Главная Случайная страница


Полезное:

Как сделать разговор полезным и приятным Как сделать объемную звезду своими руками Как сделать то, что делать не хочется? Как сделать погремушку Как сделать неотразимый комплимент Как противостоять манипуляциям мужчин? Как сделать так чтобы женщины сами знакомились с вами Как сделать идею коммерческой Как сделать хорошую растяжку ног? Как сделать наш разум здоровым? Как сделать, чтобы люди обманывали меньше Вопрос 4. Как сделать так, чтобы вас уважали и ценили? Как сделать лучше себе и другим людям Как сделать свидание интересным?

Категории:

АрхитектураАстрономияБиологияГеографияГеологияИнформатикаИскусствоИсторияКулинарияКультураМаркетингМатематикаМедицинаМенеджментОхрана трудаПравоПроизводствоПсихологияРелигияСоциологияСпортТехникаФизикаФилософияХимияЭкологияЭкономикаЭлектроника






Хайнц Л. Ансбахер 7 page. Читая эти строки, мы сразу приходим к выводу, что Фонтане — старший ребенок





Читая эти строки, мы сразу приходим к выводу, что Фонтане — старший ребенок. Только старший ребенок может сделать подобное заявление. Он помнит свое обладание властью в семье, будучи единственным ребенком, и чувствует несправедливость по отношению к тем, кого свергают с престола слабейшие. Факты доказывают, что старшие дети обычно придерживаются консервативных позиций. Они верят в силу, в правила и несокрушимость законов. Они имеют тенденцию принимать деспотизм как данность. У них «правый подход» к вопросу о власти, так как сами однажды занимали подобное положение.

Как мы уже отмечали, в типах старших детей имеются исключения. Остановимся, к примеру, на одном из них. Это касается проблемы в жизни ребенка, испытывавшего в свое время ущемленность. Это трагическая роль мальчика, имеющего младшую сестру. В описаниях этих робких абсолютно обескураженных мальчиков часто отмечается, без упоминания факта как такового, что проблема скрывалась в умной младшей сестре.

Частота подобных случаев не является случайностью и имеет простое объяснение. Известно, что в современном обществе отдается предпочтение мужчинам перед женщинами. Мальчика-первенца, как правило, балуют; родители ждут от своего ребенка очень многого. Его положение весьма благоприятно, пока на свет не появляется сестра. Девочка входит в среду, в которой «правит» избалованный старший брат. Он воспринимает ее как нежелательно вторгшийся раздражитель и начинает бороться против нее.

Возникшая ситуация заставляет девочку предпринимать чрезвычайные усилия, и если она не сломается, такая активность — отпечаток на всю ее жизнь. Девочка начнет быстро развиваться, чем пугает старшего брата, который видит, как разрушается его мужской приоритет. Он становится неуверенным в себе, а так как в возрасте 14—16 лет девочки развиваются быстрее как в умственном, так и в физическом плане, то его неуверенность завершается полным поражением. Он быстро теряет веру в себя и сдается в борьбе, изобретая различные правдоподобные оправдания своей слабости или воздвигая на своем пути препятствия, чтобы впоследствии использовать их в качестве алиби для своего отступления.



Можно встретить много подобных мальчиков-первенцев, неуверенных, не верящих в будущее, необъяснимо ленивых или страдающих от нервозности только по одной-единственной причине: они не чувствуют себя достаточно сильными, чтобы состязаться со своей младшей сестрой. Такими мальчиками иногда овладевает невероятная ненависть к женскому полу. Их судьба обычно печальна, так как найдется немного людей, понимающих их положение и способных объяснить его им. Иногда доходит до того, что родители и другие члены семьи сетуют: «Почему все не так? Почему мальчик — не девочка, а девочка — не мальчик?»

Мальчикам, имеющим несколько сестер, также присущи общие черты. Очень трудно предотвратить доминирование женской атмосферы в семье, где несколько сестер и один брат. Или он чрезвычайно избалован всеми членами семьи, или все женщины отвергают его. Эти мальчики, конечно, развиваются по-разному, но есть определенные черты, характерные для всех. Мы знаем о широко известной точке зрения, что мальчики не должны воспитываться исключительно женщинами. Однако не стоит буквально воспринимать это положение, так как понятно, что первоначальное воспитание мальчики получают все же у женщин. Имеется в виду то, что мальчики не должны воспитываться в чисто женском окружении. Это не аргумент против женщин вообще, но против непонимания, которое возникает в подобных ситуациях. Также не ведет ни к чему хорошему, если девочка растет в среде мальчиков. Мальчики обычно с пренебрежением относятся к ней; и она в результате пытается подлаживаться под них, чтобы быть наравне, что в конечном счете является неподходящей подготовкой к ее будущей жизни.

Неважно, насколько вы терпимы, но нельзя присоединяться к мнению тех, кто верит, что девочек следует воспитывать как мальчиков. Это можно делать какое-то время, но все равно вскоре проявятся неизбежные различия. Мужчинам в жизни уготована иная роль согласно их природной анатомии. Это влияет и на выбор профессии; и девочки, не удовлетворенные своей женской участью, сталкиваются порой с большими трудностями, приспосабливаясь к видам деятельности, открывающимся перед ними. Когда мы подходим к вопросу о подготовке к замужеству, становится ясно, что подготовка к женской роли должна отличаться от мужской. Девочки, разочарованные в своей половой принадлежности, будут относиться к замужеству как к личной деградации; и если они все же выходят замуж, то будут пытаться руководить в семье. Мальчики, воспитанные как девочки, также будут испытывать большие трудности, приспосабливаясь к современной форме цивилизации.

В связи с этим мы не должны забывать, что стиль жизни ребенка обычно определяется в возрасте 4—5 лет. Это время, когда у него должны развиваться социальное чувство и гибкость, необходимые для приспособления. К пяти годам ребенок обычно уже имеет устоявшееся отношение к своей среде, которое развивается в той или иной степени в этом направлении всю его дальнейшую жизнь. Его восприятие внешнего мира остается прежним; ребенок находится в ловушке своих перспектив и неуклонно повторяет свойственные ему умственные операции, приводящие к конечным результатам. Социальное чувство ограничено рамками умственного и психического диапазона каждого конкретного индивида.



ГЛАВА 8. ПОЛОЖЕНИЕ РЕБЕНКА В СЕМЬЕ: ПСИХОЛОГИЯ НЕОРДИНАРНЫХ СИТУАЦИЙ И СРЕДСТВА ИХ РАЗРЕШЕНИЯ

Мы уже видели, что дети развиваются в соответствии с их неосознаваемой интерпретацией того положения, которое они занимают во взаимоотношениях со своим окружением. Мы также увидели, что первый, второй и третий ребенок развиваются по-разному, каждый в соответствии с его особым местом в семейной иерархии. Это первоначальное условие может рассматриваться как некий тест формирующегося у ребенка характера.

Воспитание ребенка не может начаться слишком рано. По мере того, как ребенок растет, он выводит определенный набор правил или формул, которые регулируют его поведение и определяют его реакцию на различные ситуации. У очень маленького ребенка имеются лишь слабые проявления своеобразного механизма, который он строит для управления своим поведением в будущем. Позже, в результате многих лет тренировки, эта его манера поведения становится устойчивой, и он реагирует уже не целенаправленно, а в соответствии с неосознанной интерпретацией им всего объема его прошлого опыта. Когда ребенок ошибочно воспринял ту или иную неординарную ситуацию или неадекватно оценил свои способности справиться с трудной проблемой, — это ошибочное суждение и будет определять его поведение, и никакая логика или здравый смысл не смогут изменить его поведение в будущем, пока не будет скорректировано первоначальное восприятие, сформированное в детстве.

В развитии ребенка есть всегда что-то субъективное, и именно эту индивидуальность и должны изучать педагоги. Именно эта индивидуальность мешает применению общих методов в воспитании различных категорий детей. Это также является причиной того, почему применение одного и того же метода по отношению к разным детям приводит к различным результатам.

С другой стороны, когда мы видим детей, почти одинаково реагирующих на одну и ту же ситуацию, мы не можем сказать, что это благодаря закону природы; истина заключается в том, что люди склонны совершать аналогичные ошибки из-за обычного недостатка понимания. Существует расхожее мнение, что ребенок становится ревнивым, когда в семье появляется другой ребенок. Можно привести следующие возражения: во-первых, есть исключения, во-вторых, знание того, как подготовить ребенка к появлению младшего брата или сестры, сделает невозможной любую ревность. Ребенка, который совершает ошибку, можно сравнить с человеком, оказавшимся в горах перед одной из троп. Он не знает, куда и как продолжить свой путь. Когда он, наконец, находит нужную тропу, но спускается не в тот городок, он слышит, как люди удивленно говорят : «Почти все, кто сходит с этой тропы, плутают». Ошибки, совершаемые детьми, очень часто бывают похожи на такие соблазнительные тропинки. Кажется, что по ним легко идти, и потому они привлекают ребенка.

Существует много других ситуаций, которые оказывают огромное влияние на характер ребенка. Как часто мы видим двоих детей в семье, один из которых хороший, а другой плохой. Если более детально рассмотреть все обстоятельства, мы найдем, что у плохого ребенка огромное стремление к превосходству; он хочет доминировать над домочадцами и прилагает все усилия, чтобы управлять ими. В доме шумно от его криков. Второй же ребенок, наоборот, спокоен, скромен, любимец семьи и ставится в пример другому. Родители не знают, как объяснить такие крайности в одной и той же семье. Изучив ситуацию, выясняем, что хороший ребенок обнаружил, что он может получать большее признание своим отличным поведением, и он успешно конкурирует со своим плохим братом или сестрой при любом представившемся случае, Понятно, что при таком соперничестве между двумя детьми у первого ребенка нет никакой надежды обойти второго, если только не постараться быть лучше него; и поэтому он стремится превзойти его, так сказать, в другом, противоположном направлении, то есть своим непослушанием, насколько это возможно. Наш опыт показывает, что такие непослушные дети могут превратиться даже в лучших детей, чем их братья и сестры. Наш опыт также показывает, что сильное стремление к превосходству может выразиться в той или иной крайности. То же самое мы наблюдаем и в школе.

Невозможно предсказать, что два ребенка будут одинаковыми только потому, что они растут в одинаковых условиях. На характер хорошего ребенка огромное влияние оказывает присутствие плохого. На самом деле есть много детей, которые изначально вели себя хорошо, а затем превратились в трудных детей.

Можно привести пример семнадцатилетней девушки, которая была образцовым ребенком до десяти лет. У нее был брат на одиннадцать лет старше ее, которого совершенно испортили, потому что на протяжении одиннадцати лет он был единственным ребенком в семье. Мальчик не ревновал к своей сестре, когда она появилась; он просто продолжал вести себя как обычно. Когда девочке исполнилось десять лет, ее брат стал надолго пропадать из дома. Она приняла на себя роль единственного ребенка, и это стало причиной ее желания во что бы то ни стало поступать всегда по-своему. Она росла в состоятельной семье, поэтому когда она была ребенком, легко было осуществлять любое ее желание. Когда девушка повзрослела, это не всегда стало возможным, и она стала проявлять неудовольствие. Очень рано она принялась влезать в долги, пользуясь кредитоспособной репутацией своей семьи, и за короткое время задолжала значительную сумму денег. Это означает не что иное, как то, что она избрала другой путь исполнения своих желаний. Хорошее поведение исчезло, когда мать отказалась уступать ее требованиям. Были ссоры, слезы, и оказалось, что у девушки очень неприятный характер.

Исследуя этот и другие сходные случаи, можно прийти к общему выводу, что ребенок способен удовлетворить свое стремление к превосходству хорошим поведением, и поэтому мы никогда не можем быть уверенными в том, что такое поведение сохранится, если изменится ситуация. Преимущество нашей психологической анкеты состоит в том, что она дает нам более полное представление о ребенке и его деятельности, так же, как и о его отношении к своему окружению и всем, кто в него входит. Всегда найдутся определенные показатели его образа жизни; и когда мы изучим ребенка и сведения, полученные из ответов на анкету, мы увидим, что черты его характера, эмоции и стиль жизни — это все средства, используемые им для достижения превосходства, высокого положения в обществе, а также повышения ощущения своей значимости.

Однако существует тип ребенка, часто встречающийся в школе, который, как нам кажется, противоречит этому описанию. Это вялый, необщительный ребенок, невосприимчивый к знаниям или педагогическим воздействиям; который живет в мире собственных фантазий и никогда не проявляет стремления к превосходству. Однако, исходя из накопленного опыта, можно понять, что это тоже одна из форм проявления подобного стремления, хотя и абсурдная. У такого ребенка нет веры в собственные способности достичь успеха обычными средствами, и в результате он избегает всех путей и возможностей исправления. Он изолирует себя, чем производит впечатление мизантропа. Однако эта его жесткость не отражает всей его личности; за ней вы можете найти необычайно чувствительную, трепетную душу, которой необходима внешняя грубость, чтобы защитить себя от боли. Он прячется за этой грубостью, как за доспехами, и ничто не может вторгнуться в его мир. Если кто-нибудь найдет способ разговорить такого ребенка, он увидит, что тот очень занят собой, постоянно грезит наяву и воображает события, в которых постоянно оказывается великим или самым лучшим. Реальность очень далека от грез таких детей. Им представляется, что они герои, покоряющие других; или тираны, лишающие всех остальных власти; или мученики, помогающие страдающим. Склонность играть роль спасителя можно часто встретить среди детей не только в их мечтах, но и поступках. Есть такие дети, на которых можно положиться в случае опасности; они готовы рисковать ради другого. Дети, которые играют роль спасителя в воображаемых ситуациях, готовят себя к этой роли в реальности и, если не оказываются слишком скованными, воплощают ее в жизни, как только предоставляется возможность.

Есть грезы, повторяющиеся постоянно. В Австрии во время монархии было много детей, которые мечтали о спасении короля или одного из принцев от опасности. Разумеется, родители не знают, что их детей обуревают подобные идеи. Эти примеры приводятся для того, чтобы стало понятным, что слишком много мечтающие дети не могут приспособиться к реальности и не в состоянии заставить себя принести пользу. В таких случаях существует огромная пропасть между фантазией ребенка и окружающей его действительностью. Дети иногда выбирают средний путь: они сохраняют свои мечты, одновременно приспосабливаясь частично к реальности. Другие же вообще не приспосабливаются к ней, а все глубже погружаются в созданный ими мир; в то время как третьи не проявляют никакого интереса к воплощению в жизнь своих фантазий и занимают себя только реальной действительностью - рассказами о путешествиях, охоте, истории и т. д.

Несомненно, что ребенку должно быть присуще воображение так же, как и готовность приобщения себя к реальности; но мы не должны забывать, что дети не воспринимают свои фантазии и правду жизни так же просто, как мы, и склонны жестко делить мир на две крайности. Самое важное, что мы должны иметь в виду в наших попытках постичь ребенка — это то, что у них есть яркая тенденция делить все на противоположности (верх или низ, все хорошо или все плохо, умный или глупый, главный или подчиненный, все или ничего). Взрослые тоже используют подобную схему противоположностей при апперцепции. Хорошо известно, что очень трудно избавиться от такого образа мышления, например, восприятие холодного и горячего в качестве противоположностей, в то время как мы знаем из науки, что единственная их разница — это разница в температуре.

Такую систему апперцепции, основанную на противоположностях и часто встречающуюся у детей, можно также найти и в истоках философской науки. В ранней греческой философии доминировала именно подобная идея. Даже сегодня почти каждый начинающий философ старается определить систему ценностей посредством противоположностей. Некоторые из них даже составляют таблицы: жизнь — смерть, верх — низ, и, наконец, мужчина — женщина. Есть существенное сходство между сегодняшней детской и древней философской схемой апперцепции; и мы можем предположить, что те люди, которые привыкли делить мир на резкие контрасты, сохранили прошлый детский образ мышления.

Люди, живущие в соответствии с этой схемой, следуют формуле, которая может быть выражена афоризмом: «Все или ничего». Конечно, сегодня невозможно реализовать подобную модель в обществе, но тем не менее они организовывают свою жизнь в соответствии с ней. Для человека невозможно иметь все или не иметь ничего. Существует тысяча и одно деление между этими двумя крайностями. Чрезвычайно важно найти эту формулу среди тех детей, у которых глубокое чувство неполноценности и которые, компенсируя это чувство, становятся необычайно амбициозными. В истории есть несколько примеров таких личностей, например, Цезарь, который был убит своими друзьями тогда, когда он добивался короны. Многие особенности и черты характера детей могут быть сведены к идее «все или ничего», например, упрямство. Существует так много доказательств данному положению, что это подводит нас к заключению: у таких детей развивается собственная психология или собственный интеллект, противоречащие здравому смыслу. В качестве иллюстрации можно привести пример, связанный с четырехлетней девочкой, которая была необычайно упряма и капризна. Однажды мама принесла ей апельсин, который та взяла и бросила на пол со словами: «Мне нужен апельсин не тогда, когда ты приносишь, а когда я его захочу сама».

Ленивые дети, у которых нет возможности иметь все, что они хотят, дальше и дальше удаляются в воображаемый ими мир фантазий и воздушных замков. Однако не следует тотчас приходить к выводу, что эти дети потеряны. Мы хорошо знаем, что сверхчувствительные натуры легко отстраняются от реальности, поскольку мир фантазий, созданный ими самими, обещает определенную защиту от будущих ударов судьбы. И этот уход от реальности не обязательно свидетельствует о полной неспособности к правильному мироощущению или адаптации к окружающей среде. Определенная дистанция по отношению к реальности нужна не только писателям и художникам, но даже и ученым, которым также необходимо хорошее воображение. Фантазии, рожденные в грезах, — это не что иное, как обходный маневр, предпринимаемый личностью, чтобы избежать неприятностей и возможных неудач в жизни. Мы не должны забывать, что именно люди с богатым воображением, которые могли с течением времени соединить свои фантазии с действительностью, стали мировыми лидерами. Они стали таковыми не только благодаря хорошему образованию, проницательности, но также и благодаря своему мужеству и трезвому взгляду на жизнь, что помогало им открыто встречать жизненные трудности и успешно их преодолевать. Из биографий великих людей мы часто узнаем, что в то время, как от них было мало пользы в реальной жизни и они были в детстве плохими учениками, эти личности развивали в себе уникальное умение наблюдать за тем, что происходит вокруг них, и как только создавались благоприятные условия, их мужество росло настолько, что, столкнувшись еще раз с реальностью, они принимали бой. Естественно, не существует методов сотворения из детей великих людей. Однако желательно помнить, что мы никогда не должны бесцеремонно обращаться с детьми; мы должны ободрять их, всегда пытаться объяснить значение реальной жизни, чтобы они не создавали пропасть между собственными фантазиями и реальным миром.

ГЛАВА 9. НОВАЯ СИТУАЦИЯ В КАЧЕСТВЕ ТЕСТА ГОТОВНОСТИ К НЕЙ

Психическая жизнь представляет собой не только единство, в том смысле, что все проявления личности в любой отрезок времени выступают одновременно, но также являет собой и непрерывность. Раскрытие личности в нужный момент происходит без внезапных скачков. Настоящее и будущее поведение всегда согласуется с характером, сформированным ранее. Однако это не означает, что события в жизни индивида механически определяются только его прошлым и наследственностью, это говорит и о том, что его будущее и прошлое неразрывно связаны друг с другом. Мы не можем вдруг проснуться совершенно другими людьми, хотя нам и не известно, что мы есть на самом деле; иначе говоря, мы не знаем всех наших, не использованных еще, возможностей до той поры, пока не проявим их.

В феномене непрерывности психической жизни без механического подхода к ней заключена не просто возможность воспитания и совершенствования, но также и возможность выявления уровня развития характера в любой рассматриваемый отрезок времени. Когда человек попадает в новую ситуацию, проявляются скрытые характерные особенности его личности. Если бы мы могли непосредственно экспериментировать с людьми, нам удалось бы выявить их уровень развития путем погружения в новые и неожиданные для них ситуации. Поведение этих людей в предложенных ситуациях должно последовательно отражать их сформированный ранее характер; и оно раскрывает их характер так, как это невозможно при обычных обстоятельствах.

В случаях с детьми мы имеем, пожалуй, лучшую возможность заглянуть в их души во время переходного периода, когда они из жизни домашней окунаются в жизнь школьную, или когда их домашние условия неожиданно изменяются. Именно тогда недостатки характера ребенка проявляются так же четко, как это происходит на фотографической пластине в процессе ее проявления.

Однажды у нас была такая возможность понаблюдать за поведением приемного ребенка. Он был неисправим, подвержен вспышкам гнева; и никто не мог сказать, что он выкинет в следующий момент. При беседе с нами он давал неразумные ответы; он говорил о вещах, совершенно не связанных с нашими вопросами. Когда мы обдумали всю ситуацию в целом, то пришли к выводу: ребенок живет в доме своих новых родителей в течение нескольких месяцев и сохраняет враждебное отношение к ним, — значит, ему не нравится там жить.

Это был единственный вывод, который мы извлекли из данной ситуации. Вначале его приемные родители недоумевали и говорили, что к ребенку они относились хорошо, фактически даже лучше, чем когда-либо к нему относились. Однако это не имеет решающего значения. Часто мы слышим, как родители говорят: «Мы все испробовали с ребенком: мягкость и строгость, но ничего не помогло». Доброты самой по себе еще недостаточно. Есть Дети, которые благожелательно реагируют на доброту, но мы не должны при этом воображать, что изменили их к лучшему. Им кажется, что они находятся какое-то время в благоприятном положении, но по сути они остаются такими же, и при исчезновении доброго отношения все сразу возвратится на круги своя.

Что необходимо, так это понимание того, как данный ребенок понимает и чувствует, т. е. как он представляет себе свое положение, а не то, что думают его родители. Мы указали приемным родителям на то, что этот ребенок не чувствовал себя счастливым с ними. Мы не могли сказать им, насколько было оправданно подобное отношение ребенка к своим приемным родителям, но что-то должно было случиться, чтобы вызвать в нем такую ненависть. Мы посоветовали им, что если они не чувствуют в себе способности исправить характер ребенка и завоевать его любовь, то им следует отдать его в другие руки, потому что он всегда будет восставать против своего, как он считает, заточения. Позже мы узнали, что этот мальчик превратился в отъявленного хулигана и его стали считать действительно опасным. Ребенка можно было бы хоть как-то исправить добрым к нему отношением, но этого было бы недостаточно, потому что он не понимал всей сути происходящего, которая стала ясной для нас после получения дальнейшей информации. Достоверное объяснение ситуации заключается в следующем. Ребенок рос вместе с детьми приемных родителей и считал, что те не заботились о нем в той мере, в какой заботились о собственных детях. Разумеется, это не причина для острых вспышек раздражения, но ребенок хотел покинуть семью и, следовательно, каждый свой шаг, который бы способствовал исполнению его желания, он считал приемлемым. Он вел себя необдуманно, в соответствии с той целью, что поставил перед собой, и поэтому мы не можем делать вывода о его возможном расстройстве ума. Семье понадобилось некоторое время, чтобы понять, что им придется расстаться с мальчиком, если они ощущают свою неспособность изменить его поведение.

Когда кто-то наказывает ребенка за его огрехи, то наказание для него является хорошей причиной для продолжения своего сопротивления. Это является подтверждением его чувства, что он прав в своих действиях. Наша точка зрения достаточно обоснована; и в этой связи можно увидеть, что все ошибки такого ребенка должны быть оценены только как результат борьбы против окружения, как результат его столкновения с новой ситуацией, к которой он не был готов. Детские по своей сути ошибки не должны удивлять нас, так как мы наблюдаем проявление подобной детскости и во взрослой жизни.

Интерпретация жестов и едва заметных форм выражения является почти неизученной областью в психологии. Пожалуй, никто не находится в таком благоприятном положении, как учитель, который может объединить все эти формы в систему с тем, чтобы изучать их внутреннюю связь и происхождение. Необходимо помнить, что та или иная форма выражения в разных случаях может иметь различное значение; скажем, два ребенка могут выполнять аналогичное действие, придавая им разный смысл. Более того, у трудных детей формы выражения, вызванные даже одной и той же психологической причиной, могут варьироваться. Это говорит о том, что к намеченной цели ведут несколько путей.

В связи с этим мы не можем говорить, что правильно или неправильно с точки зрения здравого смысла. Когда дети неверно ведут себя, это означает, что у них ошибочная цель. Следовательно, все, что происходит далее как результат стремления к ошибочной цели, также является ошибочным. Особенностью человеческой натуры является то, что у нас множество возможностей для совершения ошибок, в то время как в нашем распоряжении имеется лишь одна истина.

Существует несколько форм выражения, имеющих определенное значение, которым не уделяют внимания в школе. Например, такая форма выражения, как положение спящего во сне. Интересен случай с 15-летним мальчиком, страдавшим от галлюцинаций, связанных с тогдашним императором Францем Иосифом I, который якобы умер и призраком явился к нему и приказал организовать поход против России. Когда мы ночью вошли к нему в комнату, чтобы посмотреть, как он спит, то увидели поразительную картину. Он лежал в кровати в позе Наполеона. Когда мы увидели мальчика на следующий день, поза его напоминала ту воинствующую, что мы наблюдали во время сна. Связь между галлюцинацией и бодрствующим состоянием казалась довольно очевидной. Мы вовлекли его в беседу, в которой старались убедить, что император еще жив. Мальчик не хотел в это верить. Он рассказал нам, что его постоянно дразнили из-за маленького роста, когда он работал официантом в кафе. Когда мы спросили его, знает ли он кого-нибудь еще с подобной осанкой при ходьбе, мальчик, немного подумав, ответил: «Это мой учитель, господин Майер». Мы были, кажется, на правильном пути и могли преодолеть трудности, представив себе фигуру Майера как второго маленького Наполеона. Что еще было также очень важным, — это рассказ мальчика о том, как ему хотелось бы стать учителем. Этот учитель Майер был его любимым учителем, и он хотел бы походить на него во всем. Короче говоря, история всей жизни мальчика нашла отражение в его манере держаться.

Новая ситуация представляет собой тест о готовности ребенка к новым условиям. Если ребенок хорошо подготовлен, он встречает новые ситуации уверенно. Если же его не готовили, то новая ситуация вызывает у него напряжение, которое ведет к возникновению чувства несостоятельности. Это чувство искажает объективную оценку, отчего реакция становится неадекватной, т. е. не соответствующей требованиям ситуации, в связи с тем, что оно не опирается на социальное чувство. Иначе говоря, неудачи ребенка в школе должны быть соотнесены не только с малой эффективностью учебного учреждения, но также и с плохой первоначальной подготовкой его самого.

Мы должны исследовать эту новую ситуацию не потому, что в ней мы видим причину психологического расстройства ребенка, а потому, что нам известно, что она наиболее наглядно показывает его неправильную первоначальную подготовку. Любая новая ситуация может рассматриваться в качестве теста готовности к ней. В этой связи мы можем вновь обратиться к рассмотрению некоторых вопросов анкеты (см. Приложение I).

1. С какого момента возникла причина для жалобы? Мы сразу обращаем внимание на новую ситуацию. Когда мать замечает, что с ее ребенком не было проблем до его поступления в школу, она дает нам больше информации, даже не осознавая этого полностью сама. Школа оказалась непосильной для ребенка. Недостаточно, если мать отвечает на вопрос так: «Последние три года». Мы должны в таком случае знать, какие изменения произошли три года назад в окружающей ребенка среде или в его собственном физическом состоянии

Первым признаком потери ребенком чувства уверенности в себе часто является его неумение адаптироваться в школьной жизни. Первая неудача ребенка воспринимается иногда взрослыми недостаточно серьезно, а она может означать для него нечто близкое к катастрофе. Необходимо выяснить, как часто ребенка шлепали за плохие школьные оценки и какое влияние эти оценки или рукоприкладство родителей оказали на его стремление к превосходству. Подобный ребенок может увериться в том, что он неспособен ни к каким достижениям, особенно, если каждая его неудача сопровождается родительскими замечаниями типа: «Ты никогда ничего не добьешься», или «Ты закончишь на виселице».

Некоторых детей неудачи стимулируют, а других приводят к полному упадку сил. Детей, потерявших веру в себя, веру в будущее, необходимо ободрять. К ним надо относиться мягко, терпеливо и не спеша.

Вульгарное объяснение вопросов секса может повергнуть ребенка в замешательство. Блестящий успех сестры или брата может отпугнуть его от дальнейших усилий.

2. Имели ли место признаки этого явления раньше? Данный вопрос означает, была ли замечена неподготовленность ребенка до того, как он начал меняться в новой ситуации. На него мы получаем самые различные ответы. Ответ «он был неаккуратен» означает, что мать привыкла все делать за него. Или «он всегда был робким» говорит о большой привязанности ребенка к семье. Когда ребенка описывают как слабенького, мы можем допустить, что он и родился слабым, и в связи с этим был избалован и изнежен или мог быть игнорирован из-за своей уродливости. Этот вопрос также может касаться его возможного слабоумия. Ребенок же, может быть, просто очень медленно развивался и потому был заподозрен в слабоумии. Даже если бы он через некоторое время обрел устойчивое положение, он все равно бы сохранил ощущение изнеженного или ограниченного ребенка; и эти чувства намного усложняют любую попытку справиться с новой ситуацией. Когда нам говорят, что ребенок труслив и небрежен, мы можем быть уверены, что он своим поведением пытается обратить на себя чье-то внимание.








Date: 2016-02-19; view: 44; Нарушение авторских прав

mydocx.ru - 2015-2018 year. (0.008 sec.) Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав - Пожаловаться на публикацию