Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава IX. Голубичка взволнованно расхаживала вдоль колючей стены лагеря, не в силах дождаться сигнала к выходу





Голубичка взволнованно расхаживала вдоль колючей стены лагеря, не в силах дождаться сигнала к выходу, Искролапка молча смотрела на нее, раздраженно подергивая хвостом.

— Ты мне все расскажешь? — в который раз спросила она.

— Конечно! — пообещала Голубичка. — Как только вернусь.

Не успела Искролапка забыть свои обиды по поводу того, что старшие выделяют Голубичку из всех других оруженосцев, как глашатай нанес новый удар по ее самолюбию, объявив, что на сегодняшний Совет пойдет только Голубичка.

Искролапка сердито посмотрела на проходившего мимо Ежевику.

Тот заметил ее взгляд и остановился.

— Не дуйся, — пробасил полосатый кот. — Ты же не малый котенок. Ты не должна все время бегать хвостом за сестрой! Белолапа, дремавшая после ужина, резко села.

— Насколько я помню, — фыркнула она, насмешливо глядя на Ежевику, — ты не очень-то радовался, когда тебя не брали на Совет! — Белая кошка с любовью посмотрела на обеих своих дочек.

Ежевика недовольно посмотрел на нее, но в следующий миг его напускная суровость растаяла, и в глазах заплясали веселые искорки.

— Что ж, по крайней мере, мне хватало ума дуться в своей палатке, а не устраивать представление перед всем племенем!

Но материнское подтрунивание не смягчило Искролапку.

— Почему она идет, а я нет? — прошипела она, сощурив глаза на Голубичку.

— Потому, что вы не привязаны друг к другу, — строго ответила Белолапа. — Ежевика совершенно прав.

Ты выглядишь просто глупо со своими постоянными обидами. Пора привыкнуть, что не все в жизни вы с Голубичкой будете делать вместе.

Искролапка мрачно потупилась, помахивая хвостом.

— Не расстраивайся, — бросилась к ней Голубичка, как только Ежевика отошел и сел рядом с Крутобоком. — Когда мы станем воительницами, то на каждый Совет будем ходить вместе!

Белка вышла из воинской палатки и побрела через поляну. Бросив быстрый взгляд в сторону Ежевики, она поспешно отвела глаза и присоединилась к Листвичке, сидевшей возле кучи дичи.

— Как ты думаешь, Ежевика когда-нибудь их простит? — прошептала Голубичка, глядя на сестер. Неужели Ежевика может быть настолько непреклонен?



Она даже поежилась при мысли о том, что два кота, некогда такие любящие и неразлучные, могут вдруг вести себя так, словно принадлежат к разным племенам. Они с Искролапкой никогда так не поссорятся!

«По крайней мере, Белка и Листвичка по-прежнему вместе», — подумала Голубичка, глядя, как сестры нежно прижимаются друг к дружке, словно котята в детской.

Она пихнула носом Искролапку.

— Я постараюсь поболтать с Лепестянкой и принести тебе самые свежие сплетни, — пообещала Голубичка. Она надеялась, что застенчивая Речная воительница не будет вести себя так, словно никакого путешествия и в помине не было.

Огнезвезд выскочил из своей палатки и помчался на поляну. Заслышав шорох камней под лапами предводителя, патрульные заспешили к выходу. Песчаная Буря, Терновник и Бурый нетерпеливо метались перед лазом, а Лисохвост, Шиповница и Яролика выскочили из воинской палатки.

Львиносвет торопливо облизал пасть — он успел как следует подкрепиться, ожидая, когда Воробей выйдет из палатки целителя. Они вместе подошли к патрульным, а замешкавшаяся Милли со всех лап выбежала из поганого места и помчалась к Крутобоку. Березовик занял место возле Белолапы, а Иглолапка и Цветолапка вдвоем вышли из палатки оруженосцев. Они, как всегда, как следует подготовились к Совету — шерстка их была прилизана волосок к волоску, глаза сияли радостным предвкушением.

— Расскажите мне все, что там будет! — крикнул вслед сестрам Шмелелап. Он оставался в лагере вместе с Искролапкой.

Когда Белка, попрощавшись с Листвичкой, заняла свое место в патруле, Огнезвезд взмахнул хвостом, давая сигнал к выходу. Грозовые воители последовали за своим предводителем.

Чем ближе они подходили к озеру, тем сильнее беспокойство охватывало котов. Они шли молча, лишь лапы мягко стучали по мокрым листьям. Крутобок был прав — ветер разогнал тучи, и Серебряный пояс ярко сверкал вокруг полной луны. Но лес все еще был мокрым после ливней, поэтому Голубичка очень быстро вымокла до костей.

Из- за холода и сырости шерсть у всех котов так и зудела от раздражения.

— Надеюсь, мы не встретим вони Сумрачного племени на своей территории! — проворчал Лисохвост.

Известие о новых метках Сумрачных котов, как лесной пожар, распространилось по всему Грозовому племени.

— Не городи чепухи, — рявкнул Ежевика. — Мы будем обходить озеро по территории племени Ветра!

Даже Сумрачным котам хватит мозгов не заходить так далеко от своей территории.

Терновник остановился и принюхался.

— Честно говоря, я бы не полагался на мудрость Сумрачного племени, — пробурчал он.

— Давайте перейдем на территорию Сумрачного племени и оставим там свой запах! — взмахнул хвостом Лисохвост. — Посмотрим, как им это понравится!

— Правильно! — подхватила Шиповница. — Клянусь когтями, они не обрадуются!

В последнее время эта бежевая кошка во всем соглашалась с рыжим Лисохвостом.



«Вот мышеголовая!» — фыркнула про себя Голубичка, и тут же виновато потупила глаза.

Шиповница была преданной воительницей и доброй кошкой. И все-таки Голубичка всем сердцем надеялась, что она никогда не потеряет голову настолько, чтобы полностью забыть о себе.

— Так и надо сделать, — прорычал Львиносвет. — Давно пора проучить этих наглецов. Да только у них носы забиты сосновыми иглами, они все равно ничего не учуют!

Белка, взбегавшая вверх по склону следом за золотистым воином, резко сказала:

— Не нужно искать неприятностей!

Ежевика, уже стоявший на вершине холма, холодно посмотрел на Белку.

— Порой агрессия необходима. Звездное племя дало нам когти не только для того, чтобы рвать мох для подстилок.

Зеленые глаза Белки испуганно сверкнули, словно слова глашатая когтями расцарапали ей морду. Львиносвет поморщился. Тем временем патрульные перестроились и цепочкой потрусили вдоль берега, держась на три хвоста от кромки воды.

Голубичка изучила окрестности. Ни следа других племен и никаких свежих запахов, если не считать прелой горечи поваленного дерева, перекинутого через озеро между берегом и островом. Семеня по бревну, крепко цепляясь когтями за скользкую кору, Голубичка слышала, как волны плещутся под деревом и ветер свистит в листве деревьев на острове.

Поляна Совета пустовала. Кажется, в этот раз Грозовые коты пришли первыми. Голубичка спрыгнула с дерева. Галька хрустнула под ее лапами, и вода мгновенно намочила шерсть. Обернувшись назад, Голубичка невольно залюбовалась тем, как уверенно слепой Воробей шагает по скользкому бревну. Львиносвет шел за спиной брата.

— Идем? — шепнула Голубичка, переглянувшись с Цветолапкой. — Исследуем остров!

— Но…

Но Голубичка уже бросилась в кусты, не став слушать никаких возражений.

— Да брось ты! — крикнула она на бегу. — Мы же первые!

Цветолапка выскочила из папоротников как раз в тот миг, когда Голубичка добежала до середины поляны. Даже сюда добиралась едкая вонь водорослей, гниющих на берегу острова. Голубичка невольно сморщила нос. И как только Речные коты терпят такой смрад?

— Подождите меня! — закричала Иглолапка, выбегая из кустов следом за ними. Остановившись, она обвела глазами пустынную поляну. Остальные Грозовые коты все еще пробирались через кусты, на целое дерево отстав от шустрых оруженосцев.

— А давайте залезем на большое дерево! — предложила Цветолапка, бросаясь к огромному дубу, росшему на краю поляны. В мгновение ока она взлетела по стволу и уселась на нижнюю ветку, царственно обвив хвостом лапки и выкатив грудку, словно предводительница, приготовившаяся обратиться с речью ко всем племенам.

— Я, Цветозвездая, приветствую воителей…

— Слезай сейчас же!

Напуганная резким криком Белки, бедная Цветолапка соскользнула с ветки и неуклюже шлепнулась на землю.

Голубичка изумленно обернулась. Глаза рыжей кошки метали молнии. Цветолапка кое-как поднялась и, пристыжено понурившись, потрусила через поляну.

— Что ты себе позволяешь? — набросилась на нее Белка. — Что подумает Звездное племя?

— Ой, — прошептала Иглолапка, крепче прижимаясь к Голубичке.

Выскочившая из папоротников Милли быстро перевела глаза с Белки на Цветолапку.

Озорная ученица заметно прихрамывала. Милли тут же бросилась к ней.

— Что с тобой? — всполошилась она, обнюхивая лапу Цветолапки. — Ушиблась? Больно?

— Все в порядке, — заверила Цветолапка. — Просто неудачно приземлилась.

— Откуда же ты прыгнула?

Цветолапка еще ниже опустила голову.

— Я только хотела посмотреть, каково это — сидеть на Большом дубе. Белка на меня накричала, вот я и свалилась.

Милли сердито посмотрела на рыжую воительницу.

— Совсем не обязательно было пугать мою девочку!

Что, если бы она сломала себе что-нибудь?

— Ничего бы не случилось, если бы твоя девочка не лазила туда, куда не следует, — заметила Белка.

— Она всего лишь ученица, — возмущенно напомнила Милли.

— Но не котенок! Она достаточно взрослая, чтобы понимать! — Белка повернулась к выходившему из папоротников Воробью. — Ты не осмотришь Цветолапку? — попросила она. — Она только что упала.

Из кустов вышел Огнезвезд.

— Кто упал?

— Да ничего, — пробормотала Цветолапка, когда Воробей стал ощупывать ей лапу. — Все в порядке!

Огнезвезд внимательно посмотрел сначала на Белку, потом на Милли, и обе кошки взъерошили шерстки Крутобок вышел вперед, загородив их собой, и шумно принюхался.

— Фу! — Он сморщил нос. — Даже не знаю, когда тут пахнет хуже — когда никого нет или когда соседские племена портят воздух своими запахами.

Голубичка была благодарна серому воину за то, что он добродушной шуткой положил конец препирательствам. Белка и Милли разошлись по разным концам поляны. Ежевика уселся под буком, подальше от обеих кошек. Белолапа, выйдя на середину поляны, растерянно посмотрела на разобиженных кошек и выбрала себе местечко под папоротниками, между спорщицами. Воробей занял свое место под корнями Большого дуба, где к нему вскоре должны были присоединиться другие целители. Березовик обходил поляну, настороженно принюхиваясь, а остальные коты сели рядком, молча поводя хвостами.

Небо было ясное, но в воздухе чувствовалась близость дождя. Голубичка поежилась, когда резкий порыв ветра швырнул целый вихрь листвы на поляну. Она даже обрадовалась, когда в дальней стороне острова снова зашуршали кусты и ветер принес рыбный запах Речного племени. Речные воители покинули свой лагерь и устремились на поляну.

Голубичка заметила, как Огнезвезд поймал ее взгляд и тоже посмотрел в сторону деревьев, откуда уже выбегали гладкие Речные коты. Он поднял хвост, приветствуя Невидимую Звезду, выводившую свое племя на поляну. Лепестянка первой выбежала из плотной толпы своих соплеменников и помчалась через усыпанную листвой поляну к Голубичке; остальные Речные коты смешались с Грозовыми воинами и принялись обмениваться новостями.

— Привет! — Серая с белым Речная кошка распушила грудку и высоко подняла подбородок. Голубичке показалось, что после путешествия она выросла не меньше чем на мышку. — Как тренируешься?

— Отлично! — Голубичка была рада видеть Лепестянку, но еще приятнее ей было убедиться в том, что хотя бы эта кошка относится к ней как к другу. Неожиданно в ушах у нее вновь прозвучали слова Воробья:

«Далеко не все коты считают, что одно путешествие делает их друзьями навек!»

Но Голубичка поспешила отбросить эту мысль. Воробей тоже может ошибаться!

Неужели нельзя быть дружелюбной, не предавая свое племя?

— Тебе не кажется, что после путешествия все вокруг стало таким скучным? — промурлыкала Лепестянка, сверкая глазами.

«Если бы!» — хотелось сказать Голубичке. Львиносвет так муштровал ее, заставляя без устали оттачивать свои способности, что Голубичке было не до скуки.

— У меня отличный наставник, — сказала она, чувствуя на себе внимательный взгляд Львиносвета. Почему он так смотрит на нее? Боится, что она проболтается?

Голубичке стало совсем не по себе, когда она почувствовала запахи воинов Ветра, которые уже перебрались по бревну на остров и спешили на поляну. Она вся напряглась, увидев, как Лепестянка повернулась к кустам.

— Это племя Ветра! — воскликнула Речная кошка и просияла, увидев знакомую мордочку. — Привет, Осока!

Осока все еще прихрамывала, однако ее лапа больше не была замотана паутиной, и на месте раны стала отрастать новая шерсть.

Лепестянка обиженно фыркнула, когда воительница Ветра с вызовом отвернулась от нее.

— Что это ей в нос попало? — спросила она, сверкнув янтарными глазами.

Голубичка хотела было объяснить, что Лепестянка тут ни при чем и Осокина холодность адресована ей одной. Но тогда ей пришлось бы рассказать Речной кошке о своей злополучной экспедиции в племя Ветра, которая закончилась позором, унижением и долгим заточением в лагере. А тут еще Ежевика почему то уставился на нее, сощурив круглые глазищи. «Наверное, гадает, расскажет ли Однозвезд о том, как я прокралась в племя Ветра!» — с тоской подумала Голубичка. Она вдруг почувствовала себя совсем одинокой и несчастной, и ей страшно захотелось, чтобы Искролапка была здесь.

— Выше нос, — вывела ее из горестных раздумий Лепестянка. — Коты из племени Ветра вечно злятся и шипят, словно их блохи кусают. Если они решили с нами не разговаривать, тут уж ничего не поделаешь.

Голубичка махнула хвостом. Лепестянка была права. Что поделать, если сегодня Грозовые коты ссорятся и препираются, а воины Ветра дуются и воротят носы?

Все это не должно отвлекать ее от главной цели сегодняшнего похода. Когтегрив обещал рассказать ей о том, что он делал на территории Грозового племени.

Голубичка повела носом, выискивая его запах, и даже слегка опешила, когда прохладный ночной ветерок сообщил ей, что Когтегрив уже близко. Сумрачное племя явилось на остров.

Когда Сумрачные коты во главе с Огнезвездом вышли на поляну, Огнезвезд посмотрел на луну. На горизонте теснились тучи. Предводитель Грозового племени взлетел на Большой дуб и сел на ветку, с которой совсем недавно свалилась Цветолапка. Однозвезд и Чернозвезд последовали его примеру. Невидимая Звезда нерешительно посмотрела на толстый ствол, словно искала на нем выемки для когтей, а потом неуклюже вскарабкалась наверх и уселась рядом с остальными предводителями.

Голубичка обвела глазами собравшихся поддеревом котов, высматривая полосатую шкуру Когтегрива. Наконец он мелькнул в толпе своих соплеменников, но миг спустя сразу несколько Речных котов протиснулись между ней и Сумрачным воином, загородив его.

— Когтегрив! — прошипела Голубичка. Он даже не обернулся. Зато чьи-то острые когти безжалостно прошлись по хвосту Голубички.

— Ой! — пискнула она, оборачиваясь.

Песчаная Буря смерила ее строгим взглядом.

— Пора садиться. Предводители сейчас начнут говорить.

Расстроенная Голубичка пошла искать себе место среди соплеменников. Ее отец Березовик сидел вместе с Терновником, Милли и Львиносветом. Голубичка осторожно протиснулась между ними и пристроилась рядом с Иглолапкой и Цветолапкой.

Пока те вытягивали шеи, стараясь хоть что-нибудь увидеть за головами сидевших впереди Крутобока, Песчаной Бури и Белки, Голубичка украдкой впилась взглядом в мешанину шкур и ушей, среди которой скрывался Когтегрив. Белая шерстка Снегокрылки сияла на фоне его темной шкуры. Голубичка попыталась поймать его взгляд, но тут Краснохвост уселся прямо перед Когтегривом, загородив его своей круглой рыжей головой. Голубичка нехотя отвела глаза и посмотрела на предводителей.

Однозвезд вышел на середину ветки. Похолодев, Голубичка затаила дыхание. Пожалуйста, пусть он ничего не говорит о ней!

— Возвращение озера стало благословением Звездного племени, — начал Однозвезд.

— Я так понимаю, что коты, которые отправились в путешествие и вернули воду, не имеют к этому чуду никакого отношения? — еле слышно хмыкнула Цветолапка.

— Наши храбрые воины, освободившие пленный ручей, вернулись домой целыми и невредимыми, и были радостно встречены своим племенем! — При этих словах предводитель воинов Ветра обвел глазами Грозовых котов, и Голубичка невольно втянула голову, ожидая продолжения.

— Племя Ветра будет вечно славить храбрость и силу своих доблестных воителей!

Иглолапка придвинулась к Голубичке и прошептала:

— Он так говорит, будто племя Ветра сделало все это в одиночку! А как же ты, Львиносвет, Когтегрив и…

— Тише, — перебила ее Голубичка. — Само собой разумеется, что каждый предводитель благодарит своих соплеменников.

— Тихо! — рявкнула на них Белка, а затем снова повернулась к Большому дубу.

— С приближением поры Голых деревьев мы усилили охрану своих границ, — продолжал Однозвезд.

— Кроликов у нас пока вдоволь, но если пора Голых деревьев будет суровой, то мы будем зубами и когтями защищать свою дичь и свою землю! — При этих словах предводитель открыто посмотрела на Грозовых котов. — С нарушителями границ разговор у нас будет суровый.

Голубичка поджала копи, ожидая, что сейчас Однозвезд назовет ее имя. Она едва не упала от облегчения, когда предводитель коротко кивнул и отошел в сторону, уступая место Невидимой Звезде. Тишина воцарилась на поляне Совета, когда новая предводительница Речного племени впервые взяла слово.

— Отныне знайте — теперь я предводительница Речного племени!

Радостные приветствия огласили поляну.

— Невидимая Звезда! Невидимая Звезда!

Огнезвезд встал и низко поклонился серой кошке, в глазах его светилась гордость. Голубичка поняла, что их предводитель испытывает искреннюю симпатию к Невидимой Звезде.

«Наверное, он уже давно ее знает», — подумала она.

Впрочем, судя по тому, что каждое племя с одинаковой радостью приветствовало новую предводительницу, эта тихая серая кошка, как и говорил Воробей, пользовалась уважением и расположением всех котов в лесу.

Невидимая Звезда кивнула и обвела немигающим взглядом голубых глаз поляну, дожидаясь, когда смолкнут приветствия.

— Пятнистая Звезда была доблестной предводительницей, — начала она. Коты согласно закивали и зашептались, а Невидимая Звезда продолжала: — Она была храброй, преданной и была готова на все ради своих соплеменников.

— Или ради Звездоцапа, — прошептал кто-то за спиной у Голубички.

Она изумленно покрутила головой. Один из воинов Ветра что-то шептал на ухо своему соседу.

Голубичка нахмурилась. Как и все котята, она сотни раз слышала страшные сказки про этого кровожадного убийцу и предателя. Но какое отношение Звездоцап имел к Пятнистой Звезде? Голубичка наклонилась к Цветолапке.

— Ведь он был предводителем Сумрачного племени, а не Речного?

Песчаная Буря сурово покосилась на нее.

— Да, — прошипела она. — Но все немного сложнее. Потом узнаешь, а сейчас — цыц!

Голубичка прикусила язык и стала слушать Невидимую Звезду.

— Мы счастливы, что Лепестянка вернулась домой, и скорбим о гибели Чешуйника, который погиб, отважно сражаясь с бобрами.

У Голубички сжалось сердце. Она уже несколько дней не вспоминала о Речном воителе. Но она не хотела забывать его — ни за что, никогда!

— Я уверена, — добавила Невидимая Звезда, — что Чешуйник и Пятнистая Звезда сейчас охотятся в Звездном племени и смотрят оттуда на своих соплеменников.

Она села, провожаемая сочувственными вздохами котов.

Затем на середину ветки вышел Чернозвезд.

— Нам всем будет не хватать Пятнистой Звезды, — с искренней горечью сказал предводитель Сумрачного племени, и глаза его сверкнули в лунном свете.

— Потеря предводителя — это потеря для всех племен. Однако свежая кровь несет с собой свежие силы, и мы все желаем Невидимой Звезде долгого и счастливого председательства.

Голубичка во все глаза смотрела на предводителя Сумрачных котов, пораженная его добрыми словами и неожиданной теплотой. Почему племена котов воителей не могут чаще проявлять свои дружеские чувства? Может быть, предводительство Невидимой Звезды начнет новую эпоху, основанную на доверии, а не на подозрительности?

Но не успел луч надежды согреть сердце Голубички, как глаза Чернозвезда посуровели.

— Но границы всегда остаются границами. Они должны быть нерушимы.

Голубичка увидела, как напрягся Крутобок, когда Чернозвезд гневно уставился на Грозовых котов.

— В последнее время мы замечаем повышенную активность на границе с Грозовым племенем, — прошипел предводитель Сумрачного племени. — Дошло до того, что пограничные метки начали путаться!

Не выдержав, Терновник вскочил на лапы и закричал:

— Да как ты смеешь! Это Сумрачное племя оставляет свой запах на нашей территории!

Речные коты и воины Ветра дружно обернулись и с любопытством уставились на Грозовых котов. Тем временем Сумрачные воители начали подниматься с земли. Голубичка заметила, как Крутобок выпустил когти.

— Священное перемирие! — шикнула Песчаная Буря на ухо серому воину, но Крутобок лишь глубоко вонзил когти в землю, распушив шерсть на загривке.

— Не начинайте ссору, если не можете достойно ответить! — пригрозил он.

— Сядь! — рявкнул Ежевика, и Крутобок замер.

Громко фыркнув, он опустил загривок, но когти так и не убрал.

Чернозвезд сверкнул глазами.

— Мы не затеваем ссор, — возразил он. — Это Грозовое племя бросается лживыми обвинениями.

Крутобок дернул хвостом, но предводитель Сумрачных котов продолжал.

— Один из моих воинов обследовал так называемый запах, который вы якобы обнаружили на своей стороне границы, однако не смог сказать, какому племени он принадлежит. Грозовое племя, как всегда, пытается вмешиваться в чужие дела и поучать другие племена!

Песчаная Буря прижалась к Крутобоку, молчаливо напоминая ему о необходимости держать себя в лапах.

Голубичка вытянула шею, чтобы посмотреть на Когтегрива. Бурый воин сидел, не поднимая глаз от земли.

«Он знает, что виноват. Но знают ли об этом его товарищи?»

Глядя на Когтегрива, Голубичка вдруг почувствовала запах крови, и поняла, что молодой кот весь расцарапан. Шерсть у него топорщилась совсем не от стыда, а от глубоких ран, и одно ухо было надорвано. Может быть, соплеменники Когтегрива все-таки узнали том, что это он оставлял свой запах на соседней территории, и наказали его за это?

Голубичка нахмурилась, не зная, что и подумать.

Бедненький Когтегрив! Эти Сумрачные воины просто злодеи. Не зря в детской котятам рассказывают сказки об их жестокости и свирепом нраве!

Она подскочила от толчка в бок.

— Прекрати глазеть на Когтегрива, — рявкнула Песчаная Буря. — Таращишь глаза, как сова!

«Разве я таращусь?» — поразилась Голубичка, снова поворачиваясь к Большому дубу. Оказывается, Чернозвезд еще не закончил.

— Если Грозовые коты окажутся не в состоянии как следует пометить свои границы и придерживаться их, то Сумрачные коты будут вынуждены что-то предпринять, — заявил он, деланно вздохнув. — Насколько я помню, в спасении нашего озера участвовали коты из всех племен. Так почему же Грозовое племя считает, будто все кругом у него в долгу?

Напустив на себя глубокую скорбь, Чернозвезд переглянулся с предводителями Речного племени и воинов Ветра, желая показать, что они тоже страдают от настырности Грозовых котов.

Голубичка съежилась. Неужели Чернозвезд как-то пронюхал про то, как она бегала среди ночи проведать Осоку?

Цветолапка сердито пихнула ее в бок.

— Перестань вертеться!

— Прости, — прошептала Голубичка. Она только сейчас заметила, что истоптала всю землю вокруг себя.

— Да уйметесь вы или нет? — не на шутку разозлилась Песчаная Буря. — Еще одно замечание, и я отправлю вас обеих домой!

Голубичка подвернула под себя лапы и крепко сжала челюсти, поклявшись больше не проронить ни слова. Что подумает Звездное племя, если ее отошлют в лагерь до окончания Совета?

Наконец Чернозвезд закончил свои жалобы и уступил место Огнезведу. Тот вышел на середину ветки и остановился, высоко подняв хвост и голову.

— Приветствую тебя, Невидимая Звезда, — начал он. — Ты заслужила место предводительницы, и Грозовое племя желает тебе всякого благополучия. — Он тепло посмотрел на серую предводительницу. — Нам всем будет не хватать Пятнистой Звезды. Я помню ее еще с тех времен, когда был простым оруженосцем Грозового племени, — произнес Огнезвезд. Он вел себя так, словно Чернозвезд не распинался только что перед всеми племенами. — Я всегда уважал Пятнистую Звезду. Она всей душой была предана Речному племени, однако любовь к своим соплеменникам не мешала ей понимать необходимость сохранения всех лесных племен сильными и жизнестойкими. — Огнезвезд бросил выразительный взгляд на Чернозвезда и продолжал:

— Когда Пятнистая Звезда была простой воительницей, ей дали имя Оцелотка. Это имя очень подходило ей, ибо Пятнистая Звезда обладала благородством, храбростью и силой этой могучей и опасной кошки.

Когда Огнезвезд склонил голову, Голубичка услышала, как воины Ветра недовольно перешептываются между собой.

— Огнезвезд вечно пытается установить дружбу со всеми племенами!

— Ведет себя, как союзник каждого предводителя!

— Пытается ко всем подлизаться, чтобы избежать войны!

— Точно, вкус крови ему не по душе!

— Что взять с домашнего кота?

Голубичка возмущенно обернулась.

— Если Огнезвезд ведет себя дружелюбно, это еще не значит, что он или Грозовое племя не может надрать вам всем хвосты!

Ой! Вспомнив грозное предупреждение Песчаной Звезды, она быстренько закрыла пасть и повернулась к Большому дубу.

— Чернозвезд, — самым мягким и спокойным голосом обратился Огнезвезд к предводителю соседей. — Можешь не сомневаться, мы признаем границы и понимаем их важность в поддержании мира между племенами. И еще мы понимаем, что границы стоят того, чтобы за них сражаться, — в невозмутимом голосе предводителя вдруг прозвучала угроза.

Огнезвезд несколько мгновений в упор рассматривал Чернозвезда, но когда тот разинул пасть, чтобы ответить, предводитель Грозовых котов снова повернулся к собравшимся. — В Грозовом племени хорошие новости, — радостно объявил он. — Маковка подарила нам новых маленьких воителей, их зовут Вишенка и Кротик. — Дождавшись, пока стихнут теплые поздравления котов из разных племен, Огнезвезд закончил свою речь: — Поэтому нам придется снова расширять воинскую палатку. — Он поклонился, добавил: — С благословения Звездного племени, — и спрыгнул с дуба.

Голубичка вскинула голову, ее переполняла гордость за своего предводителя.

Повсюду вокруг нее коты начали подниматься и разбредаться по поляне. Оруженосцы сбились в кучки, торопливо обмениваясь рассказами о своих тренировках, воины тоже собирались в кружки, и только старейшины, щадя старые лапы, предпочли остаться на своих местах и болтать сидя.

Цветолапка и Иглолапка побежали к толпе оруженосцев из Речного племени и воинства Ветра.

— Ты идешь? — окликнула Иглолапка Голубичку.

Та прищурила глаза. Она искала Когтегрива.

— Сейчас, — пообещала Голубичка, обшаривая взглядом поляну.

Куда он подевался? Снегокрылка и Краснохвост болтали с двумя воинами Ветра. А Когтегрив будто сквозь землю провалился! Голубичка глубоко втянула в себя воздух, пытаясь процедить мешанину окружавших ее запахов.

Вот он, голубчик!

Наконец- то она его почуяла. Голубичка покосилась в сторону ежевичного куста, росшего на краю поляны. Когтегрив прятался там, забившись в самую тень.

— Прячешься, значит? — спросила Голубичка, подбегая к нему.

Он резко сел.

— От кого мне прятаться?

— От меня, — она с вызовом посмотрела на него. — Ты обещал рассказать мне, что делаешь на нашей территории!

Когтегрив вытаращил глаза.

— Потише! — Он нервно огляделся по сторонам. — Иди за мной. — Он прильнул к самой земле, прижал уши, опустил хвост и осторожно пополз через ежевику в неглубокую низинку, укрытую свисающими ветвямплакучей ивы. Голубичка поморгала, привыкая к темноте. Ива закрывала луну и часть Серебряного пояса.

— Слушай, — горячо зашептал Когтегрив. — Я не могу точно объяснить, что там делаю, но клянусь тебе — мы не готовим вторжение на вашу территорию!

Голубичка склонила голову к плечу. Молодой воин что-то затеял, это было совершенно ясно. Но что?

— Ты был на моей территории, — напомнила она. — И у меня есть право знать, что ты там делал. Если ты мне не скажешь, я обо всем доложу Огнезвезду!

Когтегрив потупил взгляд.

— Конечно, у тебя есть право знать, — очень тихо и виновато пробормотал он. — Но прошу тебя, поверь мне! Для меня это очень важно! — Он вскинул глаза и посмотрел на Голубичку. Глаза у Когтегрива были круглые, почти черные, и в них светилась тревога.

Волна сочувствия захлестнула Голубичку. Молодой воин страшно переживал. Что-то тревожило и грызло его. Разве она могла быть к нему жестокой?

Она кивнула, невольно задержавшись взглядом на нежной шерстке вокруг круглой морды Когтегрива. Он был такой молодой, такой отчаянный, он так горячо надеялся на ее понимание! Голубичка изогнула хвост и дотронулась до кончика полосатого хвоста Когтегрива. Он замер от ее прикосновения, но не убрал хвост, а вдруг вытянул шею и уткнулся носом в пушистое ухо Голубички.

— Спасибо.

Голубичка задрожала, когда его теплое дыхание опалило ей ухо. Она никогда не думала, что от Сумрачного кота может так сладко пахнуть…

— Да не за что. — Голубичка с трудом заставила себя вспомнить о том, о чем хотела поговорить с Когтегривом. — Но если что-то угрожает миру в лесу, я должна об этом знать.

— Ничего ничему не угрожает! — воскликнул Когтегрив. — Я бы сказал тебе, будь это так! — Его и без того круглые глаза стали еще круглее, когда он так пристально посмотрел на Голубичку, словно пытался заглянуть в ее сердце. — Ведь во время путешествия мы с тобой были… ну… почти как друзья.

Голубичка, не задумываясь, горячо закивала.

— Ты только подумай, насколько было бы проще, если бы мы с тобой были из одного племени…

И тут она опомнилась. Нет! Голубичка отшатнулась, только сейчас заметив, как близко стоит рядом с этим красивым чужим воином. Разговор перестал ей нравиться, и она поспешила сменить тему.

— Г-где ты так расцарапался? — спросила она, кивая на запекшуюся в крови шерсть на плече Когтегрива. — Жуткая рана.

Когтегрив сел и пожал плечами.

— Да так… Боевая подготовка.

Голубичка поежилась. Неужели Сумрачные воители на тренировках пускают в ход клыки и когти?

— Ты ходил к Перышку? Надо смазать царапины, пока они не загноились!

Когтегрив повернулся к ней другим боком, чтобы спрятать рану на плече.

— Да пустяки, честное слово. Болит только когда… — Он вдруг оборвал себя и замолчал.

Зашуршала ежевика.

Когтегрив припал к земле и прижал уши. Голубичка плотнее втиснулась в темное пространство между корнями ивы.

— Проклятые колючки! — раздалось совсем рядом раздраженное кошачье мяуканье. Голубичка повела усами и почувствовала запах племени Ветра. Наверное, кто-то из старейшин искал уединенное местечко, чтобы облегчиться.

Когтегрив вдруг засобирался.

— Мне пора бежать, — пробурчал он и скрылся за корнями.

Голубичка посмотрела ему вслед. Почему он так странно ведет себя? Продолжая ломать голову над этой загадкой, она выпрыгнула из низинки.

— Там чисто и колючек нет! — крикнула она ворчливой старухе из племени Ветра, указывая хвостом на небольшую прогалинку в нескольких хвостах от кустов.

Старая кошка с трудом выпуталась из ежевики.

— Спасибо, очень вовремя! — сердито проворчала она. — Нарочно ждала, пока я располосую себе все уши и оставлю половину шкуры на этом предками проклятом кусте?

С трудом сдерживая смех, Голубичка помчалась разыскивать свое племя. Песчаная Буря издалека заметила ее и толкнула в бок Белолапу.

— Голубичка! — с тревогой воскликнула белая кошка. — Вот ты где!

— Да я тут была, неподалеку, — ответила Голубичка, огибая Терновника и Крутобока. Огнезвезд ходил кругами вокруг своих котов, плечи его были напружены, во всем теле чувствовалось напряжение. — Ой, а что случилось?

— Цветолапка! Иглолапка! Я ее нашла! — крикнула Белолапа двум ученицам, бегавшим вдоль поляны, обнюхивая кусты. — Где ты была?

— Там, — уклончиво ответила Голубичка, кивая в сторону ивы. — А почему все перестали разговаривать и сплетничать?

Песчаная Буря раздраженно взмахнула хвостом.

— Потому что племя Ветра и Сумрачные коты снова подняли вой из-за границ! — фыркнула она.

Крысобой бегал в толпе своих соплеменников, то и дело бросая злобные взгляды на Грозовых котов.

Ветерок сидел прямо, словно палку проглотил, глаза его превратились в узкие щелочки, хвост со свистом подметал землю.

— Границы есть границы, — рявкнул он Львиносвету, сердито смотревшему на разъяренного воина.

— Вот именно! — прошипел Враноклюв. — Грозовое племя как репей, прицепится — не отцепишь. Стоит поучаствовать вместе с ним в каком-нибудь деле, так оно уже воображает, будто может наложить лапу на все озеро!

Лисохвост возмущенно полоснул когтями по земле.

— Но мы же спасли озеро!

— Мы все спасли озеро, — рявкнул Однозвезд. — Это сделали коты из всех четырех племен! Кто дал вам право переходить границы и разгуливать по нашей земле, как по своей территории?

Тьма упала на поляну. Голубичка испуганно подняла голову. Тучи, еще недавно громоздившиеся на горизонте, начали стремительно наступать на луну.

Бледный свет еще просачивался сквозь пелену, но поднявшийся ветер неумолимо гнал все новые и новые тучи, и они проглатывали Серебряный пояс — звезда за звездой, свет за светом.

Огнезвезд хлестнул себя хвостом.

— Давайте разойдемся, пока Звездное племя не положило конец Совету. — Он гневно посмотрел на Однозвезда и Чернозвезда. — Грозовое племя не затевало ссор, и вы прекрасно это знаете. Вместе с остальными Грозовыми котами Голубичка побрела через поляну к озеру. Цветолапка пихала ее вперед, а Милли, Яролика и Бурый толпились следом.

Огнезвезд на мгновение задержался на краю поляны.

— Хорошенько подумайте, — предупредил он обоих разъяренных предводителей, — прежде чем обвинять нас в том, чего мы не делали!

С этими словами он отвернулся, грозно оскалился и последним покинул поляну.

Сердце испуганно колотилось в груди Голубички, когда она шла по поваленному дереву над озером.

Было так темно, что она не видела собственных лап. Тучи полностью скрыли луну. Наверное, Звездное племя очень разгневалось! Она с облегчением перевела дух, когда почувствовала под лапами холодную гальку берега и вдохнула отдаленный запах пограничных меток Грозового племени. Пристроившись рядом с Белолапой, Голубичка вместе со всеми побежала домой по берегу.

— Что они теперь сделают? — шепотом спросила она у матери.

— Кто? — переспросила Белолапа. — Сумрачное племя?

— Нет, Звездное, — Голубичка с опаской посмотрела в черное небо.

— Предки знают, что мы не сделали ничего плохого, — успокоила ее Белолапа. — А к следующему Совету горячие головы остынут. Все будет хорошо.

— Ты уверена? — недоверчиво спросила Голубичка.

Может быть, ухудшение отношений между племенами было первым знаком осуществления пророчества?

Может быть, для этого и нужны Трое — чтобы установить мир между обозленными племенами? Перед глазами у Голубички замелькали страшные картины грядущих битв, нарушенных границ, войны и хаоса.

— Успокойся, — промурлыкала Белолапа.

Голубичка опомнилась. Оказывается, она дышала часто-часто, как мышка. Замедлив шаги, она сделала несколько глубоких медленных вдохов, чтобы успокоить сердце и дыхание. Мелкие камешки хрустели вокруг нее под лапами Грозовых котов. Волны с тихим плеском набегали на берег.

— Не беспокойся о других племенах, — посоветовала Белолапа. — Тебе нужно думать только о своих занятиях.

Думать только о занятиях. Думать только о занятиях…

Следом за своими товарищами Голубичка поднялась по берегу и вскарабкалась на поросший травой склон, ведущий к границе.

Когда коты добрались до ручья, отделявшего пустоши племени Ветра от леса Грозовых котов, начал накрапывать дождик. Грязная бурая вода, бурлившая на дне ручья, казалась особенно страшной и темной под безлунным пасмурным небом.

Внезапно Голубичка почувствовала страшную усталость. Превозмогая ноющую боль в сведенных плечах, она молча стояла и ждала своей очереди перепрыгивать через ручей.

Березовик неслышно подошел к ней и потерся бо- ком о ее бок.

— Ты выглядишь усталой, — негромко заметил он.

— Так и есть.

Дождь усилился, шерсть Голубички промокла насквозь, а когда она, наконец, прыгнула, то поскользнулась задними лапами на мокрой траве.

— Помогите! — Бешено размахивая лапами, Голубичка поехала по глинистому берегу прямо в грязную воду.

Крепкие зубы с силой схватили ее за шкирку. Березовик наклонился над ручьем, глубоко впившись когтями в топкую землю. Поднатужившись, он выволок Голубичку из ручья и втащил на берег.

Здесь он отпустил ее и терпеливо подождал, пока она отряхнется.

— Ничего, скоро будем дома, — утешил он.

Голубичка вздохнула, с тоской представив свое уютное гнездышко в теплой палатке. Сейчас она свернется клубочком на чистом сухом мху и расскажет Искролапке обо всем, что случилось на Совете.

«Ох, Искролапка, ты ничего не пропустила, если не считать ссор и взаимных упреков», — грустно подумала Голубичка, бросаясь в чащу леса следом за отцом.








Date: 2015-07-22; view: 51; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.064 sec.) - Пожаловаться на публикацию