Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Посвящение. Никто и ничего не знает о мутантах





 

 

Никто и ничего не знает о мутантах. Кроме одного: их надо убивать. Это обязанность каждого нано, это его долг.

Волны мутантов, что накрывают наши поселки, не случайны. Это проверка. Проверка нас на прочность, проверка на то, насколько мы верны себе, нашим традициям. Насколько мы отличаемся от тех, кто умер. Вы, нано, живые отличаетесь от тех, кто умер, настолько, насколько способны убивать мутантов.

Нас будут проверять, вновь и вновь. Может быть, даже чаще, чем раньше. Мы будем убивать мутантов, не просто защищая себя и свои семьи, но потому еще, что это – долг.

(Библия Нано)

 

Голова гудела как после попойки, хотя Дрей точно знал, что ничего горячительного вчера не принимал. Да и выпить ему пришлось бы действительно много, чтобы наутро у него заболела голова. У иммунных систем экзо было столько механизмов испортить человеку праздник, моментально расщепляя алкоголь в крови, что и пить смысла не было. Эффект опьянения проходил за десяток минут.

Болели мышцы, хотя опять же – никаких особых нагрузок во время большого костра не было.

Дрей повел плечами, разминая мышцы спины, наклонил голову вправо-влево, проверяя, где именно болит. Получалось, что болело везде.

– Это боевой коктейль, – вежливо подсказал идущий рядом парень. Тот самый, взявший пьедестал при последней волне. – Взрослые за нас боятся, поэтому хитрят. Староста тебе вот «помочь» велел. А наши химики-недоучки подлили во вчерашнюю выпивку «седьмое небо».

– А если бы кто-нибудь окочурился? – Дрей поежился. Ему даже показалось, что мышцы сразу начали болеть сильнее.

– Раньше все было нормально, – улыбнулся парень. – Это уже стало традицией. Все делают вид, что ничего такого нет. Старшие – что это обычное питье. Мы – как будто ничего не знаем. Такое вот напутствие в дорогу. Но дня три, говорят, действительно помогает. Если только у тебя не параноидальная иммунная система или не какие-нибудь «четыре пробирки стихий».

Дрей кивнул, не успев сдержаться. Что было, то было.

Парнишка пожал плечами:



– Если варево старших нарвалось на «стихии», то к вечеру мышцы перестанут болеть, и все. Но и эффекта не будет. Мы вот на несколько дней будем ускоренные. Болезненно, в общем-то, вредно, но зато повышает шансы на выживание.

– Как тебя звать?

– Росс меня звать, провожатый. Росомаха – слишком длинно, а именем меня все равно никто не зовет. Зовут Россом.

– Росс, а я не пойму. Тебе не рано семью-то заводить?

На этот раз парень рассмеялся. Они были всего в часе ходьбы от поселка, но Дрей сразу ощутил, насколько местные отличались даже от видавших виды экзо тех мест, где жил доставщик. Смеялся парень абсолютно бесшумно. Звук был, но его мог услышать разве что идущий совсем близко Дрей.

– Еще и не думал об этом, – ответил в конце концов Росс. – Вообще мне кажется, что семья не для меня. Может, стану таким же, как ты, – доставщиком. Или наймусь в охранники к торговцам. Они с удовольствием берут наших, да только у нас все домоседы, мало кто соглашается. А торговцы платят хорошо – много чего можно в поселок притащить. Нам бы пара огнеметов не помешала, до следующей волны. Тогда один всего был, но и тот почти сразу накрылся. Мутанты огня часто боятся больше, чем пуль.

– А зачем же ты тогда идешь?

Росс качнул головой в сторону – туда, где шли остальные. Всего из поселка вышли девять подростков. И все они, как только железные ворота и забор исчезли за деревьями, стали такими же, как и Росс, – сосредоточенными и осторожными. Это было даже не испытание – привычка. Оружие со снятыми предохранителями, глаза, постоянно оглядывающие каждый близлежащий куст и одновременно пытающиеся высмотреть что-то вдалеке, в просветы между деревьями.

– Они уговорили. Иначе их еще год не выпустили бы. Слишком мало народу. Да и после волны я считаюсь типа самым крутым. Со мной их отпустили. Против, очевидно, были только мои. У них-то как раз особое мнение по поводу моих способностей.

– По-прежнему считают тебя маленьким? – подсказал Дрей.

– Конечно, – кивнул Росс. – Хотя самим и тридцати нет.

– И каков план? Где вы будете искать этих мутантов?

– Да это тоже все – сплошная показуха. Мутанты сейчас не главное. Все знают, где гнездо. И староста давно уже хочет его почистить. Специально ждали посвящения, иначе давно бы уж вырезали там все. Мутанты, когда нет волны, вообще предсказуемы. Охотятся расходящимися кругами, так что за пару лет гнездо можно вычислить легко. Встретил одного мутанта – край. Убил еще одного – ближе к гнезду. Не встречаешь – значит, уходишь дальше. Так что мы знаем, куда идем, не беспокойся. До изолированных, конечно, мы тебя не доведем, но где-то до середины пути дойдем вместе. – Росс вздохнул: – Было еще одно гнездо, поинтересней, но оно в стороне. Так что не льсти себе сильно. Что тебе староста сказал? Что ты нас прикроешь? Ерунда. Все понимают, что из-за тебя мы к слабому гнезду пошли. Собирались к другому, но староста – он… старый. Хитрый и умный. Помочь надо, видишь ли. Теперь для всех посвящение превратилось почти что в прогулку.



По тому, как пятеро мальчиков и четыре девочки двигались по лесу, Дрей в жизнь бы не подумал, что они на прогулке. Хотя надо признать, двигались они так же, как и он сам. Неспешно, но и не медленно. Абсолютно бесшумно. И постоянно сканируя все окружающее пространство всеми органами чувств, что были им доступны. Дрей увидел, как шевелятся ноздри у одной из девочек – она пыталась унюхать что-то необычное, опасное в утреннем лесу. Надо признать, что это движение абсолютно не портило впечатления от приятного личика: даже наоборот – это легкое подрагивание ноздрей ей шло.

Росс, словно оправдываясь, тут же добавил:

– Нет, ты не подумай, его все любят. Он меня стрелять учил. Из пистолетов, с двух рук. Из автомата родители учили. Ножи кидать – мама. Гранаты…

– А лет тебе сколько, Росс?

– Будет четырнадцать зимой.

– Чего вы так боитесь в этом лесу, кроме мутантов?

– Мы ничего не боимся, – не задумываясь, ответил мальчик.

– Опасаетесь?

– Да в том-то и дело, что непонятно. Вечером, между вахтами, тебе нарассказывают – мало не покажется. Не волнуйся, это тоже традиция. Без баек костер не обойдется. Сейчас просто смотри и следи. Ничего не случится: слишком мы близко от поселка.

Росс уже начал отходить в сторону, и Дрей задал еще один вопрос:

– А ты доходил до тех мест, где гнездо?

Росс коротко мотнул головой, как будто его подловили на чем-то незаконном:

– Нет. Слишком глубоко в мертвые земли. Туда без надобности не ходят. Но я был в дневном переходе оттуда. Один раз. – Росс наклонил голову и показал заживший шрам у основания шеи, похожий на укус. – Там могут быть неприятные встречи, как видишь.

 

Дети сидели у костра, но повернулись к нему спиной. Это была вторая ночевка, так что Дрей уже не удивлялся, насколько его маленький отряд насторожен. Они были как сжатая пружина, готовая ударить в любой момент, – не расслаблялись ни на секунду. Даже вечерняя болтовня у костра была необычной. Вроде байки травили, как и везде, но не смотрели друг на друга – только в темный лес. То и дело очередной рассказчик замолкал, прислушиваясь к крику ночной птицы, вместе с остальными пытаясь определить, насколько этот звук естественен для местного леса. Дежурили по двое, в пять вахт, хотя Дрею, как гостю, все время давали первый караул. Никто и не спал еще, когда его вахта уже закончилась.

Но нападение произошло не в его вахту. Он уже устраивался спать, как и большинство остальных. Парень постарше тихим голосом рассказывал очередную, видимо, последнюю на сегодня, историю. Тоже любопытный нюанс, как эти истории преподносились. В такой ситуации Дрей ожидал страшилок на ночь, неких полуреальных-полумифических историй о чудищах ночи. Вместо этого ребята выдавали чуть ли не документальное описание произошедших событий. И как бы они ни были интересны, от таких рассказов клонило в сон. Если речь шла об осязаемом противнике – то обязательно описывалась ситуация, в которой он был побежден. Уязвимые места, слабости, опасные сюрпризы, которые мог преподнести зверь из мертвой зоны.

Хотя последний рассказ был не о звере, а вновь о мутанте. Местные умудрились их как-то разделить и классифицировать – не по внешнему виду, а по манере нападения. Дрей никогда и подумать не мог, что кто-то займется подобной классификацией. Сейчас речь шла о крайне редком виде, который, как уверял парень, способен гипнотизировать. Взгляды детей стали слегка недоверчивыми, и рассказчика спасало только то, что эти взгляды по-прежнему были направлены в темень леса.

– Хорош, – в конце концов сказала одна из девушек. Как Дрей понял, именно эта пара – рассказчик и девушка – были основными в группе. Не лидерами, нет, но теми, кто больше всех желал побыстрее пройти посвящение. Теми, кто торопил остальных. Благодаря им Росс пошел на посвящение раньше, чем было положено. Благодаря им посвящение вообще состоялось этой осенью, а не на год-другой позже. Они даже спали вместе, ни от кого не скрываясь, в обнимку. В обнимку, но держа руки на оружии. – Хорош заливать, – повторила она. Ей было явно неудобно за своего парня. Возможно, что как раз она-то ему верила, но видела, что остальные верят не очень. – Пошли спать, через час вставать на дежурство.

Чуть позже Дрей порадовался за себя. Как бы ни были настороже эти ребята, но стрелять начали не они, даже не часовые, а чужой в этих лесах доставщик.

Стрелять он начал раньше, чем понял, что, собственно, случилось. И что собой представляют нападающие. Это был чистый рефлекс, и ничего больше.

Нападали не мутанты, уж в этом Дрей смог убедиться сразу. Это было что-то механическое, некрупное, но в большом количестве. Целая стая непонятных и невиданных созданий, даже не пытающихся спрятаться от пуль, но все равно слишком шустрых, чтобы напоминать неподвижные мишени. Что-то вроде пауков, но с ногами во все стороны сразу, поэтому не всегда было понятно, бежали эти пауки или катились.

Во время одного из обменов Дрею в придачу дали не очень понятный гемм. Простенький, безобидный и, как поначалу казалось доставщику, совершенно бесполезный. Но почитав внимательней инструкции, поразмышляв, Дрей изменил свое мнение, и его и без того сильно модифицированный организм приобрел дополнительную мутацию под названием «Серебряный туман».

«Туман» не делал ничего особенного. Совершенно крохотное изменение, «включающееся» очень редко. Например, когда Дрею не хватало времени, чтобы оценить окружающую обстановку. Когда он резко попадал в незнакомую среду. Когда он не понимал, что за враг прыгает на него из темноты. В точности как сейчас. И в таких случаях гемм просто замедлял время. Ненадолго – где-то на треть секунды.

Нет, конечно, время текло себе как ни в чем не бывало, но мозг Дрея, его глаза, его восприятие и интерпретация окружающего – все это резко ускорялось. Достаточно, чтобы полностью сориентироваться и успеть придумать адекватный ответ на возможные угрозы.

Название гемму было дано буквально. Все окружающее на эти доли секунду сковывалось в глазах Дрея серебристой дымкой, и лишь те предметы, что были важны в текущих событиях, были видны отчетливо и во всех деталях.

Гемм сработал ровно в тот момент, когда один из механизированных «колобков» прыгнул в его сторону. И сразу «застыл» прямо в полете, словно время для него остановилось. Он действительно походил на паука: ноги изгибались в суставах под острым углом, но из-за того, что их было больше двух десятков и расположены они были во все стороны, паук скорее походил на ощетинившегося металлического ежа.

В последний момент, перед выстрелом, Дрей заметил еще одно: внешняя часть ног у дроида была как бритва – заточена до блеска. А выстрелил Дрей сразу, как только понял хотя бы приблизительно, что на них напало. Многоногого разнесло прямо в воздухе, и доставщика он так и не достиг. По прикидкам Дрея, это был третий, до которого он добрался, хотя за первых двух он не стал бы ручаться: стрелять приходилось в темноту, а твари были слишком шустрыми, чтобы оставаться на месте даже после поражения.

Дальше стало хуже. Пока что они отстреливали только разведчиков, идущих в авангарде, но вскоре их накрыла основная стая. Пауки лезли со всех сторон. Одна из девочек упала: сильный порез заставил ногу подогнуться от боли. На нее сверху тут же прыгнуло сразу несколько пауков.

Одного Дрей застал прямо в воздухе, второго отбросила чья-то еще пуля. Девочка перекатилась, и еще несколько пауков упали прямо на то место, где она только что лежала. Дальше Дрей не смотрел, потому что ему самому под ноги подкатился еще один паук. Доставщик успел его сбить, но в последний момент паук подпрыгнул и зацепил икру своей бритвой. Боли не было совсем, хотя нога была пропорота, настолько острым оказалось лезвие.

Дрей перенес упор на вторую ногу и продолжал стрелять. Второй паук достал его, когда Дрей перезаряжал пистолет. От автомата в этой суете, на таком расстоянии и по таким небольшим целям толку было немного, поэтому доставщик, как и все остальные, почти все, стрелял из пистолета.

В момент перезарядки на него прыгнул еще один паук. Дрей отмахнулся, ударив паука точно рукояткой, но одна из ног прыгуна дернулась и зацепила запястье. Сначала Дрей все же вставил обойму, выстрелил – первый выстрел достался отлетевшему в сторону обидчику, – и лишь потом крутанул ладонью. Судя по тому, что рука слушалась, сухожилия не были задеты. А по тому, что кровь не хлестала фонтаном, до артерии механический арахнид тоже не достал. Дрей выстрелил еще раз и посмотрел на разрез. На мгновение он успел увидеть белеющую кость, и лишь потом разрез начал быстро заполняться кровью. Организм словно опомнился, пытаясь защитить рану. Пауки оставляли настолько тонкие порезы, словно от удара скальпеля, что даже кровь из них начинала идти не сразу.

Третью рану, на груди, он получил в самом конце, когда основная волна схлынула. В тот момент на него с разных сторон прыгнули сразу четыре паука одновременно. А патронов в пистолете оставалось только два. Он использовал каждый, отмахнулся от третьего рюкзаком и получил четвертого прямо на грудь. Это был осознанный выбор: в этом бою он начал больше всего ценить свои конечности и предпочел получить рану на груди.

Но эта рана оказалась самой глубокой. Нога паука полоснула прямо над сердцем – Дрею даже показалось, что он слышит, как металл скребется по ребрам. И крови от последней раны оказалось больше всего.

Обидчика добил Росс, влепив ему пулю точно в брюхо.

И лишь когда всем показалось, что нападение закончилось, из леса выскочила последняя волна. Небольшая, словно просто отставшая от основной группы. Выстрелы зазвучали вновь. Росс, стоявший ближе всех, разом разрядил обойму, остановив почти половину из оставшихся пауков. Один, чуть ли не самый последний, прыгнул как раз в тот момент, когда Росс перезаряжал. Хуже было другое: мальчик загораживал обзор, и Дрей не смог его прикрыть.

Абсолютно рефлекторным движением Росс отмахнулся от паука. Но на этот раз, вместо того чтобы отлететь в сторону, паук взорвался. Взорвался прямо перед лицом Росса, прикрытым только рукой, которой он отмахивался.

 

Дрей вместе с остальными добил оставшихся пауков. Несмотря на то что в обойме еще оставался патрон, доставщик заставил пистолет ее выплюнуть и тут же вставил полную. Подходя к Россу, он водил дулом, выискивая, не осталось ли в лесу еще пауков, желающих продолжить ночное развлечение. Но даже те, что были лишь подранены, шевелились слабо – пауки явно не создавались в качестве маленьких танков и оказались весьма уязвимыми. Рядом с Россом валялся паук, в цепях которого что-то коротнуло, – сам он не двигался, но одна из его ножек непрерывно дергалась, цепляя пожухлую траву и срезая травинку за травинкой. Дрей наступил на эту доморощенную косу ногой, заставив ее остановиться.

Росс стоял на коленях, зажимая левой рукой правую. Кисть оторвало, но, что удивительно, в остальном он оказался практически невредим – даже лицо было не повреждено.

– Надо отойти от лагеря, – негромко сказал он, когда доставщик подошел. – Это все мины. Бракованные мины. Нам просто повезло.

Дрей не стал размышлять, тем более что времени на это не было. Он подхватил мальчика, махнул остальным, чтобы они бежали за ним.

Впрочем, далеко уходить они не стали. Остановились в полусотне метров от все еще горящего костра.

Дрей начал копаться в рюкзаке, одновременно размышляя. В том, что сказал мальчик, был смысл. Слишком слабенько выступили паучки при нападении. Явно их создавали не для того, чтобы изрезать вражеских солдат. Ноги-скальпели были так, дополнением. А вот характер прыжков, манера двигаться, зависание некоторых из них в высшей точке прыжка (в которой их так удобно было отстреливать) подтверждали слова Росса.

Наконец он вытянул то, что искал. Подошел к Россу. Вокруг него уже хлопотала девочка – та самая, что едва спаслась. На свою рану она не обращала внимания, как и большинство остальных. Все пытались хоть как-то помочь Россу. Кто-то уже пытался вколоть ему обезболивающее, хотя, судя по лицу мальчика, в нем он точно не нуждался.

– Как ты? – спросил Дрей, присев рядом с ним на корточки.

– Я левой стреляю не хуже, – буркнул Росс. – Но лучше все-таки двумя. Да и автомат в одной руке держать – это пижонство.

– Не волнуйся, будешь стрелять с обеих рук, как ковбои.

– Я не оборотень: у меня конечности обратно не отрастают.

– Значит, ненадолго им станешь, – усмехнулся Дрей и, обращаясь к девочке, добавил: – Не бинтуй, не надо. Поступим иначе.

Он вытащил из контейнера ампулу-шприц и примерился. Потом посмотрел на Росса и предупредил:

– Вот теперь будет действительно больно.

– Что это? – отдернул было руку Росс. Но Дрей уже перехватил ее чуть ниже локтя, готовясь сделать инъекцию. Ее нужно было делать как можно ближе к месту ранения, но не слишком близко – туда, где ткани еще способны были держать содержимое укола. Поэтому он медлил, выискивая место между кровоточащими бинтами, разорванными сухожилиями и осколками костей.

– Догадайся, – усмехнулся Дрей и прижал ампулу. Жидкость быстро ушла, начиная свое дело.

– Мне казалось, что биозародыши – это такие полуфабрикаты, – задумчиво произнес Росс. Видно было, что боль до него дошла и накрывает его все сильнее и сильнее. – Полуготовые руки-ноги, только приставить.

– Рад, что сумел тебя чему-то научить. – Дрей веселился, и похоже, это была реакция на потерю крови. Рана на груди была слишком глубокой, чтобы быстро закрыться. Дрей выдернул из рюкзака медицинский пластырь и не глядя нашлепнул его прямо на разрез, даже не пытаясь его чистить. Протянул пачку остальным.

Пластыря у него никто не взял, но это заставило ребят заняться своими ранами. Похоже, изрезаны были все, но по сравнению с Россом остальные отделались царапинами.

Девочка шустро брызнула на свою ногу шипучей пеной из крохотного баллончика и отбросила его в сторону – одноразовый. Посмотрела на Дрея. Дрею очень хотелось посидеть, поэтому он сказал:

– Это не только больно, но и очень неэстетично. Но надо бы промыть культю и постараться почистить ее от осколков костей. Чтобы лучше заросло.

– Будет новая рука? – спросила девочка.

Дрей кивнул:

– И вколите вы ему обезболивающего. Надеюсь, правила посвящения этого не запрещают?

Один из парней, стоящих за Россом, тут же воткнул ему еще одну ампулу под лопатку.

– Долго отращивать? – спросил он.

– К утру сможет начать разминать, – ответил Дрей.

После того как он это сказал, на лицах ребят неожиданно промелькнула напряженность, причем сразу у нескольких.

Дрей усмехнулся – как он надеялся, в последний раз за эту ночь:

– Не волнуйтесь, чистый биозародыш. Временная генная бомба, которая перестанет работать, как только кисть восстановится. Ни грамма ботов.

 

Они вернулись в лагерь только под утро, и то не все, а только двое – чтобы забрать остатки вещей, что бросили, удирая. Ни один паук больше не взорвался. Партия действительно была очень бракованная.

Рука Росса шевелилась, хотя Дрей и был слишком оптимистичен. Пока что Росс мог едва двигать абсолютно белыми пальцами с вызывающе красными ногтями. То ли ногти были слишком тонкими, то ли кровь излишне сильно билась в кончики пальцев, но казалось, что они буквально светятся красным: словно мясо просвечивает прямо сквозь прозрачный панцирь.

– Расшевелится, – спокойно сказал Росс, увидев, что на него смотрит доставщик. – Классная у тебя аптечка.

– Для себя держал, – улыбнулся Дрей.

– Понятно, потому и спасибо. Беру свои слова обратно: ты явно не похож на обузу. Стрелять ты ночью начал раньше меня.

– Работа у меня такая, – пожал плечами Дрей.

– А у нас жизнь такая, – отпарировал Росс. – Но стрелять ты начал первым.

Мальчик непрерывно шевелил рукой, пытаясь сжать пальцы. Кожа выглядела еще нездорово сырой, и эти движения смотрелись ужасно. Дрей перевел разговор на другое – скорее даже чтобы отвлечь себя, а не мальчика:

– Откуда взялась такая толпа мин? Не из периметра же Тешева они сбежали!

– Вряд ли. – Росс был явно равнодушен к причинам возникновения чего-то нового. Видимо, этим ребятам встречалось столько всего, что они уже и не задумывались, откуда и что берется. – Вчера эту басню не рассказывали, но есть одна легенда…

Дрей округлил глаза и ссутулился. Заметив это, Росс рассмеялся и непроизвольно сжал пальцы в кулак. На этот раз ему это удалось – сжать и разжать всю пятерню.

– Разминай, разминай, это полезно, – кивнул Дрей. – А можно мне сокращенную версию?

– Да. Легенда дурацкая, потому что время не сходится. Но в ней говорится, что жил один механик, на Закате. Пришли мутанты, убили его семью. А он создал завод. Полностью автоматический. Который делает разных механических солдат, чтобы они искали и убивали мутантов.

– Но мы же не мутанты, – засомневался Дрей.

– Пауки спутали, – отмахнулся Росс. – Велика ли разница – экзо, мутанты... Нано вон нас так и называют.

– На Закате не было мутантов. Они появились значительно позже.

– Ну, может, и механик жил позже.

– А позже он не сумел бы создать такой завод.

– Я же тебе говорю: легенда дурацкая и по времени не сходится. Зато сразу понятно, почему по этим лесам бродит столько механизированной шушеры. Красиво. Автоматический завод, который что-то делает, уже и забыл зачем. Завод уже старый, поэтому много брака.

– Завод, – попробовал Дрей слово на языке. – Да, наверное, красиво. Вечером у костра расскажешь полную версию.

 

Последний лагерь они разбили раньше обычного. Еще было совсем светло, и Дрей предпочел бы продвинуться в глубь мертвых земель еще ненамного, но местные решили иначе:

– Мутанты ночью опасней. Быстрей, видят лучше, – пояснил Росс. – Вдобавок редко удается зачистить гнездо полностью: в окрестностях всегда может бродить кто-то еще. Поэтому мы нападем около полудня и еще успеем вернуться. Как раз здесь же и заночуем следующей ночью.

– Ну это уже без меня. – Дрей понятия не имел, что ему предстоит глубже в мертвых землях, хотя ему и было не привыкать. Начало смеркаться, и он уставился в лес, в сторону юга, туда, где, по предположениям ребят, находилось гнездо. И там же, еще в нескольких днях пути, его ждала точка доставки.

– Считается, что центр, самые глухие места мертвых земель, восточней. Мы идем немного с краю. – Росс как будто прочитал его мысли. – И ты пойдешь по окраинам. Тут относительно немного неприятностей. А дальше можно даже встретить людей. Ближе к Тешеву, как говорил староста, леса волей-неволей чистят Изоляторы. Так что тебе буквально дневной переход – и потом будет поспокойней. Старайся держаться к закату, лучше иди по дуге: там должно быть тише.

– Должно быть?

– Ну я там никогда не был. – Росс по-прежнему разминал руку. Иногда пальцы непроизвольно подрагивали, но в остальном она стала вполне работоспособной. – Да и тут сам знаешь. Может не пойми что вылезти в самом неожиданном месте.

– Мутантов наша последняя драчка не вспугнула, как считаешь? – перевел тему Дрей. – Ночью было тихо, безветренно, воздух холодный. Выстрелы должны были быть слышны очень далеко.

– Вряд ли. Стрелять тут может кто угодно – не только те, кто идет чистить гнездо. Чего им опасаться? Да и все-таки далековато. Вчера мы много прошли.

– Завтра расходиться придется быстро. Удачи тебе на обратном пути.

– Удачи всем нам. Будешь возвращаться – заглядывай. Хотелось бы знать, что твоя доставка прошла успешно.

Дрей молча кивнул. Каким образом вернуться, он не имел ни малейшего понятия.

 








Date: 2015-10-18; view: 39; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.02 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию