Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Пролог





Я парила над краем.

Это был самый разгар зимы. Снег покрывал склоны, словно пытаясь похоронить их. Я слышала голоса моих одноклассников, которые эхом доносились в горах, когда они смеялись и прыгали в дали. Я увидела свою лучшую подругу Кейси, внизу склона, она кричала, падая вниз, а Ден смеялся и помогал ей встать. В нескольких футах от меня на вершине горы, Ян поправляет свои очки. Я тянусь к выступу над пропастью, разрываясь, между контролем хаоса — страстью и спокойствием. Между тем, что суждено и тем чего я хочу. Часть меня хочет сделать решающий шаг — прыгнуть вниз головой, и пусть чувство контроля испаряется на ветру. Потому, что часть меня хочет быть там, где никогда не придется беспокоиться о том, какой нужно сделать выбор. Там, где мир и спокойствие единственная вещь, которую я чувствую. После жизнь попытается стереть раны смерти моих родителей, тетю Джо и моих преданных друзей, помочь мне сложить кусочки снова вместе — может быть это поможет мне выбрать, к кому я принадлежу. Может быть, я заслужила хоть немного покоя, после всего. Но как только я делаю шаг назад от пропасти, адреналин исчезает, и все, что остается внутри меня — это пустота и холод. Я не чувствую какой—либо боли. Но я и не ощущаю счастья, Голос в моей голове шепчет: — Сделай выбор, Скай. Ты не можешь стоять на краю пропасти вечно. Каждую ночь, во сне, я остаюсь со своими убеждениями. Каждый раз, я собираюсь прыгнуть. Отпустить боль, бросить все чувства, которые приходят вместе с ней — и любовь и горе и радость. Я хочу лететь вниз со склона и никогда не оглядываться. Я хочу слишком много. Желание — это то, что удерживало меня от того, чтобы существовать в полном спокойствии. И поэтому я направляю свои лыжи. Я буду готова оттолкнуться вниз с горы. Но кто—то останавливает меня. Ледяной, белокурый ангел, его лицо знакомо и успокаивающее, но в то же время пугающе. Его крылья ослепительно белоснежны. Я закрываю глаза. И в тот же миг холодная сталь ножа, пронзает меня. Боль окутывает меня. Я не могу сделать выбор между хаосом и порядком, потому что его сделали за меня. Я взмываю в облака. Каждую ночь, у меня есть мечта. Я хочу проснуться с облегчением, что это всего лишь сон. Но в течение уже нескольких дней я не могу проснуться, как бы мне этого не хотелось



Глава 1.

 

Первое что я заметила, когда открыла глаза: все окружающее меня было светло—серым, как фильм через марлю. Прищурившись, я попыталась сфокусировать зрение, но свет был таким ярким, что голова разболелась. Глаза снова закрылись, сделав глубокий вдох, мне стало лучше. По крайней мере, я дышу. Что означает, я еще жива. Снова открываю глаза, пытаюсь сосредоточиться, изо всех сил, что бы понять, где я. Меня окутывает холод, и я пытаюсь натянуть свой кремовый вязаный свитер, который поднимается до подбородка. Потертая ткань впивается в кожу. Где мое одеяло? В панике пытаюсь найти что—то знакомое, частично мне кажется, что я уже нахожусь в своей комнате. Но все вокруг меня какое—то странное и чужое. Я не дома. Постепенно зрение приходит в норму. Изображения и формы становятся на места: линии прорисовываются, и пространство вокруг меня становится различимым. Свет мягко просачивается через окно. Я замечаю только некоторые оттенки цвета, коричневый и зеленый, которые едва различимы на белом фоне неба. Кажется это верхушки деревьев. Колорадо зимой.


Блики света падают на потертое одеяло укрывающее меня. Шевелю пальцами и, наблюдая за их движением, от которого, появляется рябь при свете, падающем на кровать. Я не парализована, но не могу коснуться пальцами шеи. Несколько раз моргнув, я открыла рот в попытке растянуть мышцы. Кажется, я могу пошевелиться, но мои суставы были жесткими, как будто они давно не двигались. Как долго я пролежала здесь? Повернув голову, я увидела что—то металлическое на тумбочке, рядом с моей кроватью, все тело напряглось. Мгновенно нахлынули воспоминания: — лес и вечерний полумрак, блеск метала, который приближается ко мне. Мое сердце начало бешено колотится, а в горле пересохло. Не знаю, почему у меня вдруг такая реакция. Что это — мои воспоминания или простое воображение? Что со мной произошло?


— Проснись, — прошептал женский голос, используя успокаивающие нотки в голосе, которыми обычно пользуются в больницах или библиотеках.


— Вставай, хватит спать на диване. Ты должно быть устал.


Я напряглась, желая увидеть, откуда шел голос. Молодая женщина стояла в углу комнаты. Ее длинные, каштановые волосы были собраны в толстые, блестящие косы за спиной. Я поняла, она разговаривала не со мной. Тогда второй голос зевнул в ответ. Голос парня:




— Угу. Как долго я спал?


Я попыталась посмотреть вокруг женщины, не двигая шеей, но это было труднее, чем я думала, и я все же сдалась. Мне пришлось лицезреть потрепанный зимний сапог позади нее. С кем бы она ни говорила, он сидел в кресле—качалке в углу. Что—то в его грубом, неуклюжем голосе было знакомым. Я чувствовала давление в груди.


— Что-нибудь изменилось?— Его голос был уверенным, как если бы он уже знал ответ.


— Нет,— ответила она.


— И если ты хочешь, чтобы она поправилась, ты должен позволить ей отдохнуть.


— Я не беспокою ее, если я просто сижу здесь, не так ли?


— Я волнуюсь не только о ней. Ты тоже должен отдохнуть. Как мы сможем ее защитить, если будем уставшими?


— Брось, я просто спал. Теперь твоя очередь


— Но я...


— От тебя, не будет ни какой пользы, если ты снова заснешь. Со всем, что произошло...


— Мне плевать на то, что будет, Эдит. Меня волнует то, что произошло. Если бы я мог просто вернуться в ту ночь.


— Ашер, послушай меня.


Ашер. От звука его имени, что-то серебристое и легкое пробежало по моим венам, а лицо становилось горячим и холодным одновременно.


— Ты не можешь, — сказала женщина.


Мне было жаль, что я не могла сесть и позвать его через комнату, тело не слушалось.


— Я просто хочу ее вернуть, — сказал он тихо.


Меня поразила интонация его голоса. Он был серьезен и мрачен. Я не расслышала даже малейшего намека на обычное хитрое подкалывание. Тысячи крошечных звезд укололи мои глаза. Что-то ужасное, должно быть, произошло со мной и Ашером, это волновало. Но что?


— Мы все делаем,— сказала девушка.


— Мы не можем пройти через это, без нее.


— Не из-за борьбы, Эдит.


— Я знаю. — Плечи женщины напряглись.— Однажды кто—то сказал это обо мне. Он рискнул своей жизнью, чтобы я добралась назад. И посмотри, что произошло. — Даже лежа на кровати в углу, я могла сказать, что эти слова были полны значения. Мне стало интересно, какова была история, было понятно, что они знали друг друга очень давно.


— Это другое,— сказал Ашер мрачно.


— Это было то же самое. Страсть — наш путь, но любовь может свести ангела с ума, Ашер. Это может разрушить небеса, изменить исход войны.


— Разве это не цель? — Ашер выдохнул и пнул свой ботинок в расстройстве. Ему было сотни тысяч лет, но он вел себя точно так, как семнадцатилетний парень.


— Я думал, что мы — влюблены и изменим мир. Не это ли делает нас Мятежниками?


— Обычно, да,— сказала она. — Но сейчас странные и опасные времена. Перемирие между Орденом и Восстанием закончилось, когда Астерикс уничтожил Орикса. Теперь мы должны обратить внимание на себя в первую очередь.


— Немного лицемерно, не так ли? — фыркнул он.


— Может быть, — пристально посмотрев, ответила она. — Но есть последствия, о которых мы не предполагали. Мы не Одаренные. Мы не можем предугадать судьбу.


— Я не отпущу ее, — сказал Ашер, его голос звенел. — Когда она проснется, она присоединится к Восстанию. Вот увидишь. Она поможет.


— Да,— ответила она. — Тем временем нужно поспать. Я разожгу камин.


Ашер вздохнул, опустил голову на руки:


— Я надеюсь, это сработает, — Эдит положила руку ему на спину.


— Я тоже, — прозвучало в ответ.


Она отошла в сторону, и я смогла хорошо его разглядеть. Я вспомнила, когда я увидела его в первые, прислонившегося спиной к стене во дворе "у Бена" в ночь на мой день рождения. Его волосы были настолько темные, а глаза такие магнитно черные, которыми он не просто смотрел непринужденно из ночи — казалось, будто он был частью ее. Лунный свет сиял на его лице, и у него было игривое, высокомерное выражение глаз. Теперь его глаза были печальны, серьезны. Не было никакого намека на лунный свет, никакой дерзости. Его теплая с длинными рукавами рубашка и джинсы выглядели мятыми — как будто он не снимал их очень давно. Его темные волосы отросли они стали длиннее и выглядели дикими, как будто от беспокойства они встали дыбом. Что—то изменило его.


Ветер распахнул окно, и я вздрогнула пронзенная ревностью. Эдит обернулась, у нее были темно—карие глаза и безупречная оливковая кожа. Я закрыла глаза, прежде чем она заметила, мое пробуждение.


— Я хочу остаться здесь сегодня вечером, — сказал Ашер. — В этом кресле. Ты иди на кровать.


Эдит вздохнула:


— Хорошо. Но если она проснется, помни, что они сказали. Не говорить о том, что произошло. Она будет в тяжелом состоянии, и это может быть опасно, если воспоминания нахлынут на нее слишком быстро.


— Да, да я знаю.— Он вздохнул. — Что мы собираемся делать? Даже если это сработает, мы не можем взять ее в лагерь Восстания.


— Нет.— Согласилась Эдит.— Если она проснется, ее силы будут слишком нестабильны. Они столкнуться с большим хаосом и могут уничтожить нас. Или ее. — Добавила она. — Они правы. Она бомба замедленного действия. Оружие замедленного действия


— Но, в конце концов — остановилась Эдит, — в ближайшее время, я надеюсь, она станет более контролируемой. Ашер, память вызовет сильные эмоции в ней. Ты знаешь, на что она способна в таком состоянии. Ты был там. Ты должен предотвратить эти воспоминания на некоторое время. Если они вернуться их может быть слишком много.


— Она с этим справиться.


— Я имею в виду для нас. — Пауза продлилась слишком долго.


Я умирала от желания открыть глаза, но сдерживалась. Мое сердце было где-то в моем горле, и я был так напугана, что в тишине они могут услышать мое дыхание или прерывистые вздохи.


— Я помню, когда я чувствовала себя так, как ты сейчас,— тихо сказала Эдит. Я представила, как она нежно коснулась рукой Ашера.


— Это не твоя вина,— ответил он — То, что случилось с Гидеоном, было моей виной.— Он вздохнул, и все в комнате, казалось, дышало с ним. — Я люблю ее


— Я знаю, — сказала она.— И я ничего не могу сказать, чтобы остановить происходящее. —


Я слышала шорох ткани, и скрежет двери на ржавых, старых петлях. Звук шагов спускающихся по лестнице. А потом, вдруг, в комнате стало тихо. Так тихо Я действительно могла услышать биение своего сердца. Но не Ашера. У него его нет. Я открыла глаза. Он все еще сидел, положив голову на руки. Его голова поднималась и опускалась с каждым вздохом. Я никак не могла выкинуть из головы его слова. Я люблю ее. Я не могла притворяться больше спящей. Я не могла лежать там и не сказать ничего. Я люблю ее, я люблю ее, я люблю ее, билось мое сердце. Я попыталась сесть. Шаткая кровать скрипнула подо мной. Ашер поднял голову. И наши глаза встретились, темная вспышка молнии ослепила меня, но только две вещи в мире имели значение: Я была жива. И, он любил меня. Мы открыли рот в одно и тоже время. Я закрыла сразу, а у Ашера оставался открытым. Слезы выступили на моих глазах. Будь сильной, Скай. Ты жива. Ты можешь сделать это. Он с шумом вздохнул и вскочил со своего кресла.


— Скай! —Он задыхался, убирая волосы с глаз.


И затем он оказался рядом со мной, вокруг меня, сгребая меня в объятия и прижимая крепко к себе.


— Это сработало,— сказал он в мои волосы. — Я думал, я не знаю, что думал. Это моя вина. Я...


Почувствовав влагу на своем лице, я поняла, что слезы ручейками стекали по моим щекам.


— Я умерла?— спросила я. Мой голос был хриплым.

 

Глава 2.

 

Он мягко рассмеялся, вызывая во мне дрожь.


— Нет, ты не умерла. Просто испугала нас немного, вот и все.— Он отстранился и посмотрел мне прямо в глаза.— Я знал,


что ты сделаешь это.


— Тетя Джо всегда говорила, что я боец , — хрипло ответила я.


—Это точно,— сказал он, усмешка, расплывалась медленно по его лицу. Он позволил большому пальцу скользить по веснушкам на моем носу. — Ты удивительная.


Я коснулась рукой его, и она скользнула к моей щеке. Он смотрел на меня, как на драгоценность, которую он почти потерял.


— Что. . . что случилось со мной?— я спросила.


— Мы можем поговорить об этом попозже.


— Но...


— Прямо сейчас, просто отдыхай,— сказал Ашер успокаивающе. — Мы поговорим, когда ты поправишься.


— Я чувствую себя хорошо,— начала спорить я, изо всех сил пытаясь сесть более прямо в постели. Он положил руку на мое плечо, чтобы поддержать меня и посмотрел на меня серьезно. — Ты действительно не помнишь?


Я покачала головой, вздрагивая немного от того, как плохо я себя чувствовала. Ашер сидел так, чтобы он смог смотреть на меня.


— Ты жива, Скай,— сказал он. — Здесь ты в безопасности. Это самое важное.


— Это способ избежать вопроса. — Мой взгляд пронесся мимо него, к открытому окну. — Мы в Колорадо?


— Да, он сказал. — Но, Скай...


— Что это за место? я спросила.


— Мы находимся в каюте. Но послушай, как только ты начинаешь задавать вопросы...


— Какая каюта? Как ты нашел ее?


— Давай поговорим об этом, когда у будут силы. — сказал Ашер. — Я не думаю, что Орден будет в состоянии найти тебя здесь.


Я сделала паузу. Орден. Как могла я забыть ту группу ангелов, которые могли управлять судьбой и Естественным порядком мира — включая человеческие жизни? Они верили в проживание по правилам независимо ее цены. Их посыльных называли Хранители, посланные на Землю, чтобы выполнить их генеральный план. У них не было доброй воли. Согласно Ордену, никто не имел. Ашер усмехнулся надо мной и поднял бровь.


—И если все же они попробуют, — сказал он, —они должны будут пройти через меня , прежде чем, они смогут поднять руку на тебя. —Знакомая вспышка гнева появилась в его глазах — Я сделаю это.


Я улыбнулась ему с вызовом.


—Да?


Трудно было не чувствовать себя в безопасности с Ашером. Он излучал уверенность, и в этот момент я поверила ему, когда он сказал, что не позволит навредить мне. Я подумала, что моя мать чувствовала то же самое с


моим отцом. Если это то, что позволило ей поверить, что он мог рискнуть всем ради этого.Мои родители были ангелами, я об этом узнала, когда мне исполнилось семнадцать. Моя мать была Хранителем, а отец Повстанцем. Но к тому времени у них родилась я, они уже были брошены на землю, как смертные в наказание за любовь друг к другу. Теперь они были мертвы, а у меня были силы, которые бушевали внутри меня и кажется, что никто не сможет их понять. И меньше всего я. Можно подумать, что восстанию было бы опасно, с их стойким убеждением, что революция и разрушения приведут к возрождению и обновлению. Но, когда взглянув в головокружительные глаза Ашера, я знала, что он был прав, я была в безопасности от Ордена и это был лучший вариант. Хотя, являясь объектом охоты для Ордена, я была еще более опасна. У меня было сильное ощущение, что не было особой причины, чтобы я боялась их сейчас. Это было связано с тем, почему я здесь, как я оказался в коме в первую очередь. Я почти вспомнила... Мне просто нужно получить от него несколько подсказок. Я посмотрела на него, и его магнетическая улыбка отвлекла меня, так было всегда. Тепло поползло по моим щекам. Ашер. Я помнила его так ясно.Эмоциональные воспоминания были так сильны, как физические: запах или прикосновение или песня. Я так долго боролась с тем, чтобы открыться ему. Это была битва между нами: кто мог быть более остроумным, более легкомысленным, более стойким. Я не хотела признавать, что я достаточно отличалась от других, чтобы быть особенной. И он должен был защищать меня, следить за мной, помогать мне определить мои силы, и в конечном итоге увести меня к темным и к Восстанию.


Он не чувствовал, это так давно, когда я сидела, свернувшись калачиком с ним на моей террасе с видом на реку Спрингс, штат Колорадо, шерстяное одеяло обернуто плотно вокруг нас, прижавшихся в кресле, а луна сияла ярко в небе. Весь смысл Восстания в том, что мы можем жить по нашим собственным правилам. Вот и вся причина падения. Я знаю, что ты застряла между двумя выборами, и ты точно не имеешь представления об этом. Но твои полномочия возьмут верх, когда это действительно будет иметь значение. Но у меня есть выбор, Скай. И нет ничего, что я когда—либо хотел больше всего. И потом я поцеловала его. Но все, что было после того, как в тумане. Там были сирены. Тот, кого я любила получил травму. Тетя Джо была без связи в лесу, далеко от дома. И что—то произошло между Ашером и мной. То, что привело меня сюда. Я знала, что должна была сделать с Орденом. Они пытались контролировать мою судьбу в течение семнадцати лет. Зачем останавливаться сейчас? Но я здесь в безопасности, я думала, а мое сердце начало биться быстрее. По крайней мере, от любых телесных повреждений. И я с Ашером. Его рука все еще была теплой, когда он обхватил мою щеку, и я положила руку на снова на его.Крошечный импульс электричества зародился и креп, где наша кожа соприкасалась. Моя сила всегда вырабатывала тепло всякий раз, когда я была эмоциональна, она была ангельской крови Восстания, проходящая через меня. Я протянула руку к моей шее, в то время, как я тянула другой рукой его ко мне под выцветшим одеялом.


—Я так рад, что ты вернулась, — пробормотал он, когда позволил мне притянуть его ближе, его пальцы запутались в моих волосах. Его губы были сухими от солнца и ветра, но были теплее моих. Они были на вкус солеными, от моих слез и может быть от его и я хотела большего. Я хотела столько его, сколько я могла взять. И тогда память потекла через меня. Он несет меня. Холодные перья врезаются мне в щеку и волосы. Мои глаза были закрыты, но я чувствовала как ветер несет меня в прошлое, в запах зимнего неба. Его руки были огнем на моей шее, спускаясь по моему телу, продолжая свой путь на моих джинсах и под моим свитером. Я притянула его еще ближе к себе, запутывая его в одеяло. Мои ноги еще не двигались, не проснувшись от долгого сна, но мне больше не было больно. Я была жива.


—Останься со мной, Скай. — Мы летали выше, он крепко меня держал в одной руке и прижимал руку к моей ране с другой. —Не умирай. Ты не можешь умереть. Пока нет.— Пальцы Ашера прожигали мою кожу и мягкая ткань его рубашки терлась о мой живот так он притянул меня ближе к себе. Он навалился на меня и почувствовав его вес я успокаивалась, как гравитация, которая тянет меня обратно на Землю. Я не могла оторвать свои губы от его. Мои пальцы прилипли к его шее и к подбородку. Он спас мою жизнь, он должен был . Тепло разливалось по моим венам угрожая поглотить меня, пока я не сгорю до тла. Мы были вместе. Больше ничего не стояло на нашем пути. Чистый воздух вокруг нас пах хвоей и облаками, и чем—то еще. Чем—то черным и терпким. Дым.


—Скай! —Ашер вскрикнул вдруг, отстраняясь от меня резко, переключая внимание на мои ноги на одеяле. Я посмотрела вниз и задохнулась.Края мои джинсов дымились, мерцая крошечными огоньками. Огонь. Ашер хлестал одеялом по моим ногам, туша огонь. Но я ничего не чувствовала. Я могла только сидеть там, вытянувшись в струнку, оцепеневшая, уставившись на него, пока он не удостоверился, что последние следы огня исчезли. Эдит была права — мои силы были нестабильны. Я была опасна. Мое сердце колотилось неистово. И не из—за что только что произошло. А из—за того, что я внезапно вспомнила. Это потрясло меня, стена огня возникала там, где я была, там был огонь. Черная спираль дыма поднималась в воздух.


—Скай, все хорошо? — Ашер был рядом со мной, но его голос доносился из далека за миллионы, миллионного миль миль на расстоянии, поскольку мое сердце екнуло.


—Огонь потушен,— сказал он.—Все нормально. Тебе больно?


—Скай! — окликнул голос. —Я должен предупредить тебя!—


—Больно? — Я спросила, как будто не понимая смысла слова. Предупредить меня? Я стояла неподвижно, пуская корни в землю, подобно дереву. —О чем?—


—Об огне , —сказал Ашер, все еще пытаясь успокоить дыхание. —Твои силы все еще вне контроля, как никогда раньше. — Он сделал паузу, чтобы улыбнуться дьявольски. — Это из—за меня?


Холодное лезвие, ледяное и острое, погрузилось в мой желудок. Моя мечта. Вспышка металла на тумбочке. кровь, расползающаяся по моей рубашке как акварель, подступала.


—Ашер,— я задохнулась, дотрагиваясь до своего живота. Он смотрел встревоженно.


—Что это? Что случилось?— Я был удивлена, насколько внезапной была боль, когда она подступила.


—Я помню. Я всё помню .


—Скай, успокойся,— успокаивал Ашер. Его глаза искали мои. —Ты не хочешь сильно волноваться. Мы представляем


что может случиться. Что ты можешь сделать.


Но я проигнорировала его. Я вспомнила сейчас. И правда была еще страшнее, чем я могла себе представить.


—Это был Девин,—сказала я. — Он пытался убить меня.






Date: 2015-08-24; view: 89; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2020 year. (0.011 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию