:

, ? ? ? , 4. , ? ?

:






Солонин. Крым, Ялта. 7 сентября, 16.30





Солонин в третий раз летел в Крым.

Убийство Кадуева, которым теперь как бы занимался Турецкий, и Нонны Алешиной только запутало и без того весьма загадочное дело. И как опытный оперативник, Солонин решил в очередной раз вернуться на место преступления. Говорят, что злодеи всегда на него возвращаются. Так вот, сыщики тоже.

В Москве все роли были распределены, и он с чистой совестью вернулся в Ялту.

Прибыв в обжитую гостиницу, Солонин первым делом позвонил вдове Богачева и договорился о встрече. Хотелось осмотреть дом изнутри. Ему назначили на 18.00

– Как в Англии. Хорошо еще не заставили смокинг надеть и бабочку, – проскрипел Солонин.

Катя торопилась, сказала, что у нее свободен всего один час. Солонину этого было вполне достаточно. Она поводила его по особняку, заглянули в спальню мужа. Потом показала хозяйственные помещения и даже погреба.

– А можно здесь остаться до вашего возвращения? – попросил Солонин, оглядывая восхитительное множество разнообразных вин и других напитков.

– До утра? – Катя повела плечами.

– До утра, пожалуй, не стоит. А это что? – указал он на дверь, поднявшись за ней по лестнице.



– Сауна.

Солонин зашел и туда. Сауна как сауна. Богачев мог бы себе и пошикарнее позволить.

– Муж собирался делать в ней ремонт, – пояснила вдова. – Не успел.

Экскурсия подошла к концу. Солонину ее хватило с лихвой. Он сфотографировал в памяти план дома, мельчайшие детали, особенности и мог бы безошибочно перенести это все на бумагу. В принципе, с такой целью он сюда и напросился.

В воротах, когда выходил, Солонин столкнулся с симпатичным молодым человеком, с которым он уже однажды виделся – в аэропорту Шереметьево. До него долетела фраза Кати Богачевой, стоявшей на крыльце, как родовитая дворянка:

– Виктор, опаздываешь. Я давно готова.

Солонин пнул ногой камушек. Придется познакомиться с субчиком поближе.

Он постоял еще некоторое время в отдалении от дома, но так, чтобы его не заметили. Стал в тень кипариса и сделал вид, что чего-то ждет. Ждать пришлось недолго. Шикарный «рено-сафран» выкатил из ворот и направился в сторону города.

Часы показывали 19.15.

Солонин вернулся в гостиницу, отыскал ялтинский адрес Виктора, переданный ему Турецким, и начал не спеша готовиться к незаконной акции. Если верить Богачевой, впереди у него вся ночь.

В 00.50 он стоял у дома, где проживал Гукк, рядом с городским автовокзалом. В подъезде очень кстати не горел свет. В другой ситуации это вызвало бы привычное возмущение, сейчас же только порадовало. Неслышно поднявшись на второй этаж, Солонин замер у двери под номером четыре. Бесшумно достал связку отмычек и через полторы минуты был внутри, благо замок оказался несложным.

Но дверь подвела. Предательски скрипнула и, оставшись полуоткрытой, грозила повторить свой подвиг при малейшем к ней прикосновении.



Солонин, прижавшись к стене в прихожей, плавно и быстро вернул ее в исходное положение. Скрипа не последовало. Он прислушался. На лестничной площадке стояла тишина.

Светя себе карманным фонариком, он начал методичный осмотр квартиры. Начал с единственной комнаты.

Обычная холостяцкая берлога: разобранный диван, изображающий тахту, письменный стол у окна, в углу тумба с видео-и аудиоаппаратурой, одну стену полностью занимает громадный шифоньер. На полу серый недорогой палас, стены жидко обвешаны полками с книгами.

Солонин начал с письменного стола. И не ошибся. Три ящика содержали в себе радиодетали, личные документы, нераспечатанную пачку бумаги для ксерокса, ручки, карандаши. Четвертый не открывался, он был заперт на ключ.

Искать ключ времени не было. Возможно, Гукк носил его с собой. Так что пришлось снова воспользоваться отмычками. Вот тут уже пришлось повозиться. Складывалось впечатление, что хозяин обычного отечественного стола специально поменял замок на единственном имеющем его ящике. И не просто поменял, а поставил какой-то хитрый импортный. Минут через десять замок все же сдался и тихонько щелкнул.

Солонин вытащил ящик и положил его на пол. Сам сел рядом. Содержимое того стоило.

Под початой пачкой бумаги лежала копия какого-то договора. Виктор посветил.

Это была копия договора между концерном «Махаон» и чеченской фирмой «Фарикче» о строительстве на территории Грозненской фармацевтической фабрики нового цеха.

Тут же Солонин обнаружил копию соглашения о взаимовыгодном сотрудничестве между этими же юридическими лицами. Внизу стояли подписи Богачева и Асланова.

Уложив все на место и закрыв ящик, он вернулся в прихожую. Здесь, на стене, рядом с большим зеркалом, обитал в подвешенном состоянии телефон. Извлеченная из кармана крохотная черная таблетка переместилась в аппарат в считанные минуты.

Солонин посмотрел на часы: 01.30

Переместился на кухню – ничего примечательного. Деревянный кухонный «уголок» едва втискивался в ее скромные габариты. езко включился и заревел однокамерный холодильник «Норд».

Если бы не ксерокопии документов в ящике письменного стола – обычная квартирка одинокого мужчины, в которой он проводит не слишком много времени. Скорее неосознанно, чем надеясь что-либо обнаружить, Солонин поднял крышку сиденья «уголка». Супы быстрого приготовления, кулечки с крупами, полиэтиленовые пакеты, кипа газет. Выпадала из этого стандартного набора металлическая банка из-под чая «ахмат». Солонин проверил навесные шкафчики. Так и есть – банки с кофе и чаем присутствовали на положенном им месте. Он достал потерявшуюся в кухонном «уголке» жестянку и вскрыл.

Внутри оказались аккуратно сложенные зеленые купюры. Солонин пересчитал – полторы тысячи долларов. Недурно живет молодой человек. Хотя, с другой стороны, и ничего выдающегося.

Вернув банку на свое место и еще раз тщательно проверив, не оставил ли после себя следов, он покинул квартиру.

Дверь не поленилась на прощание скрипнуть, но в подъезде стояла такая же гробовая тишина и темень, что Солонин совершенно спокойно выскользнул на улицу и отправился в свою гостиницу.

Весь следующий день он не выходил из номера. Даже не купался, а еду заказывал по телефону. Он ждал, будет ли куда звонить Гукк, и предавался размышлениям.

Во-первых, на кой гувернеру дочери Богачевых копии документов концерна «Махаон», да еще припрятанные?

Во-вторых, где он их взял, черт побери?! Если в означенном концерне не работал, значит, и допуска к ним не имел.

В-третьих, зачем прятать валюту таким идиотским способом? Не лучше ли было положить ее в тот же ящик под замок?

Выводы напрашивались, но Солонин их придерживал. И не зря, поскольку его ждал еще один вопрос. В час ночи заработала на прием прослушивающая аппаратура – Гукк кому-то звонил.

– Витя, как ты там? – очень четко звучал высокий мужской голос.

Солонин даже привстал от неожиданности, на секунду забыв, что Гукк – его тезка.

– Сперва потаскали. Потом отпустили. В остальном все путем, – отвечал голос Гукка.

– Как Катя?

– Держится молодцом.

– Ты сделал то, о чем я просил? – Это о документах «Махаона», подумал Солонин.

– Да. Не беспокойся.

– А второе?

– Еще не успел. Я же не резиновый. – А это о чем?! Солонин морщил лоб, но оперативно ничего подходящего не сочинил.

– Поторопись. Мало времени.

– Игорь, не капай мне на мозги! Ты же знаешь. Если я пообещал – сделаю.

– Ладно, не кипятись. И не дергайся. Я тебе сам перезвоню на следующей неделе. В такое же время. Пока.

– Оревуар.

Солонин повертел ручкой на небольшой черной коробке – зеленый узкий экранчик выдал цифры. Он записал. Затем отключил аппарат и уселся за специальный справочник-определитель. Через три минуты он уже знал, куда в час ночи звонил его тезка Гукк – во Франкфурт.

Этого еще не хватало.






Date: 2015-08-07; view: 89;

mydocx.ru - 2015-2019 year. (0.006 sec.) -