных ресурсов и ценных бумаг остаются во многом невостребованными.

Выводы. Подведем промежуточные итоги, ибо обсуждение ро^и прав собственности в обеспечении функционирования рынка буйет продолжено нами и дальше. Рынок как институт основывается на целом комплексе норм, которые индивиды используют при (организации экономических взаимодействий. Эти нормы, которые можно назвать конституцией рынка, включают утилитаризм^ целерациональное действие, доверие, эмпатию, свободу и легализм. Последняя норма предполагает уважение и добровольное подчинение закону, специфицирующему право собственности. Причем и здесь норма не носит характера абсолютного императива действий индивидов — экономическим агентам выгоднее иметь специфицированные права собственности, чем не иметь никаких. Ведь спецификация прав собственности снижает неопределенность во взаимодействиях и создает предпосылки для оптимального использования редких ресурсов.

  1. Распределение правомочий между собственниками

Как мы уже убедились, право собственности на ресурс обычно распределено между несколькими собственниками, обладателями отдельных правомочий. Какими принципами регулируется это распределение и всегда ли оно создает предпосылки для эффективного
использования собственности? Преобразование крупных государственных предприятий в открытые акционерные общества (ОАО) в 1993—1995 гг. стало своеобразным «естественным экспериментом» по спецификации прав собственности. Согласно государственной программе приватизации' предусматривалось три варианта распределения прав собственности в рамках ОАО.

По первому варианту члены трудового коллектива имели право на получение бесплатно привилегированных (неголосующих) акций в размере 25% от их общей суммы, но не более чем на 20 номинальных месячных окладов на каждого работника. Кроме того, они могли купить до 10% обыкновенных акций со скидкой в 30% от их номинала, но не более чем на 6 минимальных окладов на каждого работника. Администрация имела право на покупку 5% обыкновенных акций, но не более 2 тыс. минимальных размеров оплаты труда на одного человека. Остальные акции оставались у Государственного комитета РФ по управлению государственным имуществом с целью их последующей продажи.

Второй вариант распределения прав собственности давал трудовому коллективу 51 % обыкновенных акций, приобретенных по закрытой подписке по цене, близкой к номиналу. Каждый член коллектива мог подписаться не более чем на 5% от общей суммы акций. Наконец, третий вариант предполагал передачу права на приобретение 20% обыкновенных акций по номиналу инициативной группе, каждый из членов которой должен был инвестировать
в предприятие личные средства в объеме не менее 200 минимальных размеров оплаты труда. Трудовой коллектив в целом получал право приобрести еще 20% обыкновенных акций. Учитывая, что подавляющее большинство предприятий — 75% — были акционированы по второму варианту, типичным результатом реформы стало следующее распределение прав собственности (таблица 1).

Подчеркнем, что речь идет о первоначальном варианте спецификации прав собственности. Всегда ли удается уже на этом этапе достичь оптимальной структуры собственности, т. е. той ситуации, когда каждое из правомочий находится в руках собственника,
заинтересованного в наиболее эффективном его использовании? Далее, на основе чего мы можем судить о степени заинтересованности того или иного потенциального собственника в эффективном использовании права собственности?

Таблица 1.

Правомочие Субъекты права собственности
Акционер, работник предприятия Собрание акционеров (трудовой коллектив) Исполнительный орган, дирекция предприятия Госком- имущество
Право владения   +    
Право пользования +      
Право распоряжения     +  
Право присвоения +     +
Право на остаточную стоимость   +    
Право на безопасность +     +
Право на переход вещи по наследству +      
Бессрочность +      
Право на запрещение вредного использования       +
Ответственность в виде взыскания + +    
Остаточный характер   +    

 








Date: 2015-11-13; view: 236; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.013 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию