:

, ? ? ? ? , 4. , ? ?

:






Постскриптум





Загадка Фестского диска по-прежнему не решена. Сходство некоторых из присутствующих на нем пиктограмм с египетскими рисунками и изображениями «людей моря» из Месоамерики — об этом упоминалось в данной главе — свидетельствует, что этот артефакт заслуживает более глубокого изучения.

Поэтому во время экспедиции на Крит я попросил местное туристическое агентство включить в программу нашего путешествия посещение Фестоса. Мне ответили, что поездка не стоит затраченных усилий: это всего лишь Кноссос в миниатюре, а дорога туда долгая и утомительная.

«Нет, — возразил я, — поскольку я уже на Крите и не уверен, приеду ли я сюда снова, я хотел бы взглянуть на место, где был найден диск». Таким образом, в нашу экскурсионную программу был включен Фестос, редко посещаемые археологические раскопки на южном побережье острова. На осмотр был отведен один час — специалисты говорили, что этого более чем достаточно.

Утверждение о том, что это Кноссос в миниатюре, оказалось явным преувеличением. Здесь не было ни реконструированных зданий, ни остатков стен с сохранившимися фресками. Мы поднимались на холм и видели со всех сторон остатки каменных сооружений (фото 10).



Наш гид Елена хорошо разбиралась в археологии.

Я спросил ее, может ли она указать точное место, где был найден диск (его назвали Фестским диском просто потому, что нашли в Фестосе). Она сказала, что его обнаружили в плавильне.

«В плавильне? — переспросил я. — Но ведь это место считается летней (или зимней?) резиденцией минойских царей. Интересно. В таком случае, может быть, имя греческого бога Гефеста, покровителя кузнецов и ремесленников и прототипа римского Вулкана, имеет какое-то отношение к Фестосу». Возможно, ответила Елена и добавила, что раньше никогда не слышала о такой гипотезе.

Я собрал группу и рассказал о том, что только что узнал от гида. Если здесь плавили и очищали руду, значит, этот город был не только местом отдыха царей, но и важным промышленным и торговым центром Средиземноморья, частью разветвленной сети городов, занимавшихся производством и торговлей медью и бронзой.

«Давайте рассредоточимся и внимательно все осмотрим, — предложил я своим спутникам. — Ищите зеленый цвет — признак присутствия меди. Ищите каналы, потому что в процессе очистки руды использовалась вода. Ищите все, что может стать ключом к разгадке!»

Мы нашли зелень и следы медной руды (фото 11). Мы нашли каналы для воды. Мы нашли искусственные откосы, которые могли быть устроены для того, чтобы конечный продукт — крупные медные или бронзовые слитки — соскальзывали вниз к берегу моря. Но самое главное — мы нашли письмена.

Среди руин мои спутники то тут, то там натыкались на обломки обработанных камней (использовавшихся в качестве строительного материала) с вырезанными на них символами! Забыв о меди, мы стали усиленно разыскивать следы надписей, внимательно изучая камень за камнем. Поиски привели нас к руинам каменных сооружений, вытянувшихся вдоль предполагаемой улицы.



ис. 32.

Это было похоже на торговые склады, поскольку ряды зданий были разделены на прямоугольные зоны, каждая со своим входом.

На некоторых камнях, примыкавших к проемам, мы обнаружили значки (или пиктограммы?). Мы проверили внутренность этих «складов». Там были лишь обломки каменных плит, покрытые землей и пылью.

«Кто-нибудь пожертвует мне воду?» — спросил я.

Одна из моих спутниц протянула бутылку. Я полил водой камень, чтобы смыть грязь, и нашим взорам открылся вырезанный на нем символ (рис. 32). Мы исследовали другие камни, переходя из помещения в помещение. Письмена — самый важный ключ к расшифровке прошлого — обнаружились почти в каждом «складе»! Наш гид сказала, что это для нее новость.

Мы сделали много снимков и скопировали столько значков, сколько смогли, и провели в Фестосе не час, как было предусмотрено программой, а больше трех. Это был один из самых волнующих моментов экспедиции, которую я назвал «По следам мифов». Мы не просто видели то, что обнаружили другие — мы сами находили что-то новое; мы не просто изучали археологию — мы занимались ею!

аспрощавшись с планами посетить другие места на южном побережье острова, мы направились в прибрежный ресторан. Там нас ждали двумя часами раньше, но все равно накормили необыкновенно вкусными дарами моря. ассматривая символы, которые мы перерисовали на листы бумаги, я обратил внимание, что они не похожи на критское линейное письмо А и письмо В. Гид согласилась со мной и спросила, что же это за язык.

После некоторых колебаний, я ответил: «Это звучит невероятно, но часть этих знаков похожи на древние шумерские пиктограммы». «Шумерские?» — хором воскликнули все. «Да, — подтвердил я, — объяснить это я не могу, но выглядят они очень похоже».

Вернувшись в отель, двое членов экспедиции выполнили мою просьбу: рассортировать все срисованные нами символы и составить из них таблицу. Лина Дж., работавшая лингвистом в компании «Интел», и специалист по компьютерам Барри Б. потратили несколько часов на это занятие. Вечером на общем собрании они представили результаты своей работы (рис. 33). Всего мы обнаружили двадцать различных символов.

ис. 33.

«Даже без своих справочников я могу с уверенностью сказать, — объявил я после изучения таблицы, — что вижу эквиваленты шумерских пиктограмм — предшественников клинописи — обозначающих «зерно», «ткань» и «мед». Один символ похож на пиктограмму меры объема, а другой на пиктограмму «одежда». Похоже, что владелец каждого «склада» вырезал у входа символ, указывающий на то, каким товаром он торгует!»

Я пообещал, что по возвращении домой продолжу исследования и проинформирую всех членов экспедиции о полученных результатах. В Нью-Йорке подтвердились мои первоначальные выводы, сделанные на Крите. Более того, выяснилось, что письменность на Крите, предшествовавшая линейным письменам А и В, была тоже пиктографической и некоторые ее значки похожи на символы, обнаруженные нами в Фестосе. Я написал об этом директору департамента древностей на Крите и в Американскую школу археологии в Афинах.

Никто не потрудился дать мне ответ. Поэтому подумал, что нужно рассказать о сделанных нами в Фестосе открытиях при помощи этого постскриптума.

ГЛАВА ЧЕТВЕТАЯ ЧУЖЕЗЕМЦЫ В НОВОМ СВЕТЕ

Может ли каменный календарь дать ключ к загадке Атлантиды? Может, если это месоамериканский реликт и если изображение на нем не предлагает однозначных решений, а добавляет новые фрагменты к все расширяющейся составной картинке-загадке.

Национальный музей антропологии в мексиканской столице Мехико — один из крупнейших национальных музеев такого рода. В отличие от Британского музея в Лондоне, парижского Лувра или музея Метрополитен в Нью-Йорке, где собрано культурное наследие разных стран и народов, в национальном музее представлены культура, искусство, история и археология только одной нации. Тем не менее, сокровища, собранные в Национальном музее антропологии в Мехико, включают в себя — даже если кураторы музея не осознают или сознательно скрывают это — свидетельства посещений Нового Света чужеземцами. Эти визиты имели место в глубокой древности, задолго до Колумба, и хотя объяснения им до сих пор не найдено, они могут предложить реальную основу многим мифам, существовавшим лишь на другом краю света.

Здание музея имеет U-образную форму и предлагает посетителям этнологическое и хронологическое путешествие, начиная с древнейших времен в одном крыле и до наших дней в другом. Центральная часть посвящена тому, что мексиканцы считают своим главным наследием ем и свидетельством связи с Месоамерикой — группе племен «мечика», которые приплыли на лодках со стороны Тихого океана и направились в центральную долину полуострова. Там они увидели — как предсказывало пророчество — сидящего на кактусе орла и выбрали это место для основания города Теночтитлана (города Теноча), на месте которого находится современный Мехико.

Гордостью и центром этого главного раздела музея считается огромный каменный календарь, обращенный прямо к входящим в зал посетителям (см. рис. 34 и фото 12). Похожий календарь, но изготовленный из золота, почитался священным у ацтеков. Он находился в главном храме империи ив 1519 году был подарен вождем ацтеков Монтесумой Эрнану Кортесу, появление которого ацтеки посчитали исполнением пророчества о возвращении бога. (Кортес отправил священную реликвию в Испанию, где ее переплавили на золотые слитки, а ацтеки дорого заплатили за то, что приняли Кортеса за «спасителя».)

ис. 34.

Сохранился лишь каменный календарь, который без конца изучали, анализировали, описывали и интерпретировали (в том числе и я сам в книге «Потерянные царства»). Считается, что на нем изображены пять эпох, на которые согласно месоамериканским мифам и легендам делится история человечества и его богов. Каждая из четырех эпох, предшествовавших современной, заканчивалась какой-либо катастрофой (в том числе и Потопом), а пятая, или современная, эпоха считается веком людей.

Я очень часто бываю в Мексике и при каждом посещении Мехико обязательно прихожу в этот грандиозный музей (я настолько хорошо изучил его, что сразу же замечаю отсутствующий в витрине экспонат). Невозможно сосчитать, сколько раз я с восхищением рассматривал огромный каменный календарь.

И каждый раз я задавал себе вопрос, почему центральная фигура, бог пятой эпохи, показывает язык?

Учебники и путеводители объясняют, что это изображение Шолотля, «бога, который упал с небес», и что его всегда изображают с высунутым языком (рис. 35). Согласно легенде он упал, или приземлился, на поле, где потом вырос маис (кукуруза), основной продукт питания Месоамерики.

Но почему его отличительной особенностью служил высунутый язык?

Ответ на этот вопрос я нашел не в книгах, посвященных Месоамерике, а в мифах Старого Света, а если конкретнее, то Средиземноморья.

ис. 35.

В 1996 году во время подготовки к экспедиции в материковую Грецию и на остров Крит я усиленно изучал греческую мифологию и впервые обратил внимание на изображение горгон (я видел их раньше, но пристально не рассматривал) (рис. 36). Это были прекрасные сестры, богини или полубогини, которых Афина превратила в чудовищ. Они изображались со змеями вместо волос, горящими глазами и высунутыми языками. И действительно, высунутые языки были их характерной чертой — независимо от местности и периода, к которым относились их изображения.

Согласно греческой мифологии горгоны были дочерьми двух морских божеств (Форкия и Кето). Их звали Сфено (что означает «Сила»), Эвриала («Прыгучая») и Медуза («Правящая Царица»). Все три сестры были очень красивы, но самой красивой из них считалась Медуза. К ней воспылал страстью бог моря Посейдон, брат Зевса, и не нашел ничего лучшего, как возлечь с ней в храме, посвященном богине Афине.

ассерженная тем, что произошло в одном из ее храмов, Афина прокляла сестер горгон, превратив их из красавиц в чудовищ. Кроме того, она отправила героя Персея убить Медузу. Это было опасное поручение, потому что Медуза обладала волшебной силой: при взгляде на нее люди обращались в камень. Афина и другие боги вручили Персею волшебные предметы, и он при помощи крылатых сандалий полетел к обители Медузы, «далеко на западе, позади Геркулесовых Столбов». Он пересек Африку, долетел до великого океана и направился вдоль океанского течения. Медуза и ее сестры спали в «тропическом лесу». Надев шапку-невидимку, Персей смог незаметно подобраться к Медузе. Затем он, использовав отполированный бронзовый щит как зеркало и не смотря на Медузу (рис. 37), отрубил ей голову волшебным мечом, который специально изготовили для него боги. Затем он положил отрубленную голову в волшебную сумку и улетел. Сестры Медузы, разбуженные шумом, не увидели его благодаря шапке-невидимке.

Географические ключи, содержащиеся в этом рассказе, становятся еще значимее в конце истории. Пересекая великий океан в восточном направлении, Персей так устал, что едва добрался до берегов Северной Африки, где жил титан Атлант. Но Атлант оказался негостеприимным хозяином, и Персей показал ему отрубленную голову горгоны Медузы, отчего тот тут же превратился в камень. Продолжив путь на восток, Персей пересек Ливию, Египет и Филистию и, наконец, вернулся в Грецию, где основал город Микены, давший начало цивилизации на материковой части Греции.

ис. 36.

ис. 37.

Географические подробности мифа о горгоне Медузе невозможно отбросить как простые фантазии рассказчика. Жилище Горгон описывается как «тропический лес» — то есть тропики или субтропики — «далеко на западе», за великим океаном. Это место можно найти, если следовать вдоль «океанского течения» — то есть Гольфстрима, который несет свои воды, подобно реке в океане, от Мексиканского залива через всю Атлантику до Ла-Манша. Охлаждаясь в морях на северо-востоке Европы и подгоняемое пассатами, течение кружным путем возвращается в Карибский бассейн.

Согласно легенде, Персей во время своего полета придерживался этого кольцевого маршрута, который был знаком даже мореплавателям древности и которым воспользовался Колумб во время своего путешествия из Европы в Новый Свет. Географические подробности вместе с такой характерной деталью, как высунутый язык, указывают на связь между греческими Горгонами и божеством в центре ацтекского календаря.

Однако сестры Горгоны были женщинами, божество на каменном календаре ацтеков явно принадлежит к мужскому полу. Может быть, в какой-то момент различие между мужчиной и женщиной стало несущественным и остался лишь такой характерный признак, как высунувшийся язык?

ис. 38.

До 1995 года ученые подразделяли изображения гор-гон на девять категорий, причем некоторые из них утратили женские черты и стали больше похожи на мужчин (рис. 38). Но в 1995 году археологи обнаружили два больших скульптурных изображения головы горгоны — в Тель-Доре, древнем морском порту на средиземноморском побережье Израиля к югу от Хайфы. От одной из голов сохранились лишь фрагменты, а вторая оказалась практически неповрежденной, причем не оставалось ни каких сомнений в том, что это изображение мужчины (рис. 39). Другие артефакты, обнаруженные археологами в этом же месте, дают основания предположить, что в конце бронзового века (1500–1200 год до нашей эры) Тель-Дор имел тесные торговые и культурные связи с Микенами, и именно с этой целью был основан финикийцами и морскими народами с Кипра, Крита, а также других островов и земель восточного Средиземноморья. Голова горгоны из Тель-Дора — выставленная вместе с другими любопытными артефактами в Морском музее Хайфы — датируется пятым или шестым веком до нашей эры. Она подтверждает переход к мужскому воплощению горгоны, а также является материальным свидетельством легендарных контактов между Средиземноморьем и Ме-соамерикой.

ис. 39.

Внимательное изучение музейных экспонатов позволяет найти и другие ключи.

* * *

На большом каменном календаре ацтеков имеется множество деталей, каждая из которых далеко не случайна. Многие пытались расшифровать изображения эпох и составить их хронологию; некоторые видели в этих символах запись пророчеств. Принимая основную версию о четырех прошедших эпохах и одной современной (поскольку их описание присутствует в древних текстах и устных преданиях), я сумел избежать подобных спекуляций; одного лишь высунутого языка и связей со Средиземноморьем было достаточно, чтобы подогреть мой интерес.

Тем не менее, рано или поздно я все равно обнаружил бы особенности устройства календаря, имеющие отношение к конкретной проблеме связи со Средиземноморьем.

Одна из деталей каменной резьбы в нижней части внешнего кольца на первый взгляд кажется просто декоративным завитком. Должен признать, что поначалу я сам не заметил — несмотря на то, что много раз рассматривал сам календарь и его изображения — что это не узоры, а лица двух мужчин, причем совершенно одинаковые, за исключением того, что одно было обращено вправо, а другое влево. Но самое примечательное в этих мужчинах — это их бороды (рис. 40).

В книге «Потерянные царства» я подробно останавливался на загадке «бородатых людей», изображения которых находили на всей территории Мексики в городах толтеков, майя и ольмеков (рис. 41). Удивление вызывал не столько тот факт, что их лица не были похожи на лица ольмеков, майя или других американских индейцев, а то, что у индейцев вообще нет растительности на лице; они не изображали себя бородатыми просто потому, что у них не росли бороды. Таким образом, «бородатые люди», как я их назвал, пришли в Месоамерику из других земель. Судя по их лицам, этими землями было Средиземноморье (рис. 42).

Исследуя изображения бородатых людей средиземноморского типа, следует отметить, что верховные боги греков, Зевс и его брат Посейдон, были бородатыми (Зевс, рис. 43; Посейдон, рис. 44). Более того, их бороды очень похожи на бороды фигур из Месоамерики (см. рис. 41). Возможно ли, подумал я, что бородачи на каменном календаре — это не люди, а боги?

ис. 40.

ис. 41.

ис. 42.

Эта мысль вернула меня к греческой мифологии и ее бородатым богам, Зевсу и Посейдону. Зевс был главой пантеона из двенадцати богов и получил власть над землей, уступив морские владения своему брату Посейдону. В этом смысле греческий пантеон явно имитировал шумерский, где Зевс играл роль Энлиля, шумерского «Господина земли», а Посейдона можно было сравнить с шумерским богом Эа («Тот, чей дом вода»), впоследствии получившим имя Энки.

ис. 43.

ис. 44.

Параллели между Посейдоном и Эа/Энки не ограничиваются генеалогией и вопросами иерархии. Согласно греческой мифологии, Посейдон был неразборчив в связях, а в случае с Медузой вообще вступил в связь с родственницей. Шумерские легенды приписывали подобные эскапады Эа/Энки. Он был не только богом морей и рек (рис. 45), но и великим ученым, который при помощи генной инженерии создал вид Homo sapiens. Соответственно, его символом считались переплетенные змеи — как отражение двойной спирали ДНК. Тот же символ использовался для обозначения его египетского имени, ПТАХ (рис. 46). Возможно, это объясняет тот загадочный факт, что горгоны иногда изображались с переплетенными змеями (рис. 47).

ис. 45.

Миф о горгонах свидетельствует о том, что именно Посейдон был главной движущей силой событий, происходивших за Геркулесовыми Столбами. Не стоит также забывать, что он считался верховным богом Атлантиды. В таком случае, не могли ли два бородача в нижней части каменного календаря ацтеков быть его зеркальным изображением? Или это он вместе со своим братом Зевсом? Может быть, бородатые «люди моря», поклонявшиеся морским богам, были именно теми, кто совершал путешествия в Атлантиду, обитель горгон?

ис. 46.

Таким образом, в календаре ацтеков — это скорее исторический документ, чем устройство для измерения времени — несколькими способами зафиксированы существовавшие в древности связи между Старым и Новым Светом. Календарь заставляет предположить, что Атлантида — легендарная или настоящая — находилась в Америке, а если точнее, то в Месоамерике.

Осматривая зал музея, посвященный Мексике, неизбежно натыкаешься на рисунок, который представляет собой вид с высоты птичьего полета на столицу ацтеков Теночтитлан — как она выглядела к моменту прихода испанцев (рис. 48). Это было нечто вроде американской Венеции — рассеченный многочисленными каналами город посреди озера со святилищем и главным храмом в центре. Посетившие город испанцы были поражены размахом торговли на его улицах, количеством лодок, пышностью разноцветных одежд и богатством, о котором свидетельствовали многочисленные предметы из золота.

ис. 47.

ис. 48.

Стоя перёд этим рисунком, я подумал: может быть, испанцы видели перед собой — в Теночтитлане — копию Атлантиды Платона?

Этот вопрос до сих пор не дает мне покоя.

* * *

Связи между Старым и Новым Светом, между людьми и богами далеко выходят за рамки того, что я обсуждал раньше.

Во время своего первого путешествия на полуостров Юкатан, в котором меня сопровождал внук Сэло, я наткнулся на некоторые артефакты, которые с полным основанием можно назвать поразительными. Своими открытиями я поделился с группой единомышленников, которая присоединилась ко мне во время экспедиций по местам «Хроник человечества».

Первое открытие было сделано в скромном (в то время) музее главного города Юкатана Мериды и связано с богом Энки, которого тогда еще звали Эа, и шумерской легендой о его прибытии на Землю во главе отряда из пятидесяти астронавтов. Основным источником этих сведений послужила автобиография Энки — длинный текст, который, к сожалению, был найден сильно поврежденным и содержал множество пробелов (я использовал его для реконструкции «Утраченной книги Энки»). Текст рассказывает, как первые астронавты во главе с Эа, прилетевшие с планеты Нибиру, приводняются в Персидском заливе, добираются до берега и строят укрытия — первое поселение пришельцев на Земле, названное ими Эриду («Дом вдалеке»).

В третьем веке до нашей эры после смерти Александра Великого селевкиды (унаследовавшие Левант, земли восточного Средиземноморья) пригласили вавилонского жреца Бероса, служителя бога Бела, чтобы он записал доисторические и исторические события, в которых участвовали люди и боги Месопотамии (по-гречески Халдеи). Его труд, известный лишь по фрагментам, вошедшим в произведения живших после него историков, начинается с прибытия на Землю Эа, после чего был создан человек, и боги даровали ему цивилизацию. В процессе пересказа греческими историками сочинения Бероса Эа превратился в Оаннеса — бога в рыбьей чешуе, который вышел из моря на берег и даровал человечеству знания.

Во время первого посещения полуострова Юкатан и городов майя мы с внуком остановились в Мериде, испанском колониальном городе, где не было никаких археологических ценностей. Совершенно случайно я услышал о коллекции найденных на полуострове артефактов, выставленной в превращенной в музей частной вилле. Нас впустили внутрь, хотя музей еще не открылся для посетителей. Экспозиция занимала первый этаж здания (мне сказали, что еще больше экспонатов хранится в подвале). Директор, которого я уговорил впустить нас внутрь, сам выступил в роли экскурсовода. Его гордостью была коллекция предметов, свидетельствовавшая о высоком уровне зубоврачебного искусства майя. Однако мое внимание привлек камень с резьбой, на котором была изображена звезда, а рядом с которой располагался символ, обозначавший у майя восьмерку (рис. 49а). Директор пояснил, что камень найден в Чичен-Ица и ассоциируется с планетой Венерой.

Я едва сдерживал волнение: звезда с расходящимися лучами в точности совпадала с символами, которыми шумеры обозначали планеты (рис. 49). Более того, они считали Венеру, планету богини Иштар, восьмой планетой Солнечной системы и часто изображали Иштар в сопровождении восьмиконечной звезды (рис. 49с) или символа из восьми окружностей (рис. 49d)- Просто удивительно, что рисунок майя до мельчайших подробностей совпадал с рисунками шумеров!

Через дверной проем я заметил скульптурное изображение — довольно большой каменный блок, фронтальная часть которого представляла собой скульптуру мужчины (рис. 50 и фото 13); правой рукой он прижимал к себе символ звезды с расходящимися лучами.

ис. 49.

Я поспешил к странной статуе. Обработана была только фронтальная часть камня; тыльная его сторона оставалась нетронутой. У мужчины были резкие черты лица, и он явно не принадлежал к племени майя. Все его тело обтягивал рифленый костюм, поверхность которого напоминала рыбью чешую. Костюм начинался у горла мужчины и заканчивался на щиколотках; ступни были необработанными или специально обработанными так, чтобы невозможно было понять, что у него за обувь. Загадочный круглый предмет удерживался на животе двумя ремнями и отдаленно напоминал прожектор.

ис. 50.

«Что это?» — спросил я директора музея. «Бог воды», — ответил он.

«Это же Оаннес!» — крикнул я своему внуку и озадаченному директору.

Мне пришлось все объяснить: рассказать легенду о прибытии Эа, о приводнении в Персидском заливе, о высадке на берёц о сочинениях Бероса и так далее. Но почему это изображение находится здесь, на Юкатане, а не в Месопотамии, недоумевал я.

Директор музея рассказал, что статуя была найдена в северо-западной части Юкатана. Другие крупные скульптуры обнаружились в местечке Окскинток; по мнению археологов они служили опорными колоннами в храмах. Все необычные изваяния были найдены в северо-западной части Юкатана и близлежащих островах, с улыбкой пояснил директор; одно из этих мест называется Цибильчальтун, и именно там были обнаружены знаменитые семь кукол…

Я сделал несколько снимков загадочной статуи и внимательно рассмотрел их дома. Меня заинтересовал вопрос, сколько лучей было у звезды, потому что рука статуи закрывала часть из них. Лучей могло быть пять или шесть. Если шесть, то звезда могла обозначать Марс, шестую планету, встретившуюся аннунакам в Солнечной системе — если считать Плутон, Нептун и Уран первой, второй и третьей планетами, Сатурн и Юпитер четвертой и пятой, Марс шестой, Землю седьмой, а Венеру восьмой планетой. Если лучей шесть и звезда обозначает Марс, то статую из Мериды можно связать с рисунком на месопотамской цилиндрической печати, датируемой 2500 годом до нашей эры и в настоящее время хранящейся в оссии, в музее Эрмитаж. На печати изображены два астронавта — один на Марсе в костюме рыбы, а другой на Земле в костюме орла — а между ними космический корабль (рис. 51). Планета Марс изображена в виде шестиконечной звезды, а Земля обозначена семью точками, рядом с которыми виден ее спутник Луна в виде полумесяца.

ис. 51.

Все это было очень интересно и загадочно. Кто высек эту статую? Кто послужил для нее моделью? Эти вопросы так и остались без ответа, но связь этого чужестранца с Шумером и его мифологией несомненна.

* * *

Как уже, наверное, догадался читатель, мы не могли уехать с Юкатана, не посетив Цибильчальтун, о котором упоминал директор музея в Мериде. В то время туда почти не приезжали туристы; впоследствии я привозил туда несколько групп, и местные власти сделали дорожки и обновили небольшой музей. Местные жители и приезжие знают это место как Храм Семи Кукол.

Это поселение является одним из самых обширных — а если точнее, то самых протяженных — поселений майя на полуострове Юкатан. Вдоль идущей в гору дороги примерно в милю длиной выстроились разнообразные сооружения. Главный храм, расположенный в северной части города, представляет собой ступенчатую пирамиду с башенкой. Конструкция храма такова, что если кто-то (астроном, жрец?) в день весеннего равноденствия станет на платформу на некотором расстоянии от него, то увидит солнце, поднимающееся в проеме башенки. Именно в башенке были найдены семь кукол, давшие название всему храму.

Я спросил местного гида, где находятся эти семь кукол, ожидая увидеть довольно внушительные статуи. Он привел меня в местный музей.

На витрине кружком расположились семь маленьких куколок. «Это они?» — переспросил я. «Они», — подтвердил гид.

Что же такого особенного было в этих нескольких маленьких фигурках?

Я присмотрелся повнимательнее. Как видно на фотографии (фото 14), они похожи на крошечных астронавтов с заплечными ранцами — я вспомнил, что точно так же выглядел американский астронавт на снимке, запечатлевшем его спуск с посадочного лунного модуля на поверхность Луны (рис. 52).

Кто изготовил этих кукол, кто послужил для них моделью и почему их именно семь?

Жаль, что куклы не умеют говорить.

* * *






Date: 2015-08-24; view: 343;

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.02 sec.) -