Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника







АТАКА НА ТРЕЗВОСТЬ 3 page. В статье приводятся данные о росте раковых болезней, вызванных потреблением алкоголя я табака





В статье приводятся данные о росте раковых болезней, вызванных потреблением алкоголя я табака. В связи с угрожающим положением в стране сенаторы Франции подняли вопрос о запрете рекламы алкоголя и табака. Но, к их огорчению, запретительный закон при голосовании не прошел. Считают, что винные короли охладили пыл заседателей...

В нашей стране и в наше время подобные дела творит алкогольная мафия, объединяющая "ломехуз" от самых высоких инстанций (планирующих и производящих спиртные изделия) до продавца и рабочего винного магазина. В руках этой мафии оседает до 11 млрд. руб. в год! Поэтому трудно рассчитывать, что они добровольно откажутся от такой наживы. А человеческие жизни для них ничего не значат.

Этим-то в основном и объясняется столь безудержный рост производства и продажи алкоголя в нашей стране, который осуществляется с помощью пропаганды коварной идеи "культурного" винопития и "умеренных доз". Кроме того, в стране создан провокационный экономический механизм, стимулирующий рост алкоголизации населения. Этот механизм прост и эффективен. Доходы от алкогольной торговли идут непосредственно в местный бюджет, что и заставляет всех, от секретаря обкома до продавца, стремиться увеличить его таким легким путем. Убытки же, нанесенные производству вследствие алкоголизации трудящихся, отзываются прежде всего на бюджете общегосударственном.

Примером того, как руководитель областного масштаба примитивно и даже безграмотно рассматривает алкогольную проблему, служит выступление секретаря Новосибирского обкома КПСС (11.11.86 г.): «...У нас ведь есть такие ярые максималисты, которые говорят: под корень все это зло! Все разрушить надо — все заводы, все убрать, чтобы никакого, ни капли, спиртного не выпускалось... Дискуссия же была, работа тщательная проведена — сухой закон никому никогда не давал проку, никогда!.. Сейчас у нас более ста миллионов не додано за эти десять месяцев, наш товарооборот сократился за счет уменьшения продажи спиртных напитков. А это значит — у нас нет такого фонда, чтобы выдавать заработную плату... Поэтому мы и говорим — за водкой — пусть хоть целый день стоят. Но "сухое", пиво, шаманское должны в обычных отделах продавать, чтобы спокойно подошли, взяли без всяких на это проблем...»

Ни одного слова о том, чтобы пополнить бюджет за счет других, неалкогольных напитков! Не тем, так другим, но обязательно алкоголем пополним местный бюджет! Нечем платить зарплату — привезли несколько машин с водкой (что стоят государству гроши), в короткий срок распродали, получили тысячи рублей, выдали зарплату. Как все просто я легко...— одни прибыли! Но посмотрим, что несет нам эта машина с водкой.

Сотни рабочих не вышли на работу — потеря государству. Будучи пьяным, сломал трактор, станок — потеря. Упал со строительных лесов — оплата бюллетеня, потеря. Работа в нетрезвом состоянии или с похмелья — потеря. Разве алкоголики, могут создавать продукцию, которая может выдержать конкуренцию на мировом рынке?

Для пополнения местного бюджета у нас поблизости от заводов располагаются пивные ларьки. За день тысячи людей подойдут и выпьют одну-другую порцию. А рабочий, стоя в очереди, сам откровенно говорит; "Выпьешь кружку пива — вроде бодрости прибавится, а руки часа два — как ватные". Исследования с помощью специальных приборов показывают, что даже после умеренного потребления алкоголя (30—35 гр.) мозг приходит в норму только через 18—20 дней!

Рабочему кажется, что он уже давно трезв, а мозг еще не пришел в нормальное состояние. Значит, вся работа идет за счет двигательных актов, за счет подкорки, то есть чисто механически. Где же тут качество, где производительность труда?

А рост преступлений? Какие потери от этого несет государство! Ученые мира давно подсчитали, что страна, где будет введена абсолютная трезвость, может закрыть девять десятых своих тюрем.

А болезни? По данным Всемирной организации здравоохранения 40 % мировых ассигнований идут на лечение болезней, связанных с потреблением алкоголя... В целом же, получая от продажи алкоголя рубль, государство из-за этого же теряет 6—7 руб. А в итоге соотношение: 55 млрд. руб. прибыли сегодня и 300—400 млрд. убытков завтра. Это уже похуже, чем "тришкин кафтан". Здесь речь идет о катастрофическом разрушении всей экономики страны.

За годы почти двадцатилетнего правления Л.Брежнева, когда бурными темпами из года в год нарастало потребление алкоголя, мы только экономически потеряли не менее 3—4 триллионов рублей.

Алкогольный фактор оказывает влияние на экономику во взаимодействии с другими факторами, внешними и внутренними. Внешний фактор проявляется прежде всего в рассчитанных смещениях идеологических акцентов в сфере культуры, литературы и искусства. Нашему обществу пытаются навязать идеалы массовой культуры, несущей бездуховность, безнравственность идеи космополитизма, размывания понятия патриотизма.

Поэтому борьба за отрезвление общества должна носить комплексный характер в опираться на пропаганду лучших традиций народной культуры, русской и классической литературы и музыки. Необходимо во главу угла поставить воспитание нравственности, доброты, любви к человеку, заботы о благе Отечества.

Одно из важнейших проявлений внутреннего фактора, приводящего к росту значения алкоголя в экономике и политике государства,— несовершенство хозяйственного механизма, в руководстве которым стоят люди некомпетентные, без патриотического настроя. В основе действий этого руководства — формирование местного бюджета с планированием массовой продажи алкоголя населению.

Это фактически означает, что на деньги, полученные населением за общественно-полезный труд, ему предлагается общественно-вредный продукт — алкоголь. Достигаемый таким образом денежный баланс маскирует отсутствие действительно необходимого баланса товаров, а алкоголь становится фактором, нарушающим принципы распределение по труду, и выступает как орудие эксплуатации.

Увеличение производства и продажи алкоголя, необходимое для достижения денежного баланса, ведет к дополнительным потерям пищевых продуктов, к росту непроизводительного труда. Это, в свою очередь, ведет к снижению темпов роста национального дохода, а следовательно, и к уменьшению доли производства товаров для населения. Последнее ухудшает баланс денежных доходов и компенсируется новым увеличением продажи алкоголя.

Дезорганизующее влияние на общественное производство каждого проданного литра алкоголя (в душевом исчислении) приводит к потере 1 % национального дохода. Полное отрезвление экономики и жизни нашего общества должно привести к увеличению национального дохода более чем на 10 %.

С каждым витком в таком порочном круге для достижения денежного баланса требуется продавать все большее количество алкоголя. Поэтому ущерб, наносимый государству и народу, растет.

Особенно отчетливо эта тенденция проявилась в 60—70 гг., когда государственные ограничения функционирующего в экономике алкоголя были существенно ослаблены. Не исключается, что это было сделано сознательно. В результате к концу этого десятилетия, то есть к началу 80-х гг., масштаб наносимого алкоголем ущерба экономике достиг огромных, беспрецедентных размеров, а суммарные потери за этот период значительно превысили тот страшный ущерб, который был нанесен нашей стране в годы Отечественной войны.

В настоящее время ежегодно в алконаркотические растворы переводится 6 млн. т. зерна, 7 млн. т. винограда, огромное количество других пищевых продуктов. Ежегодный импорт алкоголя вышел на Уровень 600 млн. руб., причем алконаркотики — единственный товар, продаваемый нашему государству странами общего рынка почти за бесценок — 7 пенсов за литр вина. И при такой-то цене мы ежегодно тратим 600 млн. руб. в валюте! Какое же море отравы обрушиваем мы на наш народ! Использование тех средств, что мы затрачиваем на алконаркотики, для производства полезных товаров способно коренным образом улучшить снабжение населения продуктами питания. Так, например, если использовать 6 млн. т. зерна на корм скоту, то можно повысить государственное производство мяса на 20—30 % и достигнуть' тем самым санитарной нормы его потребления.

Количество продаваемого алкоголя является не только следствием и мерой недостатков в экономике сегодняшнего дня, но и важнейшей причиной роста этик недостатков в экономике дня завтрашнего, поскольку алкоголь наносит все возрастающий ущерб здоровью народа и общественной морали. Поэтому закономерным является тот факт, что среднегодовые темпы роста национального дохода в процентах и средний уровень государственной продажи алкоголя в литрах за период с 1946 по 1984 г. находились в обратных отношениях. Если алкоголь вырос с 1,5—2,0 л в 1946—1955 гг. до 18,1 л в 1978—1988 гг., то национальный доход за этот период времени упал с 14,4% до 3,4 %.

Если заглянуть в прошлое, то недопонимание и недооценка этой проблемы, а то и сознательные действия со стороны высшего партийного и государственного аппарата в вопросах алкогольной политики всякий раз приводили к резкому повышению продажи алкоголя населению.

В период с 1924 по 1930 г., когда Председателем Высшего Совета народного хозяйства страны был Н. Рыков, активно поддерживаемый Л. Троцким, Н. Бухариным, М. Томским, Г. Зиновьевым, Л, Каменевым, удалось провести в ЦК ВКП(б) мысль о "полезности" алкогольной торговли. В результате за эти 6 лет душевое потребление алкоголя через госторговлю в стране возросло в 16 раз: с 0,17 до 2,8 л/год. Ежегодный прирост составил 0,43 л/год.

В дальнейшем последовал резкий спад продажи алкоголя от 3,0 л/год в 1938 г. до 1,9 л/год в 1940 г. и до 1,7 л/год в 1953 г. 1953—1955 гг. сопровождались ежегодным приростом его потребления на 0,55 л., в результате чего только за эти 2 года продажа спиртного возросла с 1,7 до 2,8 л. До 1958 г. потребление алкоголя практически не увеличивалось. Более того, семилетним планом развития народного хозяйства СССР на 1958—1965 гг. предусматривалось снижение его производства на 15 %. С появлением на посту Председателя Президиума Верховного Совета СССР Л. Брежнева эта тенденция изменилась на противоположную. Начался безудержный рост государственной продажи алкоголя с 3,0 л/год в 1960 г- до 10,8 л/год в 1980 г.

Бурный рост алкоголизации общества сопровождался столь же резким снижением уровня прироста национального дохода в СССР с 12—11% в период 1958—1960 гг. до 4,8 в 1975—1980 гг. и до 2 % в 1982 г. Важно подчеркнуть, что увеличение продажи алкоголя сопровождалось и расширением самогоноварения, которое, по данным Б. Ц. Урланис, Ю. П. Лисицына и Н Я. Копыт, в 1983 г. составляло 50—70 % от государственной продажи.

Необходимо помнить, что потребление алкоголя в разных регионах страны весьма неравномерно. Среднеазиатские республики, например, традиционно потребляют спиртное в гораздо меньших, чем в среднем по стране, объемах. С учетом этого рост потребления алкоголя в РСФСР с 1960 по 1980 г. составил 13 л/год (от 10 до 23 л/год)!

Этот уровень продержался до 1985 г. Это

уровень нравственного вырождения народа, в первую очередь — народа русского. В период с 1970 по 1980 г. количество здоровых людей, не пораженных самой страшной из массовых болезней — алкоголизмом и дебильностью, уменьшалось со скоростью примерно 0,1 % в год. Число же больных среди населения России ежегодно увеличивалось на 1 %, или на 1,4 млн. человек.

 

Мировая история имеет аналог подобной бурной алкоголизации общества. Более 100 лет тому назад - в 1870 г.

во Франции потребление алкоголя составляло 3—4 л/год, уже в 1895 г.— 23 л/год на душу населения. Период с 1871 по 1895 г.

это время после поражения первой в истории пролетарской революции — Парижской Коммуны, когда буржуазия, потрясенная опасностью утраты политической власти, до предела расширила возможность потребления алкоголя трудящимися и довела его уровень до 25 л/год в 1905 г. Это уже уровень физического вырождения нации, когда количество жителей в стране начинает уменьшаться, то есть людей умирает больше, чем рождается. Долго в такой ситуации ни одна страна существовать не может. Видимо, в связи с этим государство вынуждено было снизить потребление алкоголя до 22 л/год к 1917 г. и до 18 л/год в 1980 г.

 

Подвергнутые массированному воздействию алкоголя, коварно скрытому в самых привлекательных растворителях, каковыми являются высококачественные французские вина, трудящиеся Франции утратили возможность следовать традициям Парижской Коммуны. Политическая и экономическая власть буржуазии оказалась вне опасности.

Даже при беглом сравнении двух стран — Франции и России, подвергшихся в разное время алкоголизации в течение десятилетий,— нельзя не отметить много тождественного. Прежде всего, в той и другой стране подтвердился несомненный факт, что народ и страна сами по себе не спиваются, этому активно способствуют заинтересованные люди, группы, партии и т.д. Кроме того, налицо поддержка внутренних подрывных сил в ее действиях по спаиванию, то есть фактически по уничтожению своего народа, со стороны правительственных деятелей, и определенных кругов других стран.

Никогда и нигде в средствах массовой информации и литературе не выражался активный протест против спаивания населения. Во всех случаях все приписывалось свойству характера народа. Тогда почему же до определенного момента душевое потребление в той или другой стране десятилетиями держалось на малых цифрах, в вдруг за короткий срок возрастало по много раз?!

Никто ни внутри нашей страны, ни за рубежом не встал на защиту спаиваемого народа. Особенно бросается в глаза то, что в период правления Л. Брежнева, когда пьянство год от года принимало все более чудовищный размах, ни один зарубежный "голос", ни одна газета не только не упрекнули нас в этом, но и просто не упоминали до 1985 г об алкогольной проблеме в нашей стране, по-видимому, чтобы не спугнуть нас и не помешать "пить вволю". Значит, все шло в полном согласии между внутренними и внешними врагами нашего Отечества.

Все те, кто в той или иной мере участвуют в спаивании нашего народа, стремятся смягчить в глазах населения его губительное действие. Если же это сделать невозможно, стараются все тяжкие последствия приписывать только пьяницам в алкоголикам. Между тем от алкоголя страдает весь народ, вся страна, об этом открыто и смело говорили патриоты прошлых лет, об этом всю правду говорят они и в наши дни. Спасение нашего народа лежит именно в правде, узнав которую многие задумываются и прекращают пить. Вот этого-то и боятся те, кто этой правды не говорит.

Вот как описывал профессор И. А. Сикорский последствия роста потребления алкоголя после введения царской монополии в 1895 г.: "Спивающийся народ наш местами впадает в алкогольное вырождение. Образуется как бы новая порода полусумасшедших людей преступного склада, у которых характер лишен уравновешенности и культурной сдержанности, а ум угнетен отравой. Россия наводнена полусумасшедшей армией тунеядцев, хулиганов, и трезвеннические элементы народа, едва редеющие в общем пожаре пьянства, с трудом отбиваются от пропившейся братии.

Ученые открывают в области спиртного наркоза ужасные последствия, не говоря о физическом погроме, который спирт вносит в нервную систему, в мозг, в желудок, в печень, сердце и пр. Этот казенный яд отравляет дальнейшие поколения: дочери пьяниц теряют способность быть матерями, так как уже не могут кормить грудью. Стало быть, пьянство грызет не только самого человека, его достаток, оно грызет его тело и душу, оно замучивает тысячелетнее племя, подсекая корни его роста, его здоровье и плодовитость!"

Эти слова полностью согласуются с характеристикой бедствий, которые обрушиваются на наш народ при свободной продаже алкоголя. Об этом же писал Л. Н. Толстой в своих многочисленных статьях, посвященных алкогольной проблеме. В статье "Богу или Мамоне" он пишет: "Огромное пространство лучших земель, на которых могли бы кормиться миллионы бедствующих семей, заняты табаком, виноградом, ячменем, хмелем и, главное — рожью или картофелем, употребляемыми на приготовление пьяных напитков, вина и, главное, водки. Миллионы рабочих заняты приготовлением этих предметов..." "Какие же последствия от употребления этих предметов, приготовления табака, водки, вина, пива?"

спрашивает он и отвечает. "Девять десятых преступлений совершаются в пьяном виде" "Какая же польза от употребления пьяных напитков?" — "Никакой"

 

Ф. М. Достоевский тоже делал вывод, что питейный бюджет строится на будущности народа. В подобном же духе высказывались В. М. Бехтерев, Н. Е. Введенский и другие лучшие умы России.

Все то, о чем говорилось этими учеными и писателями, относилось к тому периоду, когда среднедушевое потребление алкоголя в стране не превышало 3—4 л. Что же делается с нашим народом теперь, когда по расчетам социологов и экономистов душевое потребление алкоголя у нас (с учетом кустарного хмеля) в 4—5 раз выше, чем во времена Л. Н. Толстого и И. А. Сикорского!

Экономистами уже давно доказано, что здоровый, нормальный путь повышения доходов казны — это путь прекращения торговли алкоголем. Через короткий период трудностей будут нарастать доходы от других нормальных источников, и они быстро перекроют все питейные сборы. Это элементарная истина, и ее не понимают только люди недостаточно грамотные в экономических вопросах или не желающие ее понимать. С этой точки зрения каждый, кто рассчитывает путем массовой торговли алкоголем исправить финансовое положение страны, напоминает человека, рубящего сук, на котором сидит. Это — временщик, который хочет любой ценой создать видимость благополучия, пока он у власти, а после него — хоть потоп.

Пока мы не добьемся полного отрезвления народа, все наши планы по ликвидации застоя, перестройке останутся не реализованными. Правильность такого вывода доказана практикой государства: на ликвидацию последствий первой мировой войны и разрухи нам потребовалось 4—5 лет трезвой жизни и работы.

А мы с экономическим застоем бьемся уже шестой год и ни на йоту не сдвинулись с места в лучшую сторону. И все это потому, что пьющий народ ничего разумного создать не может! Элементарный разум говорит об этом. И если некоторые экономисты и социологи вроде Н. Шмелева убеждают нас в обратном и настаивают на том, чтобы для алкоголя были убраны все запреты, то это совсем не от незнания вопроса и не от экономического невежества. Здесь мы видим нечто другое. Почему экономист Н. Шмелев не выдвинул никакого другого варианта в системе преодоления кризиса в стране, кроме увеличения продажи алкоголя? Почему он не предложил прекратить тратить валюту на табак и вино, на которые мы ассигнуем сотни миллионов золотых рублей? Экономические затруднения — это только предлог для того, чтобы можно было обосновать требования о дальнейшем расширении продажи спиртных изделий.

Подобные предложения и подобная политика наблюдались в России много раньше. В связи с этим полезно вспомнить выступления некоторых депутатов Государственной Думы. Так, в 1911 г. депутат М. Д. Челышев говорил: "У нас в городе Самаре в 1902 г. я внес предложение в Думу, что городу выгоднее прямо внести в казначейство то, что у нас наживает казна от продажи спиртного. Но такое предложение даже напечатать нигде не разрешили, и только через год мы добились разрешения заслушать его в Думе. В 1903 г. заслушала это заявление и приняла его. Но результаты? Из Питера нам отказали... Ведь из-за денег торгуют

ну, на, возьми ты деньги от нас, но отпусти душу на покаяние!

 

Господа, вот этот случай заставляет невольно думать, что не из-за денег торгуют, нужно им что-то другое..."

В другой раз он сказал: "Есть еще противник, сильный противник, упорный противник — это печать... Во всей России против трезвости, против желания народа отрезвляться идет борьба, организованная по определенному плану, плану продуманному..."

Не правда ли, впечатление такое, что речь идет о наших днях?

Не менее откровенно по этому вопросу высказался другой депутат Думы — епископ Митрофан: "Здесь член Государственной Думы Челышев говорил, что противники законопроекта о борьбе с пьянством — это лица, заинтересованные в водочном производстве... Нет, главные враги не они, а те, кто боится трезвости народа, боится, что трезвый народ не пойдет за ними по пути осуществления их антинародных целей. Вот где главные враги. Крайне прискорбно, но теперь приходится, необходимо заявить, что в вопрос о борьбе с пьянством вторгается политика, и самого дурного свойства. Правда, открыто никто с думской кафедры заявлений не делает в том роде, да и было бы стыдно на шею Россию сказать, что кто-нибудь стоит открыто за развитие пьянства. Но весь ход думской борьбы с пьянством показал, что скрытые пружины тех противодействий, которые на каждом шагу встречает специально комиссия, главным образом направляются со стороны тех, кто не желает никакой борьбы с пьянством, хотя наружно говорит иначе. Тут все старания направлены на то, чтобы умело скрыть свое подлинное лицо".

Как все похоже на наши дни! Только наши народные депутаты уже не очень скрывают свое подлинное лицо. Им недостаточно, что от алкоголя ежегодно погибает миллион народу и 200 тысяч детей рождается дефективными и дебильными. Они явно хотят большего.

Речь Н. Шмелева на Съезде народных депутатов СССР, где он требовал отменить все ограничения в продаже алкоголя, заставила содрогнуться каждого честного человека. По-существу, этим своим безнравственным предложением Н. Шмелев показал, что он не имеет морального права оставаться народным депутатом, однако никто не высказал ему даже порицания. Более того, то тут, то там в газетных статьях стали появляться глубокомысленные рассуждения о том, что, мол, трезвость несет ущерб и разорение стране. По их логике, пишет Елена Гончарова в "Нашем современнике", "тот, кто пьет, поддерживает экономику страны, и чем больше они пьют, тем крепче будет стоять на ногах Россия".

Кто же защитит нас от этой алкогольной чумы? По-видимому, ни на партию, ни на Советы мы рассчитывать не можем, ибо Политбюро и его Генеральный секретарь молчат, а Съезд и Верховный Совет, обсуждая наши беды, в значительной степени обязанные, алкоголю, или требуют открыть все шлюзы для пьянства, или же стыдливо замалчивают этот острейший вопрос.

Когда депутат • В. И. Белов указал министру здравоохранения СССР Е. И. Чазову на то, что он искажает вопрос об алкоголе, его речь не была опубликована в "Известиях". Так что же нам делать?

Мы уже сейчас заливаемся алкоголем. Однако "ломехузам" этого мало. Их не удовлетворяет и новый бюджет, утвержденный на сессии Верховного Совета СССР и не знающий аналога в мировой истории. Они требуют большего.

Что пишут обо всем этом в прессе? В "Комсомольской правде" — газете для молодежи — льет крокодиловы слезы о том, что в стране мало продают алкогольного зелья некто С. Благодаров. Пьет ли он сам — неизвестно, ибо многие "ломехузы", не употребляя хмельного сами, из кожи лезут, чтобы доказать необходимость расширения винпой торговли. Цифры алкогольной экспансии, которые приведены в статье под названием "Безумству трезвых", могут ошеломить любого, еще не деградировавшего человека.

В подкрепление данной статьи, настойчиво требующей увеличить алкогольный шабаш, "Комсомольская правда" поместила другую (26.10.90 г.) — "Трезвые люди на бочках с вином" Я. Юфоровой. Повествуя об Испании, автор не находит в этой замечательной стране ничего интересного, кроме вина, и на четырех столбцах расхваливает продукцию фирмы "Осборн". Захлебываясь от восторга, она сообщает, что в Москве уже открыли бар "Осборн" в двух шагах от Красной площади. Еще бы не радоваться "ломехузам"! Можно смело сказать, что этот новый бар соберет богатый урожай, Пополнив ряды алкоголиков из молодежи и подростков. Не отстает от молодежной газеты и "Сельская жизнь", которую читают миллионы сельских тружеников, где алкогольная проблема стоит особенно остро. Н. Атапух в статье "Доборолись..." пишет о развивающейся спекуляции спиртными изделиями во Владивостоке и Приморском крае и винит в этом антиалкогольное Постановление. При этом приводит следующие данные: " В канун печально известного постановления по борьбе с пьянством и алкоголизмом во Владивостоке винно-водочной продукцией торговали в ста с лишним магазинах, сегодня специализированных точек наберется полтора десятка". Но ведь в постановлении не сказано о сокращении торговых точек. Это сделано "ломехузами" специально для компрометации этого документа. Постановление и здравый смысл подсказывают, что надо сокращать продаваемый алкоголь, а не продавцов. Но почему газета и журналист делают вид, что не понимают проблемы и играют на руку "ломехузам", подливая масло в огонь?

Нам больше некуда отступать! Мы должны объединить наши усилия и объявить бойкот "зеленому змию". Иначе нас ждет биологическое вырождение. В 1990 г. в школы пришло 1 млн. 650 тыс. умственно отсталых детей. Ежегодно в нашей стране прибавляется 550 тыс. новых алкоголиков — и это только те, кто берется на учет. В вытрезвители попадают в год 8 млн. человек. Каждый третий умерший — жертва алкоголя, это почти миллион людей ежегодно! В какую же пропасть нам отступать дальше?

 

ПРАВДА И ЛОЖЬ О "СУХОМ ЗАКОНЕ"

 

Сегодня о "сухом законе" принято говорить не иначе как с иронической улыбкой. Всякая же попытка серьезного разговора, а тем более публичного выступления в защиту законодательного запрета винной торговли, вызывает самые яростные нападки. Тут могут обвинить и в экстремизме, и в попрании прав человека и гражданина, могут объявить врагом перестройки, а то и врагом народа. И не мудрено. Ведь благодаря стараниям прессы в обществе все больше утверждается мнение о том, что опыт принудительной трезвости — всегда и безоговорочно горький опыт. Это якобы красноречиво подтверждается крахом недавней антиалкогольной кампания и всеми историческими примерами, в частности неудачными попытками введения "сухого закона" в России и Америке.

"Ломехузы" сделали все, чтобы скомпрометировать саму идею "сухого закона", чтобы исказить и очернить одну из самых, может быть, замечательных страниц нашей истории, когда в течение одиннадцати лет (1914—1925 гг.) под защитой закона народ упорно преодолевал закоренелый недуг пьянства. "Это самый величественный акт национального героизма, какой я только знаю"

так отозвался о нашем "сухом законе" известный английский деятель Ллойд Джордж.

 

Повсеместное запрещение "продажи казенного вина и всех спиртных изделий — вопреки всем предсказаниям! — вызвало тогда подъем национального духа.

"Мы еще в начале этого явления и благодеятельные последствия его еще впереди,— писал публицист М. Меньшиков,— но со всех сторон идут телеграммы и письма о чудесном преображении народной жизни, о крайнем упадке преступности (на 70, местами на 90 %)! Пустуют арестные помещения и тюрьмы, пустуют камеры мировых судей и судебных следователей. Хулиганство местами как рукой сняло. В один момент на пространстве громадной империи была остановлена вся сеть спиртоносной системы со всеми ее артериями и венами. Глубоко укрепившемуся бытовому пороку сразу были оборваны корни. Уже через две недели закрытия винных лавок Россия почувствовала себя как бы воскресшей. Все увидели, что полная трезвость возможна, что она легко достижима, что, кроме лишь совершенно больных делириков, водка ни для кого не составляет потребности и что единственно лишь общедоступность водки питает безобразное явление пьянства народного. Есть полная надежда, что если опыт невольной

трезвости протечет так же удачно и впереди, как в последний месяц, то у государственной власти достанет мужества навсегда покончить с закоренелым злом народным.

О, какое это было бы великое, желанное, спасительное для народа дело! Это было бы более, чем свержение татарского ига или крепостного права,— это было бы свержение дьявольской власти над Россией..."

Результаты законодательного запрета винной торговли были тщательно изучены и опубликованы в ближайшие и последующие годы (А. Мендельсон. Итоги принудительной трезвости. М., 1916 г.; А. Введенский. Опыт принудительной трезвости. М., 1915 г.; Д. Воронов. Жизнь деревни в дни трезвости. М., 1916 г., и др.). В научных, строго объективных трудах было показано, что результатом запрета явилось почти полное прекращение потребления алкогольных напитков, что привело к благотворным последствиям и прежде всего к росту производительности труда.

После 18 июля 1914 г., когда в России последовало повсеместное запрещение продажи вообще всех спиртных изделий, все образованные люди с большим интересом следили за результатом этого закона. Оправдает ли русский народ их ожидание и перейдет ли к трезвому образу жизни или же, как предсказывали враги трезвости, он будет громить винные погреба, устроит бунт и прекратит работу?

На самом деле весь народ отнесся к этому с пониманием. Люди были по-деловому спокойны и рассудительны. Даже те, кто обычно гнал самогон, как-то стеснялись это делать, так как незадолго до этого шли собрания, где были вынесены решения о закрытии монополии. Люди с каким-то одухотворением воспринимали этот период как начало новой, светлой жизни.

Обо всем этом достаточно убедительно сказано в печати того времени. И можно только удивляться, зачем и почему многие авторы без ссылок на источники пишут в наше время, что "сухой закон" принес только отрицательные результаты. Что это? Результат невежества или сознательное искажение правды? Ведь благодаря объективному освещению того периода жизни общества мы не только по личным наблюдениям очевидцев, но и по научным данным можем знать правду о том, что дал нашему народу "сухой закон". В книге А. Мендельсона "Итоги принудительной трезвости" читаем:








Date: 2015-07-25; view: 26; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2017 year. (0.011 sec.) - Пожаловаться на публикацию