Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 12. Я услышала звук грома. Он отразился от стен и встряхнул пол, настолько громко, что было такое чувство





 

Я услышала звук грома. Он отразился от стен и встряхнул пол, настолько громко, что было такое чувство, что это происходило в моей голове, а не снаружи. Я надела темные легкие джинсы, дождевые ботинки, легкий свитер и спустилась вниз. Погода была непредсказуема, так как я пребывала, в неустойчивом расположении духа. Вчера шел снег, а сегодня лил дождь. Как только я научусь управлять своими полномочиями, возможно я буду в состоянии управлять, погодой, не причиняя вреда людям. Я должна была поработать над этим. Эдит встретила меня у двери с зонтиком.


—Я ничего не могу сделать с этим дождем,— сказала она, хмурясь.—Ты даже более могущественная, чем представляешь. Дай мне свои ключи. Я поведу. А ты сконцентрируйся на молнии, отведи ее подальше от нас. Звучит неплохо, да?


Я усмехнулась.


—Хорошо,— сказала я. Я была рада видеть ее. Было хорошо иметь напоминание, то что все это не мои выдумки.


С неба предательски сыпались молнии, приземляющиеся вокруг машины. Я очень любила грозу, и я помнила как ребенком, отправляясь в поход с Тетей Джо,с испуганным восторгом пыталась спрятаться, чтобы убежать от вспышек. Этим утром я прислонила лоб к окну на пассажирской сидении и наблюдала светлую полосу на небе. Я попыталась сделать то, что я сделала с облаками. Это походило на живопись в моем сознании, несколько светящихся стрел закручивались назад в тучи, прежде, чем они достигали земли. Эдит присвистнула.


—Ашер был прав,— сказала она.


—Ты о чем? —Спросила я. —Что он говорил?


Она посмотрела на меня.


—Он действительно верит, что ты можешь сделать это. То, что ты более сильная, чем все мы. Он думает, что ты изменишь все. Он так счастлив, что ты находишься на нашей стороне. Независимо от того, что тобой двигает. — Она тепло улыбнулась. —Мы оба.


—Он сказал тебе это?


—Мы знаем друг друга очень давно. И нам не обязательно что— то произносить вслух, чтобы знать то, что другой думает.


— Ты...?— Я начал говорить. —Я имею в виду, ты всегда...? — Я отклонила вспышку молнии от автомобиля, посылая ее обратно в небо.




—Люблю ли я его? Нет.— Она мягко засмеялась. Я немного расслабилась. —Мое сердце будет всегда принадлежать другому.


—О. — Я сделала паузу, пытаясь вспомнить то, что я подслушала в хижине, в то время как я, предположительно, была без сознания.—Он... Гидеон?


Глядя на меня, она медленно кивнула, затем пристально посмотрела в ветровое стекло.


—Что произошло? —Спросила я. Я знала, что не должна переступать через свою только зародившуюся дружбу с Эдит, но я должна была знать. —И почему он понадобился нам в этой миссии?


Эдит глубоко вздохнула. Небеса вращались с фосфоресцирующим светом.


—Когда твои родители влюбились и были брошены на Землю,— она начала, —это было начало большого перемирия. Был незначительный мир в течение долгого времени, баланс между Орденом и Восстанием.


— Верно,— сказала я.


—Но перед этим, мы были в состоянии войны. Именно поэтому мы так боимся того, что будет. Поскольку мы видели насилие, которое может разразиться между сторонами, когда баланс нарушиться. И такого смещение баланс еще никогда не было.— Она смотрела на меня, затем отвела взгляд. —Война была серьезной и продлилась в течение многих тысячелетий. Я была взята Орденом прежде, чем я поняла то, что произошло. Я была с Ашером и им — он только отвернулся на секунду, но это эта секунда была роковой. Я думаю он до сих пор не может простить себя.


Я ничего не говорила. Я не знала, что сказать. Я только продолжала смотреть в окно, отсылая вспышки молнии назад в дикое утро.


—Гидеона поймали после меня,— продолжала Эдит. —Мы были молоды и влюблены. Он думал, что был неукротим. Но они поймали его. Они замучили его, использовал все виды умственных уловок, манипуляций. Они хотели Ашера. Но Гидеон не сдался. Он не выдал своего друга.


—Он должен быть настолько сильным, —пробормотала я.


—Он был там в течение долгого времени. — Эдит кивнул и на мгновение показалось, что она забыла, что я была там, он полностью ушла в воспоминания. —Я не знаю, сколько времени, человеческого времени, потому что там не так все как принято. Они держали нас отдельно. В конечном счете он изучил их возможности — и научил себя сопротивляться. Он обыграл их в их собственной игре и убежал. Он спас меня. Но это сильно повлияло на него.


Мы останавливались у школы. Дождь почти кончился, гром и молния тоже ослабли.


—Мы так долго были вместе,—продолжала Эдит. Дети выходили из автомобилей, хлопая дверями, зовя своих друзей. Я чувствовала себя на расстоянии в миллион миль. —И он изменился,— сказала она. —Он был отвлечен и капризен. Иногда он исчезал прямо в середине беседы, отдаляясь ото всех, как будто его ум пребывал в каком—то другом месте. — Она сделала паузу. —Я была полна решимости сделать что—то для него и доказать, что я столь же предана ему, как он мне. — Она глубоко вздохнула. —Но это настолько тяжело, Скай. Это —как тест, надеюсь, что ты никогда не столкнешься с таким. Я никогда не смогу полюбить никого больше, пока Гидеон все еще жив.




Мы припарковались и Эдит выключила двигатель. Я не хотела выходить из автомобиля.


—Именно поэтому мы нуждаемся в нем,—сказала я спокойно. —Он — единственный Мятежник, который знает, как бороться с их умственным влиянием.


Эдит повернулась ко мне и кивнула.


—Даже Орикс не мог.


—Ты найдешь способ показать, что ты любишь его,— сказала я, погладив ее по руке. —Я знаю это.


Она посмотрела в мои глаза, и печально улыбнулась.


—Ты спасешь всех нас,— сказала она. Ты разрушишь Орден. Ты заставишь их заплатить.


Эдит вышла из автомобиля, и я последовала за ней. Я хотел быть героиней, такой как они думали. Но я до сих пор чувствовала, чтобы не была готова бороться. Эдит бросил мне назад мои ключи и направилась к входной арке.


—Ашер думает, что это — его ошибка, ты знаешь,—сказала она, оборачиваясь. —То, что он позволил Девину причинять тебе боль. Он позволил произойти этому с тобой однажды. И он не позволит этому повториться.


—Именно поэтому он так сильно защищает меня. —Все встало теперь на свои места. Взволнованные взгляды. Сильная настойчивость, что бы я присоединяюсь к Восстанию. Белое перо, раздавленное в его кулаке. Эдит кивнула.


— Просто, чтобы ты знала, где он и откуда. Насколько он серьезный.


Комок возник у меня в горле. Я должна была найти способ сказать ему, что это не была его ошибка. Я был благодарна за защиту Восстания. Но я должна была защитить себя сама.


В классе царила напряженная обстановка. Девин не смотрел на меня, и рука Ашера обнимающая меня за плечи была более напряженной, чем прежде. Теперь я поняла почему. Я не могла не взглянуть на него по—новому. Когда прозвенел звонок ,миссис Мэннинг отвела меня в сторону, чтобы сообщить мне, что я могу встретить своего нового наставника после обеда в библиотеке. Я посмотрела вокруг, туда, где сидел Девин, но он уже ушел. Вместо приступа боли и печали,которые я ощутила бы еще вчера, я почувствовала гнев. Орден был монстром, если они были готовы использовать пытки, чтобы выиграть войну. И Хранители были просто бессмысленными, мертвыми марионетками. В этом был весь Девин. Если я не понял его прежде, я сделала это теперь.


Когда я шла в библиотеку тем днем, другой белокурый паренек сидел на своем месте. Я видела его прежде с группой Хранителей. Мой пульс участился, но я должна была напомнить себе, что сказал Ашер:" Они ничего никогда не предпримут открыто. Школа — самое безопасное место для тебя." Независимо от того, что Рэйвен подразумевала другое. Я подошла к нему.


—Привет,— сказал он.—Скай? Миссис Мэннинг сказала, что ты нуждаешься в ком—то, чтобы догнать нас по домашней работе?


—Да,— сказала я, садясь. —Спасибо. — Он открыл свой блокнот, и мы начали с английского языка. Я посмотрела на него, оторвавшись от учебника. Он не походил на Хранителя. Он казался нормальным. Хороший, даже. И он был действительно умен. Я была так смущена. Это — только вопрос времени, говорилось в блокноте. Что они планировали? Мое тело хотело бежать. Чтобы стать лучше, сильнее. Защитить себя. Это было все, о чем я могла думать.


После школы я складывала книги в свой шкафчик, думая о пробежке, который я собиралась заняться, когда Кейси под хромала ко мне. Ян был позади нее, неся ее книги.


—Так,— сказала она, —я думаю в Боба. Я думаю бесплатное Латте и баристо. Я думаю сеанс фильма — катастрофы,ваши предложения. Мысли? Комментарии? Вопросы?


—Нет никаких возражений. —Я пожала плечами.—Но лучше в пятницу вечером. Хорошо?


Кейси надулась


—Прекрасно.Блин, Тетя Джо надавила на тебя, не так ли?— Я подумала о ее неприветливости к Ашеру и общему настроению дома.


—Да,— сказала я.—Она не счастлива.


—Ну, дай ей время,— сказала Кейси. —Она любит тебя. Она просто рада, что ты вернулась, это — все.


Я надеялась, что это было так.


Как только я оказалась дома, я сбросила школьную одежда прочь, оделась для бега. Я жаждала выйти и начать пробежку. Утренний шторм утих, как и мое настроение, и воздух был свеж и чист. На этот раз я побежала по другой дороге, чувствуя, что земля хрустит под ногами, а ветер хлестал меня по лицу. Повисшие капли дождя на ветках мерцали вокруг меня, рассеиваясь с каждым дуновением ветра и попадая мне в глаза. Я чувствовала себя еще более связанной, чем вчера. Когда я пробегала между деревьями они отклонялись,а их корни распутывались над землей, освобождая мне дорогу. Ветки преклонялись, позволяя мне пройти. Я была частью мира природы, работающая в тандеме с ней, управляющей ей. Это было волнующим и странным. Дорога вывела меня на лесную поляну. Небо уже становилось слишком темным для меня, чтобы продолжать пробежку, поэтому, вместо того, чтобы пробежать мимо деревьев, я побежала трусцой на дорогу. Когда я бежала вперед, в руках я создала крошечный огненный шар, освободила его, чтобы он освещал мне путь. Я забежала за поворот, когда я услышала шум позади меня, который становился все громче. Я ускорила бег, и шум позади меня ускорился тоже. Меня затрясло от страха. Меня преследуют. Сумрак обосновался вдоль усаженной деревьями дороги. С шаром света, который сопровождал меня, было отлично пока настоящая темнота не спустилась, еще до моего возвращения домой. Это означало, что у моего преследователя был легкий способ следить за мной. Весна приближалась, но ее еще не было здесь, и я знала, что как только солнце полностью сядет, холодная ночь выйдет из—за горы и вступит в свои права. На тихой дороге, что—то хрустнуло на гравии позади меня. Я резко обернулась, подняла руки, чтобы бросить огонь или ветер или дождь со снегом или что мне нужно, чтобы защитить себя. Я была уверена, что моя практика мне поможет. Между моими протянутыми кончиками пальцев я разглядела лицо. Девин. Наши глаза встретились в сумраке. Мое тело пронзил холод.


—Не надо,— сказал он.—Не нападай.


— Чего ты хочешь? —Знакомый голос ответил за меня. Я повернулась и увидела Гидеона.Его глаза были не проницаемые, и любой мог сказать, глядя на него сейчас, что он бывал уже раньше в тяжелых боях. —Отойди от нее, —прорычал он. —Оставьте ее в покое. Разве вы не сделали достаточно?


— Она не нуждается в тебе, она может постоять за себя,— сказал Девин спокойно, от него исходило абсолютное спокойствие. Я уронила руки по сторонам. Успокаивающее воздействие, казалось, никак не повлияло на Гидеона.


—Ты слышал меня? — Гидеон рявкнул. —Оставь ее в покое. Она не хочет видеть тебя рядом с собой. Я терпеть тебя не могу.


Девин посмотрел на меня — как будто он задавал вопрос мне глазами. Как будто он ожидал, что я пойму то, что он думал. Взгляд в его глазах почти умолял. Что? Я хотела сказать. Нет, я хотела на него кричать. Что ты хочешь? Но я молчала, старался выглядеть каменной, хотя меня разрывало изнутри. Он не имеет права задавать мне вопросы. Он не заслужил мою симпатию. Когда он понял, что я не собиралась говорить ни слова, он посмотрел через мое плечо на Гидеона. Затем он стиснул зубы, повернулся и в мгновение ока показав белые крылья, он ушел.


— Все хорошо? — спросил Гидеон. Его лицо казалось красным в сумраке, и его темные волосы были растрепаны, как будто он бежал — или летел. —Что произошло?


—Ничего,— сказал я. —Он следил за мной. Это — все. — Даже при том, что это была правда, я поняла, что я как будто оправдывалась — как будто пыталась защитить Девина. Гидеон хмурился. Он казался настолько милым и непринужденным в школе — но сегодня вечером не было никакого милосердия в его глазах . Вероятно, пытаясь встряхнуть тебя, заставить тебя чувствовать себя уязвимой. Он кивнул сам себе.


—Он хочет вернуть твое расположение. Поэтому он пока не нападает. Он не будет угрожать сразу же.


Я дрожала.


—Ты действительно думаешь, что это — то, что он делает?


— Он пытается заставить тебя думать, что он просит прощение. Я видел это раньше. Ты слишком умна, чтобы влюбиться в него.


Я? Я задалась вопросом. Если бы Гидеон не пришел, то я бы сдалась и позволила бы Девину говорить? Я была бы бессильна перед его успокаивающим присутствием? Девин и я провели так много времени вместе. Он так помог мне, он полагал, что я могу стать воином, он знал, что я была им, в глубине души. Он подтолкнул меня больше, чем кто—либо когда—либо подталкивал меня прежде. Я чувствовала себя такой близкой ему, и когда мы оба были в состоянии сломать защиту друг друга, это стало шоком для него,также как и для меня. Но когда я смотрела в его знакомые голубые глаза сейчас, он был похож на незнакомца.


—Я рада, что ты оказался здесь,— сказала я Гидеону.—Спасибо.


—Не за что,— сказал он. Он уставился в темноту дороги, где Девин исчез,он пристального смотрел туда в течение секунды. Это было похоже на то, что он был здесь и, в то же самое время, на расстоянии в столько миль от того места, где мы стояли. Я переступила, хрустнув ногами по гравию. Он посмотрел на меня, как будто внезапно вспомнив обо мне. —Пошли. Я провожу тебя до дома. Уже темно.


Я была благодарна за его компанию. Он был меньше, чем Ашер, но более жестким и подтянутым. Пристальный взгляд в его глазах остался. Идея уже формировалась в моем уме. Я просто надеялась, что он согласится пойти со мной. Когда мы добрались до парадной двери, я повернулась к нему.


—Эдит рассказала мне... о вашем прошлом,— сказала я, пытаясь придумать как сказать то, что я думала.


—Да,—сказал Гидеон, поправляя свои очки нервно. —Я думал, что она может рассказать.


—Извини.


—Это хорошо. Хорошо, что ты знаешь.


—Я надеялась,— начала я. —Ты поможешь мне? Ты научишь меня уловкам, которые ты изучил? Как бороться с ними?


Казалось Гедеон ушел далеко в себя. Боль исказила его лицо, как будто он вновь переживал что—то ужасное.


—Это не легко,— сказал он наконец. —Мне потребовалось долгое время, чтобы научиться. И есть... — Он сделал паузу. —Побочные эффекты.


—Пожалуйста,—сказала я печально. —Я нуждаюсь в твоей помощи. Это — единственный способ, которым я могу взять под свой контроль все это. — Я раскинула руки, чтобы охватить, ну, в общем, все. —Я не хочу быть уязвима снова, Гидеон. Что, если в следующий раз ты не сможешь быть рядом?


Он посмотрел на меня, как будто пытаясь оценить, была ли я достойна. После нескольких секунд его взгляд смягчился и он опять стал мальчиком, которого я встретила в школе. Бедный Гидеон. Мое сердце защемило под тяжестью его истории, мне почти было жаль, что Эдит рассказала мне все.


—Я — я хочу, чтобы ты была такой сильной, какой ты можешь быть,— сказал он. —Но я не знаю, готов ли я. Я должен подумать об этом. Мне потребуется некоторое время.


Мои надежды гасли.


—Хорошо,—сказала я. —Я понимаю. Но когда ты будешь готов? Я надеюсь, что ты найдешь меня.


—Я найду,— сказал он. —Я найду.


Странная энергия проходила через меня, когда я шла вокруг дома той ночью. Я чувствовала ее везде, я могла дотянуться и коснуться ее. Я предприняла шаги, чтобы управлять моей собственной судьбой. Я не собиралась больше бояться. Тетя Джо была все еще напряженной и сдержанной. Я не знала почему. Все было хорошо, я пришла домой — безумная, но счастливая, живая и здоровая. Было ли это только ее переживание? Или это было что—то еще? Эта новая напряженность началась прямо после приезда Ашера. Действительно ли было возможно, что ее гнев имел некоторое отношение к нему? Это не имело никакого смысла. Ашер был очарователен — даже самый строгий из учителей любил его. Итак, почему же не Тетя Джо?


Я заперлась в своей комнате, чтобы попытаться заняться некоторыми уроками, которые мне задали, но мое сознание блуждало, и я не могла сосредоточиться. В конечном счете я сдалась и стала готовиться ко сну, задаваясь вопросом, придет ли Ашер. Я не видела его, после зала исследования, и я поняла, улыбаясь, что я скучала по нему. Так это то, что он чувствует, подумала я, улыбка коснулась моих губ. Я не хотела проводить свое время далеко от него. Каждая проходящая минута, была одной минутой ближе к тому, когда я увижу его снова. Когда я вышла из ванной, с мокрыми волосами, связанными узлом на макушке, я остановилась. Что—то темное лежало на моей подушке. Когда я приблизилась, я заметила, что это был маленький, тонкий, фиолетовый весенний цветок, который рос возле нашего дома.Это был тот же самый цветок, который Девин попытался заставить меня возродить. Мои полномочия подвели меня, и когда я открыла руки, цветок был все еще холодным и безжизненным, увядший и коричневый. Цветы вокруг нашего дома, казалось еще, не расцвели, поэтому, они определенно не могут выглядеть такими фиолетовыми и живыми как тот цветок, который лежал на моей подушке. Этот был оживлен. Хранителем. Действительно ли это была угроза? Или это означало что—то еще? Я продолжала усиленно думать и мне было интересно, был ли это способ Девина попросить шанс объясниться. Хотела ли я этого? Я поместила цветок с другими экспонатами, которые я собирала на своей полке: белое перо и блокнот. Экспонаты моей запутанной жизни. Я забралась под одеяло и выключила лампу, но я не могла успокоить свой ум. Энергия после пробежки и адреналин от всего пульсировали в моих ушах. Где был Ашер? Если Гидеон не был уверен, что сможет учить меня бороться с умственной манипуляцией Ордена, то я должна была найти другой способ. Управление было одним способом направить мои силы. Это было начало, но оно было не достаточно интенсивным. Это было неаккуратно и спонтанно — это не требовало точности, и я знала, что нуждаюсь в концентрации. Был только один способ, который я знала, мог сделать это. Лыжный спорт. Я оставила команду, потому что я боялась того, что могли сделать мои полномочия, если бы я потеряла контроль в неподходящий момент. Боялась причинить боль товарищам по команде. Я была напугана, что я могла вызвать другую лавину, или хуже. Но я знала, что я изменилась. Той ночью в лесу я почти умерла, я заставила землю дрожать, а молнию раскалывать деревья и они раскалывались и падали на землю. И я не мог управлять этим, не могла остановить это. Теперь я чувствовала, что я становилась более сильной с каждой пробежкой. Я изучала контроль. Я так боялась перед той ночью, когда Девин попытался убить меня. Но странно, я больше не боялась. На сей раз я знала, что лыжный спорт поможет мне сосредоточиться, мои силы — не угрожают балансу в пределах меня. С помощью лыжного спорта возможно я смогу найти то, что я искала. Я приняла решение прямо тогда. На следующий день я вернусь в лыжную команду.

Когда он понял, что я не собиралась говорить ни слова, он посмотрел через мое плечо на Гидеона. Затем он стиснул зубы, повернулся и в мгновение ока показав белые крылья, он ушел.


— Все хорошо? — спросил Гидеон. Его лицо казалось красным в сумраке, и его темные волосы были растрепаны, как будто он бежал — или летел. —Что произошло?


—Ничего,— сказал я. —Он следил за мной. Это — все. — Даже при том, что это была правда, я поняла, что я как будто оправдывалась — как будто пыталась защитить Девина. Гидеон хмурился. Он казался настолько милым и непринужденным в школе — но сегодня вечером не было никакого милосердия в его глазах . Вероятно, пытаясь встряхнуть тебя, заставить тебя чувствовать себя уязвимой. Он кивнул сам себе.


—Он хочет вернуть твое расположение. Поэтому он пока не нападает. Он не будет угрожать сразу же.


Я дрожала.


—Ты действительно думаешь, что это — то, что он делает?


— Он пытается заставить тебя думать, что он просит прощение. Я видел это раньше. Ты слишком умна, чтобы влюбиться в него.


Я? Я задалась вопросом. Если бы Гидеон не пришел, то я бы сдалась и позволила бы Девину говорить? Я была бы бессильна перед его успокаивающим присутствием? Девин и я провели так много времени вместе. Он так помог мне, он полагал, что я могу стать воином, он знал, что я была им, в глубине души. Он подтолкнул меня больше, чем кто—либо когда—либо подталкивал меня прежде. Я чувствовала себя такой близкой ему, и когда мы оба были в состоянии сломать защиту друг друга, это стало шоком для него,также как и для меня. Но когда я смотрела в его знакомые голубые глаза сейчас, он был похож на незнакомца.


—Я рада, что ты оказался здесь,— сказала я Гидеону.—Спасибо.


—Не за что,— сказал он. Он уставился в темноту дороги, где Девин исчез,он пристального смотрел туда в течение секунды. Это было похоже на то, что он был здесь и, в то же самое время, на расстоянии в столько миль от того места, где мы стояли. Я переступила, хрустнув ногами по гравию. Он посмотрел на меня, как будто внезапно вспомнив обо мне. —Пошли. Я провожу тебя до дома. Уже темно.


Я была благодарна за его компанию. Он был меньше, чем Ашер, но более жестким и подтянутым. Пристальный взгляд в его глазах остался. Идея уже формировалась в моем уме. Я просто надеялась, что он согласится пойти со мной. Когда мы добрались до парадной двери, я повернулась к нему.


—Эдит рассказала мне... о вашем прошлом,— сказала я, пытаясь придумать как сказать то, что я думала.


—Да,—сказал Гидеон, поправляя свои очки нервно. —Я думал, что она может рассказать.


—Извини.


—Это хорошо. Хорошо, что ты знаешь.


—Я надеялась,— начала я. —Ты поможешь мне? Ты научишь меня уловкам, которые ты изучил? Как бороться с ними?


Казалось Гедеон ушел далеко в себя. Боль исказила его лицо, как будто он вновь переживал что—то ужасное.


—Это не легко,— сказал он наконец. —Мне потребовалось долгое время, чтобы научиться. И есть... — Он сделал паузу. —Побочные эффекты.


—Пожалуйста,—сказала я печально. —Я нуждаюсь в твоей помощи. Это — единственный способ, которым я могу взять под свой контроль все это. — Я раскинула руки, чтобы охватить, ну, в общем, все. —Я не хочу быть уязвима снова, Гидеон. Что, если в следующий раз ты не сможешь быть рядом?


Он посмотрел на меня, как будто пытаясь оценить, была ли я достойна. После нескольких секунд его взгляд смягчился и он опять стал мальчиком, которого я встретила в школе. Бедный Гидеон. Мое сердце защемило под тяжестью его истории, мне почти было жаль, что Эдит рассказала мне все.


—Я — я хочу, чтобы ты была такой сильной, какой ты можешь быть,— сказал он. —Но я не знаю, готов ли я. Я должен подумать об этом. Мне потребуется некоторое время.


Мои надежды гасли.


—Хорошо,—сказала я. —Я понимаю. Но когда ты будешь готов? Я надеюсь, что ты найдешь меня.


—Я найду,— сказал он. —Я найду.


Странная энергия проходила через меня, когда я шла вокруг дома той ночью. Я чувствовала ее везде, я могла дотянуться и коснуться ее. Я предприняла шаги, чтобы управлять моей собственной судьбой. Я не собиралась больше бояться. Тетя Джо была все еще напряженной и сдержанной. Я не знала почему. Все было хорошо, я пришла домой — безумная, но счастливая, живая и здоровая. Было ли это только ее переживание? Или это было что—то еще? Эта новая напряженность началась прямо после приезда Ашера. Действительно ли было возможно, что ее гнев имел некоторое отношение к нему? Это не имело никакого смысла. Ашер был очарователен — даже самый строгий из учителей любил его. Итак, почему же не Тетя Джо?


Я заперлась в своей комнате, чтобы попытаться заняться некоторыми уроками, которые мне задали, но мое сознание блуждало, и я не могла сосредоточиться. В конечном счете я сдалась и стала готовиться ко сну, задаваясь вопросом, придет ли Ашер. Я не видела его, после зала исследования, и я поняла, улыбаясь, что я скучала по нему. Так это то, что он чувствует, подумала я, улыбка коснулась моих губ. Я не хотела проводить свое время далеко от него. Каждая проходящая минута, была одной минутой ближе к тому, когда я увижу его снова. Когда я вышла из ванной, с мокрыми волосами, связанными узлом на макушке, я остановилась. Что—то темное лежало на моей подушке. Когда я приблизилась, я заметила, что это был маленький, тонкий, фиолетовый весенний цветок, который рос возле нашего дома.Это был тот же самый цветок, который Девин попытался заставить меня возродить. Мои полномочия подвели меня, и когда я открыла руки, цветок был все еще холодным и безжизненным, увядший и коричневый. Цветы вокруг нашего дома, казалось еще, не расцвели, поэтому, они определенно не могут выглядеть такими фиолетовыми и живыми как тот цветок, который лежал на моей подушке. Этот был оживлен. Хранителем. Действительно ли это была угроза? Или это означало что—то еще? Я продолжала усиленно думать и мне было интересно, был ли это способ Девина попросить шанс объясниться. Хотела ли я этого? Я поместила цветок с другими экспонатами, которые я собирала на своей полке: белое перо и блокнот. Экспонаты моей запутанной жизни. Я забралась под одеяло и выключила лампу, но я не могла успокоить свой ум. Энергия после пробежки и адреналин от всего пульсировали в моих ушах. Где был Ашер? Если Гидеон не был уверен, что сможет учить меня бороться с умственной манипуляцией Ордена, то я должна была найти другой способ. Управление было одним способом направить мои силы. Это было начало, но оно было не достаточно интенсивным. Это было неаккуратно и спонтанно — это не требовало точности, и я знала, что нуждаюсь в концентрации. Был только один способ, который я знала, мог сделать это. Лыжный спорт. Я оставила команду, потому что я боялась того, что могли сделать мои полномочия, если бы я потеряла контроль в неподходящий момент. Боялась причинить боль товарищам по команде. Я была напугана, что я могла вызвать другую лавину, или хуже. Но я знала, что я изменилась. Той ночью в лесу я почти умерла, я заставила землю дрожать, а молнию раскалывать деревья и они раскалывались и падали на землю. И я не мог управлять этим, не могла остановить это. Теперь я чувствовала, что я становилась более сильной с каждой пробежкой. Я изучала контроль. Я так боялась перед той ночью, когда Девин попытался убить меня. Но странно, я больше не боялась. На сей раз я знала, что лыжный спорт поможет мне сосредоточиться, мои силы — не угрожают балансу в пределах меня. С помощью лыжного спорта возможно я смогу найти то, что я искала. Я приняла решение прямо тогда. На следующий день я вернусь в лыжную команду.






Date: 2015-08-24; view: 75; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.04 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию