Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






I. СОЧИНЕНИЯ ДОКРИТИЧЕСКОГО ПЕРИОДА





(КОСМОГОНИЧЕСКАЯ ГИПОТЕЗА)

 

(СХОДСТВО С ГИПОТЕЗАМИ ДРЕВНИХ АТОМИСТОВ)

 

Итак, я не буду отрицать, что теория Лукреция или его предшественника Эпикура, Левкишш и Демокрита во многом сходна с моей, Так же как и эти философы, я по­лагаю, что первоначальным состоянием природы было всеобщее рассеяние первичного вещества всех небесных тел или, как они их называют, атомов. Эпикур предпола­гал, что существует тяжесть, заставляющая падать эти первичные частицы материи; она, по-видимому, немногим отличается от принимаемого мной Ньютонова притяже­ния, Эпикур приписывал этим частицам и некоторое от­клонение от прямолинейного падения, хотя о причинах и следствиях этого отклонения у него были нелепые пред­ставления; это отклонение до некоторой степени совпа­дает с тем изменением прямолинейного падения, которое, но нашему мнению, вызывается отталкивательной силой частиц. Наконец, вихри, возникавшие из беспорядочного движения атомов, составляли один из главных пунктов в системе Левкиппа и Демокрита, и эти вихри встреча­ются и в нашем учении (I, стр. 122»-123).

 

(МАТЕРИЯ ПОДЧИНЕНА НЕОБХОДИМЫМ ЗАКОНАМ)

Названные выше сторонники учения о механическом происхождении мироздания выводили всякий наблюдае­мый в нем порядок из слепого случая, который столь удачно объединил атомы, что они составили одно строй­ное целое. Эпикур, нисколько не смущаясь, утверждал даже, что атомы, дабы стала возможной их встреча, без всякой причины отклоняются от своего прямолинейного движения. Все эти философы доводили эту несуразность до того, что приписывали происхождение всех живых су­ществ именно этому слепому случаю и поистине выво­дили разум из неразумия, Я считаю, наоборот, что мате­рия подчинена некоторым необходимым законам. Я вижу, как из ее состояния полнейшего разложения и рассеяния вполне естественно развивается некое прекрасное и стройное целое. И происходит, это не случайно и не всле­пую, а, как мы видим, необходимо вытекает из естествен­ных свойств. Разве отсюда не возникает вопрос: почему же материи должны были быть присущи как раз эти за­коны, приводящие к порядку и согласию? Возможно ли, чтобы множество вещей, из которых каждая имеет свою собственную, независимую от других природу, сами опре­деляли друг друга именно так, чтобы отсюда возникло стройное целое, а если результат именно таков, то не слу­жит ли это неоспоримым доказательством того, что у них общий источник, которым может быть только вседержительный, высший разум, замысливший природу вещей для достижения общих целей?



Итак, материя, составляющая первичное вещество всех вещей, подчинена известным законам и, будучи предоставлена их свободному воздействию, необходимо должна давать прекрасные сочетания. Она не может уклониться от этого стремления к совершенству. Поскольку, следовательно, она подчинена некоему мудрому замыслу, она необходимо была поставлена в такие благоприятные условия некоей господствующей над ней первопричиной. Этой причиной должен быть бог уже по одному тому, что природа даже в состоянии хаоса может действовать только правильно и слаженно (I, стр. 123—124).


(ПРОСТОТА СТРОЕНИЯ И ДВИЖЕНИЯ НЕБЕСНЫХ ТЕЛ -

ПРИЧИНА ИХ ДОСТУПНОСТИ ИССЛЕДОВАНИЮ)

 

[…] Из всех естественных явлений, первопричину кото­рых мы ищем, можно прежде всего надеяться основа­тельно и надежно уразуметь именно происхождение си­стемы мира, возникновение небесных тел и причины их движений. Легко понять, почему это так. Небесные тела представляют собой шарообразные массы и, следователь­но, имеют самое простое строение, какое только может иметь тело, происхождение которого мы исследуем. Их движения также просты. Они представляют собой не что иное, как свободное продолжение однажды сообщенного им движения, которое, связанное с притяжением тела, расположенного в центре, становится круговым. Кроме того, пространство, в котором движутся небесные тела, пусто; расстояния, отделяющие их друг от друга, чрезвычайно велики, и, стало быть, налицо все условия, не­обходимые как для стройного движения, так и для ясного обнаружения его. Мне думается, здесь можно было бы в некотором смысле сказать без всякой кичливости: дайте мне материю, и я построю из нее мир, т. е. дайте мне материю, и я покажу вам, как из нее должен возникнуть мир. Ибо, раз дана материи, которая по' природе свое И одарена силой притяжения, нетрудно определить те при­чины, которые могли содействовать устроению системы мира, рассматриваемой в целом. Известно, что необхо­димо, чтобы тело приобрело шарообразную форму, и что требуется для того, чтобы свободно парящие тела совер­шали круговое движение вокруг центра, к которому они притягиваются. Взаимное расположение орбит, совпаде­ние направления, эксцентриситет — все это может быть объяснено простейшими механическими причинами, и можно твердо рассчитывать найти эти причины, так как они покоятся на самых простых и ясных основаниях.

 

(ТРУДНОСТЬ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОИСХОЖДЕНИЯ ОРГАНИЗМОВ)

А можно ли похвастаться подобным успехом, когда речь идет о ничтожнейших растениях или о насекомых? Можно ли сказать: дайте мне материю, и я покажу вам, как можно создать гусеницу? Но споткнемся ли мы здесь с первого же шага, поскольку неизвестны истинные внут­ренние свойства объекта и поскольку заключающееся в нем многообразие столь сложно? Поэтому пусть не пока­жется странным, .если я позволю себе сказать, что легче .донять образование всех небесных тел и причину их дви­жений, короче говоря, происхождение всего современного устройства мироздания, чем точно выяснить на основании механики возникновение одной только былинки или гусе­ницы (I, стр. 126—127).



 

(ФИЗИКА ВСЕЛЕННОЙ МОЖЕТ БЫТЬ ДОВЕДЕНА ДО ПОЛНОЙ ДОСТОВЕРНОСТИ)

[...] Физическая часть науки о Вселенной может быть в будущем доведена до такого же совершенства, до ка­кого Ньютон довел ее математическую часть. Наряду с законами, на которых зиждется мироздание в его настоя­щем виде, во всем естествознании нет, пожалуй, других, способных к такому математическому выражению, как законы, согласно которым возникло мироздание, и рука искусного математика, без сомнения, найдет здесь благо­датную почву для обработки (I, стр. 127).

 

(АНАЛОГИЯ РАЙТА МЕЖДУ ПЛАНЕТНОЙ СИСТЕМОЙ И СИСТЕМОЙ НЕПОДВИЖНЫХ ЗВЕЗД)

Господин Райт Дархем, с трактатом которого я познакомился из «Hamburgische freie Urteile» за 1751 г. впервые навел меня па мысль рассматривать неподвижные звезды не как рассеянную без видимого порядку кучу, а как систему, имеющую величайшее сходство с планетной; ибо, как в этой системе планеты находятся очень близко к одной общей плоскости, так и неподвижные звезды расположены максимально близко к одной общей плоскости, которую следует представить себе проходящей через все небо; наибольшее скопление звезде около этой плоскости и образует ту светлую полосу, которая носит название Млечного Пути. Так как этот пояс, светящийся бесчисленными солнцами, имеет точно направление большого круга, то я убедился, что наше Солнце также должно находиться очень близко к этой общей большой плоскости. Когда я начал исследовать причины этого явления, я счел весьма вероятным, что так называемые неподвижные звезды — это в сущности медленно движущиеся планеты высшего порядка (I, стр. 127-128).

 

(ЕДИНСТВЕННОЕ ДОПУЩЕНИЕ, ПОЛОЖЕННОЕ В ОСНОВУ

КОСМОГОНИЧЕСКОЙ ГИПОТЕЗЫ — СИЛЫ ПРИТЯЖЕНИЯ

И ОТТАЛКИВАНИЯ)

[...] Я с величайшей осмотрительностью старался избежать всяких произвольных измышлений. Представив мир в состоянии простейшего хаоса, я объяснил великий порядок природы только силой притяжения и силой отталкивания — двумя силами, которые одинаково досто­верны, одинаково просты и вместе с тем одинаково пер­вичны и всеобщи. Обе они заимствованы мной из философии Ньютона. Первая в настоящее время есть уже совершенно бесспорный закон природы. Вторая, которой физика Ньютона, быть может, не в состоянии сообщить такую же отчетливость, как первой, принимается здесь мной только в том смысле, в каком ее никто но оспаривает, а именно для материи в состоянии наибольшей разреженности, как, например, для паров. На столь простых; основаниях я совершенно естественно строю всю свою последующую систему, не делая никаких выводов, кото­рые не мог бы сделать каждый внимательный читатель (I, стр. 131).

 

(ИДЕЯ ВСЕЛЕННОЙ ГАЛАКТИК)

Если система неподвижных звезд, расположенных око­ло одной общей плоскости, как мы видим это в Млечном Пути, настолько удалена от пас, что даже и телескоп нельзя различить отдельные звезды, из которых она со­стоит, если расстояние ее от звезд Млечного Пути отно­сительно такое же, как расстояние Солнца от нас,— сло­вом, если такой мир неподвижных звезд рассматривается наблюдателем, находящимся вне его, с подобного неизме­римо далекого расстояния, то под малым углом зрения этот звездный мир представится глазу в виде слабо све­тящегося пятнышка совершенно круглой формы, когда его плоскость обращена прямо к глазу, и эллиптической, когда ого рассматривают сбоку. Слабость света, форма и заметная величина диаметра будут резко отличать такое явление, если оно имеет место, от всех звезд, наблюдае­мых порознь.

[...] Господин Мопертюн2 считает их, принимая по внимание их форму и видимый диаметр, необычайно боль­шими небесными телами, которые сбоку кажутся эллип­тической формы вследствие большой сплющенности, вы­зываемой сплои вращения. [...]

Гораздо естественнее и понятнее предположение, что это не отдельные огромные звезды, а системы многих звезд, которые ввиду своей отдаленности кажутся распо­ложенными на столь узком пространстве, что свет, неза­метный от каждой звезды в отдельности, дает при бес­численном множестве звезд однообразное бледное мерца­ние. Сходство с нашей Солнечной системой, их форма, которая как раз такова, какой она должна быть согласно нашей теории, слабость их света, указывающая на бес­конечно большое расстояние, — все это заставляет нас считать эти эллиптические фигуры такими же системами миров и, так сказать, млечными путями, как те, устрой­ство которых мы только что разбирали, и если сопостав­ления и наблюдения вполне согласуются между собой и друг друга подкрепляют, то основанное па них предполо­жение имеет такую же силу, как строгие доказательства, и не может быть сомнений, что эти системы существуют (I, стр. 147-149).


 

(КРУГОВОРОТ ВОЗНИКНОВЕНИЯ И ГИБИЛИ МИРОВ ВО ВСЕЛЕННОЙ)

В непреодолимой склонности каждого вполне сформи­ровавшегося мироздания к постепенной гибели своей можно усмотреть один из доводов в доказательство того, что в противовес этому в других местах Вселенная будет создавать новые миры, дабы восполнить ущерб, нанесен­ный ей в каком-либо месте. Вся известная нам часть при­роды, хотя и составляет один только атом по сравнению с том, что остается скрытым за пределами доступного нам кругозора, все же подтверждает эту плодородность при­роды, не имеющую предела, ибо она ость не что иное, как проявление божественного всемогущества. Бесчисленное множество животных и растении ежедневно погибает и становится жертвой бренности; но не меньшее чис­ло их природа создает вновь в других местах неисто­щимой своей способностью воспроизведения и заполняет пустоты.

[...] Целые миры и системы миров сходят со сцены, после того как они сыграли свою роль. Бесконечность творения достаточно велика, чтобы по сравнению с ней какой-то мир или какой-нибудь млечный путь миров рас­сматривать так же, как цветок или насекомое по сравне­нию с Землей. В то время как природа украшает вечность разнообразием явлений, бог в неустанном творении создает материал для образования еще больших миров (I, стр. 211-213).

[...] Когда через всю бесконечность времен и прост­ранств мы следим за этим фениксом природы, который лишь затем сжигает себя, чтобы вновь возродиться юным из своего пепла, когда мы видим, как природа даже там, где она распадается и дряхлеет, неисчерпаема в новых проявлениях, а на другой границе творения, в простран­стве несформировавшейся первичной материи, она не­престанно расширяет сферу божественного откровения, дабы и вечность, и все пространства наполнить его чуде­сами, тогда наш дух, размышляя обо всем этом, приходит в глубокое изумленно; но, еще не довольствуясь этим столь великим предметом, бренность которого не может вполне удовлетворить душу, он желает ближе познать то существо, чей разум и величие — источник света, изли­вающегося как бы из одного центра на всю природу (I, стр. 21 С).

 

(КОСМОЛОГИЧЕСКИЙ ДОВОД КАК ОСНОВА ВЕРЫ В СУЩЕСТВОВАНИЕ БОГА)

[...] Имеется, сущность всех сущностей, бесконечный разум и самостоятельная мудрость, откуда природа со всеми своими возможностями и свойствами берет свое начало.. С этой точки зрения ужо нельзя оспаривать спо­собность природы как нечто противное бытию высшего существа; чем совершеннее природа в споем развитии, чем лучше ее всеобщие законы ведут к стройности и согласию, тем вернее доказывает она существование божества, от которого она получает эти свойства. Ее по­рождения уже не дело случая, не результат стечения об­стоятельств; все проистекает из нее по неизменным зако­нам, которые потому именно должны порождать одно лишь искусное, что они претворение премудрого за­мысла, исключающего все беспорядочное. Не случайное стечение атомов, как думал Лукреций, образовало мир; присущие им силы, а также законы, имеющие своим источником мудрейший разум, были неизменным нача­лом того порядка, который должен был возникнуть из них не случайно, а по необходимости (I, стр. 229).

 

 

(ОБ ОТКАЗЕ НЬЮТОНА ОТ ЕСТЕСТВЕННОЙ КОСМОГОНИИ)

[...] Ньютон, который имел основание доверять выво­дам своей философии но меньше, чем любой другой смерт­ный, счел себя вынужденным оставить [...] всякую на­дежду объяснить законами природы и силами материи присущие планетам центробежные силы, несмотря на всю их согласованность, указывающую на их механиче­ское происхождение. И хотя философу бывает грустно отказаться от исследования сложного явления, далекого от простых основных законов, и довольствоваться только ссылкой на непосредственную волю бога, тем не менее Ньютон усмотрел здесь рубеж, отделяющий друг от дру­га природу и перст божий, действие установленных зако­нов природы и мановение бога. Если уж такой великий философ потерял здесь всякую надежду, то не может не казаться дерзостью рассчитывать на успех в таком труд­ном деле.

Однако именно эта трудность, лишившая Ньютона надежды объяснить силами природы сообщенную небес­ным телам центробежную силу, направление и действия которой показывают, что мироздание образует систему,— эта трудность [,..] обосновывает механическую теорию, весьма далекую от той, которую Ньютон признал
недостаточной и из-за которой он отверг все скрытые причины, ошибочно (если позволительно мне так выра­зиться) считан ее единственной из всех возможных. Как
раз затруднение, которое испытывал, Ньютон, может со­ действовать тому, чтобы очень легко и естественно на основании ряда строгих умозаключений убедиться в достоверности того механического способа объяснения, ко­торый мы применили в настоящем сочинении. Если пред­положить (а этого нельзя не признать), что приведенные
выше аналогии с величайшей достоверностью устанав­ливают, что согласные и закономерно связанные друг с другом движения и орбиты небесных тел указывают на
естественную причину как на свой источник, то этой при­чиной никак не может быть та самая материя, которая; ныне наполняет небесное пространство. Стало быть, та
материя, которая наполняла это пространство прежде и движение которой послужило основой существующих теперь обращений подобных тел, после того как она ско­пилась в этих телах и таким образом очистила простран­ство, оказавшееся ныне пустым, или (что непосредст­венно вытекает из сказанного) та материя, из которой состоят планеты, кометы да и само Солнце, первоначаль­но должна была быть рассеяна по всему пространству планетной системы и в этом состоянии должна была быть приведена в движение, которое она сохранила и после того, как соединилась в отдельные сгустки и образовала небесные тела, содержащие в себе прежде рассеянное ве­щество мировой материи. При этом нетрудно найти и ме­ханизм, который мог привести в движение это вещество формирующейся природы. Тот импульс, который осуще­ствил соединение масс, а именно сила притяжение, при­сущая материи и потому как нельзя лучше пригодная
к тому, чтобы быть первопричиной движения при первом порыве природы, и был источником этого движения (I,стр. 234-235).

 

(НЕОБХОДИМОСТЬ ОБРАЩАТЬСЯ ПРИ ИССЛЕДОВАНИИ ПОДОБНЫХ ПРОБЛЕМ ТОЛЬКО К ЕСТЕСТВЕННОЙ ФИЛОСОФИИ)

Цель этого рассуждения состоит главным образом в том, чтобы привести пример применения метода, на ко­торый нам дали право наши предшествующие доказательства, причем устраняется необоснованное опасение, будто всякое объяснение великого устройства мира из все­общих законов природы открывает для нечестивых врагов религии возможность проникнуть в ее твердыни. По мо­ему мнению, приведенная гипотеза имеет во всяком слу­чае достаточно оснований побудить людей более широ­кого кругозора к более подробному рассмотрению пред­ставленного в ней плана, который есть лишь грубый очерк. Моя цель, поскольку она касается настоящего со­чинения, будет достигнута, если читатель, подготовлен­ный признанием правильности и порядка в мире, которые могут вытекать из всеобщих законов природы, будет (в решении таких проблем) обращаться единственно только к естественной философии и будет побужден к то­му, чтобы наш способ объяснения пли другой подобный ему рассматривать как возможный и вполне согласую­щийся с познанием мудрого бога (I, стр. 490—491).

 

 








Date: 2015-09-03; view: 157; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.01 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию